Леонид Флят: Гершон Ябров

 216 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Ушел из жизни Гершон Ябров, в общем-то, при неизвестных обстоятельствах. Но сохранились плоды его интеллектуального труда — учебники на языке идиш.

Гершон Ябров

Леонид Флят

К заметке о деятеле еврейской культуры Г. Яброве я не собирался приступать, слишком мало сведений можно было собрать о нем, не посещая архивы и библиотеки с фондом литературы на языке идиш. Но «рыбалка» в волнах «Моря Информатики» не предсказуема. На «кукан» порой нанизываются факты, которые выстроить в более или менее связный рассказик уже труда не составляет. А если к тому же отыщется фото героя? Тогда и чужой рассказ пересказать не грешно.

Фамилия Ябров в связи с еврейской культурой встретилась мне в воспоминаниях Самуила Ортенберга, появившихся в «Мастерской» под названием «Ткань жизни». Мемуарист писал:

«… возвращаюсь к двадцатым годам, в Винницу. Среди коллег в педтехникуме необходимо вспомнить Яброва — известного в то время еврейского учёного, автора еврейской школьной грамматики и других вспомогательных учебников. Ябров приехал к нам из Белоруссии. Подробности его биографии никому не были известны, так как был он человеком достаточно замкнутым, не очень приветливым, в откровенные разговоры не вступал. Это был уже пожилой человек, среднего или даже низенького роста, слегка сутулый, с вытянутым худым лицом, немного впалыми щеками и серебряными волосами. Педагог он был образованный, вдумчивый и трудолюбивый. В те годы он работал над языком Давида Гофштейна, даже читал мне фрагменты своей работы, но в печатном виде я никогда её не видел. Свой курс еврейской литературы он вёл очень профессионально. Винницкая провинциальная действительность виделась ему в мрачных тонах, на происходящее вокруг он смотрел через «тёмные очки». Научные разработки и учебные планы техникума его не устраивали, городские события не нравились. Неудовлетворённости своей он не скрывал. … Через несколько лет в начале нового учебного года, в средине сентября от Яброва из Минска, куда он уехал на летние каникулы, прибыла телеграмма, в которой он коротко и ясно сообщал, что в Винницу не вернётся. … По сведениям, дошедшим до меня уже после Отечественной войны, еврейский учёный Ябров погиб в Минском гетто, на своей любимой родине — Белоруссии, изуродованной нацистами».

Сведений мало, но фамилия запомнилась. Другие доступные источники, вроде «Российской еврейской энциклопедии» о Яброве умалчивали. Нет его имени и среди жертв Холокоста в музее «Яд Вашем». Но библиографы следили за творчеством Г. Яброва и в «Лексиконе новой еврейской литературы» (том 4, Н.-Й.) о нем есть краткая статья, в основном, библиографического характера.

В далеком уже 2007 году в журнале «Корни» №27 (Москва) мое внимание привлекла статья Исая Фридмана «Сохранить память». Запомнилось, в частности, комбинированное фото «I выпуск Всеукраинского газетного техникума, Харьков-1932». Почему? Уменьшенное изображение снимка не позволяло разобрать фамилии лекторов и студентов. А это создавало интригу, не удовлетворенную любознательность. Когда же лет через 7-8 я узнал, что в составе этого техникума было Еврейское отделение — творческий трамплин нескольких юных поэтов и прозаиков, захотелось внимательнее изучить это фото. Судьба, в виде социальных сетей, оказалась благосклонной. Я познакомился с москвичом Исаем Фридманом, благодаря чему, стал владельцем скана высокого разрешения уникального снимка. Думаю, что читающему эти строки, уже все ясно: в числе лекторов был и Ябров, точнее, доцент Г. Ябров.

Гершон Ябров, как сообщает упомянутый «Лексикон», родился в одном из местечек около Минска, примерно в 1896 году. Более точные сведения не известны. Но, если в 1928-1929 годах 25-летнему Самуилу Ортенбергу Ябров представлялся пожилым человеком, то год его рождения можно подкорректировать на 5-8 лет. С момента установления Советской власти в Белоруссии Гершон Ябров был среди организаторов школьной системы образования на языке идиш и основателей в Минске еврейского педтехникума. Тогда же он приступает к разработке учебников по языку идиш и литературе для еврейских школ 1и 2 ступени. Первый из них увидел свет в 1925 году. В активе Гершона Яброва есть и работа над учебником немецкого языка для еврейской школы. В те же годы Ябров увлекается и еврейским литературоведением. В 1931 году в минском научном журнале «Цайтшрифт» была опубликована его работа «К эволюции поэзии Изи Харика». С. Ортенберг вспоминал об интересе Яброва к поэзии Гофштейна. Но это, вероятнее всего, аберрация памяти мемуариста. По утверждению «Лексикона», Гершон Ябров был лектором в винницком техникуме с 1928 по 1933 год, а затем уехал в Белоруссию. Из воспоминаний Самуила Ортенберга, покинувшего Винницу в 1931 году, вытекает, что Г. Ябров уехал в Белоруссию не позднее 1930 года. Фото «Газетный техникум, Харьков, 1932» вносит коррективы в сведения обоих источников. После Винницы Гершон Ябров продолжил работать в Украине (Харьков), по крайней мере, в 1931-1932 учебном году.

Обратимся к электронному каталогу иерусалимского сайта «Индекс периодики на идиш», который, возможно, не полностью фиксирует все, что связано с творчеством Гершона Яброва. Первые его публикации, судя по заголовкам, посвящены вопросам политики, выборам в Госдуму. Три из них опубликованы в 1912 году в Бобруйске, и одна — в 1914 году (Лодзь).

С 1925 года в педагогических журналах «На путях к новой школе» (Москва) и «Ратнбилдунг» (Украина) публикуются как рецензии на учебники Г. Яброва, так и рецензии самого Яброва на учебные пособия коллег Эли Спивака, Айзика Зарецкого. Одна из статей Г. Яброва посвящена актуальному вопросу организации работы в нескольких группах одним учителем (1928). После 1930 года в каталожном списке наблюдается значительный временной перерыв. Лишь в 1939 году журнал «Штерн» (Минск) публикует рецензию Г. Яброва на книгу У. Финкеля «Шолом-Алейхем». Весьма плодотворен для него следующий год. В том же журнале Г. Ябров рецензирует произведения И. Кипниса, М. Хащеватского, Э. Шехтмана, а в киевском журнале «Советская литература» появилась статья, посвященная поэту З. Аксельроду. Чем можно объяснить неожиданную плодовитость? Вероятно, Г. Ябров не избежал ареста в «незабываемом 1937-м». Но исчезновение сталинского «железного» наркома Ежова и короткий период либерализации, освободил его, как и некоторое число других, из заключения. А подготовленные к печати, но не увидевшие во время свет свои работы, он публиковал чуть ли не в один прием. Это были последние публикации в советской прессе с упоминанием имени Гершона Яброва.

Ушел из жизни Гершон Ябров, в общем-то, при неизвестных обстоятельствах. Но сохранились плоды его интеллектуального труда — учебники на языке идиш. Электронным каталогом библиотеки в Петербурге перечислены следующие книги:

1-2. «Практическая грамматика, часть 2-я», Минск. Изд. 1926 и 1928.
3-4. «Практическая грамматика, часть 1-я», Минск. Изд. 1927 и 1928.
5. «Й.-Л. Перец в школе: методические указания и разъяснения», Минск. 1941.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Леонид Флят: Гершон Ябров»

  1. Автор сомневался: «Вероятно, Г. Ябров не избежал ареста в «незабываемом 1937-м». …» Эти сомнения подтвердить не удалось. Но они привели к находке разных эпизодов жизни еврейского культуртрегера. Самая важная из них: «Гершон Ябров родился в семье бобруйчанина Гилеля Яброва в 1883 г. Обнаружено также фото Г. Г. Яброва, датируемое примерно 1916 г. Оно позволяет безоговорочно утверждать, что доцент Газетного техникума (Харьков) Г. Ябров и Герщон Гилелевич Ябров один и тот же человек.

  2. Интересная работа, завершившая самое настоящее исследование-поиск, из числа тех работ, которые составляют основу направления работы Портала в области еврейской истории и культуры.
    Замечательным является то, что уважаемый господин Л. Флят, как бы, принял эстафету у С. Ортенберга, продолжил поиск и вернул заинтересованному читателю из забвения еще одно славное имя.
    Спасибо.
    М.Ф.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *