Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение

 454 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Как можно людям задурманить мозги? А очень просто. Разной брехней или максистко-ленинской пропагандой, что в принципе одно и то же. И никакого вина не надо. Достаточно лекций, политинформаций, газет, радио и телевидения. И чтобы в одну дуду. И все — народ задурманенный. Так было раньше, так есть и сейчас.

Перечитывая Бабеля

14. Одесская контрабанда

Михаил Чабан

Продолжение. Начало

Благороднейшее из благородных

Что такое «благородное» в одесском, в Бабелевском и в Бенином смысле. Бандиты … и благороднейшее. Единство противоположностей, как учит нас философия. И еще вдобавок «благороднейшая» контрабанда. Не слишком ли много благородства на все это. Но, раз Бабель сказал, то так оно и будет. Благороднейшее! Из контрабанды!

Но понимать надо это «благороднейшее» из благородных в смысле не как товары, предназначенное для знати или произведенные ею же, а как продукты высокого качества. Но, вот вопрос — какого высокого качества может быть контрабанда? Везут, что подешевле, чтобы продать подороже. Бизнес, сэр!

14.3. Благороднейшее

Если помните, то в Одессе, правда уже не в Бабелевские, а в наши, совсем советские времена, была развита контрабанда и так называемая фарцовка — скупка товаров у иностранных моряков. И что везли, я вас спрашиваю? Носки. нейлоновые плащи, другие тряпки. Заграничный ширпотреб. Никакого качества. Так не себе же. На продажу.

Поэтому понятия «благороднейшее» и «контрабанда» — обычно антиподы. И в смысле контрабанды благороднейшее надо понимать на этом уровне обычной контрабанды. Поэтому можно легко сказать, что благороднейшее — это noblest (W, A и D) в переносном смысле. А можно сказать, что это лучшее, что привозят контрабандой — the best (P). В одном случае, который noblest — смысл будет переносный, а во втором, где the best — прямой. Так что смотря какой смысл и куда ребята наклали.

От края и до края, от моря и до моря (Черного)

Где пролегали границы нашей земли? Где были эти края? От и до. В понимании Бабеля. И чем-таки славна земля наша?! Если хорошо задуматься. И чем она богата. Тем более славна. Может быть тем, о чем любезно и подобострастно написал М.Ломоносов в своей «Оде на день восшествия…»

«Что может собственных
Платонов и быстрых разумов Невтонов
Российская земля рождать».

Ну, таки-что, таки нарожала, таких подонков и монстров, которых еще в мире не видали. Но что-то мы отвлеклись от нашей, зауженной в талии, проблемы.

14.4. Все, чем славна

Бабель писал, широко распахнув свою русскую душу (даром, что еврей). «Раззудись, плечо! Размахнись рука!» Чего только стоят: «славна земля» или «из края в край». Прямо былинный летописец. Песня, а не проза. И музыка.

Переводчики постарались его немного успокоить: «Холоднокровнее, Изя, вы же не на работе!» Трое из них применили слово famed (W, A и D), с которым мы еще столкнемся, но по другому поводу. Там, дальше, оно применяется как аналог «слывший». Но потом будет потом. А здесь оно у нас, то есть, у них, означает — «славный».

«Славна» в данном контексте означает — чем славна земля русская и нерусская в области питания и угощения. Ну, там, где славится, так и угощается, там и празднуется — celebrated (P). Получаются как бы синонимы. Но так же синонимами можно привязать козу к забору. Было бы желание. Вот и famed и celebrated тоже синонимы. Как бы. А почему бы и нет, если они аналоги одного и того же русского слова.

Что такое — земля. Ну, может быть «земля в иллюминаторе». Может быть пахотная или целинная земля. Может быть земля в философском понимании.

А что имел в виду Бабель? Он имел в виду землю бескрайнюю, но из края в край. Как источник разных продуктов и блюд из них. Такая земля может быть land (W, A и D), но как же ей быть регионом — region (P)? Регион из края в край. Тем более, наш регион — our region (P). Откуда взялся этот our — наш? Бабель себя ничем не ограничивал. Зачем же другим — (P), это делать?

Что значит «из края в край», если по-русски и без крика, который по украински будет «край». Это значит из одного места в другое. А сама фраза, если ее все-таки перевести с русского на русский звучит как «чем славна земля в разных местах» И только. Ну, а где же здесь «из конца в конец» — from the end, to end (W и D)? Самотворчество. У Бабеля «из края в край», в смысле — в разных местах. А у ребят переводчиков (W, A и D) — из конца в конец. Бабель мыслит площадями, а они линиями.

Но, ничего, (P) тоже от них не отстал, постарался. Он прошелся вдоль и поперек — far and wide. В длину и ширину. Видимо одновревенно. Как вам это нравится?! Если так ходить, то ноги могут разъехаться.

Ах, зачем эта ночь …

Бабель поэтически, я бы даже сказал — в экстазе, описывает свадьбу, выпивку-закуску. Ну, прямо слюнки текут. Когда он пишет о ночи, он дважды подряд повторяет: «в ту звездную, в ту синюю ночь». Это мелодия речи, поэзия в прозе. Так эту фразу с напевом и надо произносить. По крайней мере, про себя. И по-русски. По-английски получаются одни расстройства.

Казалось бы, у Бабеля последовательность эпитетов такая: звездная — синяя. Так зачем же менять порядок (P и D). Синяя — звездная. В чем здесь смысл? В бессмыслии?! Какие английские литературные каноны нарушил Бабель, что его надо исправлять? Ну, совершенно не пойму логику этих (P и D), товарищей переводчиков. У Бабеля звездная — синяя, у них наоборот: blue — stary. Вот, хоть убейте, не пойму логики перестановки слов. За-ачем?!

Они, повидимому где-то, может быть еще в школе, краем уха слыхали, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется. И уже забыли, что это в арифметике, а не в литературе. Сейчас можно придумать массу «умных» примеров, чтобы опровергнуть ихнюю литературную арифметику. Но — не будем. Суду и так все ясно.

Товарищ W.Morison, уважаемый наш, вместе со своим редактором A.Yarmolinsky, углубил проблему, он написал deepblue — темно-синее, глубоко-синее. Опять самодеятельность. Бабель такого не говорил и не писал. У него просто «синяя ночь», без всякой глубины и темноты. Так и кто же здесь темный? Ах, да — ночь.

Разрушая, обольщай

Бабель в описании красот ночи и ее воздействия на гостей на свадьбе применил прием повторения слова «свое». Делается это как для ритма речи, так и для подчеркивания мысли. «Свое разрушительное, свое обольстительное». Так в чем же проблема перевода? Следуй идеям, мыслям автора . Автора, а не своим.

Так же нет. Что нам автор. Мы сами — с усами (даже, если и без них). Товарищи переводчики с именами на буквы W, A и P переставили понятия «разрушение» и «обольщение» местами. Им так захотелось. Сначала, не как у Бабеля, они обольщают, а уже затем, полностью обольщенного, разрушают. И может быть в этом и есть логика. Но ихняя, а не Бабеля.

Вот же никак не усвоят, что при перечислении прилагательных — эпитетов надо следовать порядку автора, а не как самим (W, A и P) в голову взбредет. Автор же вкладывает в это какой-то смысл. Даже, если ты переводишь и не понимаешь этого смысла — следуй автору. Автору! А не собственной фантазии, основанной на собственных же измышлениях.

А может быть их послать переводить «Двенадцать стульев» и заодно на обучение к Остапу Бендеру. Тогда, возможно, они поймут, что сначала деньги, а потом стулья. Хотя, все-таки, можно сначала стулья, но деньги вперед.

Самый древний из переводчиков, W.Morison, а вслед за ним и его редактор A.Yarmolinsky довольно часто использует древние и редко используемые слова. Я даже специально спрашивал потомственных англоязычных в нескольких поколениях и они этих слов или не знают или начинают усиленно и недоуменно думать.

Ведь сам Бабель писал простым русским, одесским языком, доступным школьникам. Зачем же в переводе все усложнять. Что, за языковые выверты больше платят? Для слов «разрушительное» и «обольстительное» есть широко применяемые английскиен аналоги: разрушительное — destructive и обольстительное — seductive. Чем плохо?

Так что же вам еще надо, товарищи (W и A)? Что такое entransing? Восхитительный, чарующий, упоительный. Близко к «обольстительный»? Да, близко, но не то. Seductive — это именно то, что надо! Хотя может быть у них эта страничка из словаря вырвана. А что такое disruptive? Это уже ближе к «разрушительный», хотя и гораздо менее используемое слово.

Если вы хотите перевести на английский одно из самых рапространенных русских слово «делать», то что вам надо делать. Посмотреть, если не знаете, в словаре. Там все просто: делать — do, make, perform.

Но товарищ (P) нашел более оригинальное слово — plied, что означает курсировать, заниматься, лавировать, потчевать, забрасывать, искать покупателей, усердно работать. И все это вместо простого «делать» — do. Так зачем же эти героические потуги, Петя (Peter)? Выпивайте и закусывайте и пусть вас не волнует этих глупостей. Ах, вы уже …

И еще насчет «этих глупостей». У Бабеля в этой фразе есть повтор: «делало … дело». Имеется в виду пища и напитки. Ну, насчет «делать» мы уже разоброались. Теперь поимеем дело с «делом».

Вы видите, что у переводчиков для «дела» не нашлось ни одного теплого слова. Все холодные и разные. Один (P) даже craft придумал, что, заглянув в словари, мы легко определим как «ремесло, судно, самолет, местерство, искусство, умение, хитрость, ловкость, обман, сноровка, масонское братство». Выбирайте, что хотите, мне не жалко.

Но как его потом всунуть в фразу «свое обольстительное, свое разрушительное дело» будет уже вашей проблемой и вашим личным делом. Ой, извините, я тут сам тоже перепутал. Надо же писать как у Бабеля: «свое разрушительное, свое обостительное дело». У переводчиков заразился. А, вообще, что это за болезнь такая — переставлять однородные члены предложения не как в оригинале. Похоже, что заразная.

Или может быть надо по этому поводу обратиться в Одессу на Слободку. Для неодесситов в скобках, но без самих скобок, замечу, что на Слободке в Одессе находится всем одесситам хорошо известная Городская психиатрическая больница.

И если в Одессе на ваш рассказ или замечание кто-то с недоуменным возмущением скажет: «Ты, что со Слободки сбежал?» — то это значит, что вы покинули свою палату гораздо раньше полного выздоровления. Ну, вы понимаете, о ком и о чем я.

Ода вину

Вино пить хорошо. Хорошее вино — пить еще лучше. Но в меру. Но кто в России знает эту меру?! Или когда-то знал. «Ты меня уважаешь?!» — коронный вопрос российской публики. Но вот почему-то мало у нее уважения к самой себе. Пьють, сэр! До полного посинения. До потери пульса.

А теперь рассмотрим эту волнующе-животрепещащую проблему поподробней.

Нездешнее вино

Что может сделать нездешнее вино здешнему человеку? Смотря сколько принять на грудь. А что это такое «нездешнее вино»? Ну, нездешнее и все. Привезли откуда-то или «достали», но не здесь. Может издалека (afar), а может и поближе. В Одессе всегда было много вин из разных частей света и в первую очередь своих, молдавских, крымских, грузинских. Пореже бывали импортные, заграничные. Одесса все-таки порт. И через него бывало проходило до 45% всего импорно-экспортного оборота всей страны туда и обратно. И наши корабли бороздили чужие океаны. А на них работали наши моряки, которые тоже что-то везли в Одессу. Но не обратно. Обратно везти было нечего. Только водку.

Но вот как перевести на английский «нездешнее вино». Один говорит долго и сложно и если перевести обратно, то получится что-то вроде: вино не из этих частей. А частей чего? Может не частей, а мест. Не из этих мест. Но это как ухо чесать через голову.

Если вино издалека, то оно нездешнее, это верно. Но нездешним вино может быть и не совсем издалека. До Молдавии, Крыма от Одессы рукой подать. Раньше было. Так почему нельзя было привезти вино оттуда. Нет, только издалека. И, кстати, Россия — страна большая. Издалека будет, например, с Колымы. Но, не надо, лучше вы в наши края.

Если вино иностранное, то оно нездешнее — это логично. Но «иностранное» и «нездешнее» не полные синонимы. Может быть вино отечественное, но не из этих мест. Так оно тоже нездешнее. Так куда с этой логикой теперь деваться? Может заставить переводчиков это вино попить. Или им лучше самогона предложить. Било мицнэ — Бiло мiцнэ (Белое крепкое) — биомицин, тоже неплохо было бы. «Коленвал» они, наверно, не пробовали. Хотя они и так … нормальные. «Нормально Григорий — отлично Константин!»

Закрытый перелом ноги

Оказывается, и Бабель это красочно описал, можно переломать ноги, но сладко. И на это способно вино, но только не из здешних мест. Не «чернило», не «Било мицнэ». Однако, повидимому, каждый переводчик имеет в этом деле персональный опыт, который он и применил при переводе.

Слово faint (W) означает ослабевать, упасть в обморок. Ну, хорошо, ну выпили, но не до такой же степени, чтобы потерять всякую сознательность. А русский народ, кстати — крепкий народ. Так просто в обморок не упадет. А по потреблению алкоголя на дущу населения, считая и младенцев, первый в мире! Правда статистика показывает, что живет мало.

Термин ache, примененный (A), означает боль, переживания, но не перелом, даже условный, связанный с потреблением алкоголя. Ну, болит у человека что-то, пусть даже ноги, так и что? А где здесь «сладко перемалывало ноги»? Как максимум — сладко болели ноги. И никаких переломов.

Numbed (P) в словарях трактуется как ошеломленный. Повидимому этого недостаточно для описания состояния хорошего опьянения. А что такое «ошеломленные ноги»? А тогда голова зачем? Или от дурной головы и ногам больно. Значит и она ошеломленная.

Термин fractured (D) скорее отностся к медицине. Если ноги fractured, то это серьезно. Перелом обеих конечностей. И без всяких шуток и прибауток. Надо срочно накладывать гипс. И чем скорее, тем лучше. Но если выпил, то при чем здесь переломанные ноги, как выражение чувства упитости. Перелом ног при этом может быть только следствием.

Бабель очень поэтично, хотя и в прозе, описал состояние хорошо выпившего человека. Вот додумайтесь до такого: «сладко переламывало ноги». Ну, а что делать переводчикам? Переводить. Как Б-г на душу положит. Но это уже проза и никакой поэзии. Она вместе с ногами faint (ослабела), ache (болела), numbed (ошеломилась), fractured (поломала себе ноги). Бедная поэзия. Поломанная она оказалась. Обе ноги ей сломали эти переводчики.

Как лучше задурить мозги

Как можно людям задурманить мозги? А очень просто. Разной брехней или максистко-ленинской пропагандой, что в принципе одно и то же. И никакого вина не надо. Достаточно лекций, политинформаций, газет, радио и телевидения. И чтобы в одну дуду. И все — народ задурманенный. Так было раньше, так есть и сейчас.

Сам Бабель это хорошо знал и активно работал на этом поприще, но здесь он имел в виду не это, у него здесь только о вине речь. Тут уже переводчики постарались. Понятие bemused (W и A) — это смущать, ошеломлять, dulled (P) — значит притуплять, а stupefied (D) — тоже ошеломлять.

А где же здесь дурманить. Одно дело смущать, ошеломлять, притуплять. А совсем другое — дурманить. Дурманить — это больше, чем смущать или притуплять. Можешь быть острым, но тупым, задурманенным. А ошеломлять и дурманить, вообще, по разные стороны баррикад.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение»

  1. 15.09.2016
    Уважаемый Soplemennik
    Я тоже не плавал. Профиль носа не подошел. Но в Одессе было полно моряков, как всегда. Тогда через Одессу проходило около 45% импортно-экспортных оборотов, если я не ошибаюсь. Именно через Одессу шли «марокканские» апельсины из Израиля. И нам они иногда доставались, когда власти «выбрасывали» в магазины очередную испорченную партию.
    На одесском толчке всегда можно было купить что угодно и сколько угодно. Обычно продавец держал в руках одну пару товара, например, импортных носков и если его ловили – то что ему предъявишь. А там же, на базаре ходила его «база», которая ничего не продавала, а только находилась где-то вблизи с большой сумкой. И за всем следила. Если продавца «хватали», то «база» мгновенно исчезала.
    У нас во дворе жил капитан дальнего плавания. Его обычно встречали всей семьей и знакомыми. И каждый нес по паре больших чемоданов. Капитан все-таки! Умели же люди «жить» и договариваться. Таким таможня «давала добро». Не бескорыстно, конечно. А потом, когда он в плавании, жена потихоньку соседям и знакомым продавала «со своего плеча». Жить-то на что-то надо. Часто люди что-то «заказывали» своим знакомым «загранщикам» перед плаванием. И они с удовольствием принимали заказы. Бизнес. Все моряки что-то «возили». Попасть в «загранку» было очень трудно. За большие деньги. Или связи.
    Так и жили. И крутились.

    С уважением
    М.Чабан

  2. 14.09.2016
    Уважаемый Soplemennik.

    Конечно Вы правы. Моряки везли практичные и тогда модные вещи. Иначе бы их здесь, на нашей родине, не покупали. Но … там, как и везде и всегда, действовал главный принцип торговли – получение прибыли. И чем больше – тем лучше. По Карлу, нашему, Марксу.
    А еще учтите небольшие суммы валюты (оборот валюты тогда был смертельно строго запрещен), которыми обладали моряки, когда их выпускали на пару часов на зарубежный берег, таможенные обыски, необходимые откаты во все стороны. В том числе, за следующий рейс. В итоге, чтобы сделать бизнес прибыльным, разница между закупочной и продажной ценой должна была быть агромадной. В несколько раз и больше.
    И тут за счет количества товара особо не заработаешь. Чем больше везешь – тем скорей поймают. «Тебя посодют!» Тогда «по морякам» работали много «правоохранительных» органов, и не только на три буквы. И, тем не менее, все рвались в «загранку», туда было трудно попасть и за большие деньги, которые потом надо было «отбивать». До качества ли тут?!
    Да, вся молодежь тогда щеголяла в болоньях. Моряки их привозили плотно упакованными пачками. Но как только появились приличные вещи, о них забыли и сейчас мало кто знает, что это такое. Представьте себе сейчас фигуру в нейлоновом плаще на улице. Подумают бомж. А кто сейчас носит нейлоновые рубашки? Мужские и нижние женские? Оказалось, что такая откровенная синтетика вредна к телу. Своему телу.
    И спасибо Вам за старые воспоминания. А то я уже совсем забыл как моряки покупали клубки мохера и на обратном пути вязали из них платки, шарфы или другие простенькие изделия. Провозить мохер тогда было нельзя, а изделия из него – можно. Дома их жены расплетали «изделия» обратно и сматывали в клубки. Сейчас это даже трудно себе представить: здоровые мужики – моряки, в море — и вдруг вяжут мохеровой пряжей.
    Да, были времена.

    С уважением
    М.Чабан

    1. Михаил Чабан 14 Сентябрь 2016 at 15:02 |
      ====
      Уважаемый Михаил!
      Сам-то я никогда не плавал. С 1960 года стал невыездным на двадцать лет (как-нибудь отыщу фото гадины, оклеветавшей меня, и напишу об этом в своём блоге).
      Но каждые два года мы проводили отпуск в Одессе, в большой семье хороших друзей.
      Среди них были и моряки, «ходившие в загранку». Всё знали из первых рук.

  3. Михаил Чабан: Перечитывая Бабеля (в оригинале и в переводах). Король. Продолжение
    … Носки. нейлоновые плащи, другие тряпки. Заграничный ширпотреб. Никакого качества. Так не себе же. На продажу…
    =================
    Не могу согласиться. Везли и продавали множество практичных (в то время!) товаров — кримпленовые ткани, найлоновые рубашки «стирай-носи», мохеровую пряжу (моряки вязали в плавании себе «бельё» чтобы не платить пошлину), плащи «Болонья», которые действительно не пропускали воду (много лет пытались освоить их жалкое подобие «Огонёк», но так и не смогли добиться водостойкой пропитки), джинсы и джинсовые ткани, которые до сих пор так и научились производить, наконец, электронику и фото-аппаратуру.
    Конечно, везли и всякую дребедень типа браслетов «от давления», порнухи и «швейцарских» часов. Но и на это были свои покупатели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *