Нора Гайдукова: Тулузский палач. Новые стихи

 123 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Нора Гайдукова

Тулузский палач
Новые стихи

Платформа номер 17

Тысяча двести разных людей
Пришли на платформу номер семнадцать.
Они положили вдоль платформы пять тысяч роз.
Бургомистр был очарователен.
Руководительница еврейской
Гемайнды, как всегда, мила.
Хор пел о маленьких детях, идущих на прогулку.
Кто-то прочел чудесные стихи о том,
Как мы разобьем лед непонимания.
Раввины не смотрели друг на друга.
Молодые люди из еврейской гимназии
С любопытством смотрели на публику,
А пожилые немцы смотрели на них.
Гамбург уже отрапортовал,
Что он «юденфрай»,
Когда восемнадцатого тишрея
Отправился первый поезд в Освенцим.
Семь тысяч людей оторвали от их близких
Семь тысяч рук прощально машут из окон
Семь тысяч оборванных песен
На ноте боли в воздухе повисли.
Теперь мы стоим на платформе
Номер семнадцать —
Это счастливое число
Мы еще живы.
Нам повезло.
Сентябрь 2011
Берлин, Груневальд

Окно в прошлое*

Июньским сияющим утром,
В прекраснейшем месте на свете,
Средь пения радостных птичек,
Цветов и листвы ароматов,
В асфальте блестит под ногами
Квадратная эта табличка:
Девочки имя одной.

Родилась в году 1928, в июне
А в 1942 таким же сияющим утром,
В вагоне закрытом в Освенцим
Отправлена девочка эта.
Затем отравили циклоном-В,
Под знаком технической мысли
И наведенья порядка по плану
Уничтоженья евреев.

Как страшно представить все это.
Счастливое светлое детство,
В Шарлоттенбурге, уютном и добром.
Родители, школа, подружки.
И вдруг в одночасье все рухнет.

Ну, что ж Вы замешкались, братцы?
Не было силы расстаться
С красивым привычным уютом,
Здесь жили и бабки, и деды.
Висели портреты на стенах.
Старинная мебель в гостиной…
Кому-то досталось все это…

Никто не напишет романа,
А это еще одна Анна.
Так сколько из было, скажите?
К скульптурам на Фридрихштрассе
Пойдите, цветы положите.

Почувствуйте:
Вам четырнадцать лет,
Никакой вины за вами нет.
У Вас отнимают все это:
Свет звезд, сияние лета.

Из окна поезда в смерть
Смотрит на вас девочка,
Машет на прощанье рукой,
Шлет последний привет…

И сегодня на юге Франции
Или на юге Израиля
Убивают еврейских
Девочек, одну за другой.
Так где ж мы найдем покой?..
июнь 2011- март 2012

Берлин

 

Тулузский палач

Посваящается жертвам расстрела еврейских детей,
их учителей  и трех французских солдат в Тулузе 19 марта 2012г.

Солнечным мартовским утром
На юге  Франции в старинном
Городе Тулузе
Апельсиновый сок и
Ломтик поджаренной булочки
На завтрак маленькой девочке
Мириам
Из еврейского колледжа.
Мама заплела ей
Две тоненькие косички…
Щебетали птицы,
Смуглый мальчик развозил молоко.
Булочник ставил свой противень в печь
Почтальон бросал письма
В почтовые ящики на чистых
Разноцветных калитках.

Тем временем в Книге Злодейств
Уже было написано, что:
Появится вооруженный
С видеокамерой на животе
Некто на мотороллере
Араб, каких во Франции миллионы,
Невзрачный и некрасивый,
Но в лагерях «Аль Каеды»
НАТРЕНИРОВАННЫЙ НА:

Охоту на маленьких деток,
Охоту на безоружных
Охоту на проходящих мимо

Каждый исламист — это мина,
Которая рано или поздно
Взорвется и убьет «неверного»,
А, может, и единоверца,
Если неверного нет под рукой.
Суниты и шииты
Перебьют наконец друг друга?
Тогда наступит покой.

Маленькие еврейские дети
Лежат в крови на асфальте
У входа в еврейский колледж.
Они не увидят миссию
А может, увидят, там за чертой,
Где каждый найдет покой.

Тем временем полиция
Окружила квартиру убийцы.
Привозят его мать.
Но ей нечего им сказать.
Не нужно было его убивать.
Сейчас 72 девственницы
Будут его ублажать
Единоверцы — «Принцем
Джихада» звать.

Лучше б ему перед Судом
Всего Мира стоять!

Холокост продолжается,
Вы стараетесь этого не замечать?
22.03.2012
Берлин

Print Friendly, PDF & Email