Рева Бхалла: Израильская периферия. Перевод с английского Игоря Файвушовича

 161 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Рева Бхалла

Израильская периферия

перевод с английского Игоря Файвушовича

У Государства Израиль есть основная и неизбежная геополитическая дилемма: требования его национальной безопасности опережают военный потенциал, что делает его зависимым от внешних сил. Мало того, что эти внешние силы должны иметь значительные военные возможности, но они также должны находить общий язык с Израилем, чтобы проводить свою внешнюю политику и в отношении арабского мира, и Израиля. Это довольно жёсткие требования для такой маленькой страны.

Безопасность, в израильском понимании, таким образом, часто характеризуется с точки зрения выживания. А для Израиля, чтобы выжить, нужны только правильное сочетание геополитических обстоятельств, сложные дипломатические соглашения и военные меры готовности к реагированию на потенциальные угрозы со стороны соседей. За последние 33 года в Израиле поселилось чувство самоуспокоенности, и появились различные теории, что он сможет, в конце концов, преодолеть свою зависимость от внешних сил. Но знакомое чувство беспокойства прокралось обратно в израильскую психику, прежде чем сможет укорениться любой из этих аргументов. Обзор израильской периферии в Египте, Сирии и Иордании объясняет эту ситуацию.

Удержание Синайского буфера

На юго-запад от Израиля лежит Синайская пустыня. Эта земля является экономически бесполезной; только закалённые бедуины, которые рассеяны по ней, считают Синай пригодным для жизни. Это делает его идеальным буфером. Экономическая безжизненность Синая придаёт ему чрезвычайное стратегическое значение в сдерживании крупнейшей арабской армии – египетской – на безопасном расстоянии от израильских населённых пунктов. Сохранение этой буферной зоны формирует основу мирного договора 1979 года между Египтом и Израилем.

В израильских политических кругах будируется вопрос, придаст ли исламистский Египет тот же уровень важности этому стратегическому буферу. Ответственность за это лежит на военных, институте, который сформировал основу египетского государства с момента прихода к власти Гамаль Абдель Насера в 1952 году.

В прошлом месяце роль армии в этом подъёме новых «Братьев-мусульман» в Египте была спокойной. Первое испытание пришло в виде кризиса в Газе, когда военные спокойно договаривались о гарантиях безопасности с Израилем, в то время как «Братья-мусульмане» купались в центре дипломатического внимания. Второй тест наступил, когда исламистский президент Египта Мухаммед Мурси попытался предпринять односторонний нажим на проект конституции, чтобы утвердить власть «Братьев-мусульман».

Военные выжидали своего часа, ожидая, когда протесты приведут к эскалации до такой степени, что мятежники выберут своей целью президентский дворец. К тому моменту стало ясно, что на полицию нельзя полностью полагаться в обеспечении безопасности на улицах. У Mурси не было другого выбора, кроме как обратиться за помощью к военным, и этот шаг показал, как незаменимы военные для египетской стабильности.

В преддверии референдума 15 декабря будет много шума и неразберихи, так как светская оппозиция, настроенная против «Братьев-мусульман», продолжает свои акции протеста против Mурси. Но если профильтровать эту шумиху, то можно увидеть, что военные и «Братья-мусульмане», кажется, медленно приспосабливаются к новому порядку насеро-исламистского правления. В отличие от мирного договора 1979 года, это работающее соглашение между военными и исламистами живёт и обладает своим темпераментом. Израиль может ощутить некоторый комфорт, видя, что военные остаются в центре стабильности египетского государства и, таким образом, вероятно, играют важную роль в защите Синайского буфера. Тем не менее, просто наблюдая за этим танцем между военными и исламистами через пустыню, Израилю достаточно, чтобы лишиться присутствия духа и оправдать своё более упреждающее военное присутствие на границе.

Защита Галилеи

Израилю не хватает хорошей буферной зоны на севере. Наиболее естественная, хотя и несовершенная, линия обороны – это река Литани в современном Ливане, со второй линией обороны между горой Хермон и Галилейским морем (озером Кинерет – И.Ф.). Сегодняшний Израиль заключает в себе этот второй барьер, холмистую местность, которая была целью спорадических минометных обстрелов сирийскими правительственными силами в преследовании суннитских повстанцев.

Израиль не сталкивается с обычной военной угрозой на своей северной границе, и не будет сталкиваться в течение некоторого времени. Но падение северного Леванта в сектантскую направленность, клановую войну, представляет собой разного рода угрозы на северной границе Израиля.

Это только вопрос времени, когда силам алавитов придётся отступить от Дамаска и защищать себя от суннитского большинства, наступающего с его прибрежного анклава. Этот конфликт обязательно затронет Ливан и тогда придётся аннулировать структуру, на которую Израиль полагался на протяжении десятилетий, чтобы справляться с более значительными, нетрадиционными угрозами, такими, как Хизбалла.

Между тем, там будет попытка, одобренная на международном уровне, поддержать временное правительство и сохранить как можно больше государственный аппарат, чтобы избежать сценария постамериканского вторжения в Ирак. Но когда десятилетиями кого-то обуревает чувство мести из сектантских побуждений, то есть повод для пессимизма в оценке жизнеспособности этих планов, Израиль не может не думать о вариантах наихудших сценариев, поэтому он будет продолжать укреплять свою оборону северных границ, опережая растущую нестабильность.

Объявление нейтралитета в долине реки Иордан

Статус долины реки Иордан имеет большое значение для Израиля с точки зрения его безопасности на востоке. Поскольку Израиль может доминировать на западном берегу этой реки (библейская область Иудея и Самария или называемая сегодня «Западный берег»), то он может сокрушить противника, если тот попытается прийти из восточных районов пустыни. Чтобы сохранить эту договорённость незыблемой, Израиль будет как-то пытаться политически нейтрализовать контроль любой власти над Восточным берегом реки Иордан. На постоттоманском Ближнем Востоке эта власть принимает форму правления хашимитских монархов, которые были доставлены из Аравии британцами.

Уязвимость, которую ощущали хашимиты, будучи иностранными правителями, отвечающими за экономически тусклый местный ландшафт, создала для Израиля идеальные условия для защиты своих восточных рубежей. Хашимитам пришлось придумать комплекс политических договорённостей в домашних условиях для сохранения монархии перед лицом левых последователей Насера, палестинских сепаратистов и угроз исламистских боевиков. Ключ к выживанию хашимитского правления был в выстраивании отношений с сельскими племенами Восточного берега, кооптации палестинцев и сотрудничестве с Израилем в вопросах безопасности, чтобы сохранить свою западную границу спокойной. Короче говоря, хашимиты были достаточно уязвимы, чтобы считать Израиль полезным партнёром в вопросах безопасности, но не настолько уязвимы, чтобы Израиль не мог рассчитывать на их режим для защиты своих восточных границ. Существовал некий уровень напряжённости, который был необходим для поддержания стратегического партнёрства, но этот уровень напряжённости должен был оставаться в пределах определённого диапазона.

Эта договорённость сейчас находится под значительным стрессом. Хашимиты сталкиваются с прямыми вызовами своего свержения со стороны тех же племён с Восточного берега, которые готовили почву для создания своего государства. Это потому, что само государство слабеет под давлением высоких цен на нефть, теперь подтачивается субсидиями, которые направлены на укрощение населения.

Можно было бы предположить, что иорданские соседи богатого нефтью Персидского залива вмешаются, чтобы защитить одну из оставшихся монархий в регионе постоттоманского порядка против растущего нашествия «Братьев-мусульман», во главе с исламизмом с сильно субсидированными ценами на энергоносители. Однако мешает всё ещё ожесточённое, вековое геополитическое соперничество между хашимитской династией родом Хиджаз и Саудовской династией родом Неджда за господство в Аравии.

С другого берега Персидского залива, осмелевший Иран уже пытается воспользоваться этой арабской напряжённостью, заигрывая с хашимитами с помощью субсидируемых цен на энергоносители, чтобы расширить досягаемость Тегераном Западного берега и, в конечном итоге, угрожать Израилю. Иордания публично отказалась от предложения Ирана, и такое сотрудничество могут задержать значительные материально-технические проблемы. Но продолжающиеся переговоры между союзниками Ирана в Багдаде и режимом в Иордании свидетельствуют о растущей уязвимости Иордании.

Могущественные партнёры Израиля за рубежом

В этой неустойчивой стратегической обстановке, Израиль не может позволить себе быть изолированным политически. Его потребность в сильном патроне будет расти вместе с ненадёжностью его периферии. Сегодняшний покровитель Израиля, Соединённые Штаты, также борется с растущим исламистским присутствием в регионе. Но в этой новой региональной динамике, Соединённые Штаты, в конечном счёте, будут смотреть сквозь пальцы на идеологию в поиске партнёров, чтобы помочь справляться с региональными проблемами.

Как показал опыт американо-турецких отношений в последние годы и недавних взаимоотношений США с египетскими «Братьями-мусульманами», это будет неудобное и хлопотное дело, в то время как Вашингтон пытается выяснить, кто держит бразды правления и с какого рода исламистами он может вести переговоры на фоне телодвижений грязной власти. Для Израиля гораздо труднее самостоятельно наладить взаимоотношения в силу его идеологии, размеров и местоположения.

Диапазон израильских маневров во внешней политике значительно сузится, так как он становится более зависимым от внешних сил, и так как его интересы сталкиваются с интересами его покровителей. Израиль стоит перед лицом бОльшего дискомфорта в процессе принятия решений и бОльшей изобретательности в своей дипломатии. Ирония заключается в том, что, хотя Израиль и является демократией западного образца, он был самым безопасным местом в эпоху арабских диктатур. Поскольку те диктатуры уступают место слабым и, в некоторых случаях, рушащимся государствам, инстинктам выживания Израиля вновь предстоят испытания.

Об авторе: Рева Бхалла является вице-президентом и ведущим экспертом по проблемам Ближнего Востока, Южной Азии и Латинской Америки в корпорации Stratfor.

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Рева Бхалла: Израильская периферия. Перевод с английского Игоря Файвушовича

  1. Главное впечатление от этой любопытной статьи ( не считая, конечно, восхищения фотошоафией автора — царственно- статной, и, одновремнно, такой женственной Ревы Бхалла- индианки?) — Израилю всё труднее обходиться без внешней поддержки. Как моральной. так и финансовой. Это впечатление противоречит мнению тех ( оно часто встречается и на нашем сайте), кто уверен, что еврейское государство вполне может действовать самостоятельно, так, как оно считает нужным, не учитывая мнения Европы и США. Конечно, хочется верить последним, но, скорее всего, в словах Ревы есть здравый смысл и понимание ситуации. Спасибо за отличный перевод Игорю Файвушович

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *