Ури Андрес: К вопросу о равенстве, революции и тирании большинства

 166 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Проблема власти большинства заключается в том, что при бесспорном преимущественном праве большей части населения на удовлетворение своих потребностей их большинство голосов при выборе лидеров или решении важных политических вопросов не приводит к оптимальному результату ни для большинства, ни для меньшинства.

К вопросу о равенстве, революции и тирании большинства

Ури Андрес

Великая Французская Революция является удобной точкой отсчета для наблюдения за переходом социального сознания европейцев от признания естественности издавна установившейся иерархической структуры человеческого общества к убежденности в равенстве всех членов людских коллективов. История знает античные эллинистические сообщества (полисы Афин и Спарты, 5-й и 4-й века до нашей эры), практикующие элементы равенства в решениях, касающихся внешней и внутренней государственной политики. Однако осознанная на философском уровне идея, породившая эту трансформацию в сознании общества, возникла в умах европейских мыслителей и ученых главным образом в 17-ом столетии нашей эры и достигла практически всеобщей нормы в 18-ом В 17-ом столетии в Голландии Бенедикт. Спиноза, испытывавший влияние Кальвинизма, провозгласил равноправие всех наций и отверг богоизбранность евреев.

Исходной точкой для возникновения и развития концепции равенства людей послужила реформация христианской церкви, предпринятая Мартином Лютером в 16-ом столетии. С возникновением протестантизма изменилось религиозное мышление европейцев. Протестантизм поставил человеческий интеллект и рационалистический подход выше слепой веры, разум выше священного писания и религиозной традиции. В отличие от католицизма Лютер призывал христиан читать и интерпретировать библию самостоятельно. Он утверждал, что все христиане равны в своем праве истолкования священного писания. С развитием протестантизма в Центральной и Северной Европе религиозный догматизм в умах светских мыслителей начал повсеместно вытесняться рациональным подходом. Появилась плеяда европейских протестантских интеллектуалов, чьи философские взгляды неизбежно затрагивали и социально-политическое устройство общества. Появились и значительные философы, исследующие реальность с позиции разума.

Большинство мыслителей 18-ого столетия принимали очевидное природное неравенство людей и предлагали свои модели общественного устройства, основанные на искоренении фундаментальных причин существующих дефективных структур государств. В основе их взглядов на государственное устройство было отношение к правам людей определять свою судьбу.

Томас Гоббс (1588-1679) не отрицал природного неравенства людей, но считал, что поскольку главной функцией государства является поддержание законного порядка в стране, узаконенное признание равноправия людей приведет к хаосу. Для поддержания порядка требуется единовластие короля, наделение властью которого основано на добровольно принятом социальном контракте общества с властью.

Джон Лок (1632-1704) считал необходимым власть короля, но полагал что социальный контракт должен установить границы его администрации и установить независимость различных форм власти.

Шарль Монтескье (1689-1755) был против абсолютной монархии, но монархию вместе с парламентом и разделением законодательной, исполнительной и судебной властей он считал оптимальной формой правления, основанной на социальном контракте граждан с властью. Разделение власти до сих пор лежит в основе организации власти в современных демократических странах.

Идеологом последовавших в 20-ом столетии социалистических революций во имя признания равенства людей был швейцарский философ Жан Жак Руссо (1712-1755). Руссо отрицал очевидное природное неравенство людей и был радикально против социального контракта граждан с верховной властью, основанного на добровольном признании бесспорно существующего неравенства людей.

Жан Жак Руссо, утверждал, что человек на ранней «дикарской» стадии развития обладал социальным равенством, беспорочной моралью и сочувствием к другим людям.

Руссо удалось убедить многих мыслителей последующих поколений в том, что природное неравенство людей не должно сказываться на их положении в человеческих коллективах.

Он полагал, что социальный контракт, основанный на признании естественного неравенства, ведет к обману сильными и богатыми бедных и слабых. В своей наиболее известной политической книге «Социальный контракт» он писал: «Человек рождается свободным, но он везде в кандалах». Руссо призывал к прямой и абсолютной демократии без специально выбранных представителей народа. Будучи деистом, Руссо считал, что официальная религия, объявляющая часть населения (исповедующая не христианскую религию, агностиков и атеистов), проклятыми Богом и обреченными на муки ада не может быть совместима с процветающим государством.

Руссо полагал, что государства должны управляться абсолютной властью большинства нации, решениями, принятыми на собраниях равноправных граждан. Хотя многие современные ему мыслители реалистически оценивали природу человека, Жан Жак Руссо верил в изначальную доброту людей.

Противоположный и более реалистический взгляд на природу людей высказывал Александр Гамильтон (1755-1804), один из основателей Соединенных Штатов и соавтор Американской конституции. Гамильтон полагал что большинство людей по своей природе эгоистично, занято своими собственными делами. Он считал, что передача власти простым людям приведет к ошибкам, путанице и потере устойчивости государства.

Руссо был самым радикальным философом века Просвещения, чьи идеи были унаследованы и модернизированы Марксом. Маркс призывал к созданию противоречащего природе человека общественного устройства, в котором независимо от вклада в общее достояние все люди равны и могут получать от общества все, чего им хочется. «От каждого по способности-каждому по потребности!»

Идеи Марксистов привели к политическим взрывам в Европе в начале 20-ого столетия в форме «пролетарских революций». (Следующая серия так называемых «пролетарских революций» прокатилась по Китаю и странам Центральной и Южной Америки).

Руссо критиковал не только английских философов, сторонников признающего неравенство людей социального контракта. По ряду вопросов он расходился во взглядах и со своими французскими современниками. В отличии от антисемитов Вольтера, объявивших евреев «наиболее отвратительной нацией», Дидро, Гольбаха и ряда других мыслителей Просвещения Руссо восхищался евреями и требовал для них равные гражданские права. В своей книге «Эмиль» он выражал Сионистские чувства, надежду на то, что евреи восстановят свое государство со своими школами и университетами, где можно будет свободно дискуссировать. Он восхищался древними законами Моисея, равноправием еврейских женщин. Руссо называл евреев «вечным народом», «уникальным чудом, божественные и человеческие цели которых заслуживают изучения и восхищения умных людей». Его призыв к эмансипации евреев оказал существенное влияние на получении ими гражданских прав во Франции.

Эти идеи Руссо Маркс не унаследовал.

*

Изобретение книгопечатания в 15 веке способствовало повсеместному распространению новых идей. В большом числе философских и экономических трактатов, художественных произведений, брошюр и памфлетов содержалась критика существующего устройства общества. Французские энциклопедисты Вольтер, Дидро, Гельвеций и десятки других авторов опубликовали философские призывы к либеральной перестройке общества, создавая таким образом идеологию грядущей Французской Революции.

Первыми, кто применил на практике новые идеи государственного и общественного устройства были «отцы-основатели» Соединенных Штатов Америки, которые в период между 1775 и 1783 годами в результате жестокой войны с королевской армией добились независимости Северо-Американской колонии Британской империи и создали на Американском континенте новый тип государства, основанного на англо-саксонской версии либерализма 18-ого столетия.

*

Однако наиболее важным мировым историческим событьем той эпохи стала Великая Французская Революция 1798 г. Главной причиной возникновения этой, длившейся 10 лет, революционной гражданской войны, является существовавшая в стране жесткая, лишенная политической гибкости, классовая структура общества, чрезмерное, закрепленное законом, социальное неравенство ее членов. Исторически привилегированными сословиями французского общества были католическое духовенство и аристократы, составлявшие в то время во Франции около полмиллиона человек. В Третье Сословие входили буржуа и простой народ, составлявшее более 25-ти миллионов граждан Франции. Буржуазия страдала от экономической нестабильности и высоких налогов, простой народ — от обнищания. Все члены этого сословия испытывали гнет, бесправие и унижение со стороны автократической королевской власти. Социальное неравенство при столь значительной разнице в количестве сограждан в противостоящих сословиях порождало взрывчатую политическую атмосферу. В 70-тые годы 18-ого столетия Франция испытывала острые экономические трудности из-за опустошенной войнами казны. Неурожай 1775 года, вызвал жестокий голод. В этой атмосфере недовольства усилилось влияние революционных идеологов, раздувающих пожар конфликта между членами Третьего сословия (буржуа и простым народом) и аристократией вместе с католическими священниками. Возникновение группы революционных интеллигентов, разработавшей моральные и политические лозунги новой организации общества и взявшей на себя руководство революцией, было самым важным ее двигателем.

Любые публично значимые события в накаленной и политизированной атмосфере социальной жизни страны вызывал вспышки революционного энтузиазма, часто вызывающего насилье.

Премьера пьесы Пьера Бомарше «Женитьба Фигаро» в 1783г. в театре Комеди Франсез, ознаменовала начало Великой Французской Революции. Показ аристократов глупыми и неуклюжими вызвал революционный энтузиазм у публики, закончившейся уличной дракой и убийством одного человека. Жорж Дантон сказал, что пьеса «уничтожила аристократов», а Наполеон заметил, что Женитьба Фигаро «практически начала Революцию». Конфликт между сословиями в конечном счете привел к вооруженному восстанию в Париже, начавшимся штурмом Бастилии и освобождением ее узников.

Возникновение организованного мятежа против королевской власти и превращение парижского бунта в Великую Французскую Революцию было вызвано вмешательством группы молодых политиков, получивших опыт политической активности в, возникших в Париже, различных политических клубах. Якобинский политический клуб «Друзей Свободы и Равенства» был источником политического требованья самого полного и абсолютного равенства и применения самых жестоких мер для его осуществления. Жорж Дантон (1755-1794) был активным членом этого клуба и многие профессиональные политики Французской Революции вышли из клуба Якобинцев. Максимилиан Робеспьер (1758-1794) и Луи Сен Жюст (1767-1794) получили свой политический опыт в Парижском политическом клубе и в процессе их деятельности среди депутатов Национального Собрания, созванного королевской властью в надежде на мирный исход политического напряжения. Молодые радикалы приняли революционные призывы, содержащиеся в писаниях философов Просвещения, в качестве политической программы действий. Их главным политическим ментором был Жан Жак Руссо.

В сознании революционеров укрепилась идея Руссо о вечной вине членов привилегированных классов перед простым народом, ставшая краеугольным камнем идеологии и последующих социалистических переворотов.

Робеспьер, молодой юрист, самый влиятельный политик Великой Французской Революции и главный организатор кровавого классового террора 1790-94 годов, в своей речи перед Национальной Гвардией повторил знаменитый лозунг Руссо, ставший на столетия девизом и формулой всех социальных чаяний и революционных движений. По-французски он звучал: Liberte, Egalite, Fraternite ou la Mort! (Свобода, Равенство, Братство или Смерть!)

Выходцы из средних классов молодые французские революционно настроенные интеллектуалы, воодушевленные философами Просвещения и, главным образом, теориями женевского мыслителя Жан Жака Руссо, решили возглавить социальное недовольство буржуазии и низших классов страны, представить бедным объяснение причин их бедности, бесправия и жизненных неудач, дать им социальную теорию справедливой организации общества, руководить их восстанием. Они обещали, что в завоеванном Революцией обществе все будут свободны, равны и полны братских чувства друг к другу. Идеология Робеспьера отражала во многом христианские идеалы совершенного общества, в котором свободные и равные граждане любят ближнего своего как самих себя.

Запоздавшее на 100 лет открытие Дарвином происхождения людей от обезьяньих предков и «выживания сильнейших в процессе эволюции» существенно изменило бы идеологию французских революционеров в вопросах врожденной добродетели людей и их любви к ближнему.

Проблема с принятием знаменитой трехзначной идеальной формулы Руссо, ставшей лозунгом Французской Революции, заключается в том, что она не только противоречит природе людей, но внутренне противоречива в своих призывах. Люди рождаются неравными интеллектуально, психически и физически, а человеческое общество, как единое целое может функционировать лишь при существенном ограничении свободы действий людей. В реально свободном обществе сильные его члены неизбежно займут доминирующее положение и отменят равенство. Братские чувства к ближнему являются у людей редкостью и не отличаются устойчивостью.

Коллективное существование человеческих общин характеризуется соревнованием их членов, желанием людей достичь в жизни большего чем их ближние. Хотя братские чувства сулят коллективной общественной жизни упразднение разрушительных конфликтов, разумное терпимое взаимодействие людей противоречит инстинктам человеческого большинства.

В эпоху Французской Революции политический аспект свободы особенно большого интереса у простого люда не вызывала, да и призыв к братским чувствам не привлек большого интереса низших классов. А вот обещанное вождями революции Равенство возбуждало у «санкюлотов» высокий революционный энтузиазм.

Приговоры Революционного трибунала и гильотина — главные инструменты террора Великой Французской Революции — стали для простого люда убедительным доказательством в пользу нового политического режима, обещавшего грядущее Равенство.

Женщины из народа, знаменитые парижские вязальщицы «трикотес» со своими спицами и нитками, заполнявшие в конвенте и трибунале первые ряды скамеек для публики, неизменно требовали введения наиболее радикальных законов, а для подсудимых — смертной казни. Вязальщицы сидели и у подножья гильотины и макали свои тряпки в луже крови. Женщины из народа наиболее активно поддерживали террор. Простая женщина, знаменитая вязальщица Аспазия Карлемигелли, оказала существенную поддержку Робеспьеру в Конвенте.

Французская Революция с ее казнью более 16.000 и массовыми расстрелами более 25.000 аристократов и священников в течение 4-ех лет революционного террора убедительно показали низшим классам, что простые люди могут обладать гражданскими правами, включая право на жизнь, даже большими чем раннее привилегированные аристократы и священники, что простые люди «более равны», чем аристократы и клирики. Французская Революция обнаружила силу человеческого большинства, сплоченного пропагандой опытных политиков из образованных классов. Идеи превосходства простых людей над образованными и успешными господствовали и в идеологии Большевистской революции в России начла 20-ого столетия.

Маркс усвоил идеологическую концепцию, принятую вождями Великой Французской Революции 1789г. о превосходстве простого люда над коррумпированными представителями высших классов.

Марксистская вера в то, что рабочий класс приведет общество в Царство Свободы является результатом веры в превосходство простых людей над образованными и благополучными. Великая Французская Революция установила, что принадлежность к классу определяет ценность человека, его права в любых социальных конфликтах. Под нож гильотины пошли головы крупнейшего ученого Лавуазье и талантливого поэта Андре Шенье, не принадлежавших к простому люду и чьи взгляды не совпадали с лозунгами Революции.

Философов Просвещения объединяла приверженность к материализму, сменившая идеалистические взгляды мыслителей прошлых столетий. В поисках объяснений причин пороков существующего общества Руссо искал ясных, видимых простым глазом, материальных объяснений. Вопреки очевидности он полагал, что современное неравенство людей противоречит природе человека и является результатом появления частной собственности и разделения труда. Собственность позволила богатым доминировать над бедными, эксплуатировать их. Между богатыми и бедными возникли опасные и неустойчивые отношения, ведущие к насилию и войнам. В страхе перед мятежами богатые обманным путем вовлекли бедных в создание социального общества, закрепившего доминирование богатых. Существовавшее в древнем мире безобидное физическое неравенство в процессе эволюции заменилось моральным неравенством, вершиной которого стало единовластие королей.

Революционные Марксизм и Ленинизм унаследовали подобные же объяснения несовершенства существующей организации общества. По мнению марксистских революционеров — материалистов неравенство и несправедливость есть результат неравного распределения средств производства.

Именно против этих, придуманных мыслителями, «фундаментальных» причин неравенства во Франции боролись такие пламенные революционеры как Друг Народа Марат, Робеспьер, Дантон, Демулен, Сен-Жюст и другие молодые бунтовщики. Именно для установления желаемого, но невозможного, Равенства работала гильотина, обезглавившая короля и королеву Французов, аристократов и священников.

Во имя равенства с той же беспощадностью в Латинской Америке боролся наш революционный современник, аргентинец Че Гевара.

*

Однако история знает случаи существования практического равенства значительной части общества в сфере государственной внешней и внутренней политики, существовавшего задолго до возникновения Соединенных Штатов Америки и Великой Французской Революции.

В древних империях человеческая иерархия являлась естественным свойством человеческого сообщества и протестов не вызывала. Однако в античной республике во времена Сократа, Платона и Аристотеля (4-ый век до нашей эры) иерархия перестала быть нормой государственной жизни. Власть правительства ареопагов (совета уважаемых граждан, старейшин, предшественник римского сената) в греческих полисах (городах-государствах) практически назначалась аристократией и правила в пользу аристократических семей. Система власти существенно изменилась во времена Перикла, влиятельного Афинского политика, оратора и генерала. От ареопагов власть начала переходить к рядовым гражданам полисов. Возникла первая в истории демократическая власть.

В 4-ом веке до нашей эры в Афинском полисе население составляло 250-300 тысяч жителей, составивших около 100 тысяч семей. Полными правами решать вопросы внешней и внутренней политики Афинского полиса обладали около 30.000 мужчин, прошедших военную службу. (В Пелопонесских войнах 5-ого века до нашей эры число воинов сократилось с 60 до 30 тысяч). Иностранцы, рабы, вольноотпущенники, дети и женщины лишались права голоса. Не имели прав также и граждане-должники городу. Важные вопросы решались на ассамблеях граждан путем прямого голосования. В большинстве случаев для принятия решения о выборе исполнительной власти требовался кворум в 6.000 человек. Выбор граждан для участия в голосовании происходил в основном путем жеребьёвки. В греческих и спартанском полисах не было ни правительства, ни партий, ни оппозиции.

Афинский исторический опыт демократии и равенства при всей его значительности оставил множество примеров ошибок, провалов и недопустимых исторических актов. Достаточно указать на казнь величайшего философа Сократа, приговоренного к смерти судом демократического большинства за непризнание всех богов, почитаемых афинянами и «разврата» молодежи. Сходное обвинение было предъявлено и Аристотелю, который избежал казни оставив Афины. Демократия не доверяет мудрым и талантливыми.

Афинскую демократию критиковали Платон и Аристотель, считавшие ее исторической ошибкой. Демократия Афинского типа в Греции закончилась с приходом к власти императора Александра Македонского в 324 году до нашей эры.

В эпоху Цицерона и Цезаря (1-ый век до нашей эры) Рим был сенатской республикой и не демократией Афинского типа. Для Америки 18-ого столетия примером для подражания стал Римский сенат, а не Афинская демократия. Отцы-основатели Соединенных Штатов выбрали не Афинский Ареопаг, а Римский сенат, как важнейший орган государственной власти.

*

Первые призывы к равенству появились в идеологии греческой и римской школ стоиков (3-ий век до нашей эры) и позже в учении раннего Христианства (1 век), испытавшего влияние стоицизма. Римский стоик, философ Сенека находился в одно и тоже время в Риме с апостолом Павлом. В литературе существует апокрифическая переписка Сенеки и Павла.

Лишь в Век Просвещения в результате возросших сплоченности, политической значимости и ощущения низшими классами собственной силы возникла политически мотивированная идея и воля к достижению равенства. Большую роль в борьбе за равенство сыграла поддержка этой концепции со стороны образованных и идейных членов общества, нередко не нашедших желаемого места в существующей социальной структуре. Идея человеческого равенства, как главный политический объект борьбы классов, возобладала в сознании мыслителей и политических идеологов.

Американская революция 1765-83гг. была существенным стимулятором пересмотра социального устройства европейского общества в сторону равенства его членов.

Вслед за Руссо другим французским апологетом равенства был маркиз Лафайет (1757-1834). В знаменитой Декларации прав человека и гражданина Французская Революция законодательно зафиксировала равенство людей, реальной действительностью не подтверждающееся. Декларация прав была провозглашена французским маркизом Гильбертом дю Мотье Лафайетом, ставшим генералом Американской армии в войне за независимость и другом отцов-основателей Соединенных Штатов Америки. В разработке декларации участвовал друг Лафайета, Второй вице-президент США Томас Джефферсон, один из отцов-основателей Соединенных Штатов, «непримиримый борец со всеми формами тирании».

Генерал Лафайет был связующим звеном между американской и французской революциями. Декларация Прав была впервые произнесена Лафайетом в Париже на Национальной Конституционной Ассамблее в 1789 г. В Декларации утверждалось, что «исходя из природы человека все люди рождаются свободными и равными…». Это неверное утверждение, которое не было «supported by evidence», как это хорошо сформулировано в подходящим для подобного случая английском выражении, оказало определяющее влияние на последующую классовою борьбу за свободу и демократию в странах Европы и на других континентах, признав незаконным принятие естественного различия людей.

*

В человеческом обществе существует распределение людей по их интеллектуальным способностям, психическому складу и физическим данным. Лишь незначительное меньшинство составляют сильные, самостоятельные и способные к творчеству индивидуумы, в то время как большинство состоит из лишенных талантов, слабых и неустойчивых люди, неспособные к эффективной организации своей жизни.

В настоящее время не существует психометрического параметра, определяющего человеческий потенциал. IQ — intelligence quotient, принята в качестве общей оценки человеческой разумности, но по существу определяющая лишь догадливость людей. IQ является в наши дни наиболее распространенным критерием человеческих способностей к достижению жизненных целей, хотя в действительности таковым не является. Многочисленные тесты, проведенные среди членов различных человеческих коллективов, неизменно давали Гауссово распределение величины IQ. На долю людей с повышенными способностями к прохождению предложенных тестов приходится 2-3%.

Хотя IQ не определяет человеческий потенциал индивидуумов, их способности содействовать развитию цивилизации, расширению границ человеческого существования, этот параметр наглядно показывает естественное интеллектуальное неравенство людей. Лишь редкие гении меняли течение истории, в то время, как жизни подавляющего большинства людей не оставили следа в развитии человеческой цивилизации.

Конечно стремление к противоположному человеческой природе равенству людей лежит в психологии человеческой личности и не является результатом распределения собственности или занимаемого положения в процесс производства. В основе стремления к равенству лежит подсознательное желание слабых и посредственных обладать достижениями сильных и талантливых. Французский политический мыслитель конца 18 — ого столетия Алексис Токвиль (1805-1859) дал анализ стремлению некоторых людей устранить неравенство. Он утверждал, что «Существует очень человеческое и вполне законное стремление к равенству, которое вызывает у всех людей желание быть сильным и уважаемым. Это стремление поднимает маленького человека на уровень больших личностей. Однако человеческое сердце питает низменное чувство в виде склонности к равенству, которое ведет к желанию стащить сильного вниз на свой уровень, заставить людей предпочесть равенство в рабстве неравенству в свободе

В 20-ом веке Ницше проанализировал стремление к равенству следующим образом: «Жажда равенства может выражаться как желание стащить каждого вниз до собственного уровня путем унижения достойных, исключения их из группы им подобных, посредством подставленных подножек или как желание поднять себя до уровня достойных путем признания их достоинств, оказания им помощи и радости от их успехов».

Однако задолго до Токвиля и Ницше Платон, живший в Афинах в период правления большинства, охарактеризовал сущность законов демократии. Платон также предвосхитил идеи Ницше о Сверхчеловеке, для которого простительно «давать полнейшую волю своим желаниям».

Платон писал: «По-моему, законы как раз и устанавливают слабосильные, а их большинство. Ради себя и собственной выгоды устанавливают они законы, расточая похвалы и порицания. Стараясь запугать более сильных, тех, кто способен над ними возвыситься, страшась этого возвышения, они утверждают, что быть выше остальных постыдно и несправедливо, что в этом как раз и состоит несправедливость — в стремлении подняться выше прочих. Сами же они по своей ничтожности охотно, я думаю, довольствовались бы долею, равною для всех. Вот почему обычай объявляет несправедливым и постыдным стремление подняться над толпой, и это зовется у людей несправедливостью. Но сама природа, я думаю, провозглашает, что это справедливо — когда лучший выше худшего и сильный выше слабого. … Что такое прекрасное и справедливое по природе, я скажу тебе сейчас со всей откровенностью: кто хочет прожить жизнь правильно, должен давать полнейшую волю своим желаниям, а не подавлять их, и как бы ни были они необузданны, должен найти в себе способность им служить (вот на что ему и мужество, и разум!), должен исполнять любое свое желание. Но конечно, большинству это недоступно, и потому толпа поносит таких людей, стыдясь, скрывая свою немощь, и объявляет своеволие позором и, как я уже говорил раньше, старается поработить лучших по природе; бессильная утолить собственную жажду наслаждений, она восхваляет воздержанность и справедливость — потому, что не знает мужества».

*

Первым законно демократическим государством стали Соединенные Штаты Америки. В 1831 г. Токвиль совершил девятимесячную поездку в Америку с целью ознакомится с демократической формой власти. Первое, что отметил Токвиль был факт, что «решения основываются на числах, а не на праве, высоком качестве мышления и рациональности».

Наибольшую критику американской системы власти у Токвиля вызвал культ большинства. В своей книге об Америку он писал: «Большинство проникает в сознание и в сердца. Оно убивает желание сопротивляться, предъявлять требования власти. Моральная мощь большинства вызывает у индивида чувство стыда при желании противоречить и заставляет его молчать. Это молчание приводит к остановке мышления. Тот, кто противоречит большинству подставляет себя под удар».

Токвиль ввел понятие «тирании большинства», возникающей в результате системы демократических законов, основанных на решениях, принятых большинством равных граждан путем голосования. В этой ситуации интересы меньшинства не находят поддержки. Меньшинство испытывает угнетение, сравнимое с деспотией и тиранией.

Проблема деспотии большинства беспокоила основателей Соединенных Штатов, первого государства с демократически избранной властью. Конституция Соединенных Штатов была написана для защиты прав индивидуумов и ограничении прав государства. Основатели Соединенных Штатов не хотели, чтобы государственная политика определялась демократическим путем, чтобы правительство испытывало давление со стороны своих граждан. Они понимали, что свобода может быть скомпрометирована демократией и что большинство обладает потенцией быть столь же тираническим сколь короли и диктаторы.

Часто, при обсуждении достоинств демократии и власти большинства их сторонники предлагают в качестве альтернативы деспотическое единовластие, которое ужасает. Вспоминается вереница исторических тиранов, на фоне которых несовершенная демократия в форме власти большинства выглядит великим прогрессом.

Однако существуют исторические примеры великих лидеров, которые сосредоточив власть в своих руках изменили ход истории и спасли человечество от возможного рабства. Английский Премьер Министр Уинстон Черчилль является такой личностью во время Второй Мировой Войны.

Проблема власти большинства заключается в том, что при бесспорном преимущественном праве большей части населения на удовлетворение своих потребностей их электоральное право большинства голосов при выборе лидеров или решении важных политических вопросов не приводит к оптимальному результату ни для большинства, ни для меньшинства. Большинство чаще всего состоит из людей, уступающих в мудрости электоральному меньшинству.

*

Ложная концепция прирожденного равенства людей, лежащая в основе демократии и веры в безусловное право большинства, противоречит человеческой природе и нередко приводит к историческим ошибкам в развитии человеческой цивилизации. Изжившие себя пролетарские революции и идеи насильственной евгеники (лишения права на жизнь некоторых типов людей и национальностей) являются наглядным примером ошибочного исторического курса, принятого некоторыми нациями под влиянием выбора большинства.

Исторический опыт, полученный в разные времена и в разных районах земного шара, позволяет использовать уже известные, более эффективные, политические технологии, эффективные в организации человеческой администрации.

Быстрый прирост мирового населения (1.13%, что соответствует ежегодному дополнительному появлению на планете 80 миллионов человек, равному населению Ирана, Турции или Конго) и развитие глобальной взаимозависимости наций вызывает необходимость мирового центра управления человеческим населением на подобии существующей ныне Организации Объединенных Наций. Новый Мировой Административный Центр должен обладать абсолютным правом и средствами быстрого исполнения своих решений.

Главной функцией Мирового Административного Центра и глав национальных государств является устранение возникающих в странах тенденций к потере уважения к законам, утрате порядка и возникновению хаоса.

Выбор членов мировой и национальной администрации на срок, не превышающий 4 года, должен производиться на основе экзаменов, отражающих их способности к управлению населением, а не на обещаниях устранить существующие проблемы, как это практикуется в современных демократических странах. Число чиновников национальной и мировой администрации не должно превосходить установленного максимума.

Экзамены чиновников на повышение существовали в имперском Китае и обеспечили ему два тысячелетия стабильности. Получение мандаринами-чиновниками каждого нового повышения сопровождалось сменой материала шарика в их головном уборе на более ценный. Вопросы, предлагаемые чиновникам на экзаменах должны разрабатываться и обновляться в специальных исследовательских центрах. Одним из элементов экзаменов является список прочитанных книг.

Во главе национальных государств должны стоять избранные нацией лидеры в стиле королей-философов, описанных Платоном, при которых «политическая власть и философия совпадают». Неэффективная стадиальная власть различных советов должна быть заменена динамичной властью избранного лидера. Для выбора национального лидера государства избирают с помощью своих экспертов несколько молодых граждан в возрасте около 20 лет, хорошо развитых умственно и физически, которые в условиях изоляции от политической жизни государства обучаются признанными экспертами достижениями в космологии, философии, истории, политике, экономике, основам современных средств коммуникации, биологии и медицины. Образование длится 20 лет.

Похожая процедура применяется в Тибетской версии буддизма для подготовки Далай Ламы. Выборы лидера из этой отобранной группы молодых потенциальных руководителей нации происходит на основе публичных дебатов между кандидатами. Избранный лидер руководит нацией 4 года. В случае его успешного переизбрания на второй и последний срок его руководство может быть удлинено до 6 лет.

В выборах участвует все взрослое население страны. Каждый гражданин, желающий принять участие в выборах, получает электоральный ваучер, отражающий ожидаемую эффективность его выбора. Чем выше его образование, социальная активность, психическая стабильность, профессиональные достижения и общая культура тем выше избирательная сила его голоса. Разница в избирательной силе ваучеров может различаться в 10 раз. Тип электоральных ваучеров, выдаваемых гражданам, определяется на основе их биографических данных и психометрических тестов.

Новые социальные идеи с глобальными последствиями перед их публикацией должны быть одобрены Советом Гуманистической Безопасности.

Отравляющие газы, биологическое и ядерное оружие массового поражения запрещается и весь существующий мировой запас уничтожается. Материал ядерных боеголовок используется для строительства атомных источников энергии.

Основной мировой идеей является обеспечение возможности достичь успеха всем людям в соответствии с их способностями и жизненным потенциалом, полученным от рождения и усовершенствованном образованием и опытом. Основной задачей национальной администрации является повышение цены жизни в их государстве.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Ури Андрес: К вопросу о равенстве, революции и тирании большинства»

  1. … Хотя братские чувства сулят коллективной общественной жизни упразднение разрушительных конфликтов, разумное терпимое взаимодействие людей противоречит инстинктам человеческого большинства. ….
    ———
    Уважаемый Ури, написанное выше это важнейшая предпосылка, на которой строится вся Ваша статья — но с точки зрения этологии (наука о инстинктах и поведении животных и человека и о их эволюционном развитии) Ваше утверждении является «упрощением, которое разум не может терпеть». Оно такое же упрощённое, как утверждение «минералы твёрдые а не-минералы мягкие» в геологии 🙁

    1. О «тирании большинства»: большинство бывает ОЧЕНЬ разное. Иногда большинство это «масса» (или «толпа», где каждый сам за себя) — и тогда они быстро получат своего демагога (или сильную личность) и тогда начнётся «тирания меньшинства».
      Но иногда «структура общества» большинства совсем другая — но американцы на Юге держат негров в рабстве (до 1865 года) или католики в Южной Америке запрещают презервативы. В обоих случаях большинство ощущает УГРОЗУ: или от меньшинства или от разрушения структуры своего общества (это именно то «разумное терпимое взаимодействие людей», существование которого отрицает автор ).
      Если отношения внутри общества и между обществом и властью основаны на лояльности (= уважении и добровольном само-ограничении ради общей пользы), то общество постепенно, под воздействием УБЕЖДЕНИЯ от своих УВАЖАЕМЫХ элит, начинает отличать реальную угрозу от воображаемой — и тирания большинства исчезает или уменьшается. Например, современные американские консерваторы в своей массе вовсе не хотят преследовать гомосексуалистов за их частную сексуальную жизнь.

      Но если правительство (и живущие без «обратной связи» с реальностью и не уважаемые низами элиты) пробует улучшить «структуру общества» с помощью принуждения законами, то слишком часто это приводит к деградации и инфантилизации этого общества, которая угрожает его существованию больше любого наружного врага. Эта статья хорошо объясняет такой процесс:
      http://berkovich-zametki.com/Nomer38/Hisdaj1.htm
      Яаков Хисдай: «УВАЖЕНИЕ», «СПРАВЕДЛИВОСТЬ» И «МИЛОСТЬ» В ЭПОХУ ДЕМОКРАТИИ

  2. Мне кажется, что столь широкое полотно невозможно комментировать, но идея установления «мировой администрации» выглядит даже и не утопией, а кошмаром: достаточно посмотреть на ООН. Каким образом можно править, не имея средств принуждения к выполнению принятых постановлений? У вас есть нейтральные войска? У них есть санкция на применение силы? В каких пределах?
    В свое время в Скандинавии во время «тингов» — всеобщего сбора для торговли и общих переговоров — пьяные кровавые беспорядки гасили «войском тинга»: строй латников двигался через дерущуюся толпу, убивая правого и виноватого без разбора.
    Прекрасно подошло бы для Сирии … Но трудно представить себе почтенных ученых-мандаринов, отдающих такого рода приказы …

  3. «Женщины из народа, знаменитые парижские вязальщицы «трикотес» со своими спицами и нитками, заполнявшие в конвенте и трибунале первые ряды скамеек для публики, неизменно требовали введения наиболее радикальных законов, а для подсудимых — смертной казни. Вязальщицы сидели и у подножья гильотины и макали свои тряпки в луже крови. Женщины из народа наиболее активно поддерживали террор. Простая женщина, знаменитая вязальщица Аспазия Карлемигелли, оказала существенную поддержку Робеспьеру в Конвенте».
    Когда читаешь такое, берет оторопь. Что тут скажешь? Вот он охлос, вот она психология толпы (Фрейд).
    Ури, я потому и написала «слегка скептический комментарий», как вы выразились, потому что у меня такое ощущение, что все это не оставляет никаких надежд на светлое будущее.
    А вообще ваша статья производит сильнейшее впечатление.

  4. Глубокоуважаемый автор,
    Пожалуйста, не огорчайтесь.
    Так уж случилось, что публикация вашего материала пришлась как раз на период, когда выборы в США породили бурю страстей и, как пожар, «высосали из воздуха кислород»: на обсуждение ничего другого просто не осталось энергии.
    Надеюсь, что через какое-то время народ прекратит «кричать» и вернется к чтению.

  5. Быстрый прирост мирового населения (1.13%, что соответствует ежегодному дополнительному появлению на планете 80 миллионов человек, равному населению Ирана, Турции или Конго) и развитие глобальной взаимозависимости наций вызывает необходимость мирового центра управления человеческим населением на подобии существующей ныне Организации Объединенных Наций. Новый Мировой Административный Центр должен обладать абсолютным правом и средствами быстрого исполнения своих решений.
    ____________________________

    Очередной утопический план?

    Прямо по Беранже получается :

    Господа! Если к правде святой
    Мир дороги найти не умеет —
    Честь безумцу, который навеет
    Человечеству сон золотой!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *