Исраэль Дацковский: Комментарии Торы. 2.11 Пекудей

 88 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Уместно опять вспомнить о нехронологичности стихов Торы, так как трудно принять, что служение (воскурение благовоний на золотом Жертвеннике) началось раньше полного окончания монтажа всего комплекса Мишкана и разжигания внешнего медного Жертвенника, огонь на который спустился с неба.

בס»ד

Комментарии Торы

2.11 Глава Пекудей

Исраэль Дацковский

2.11.1

Стих 10:1 недельной главы Экев книги Дварим приводит повеление Тв-рца, обращенное к Моше: «… вытеши себе две скрижали каменные, как первые, и взойди ко мне на гору, и сделай себе ковчег деревянный». Заметим, что в первом упоминании изготовления вторых скрижалей (стих 34:1 недельной глава Ки Тисса) необходимость изготовления ковчега не была упомянута. Сразу опустим мысль о том, что стих излагает буквальный порядок действий, и ковчег нужно было делать уже на Горе. Примем, что ковчег делался в лагере до подъема с новыми скрижалями (третий подъем Моше на гору Синай, считая от Синайского Откровения).

В стихе 24:12 недельной главы Мишпатим записано о приглашении Тв-рца совершить первый подъем Моше на гору Синай сразу после дарования Торы (первый подъем, считая от Синайского откровения): «И сказал Г-сподь Моше: взойди ко Мне на гору и будь там; и Я дам тебе скрижали каменные и Тору, и заповедь, которые Я написал для научения их». Эти слова косвенно указывают и на ковчег, куда нужно положить скрижали. Ведь они неземного, Б-жественного происхождения и не могут храниться без соответствующего места хранения — мы полагаем, что здесь заложена не только идея ковчега, но и Храма как, по крайней мере, обрамления скрижалей.

Итак, идея ковчега появляется трижды. Первый раз — косвенно, как место хранения первых скрижалей, которые обещаны еще до подъема Моше на гору. Второй раз — явно, перед третьим после Десяти заповедей подъемом Моше на гору. И третий раз — при указаниях о построении переносного Храма в недельной главе Трума. Мы указали на это в комментарии на недельную главу Мишпатим.

Здесь мы временно оставим идею ТРЕХ ковчегов и вслед за мудрецами обсудим два ковчега или один ковчег. Мудрецы высказывались за оба варианта.

Главная идея за два ковчега высказана РАМБАНом в комментарии на стих 40:20 недельной главы Пекудей. РАМБАМ пишет: «Написано: «И взял он скрижали свидетельства [т.е. Моше взял скрижали из деревянного ларца, который хранился в его шатре, и перенес их в Шатер Откровения] и положил их в ковчег».

Кроме этого, за идею двух ковчегов можно привести еще довод. До формулирования Тв-рцом размеров ковчега для дальнейшего использования первого ковчега в качестве средней части ковчега постоянного Моше должен был проявить пророчество для построения ковчега именно в тех размерах, которые будут объявлены Тв-рцом позже. Правда, в Торе нет раннего и позднего, а, значит, размеры ковчега могли быть заданы Моше ранее — ведь иначе, не зная размеров получаемых скрижалей, Моше не мог знать необходимых размеров места их хранения. Но если временный ковчег строился после первого подъема Моше на гору Синай, получения и разбивания им первых скрижалей, то из указания Тв-рца о ТАКИХ ЖЕ скрижалях Моше уже знал и размеры скрижалей и необходимые размеры ковчега уже для хранения четырех скрижалей.

Идея о том, что был всего один ковчег и Бецалель при сооружении переносного Храма использовал именно его как деревянную часть постоянного ковчега, покрыв его золотом снаружи и внутри, основывается идее освящения первого ковчега от соприкосновения со скрижалями. Тора дважды возвращается к идее передачи состояния священного предмета при соприкосновении обычного предмета со святым. Первый раз это указано в стихе 29:37 недельной главы Тецаве: «… и станет жертвенник святая святых; все, что коснется жертвенника, освятится». Второй раз — в стихах 6:10-11 недельной главы Цав книги Ваикра, где одна из хлебных жертв объявляется святая святых и указывается: «… Все, что соприкоснется с ней, освятится». (не будем здесь разбирать понижение уровня святости от «святая святых» до «освятится» и дальнейшую непередачу этого состояния дальше по примеру передачи тумъы). Тора ввела правило освящения предмета от соприкосновения с предметом, имеющим статус «святая святых». Более священного предмета, чем скрижали, трудно себе представить, значит, возникает трудность хранения и использования первого ковчега, если он не совпадал со средней частью ковчега постоянного. Один раз соприкоснувшись с уложенными в него скрижалями, он далее не мог быть не выкинут, ни сожжен, ни использован на более простые цели. Он был бы вечно хранимой бесцельной вещью, но такой ситуации в Торе нет. Правда, он мог быть использован в качестве ковчега, выносимого на войну. Одной из трудностей идеи одного ковчега является хранение (или хотя бы держание) скрижалей во время покрытия золотом деревянной части ковчега и прикрепления колец для переноски — эти действия могли быть достаточно длительными. .Кстати, с его деревянной крышкой проблемы нет — она не касалась самих скрижалей и не получила освящения от контакта с освятившимся ковчегом.

2.11.2

Отметим известную комментаторам странность отчета Моше о материалах, затраченных на сооружение Мишкана и его принадлежностей (включая одежды коэнов и тпокрытия, необходимые для упаковки и переноски священных предметов). Обычный отчет должен строиться по схеме: внесено на строительство — использовано — осталось. Моше же описывает (и то весьма неполно) только среднюю часть отчета — «использовано». По такому отчету нам не дано судить о соотношении принесенного (пожертвованного), использованного и оставшегося. Кроме этого в перечислении изготовленного отсутствует ряд предметов как собственно принадлежащих Мишкану или непосредственно участвующих в служении, так и вспомогательные материалы, как, например, покрытия из синеты для упаковки священных предметов внутри помещения Мишкана для их переноски.

Также Моше при описании расходования меди не упоминает внешний умывальник. По стиху 38:8 он был сделан из женских зеркал полированной меди (на этот стих имеется много мидрашим). Однако неясно, входил ли вес меди зеркал и вообще вес изготовленного умывальника в общий вес использованной на сооружение Мишкана меди.

2.11.3

При описании расхода меди на Мишкан Тора выделяет три цели подножий (иврит: эдани́м). Стих 38:30 говорит о пяти подножий столбов для входа в здание Мишкана, а стих 38:31 разделяет подножия столбов двора на вида — для окружности двора и для ворот двора. Это указывает на выделенность, особость столбов ворот двора, например, отделкой или, что нам кажется более правильным — высотой, чтобы обеспечить подъем завесы для открытия входа во двор.

Среди изделий из меди стих 38:30 упоминает среди прочего «… и все сосуды жертвенника», важнейшими из которых являются ковши для сбора крови жертвенного животного для выплескивания ее на грани жертвенника (иврит: мизраки́м). Похоже, что поначалу все мизраки́м были медными. Во-первых, это логично, что все оборудование медного жертвенника также сделано из меди (по началу все было сделано по минимальным техническим требованиям — более богатые предметы службы появятся потом от тех или иных пожертвований и сдачи ценностей в Мишкан). Во-вторых, как мы отметили в комментарии на недельную главу Вайякель, золота и серебра катастрофически не хватало на основные части Мишкана. Впервые серебряные мизраки́м появятся сразу после запуска Мишкана в постоянную эксплуатацию при пожертвовании в первые дни работы Мишкана приношений начальниками колен (7-ая глава недельной главы Насо книги Бемидбар) — каждый начальник среди прочего принес и одну серебряную кропильницу (иврит: мизра́к).

2.11.4

Отметим, что при перечислении элементов переносного Храма, доставленных Моше (начиная со стиха 39:33) перечисление начинается с весьма второстепенного маленького элемента — крючков для скрепления двух нижних покровов Храма. И при этом два нижних покрытия Мишкана упомянуты под тем же названием, что и все здание Мишкана, без выделения столь важных элементов. Формально Мишканом называется нижнее тканное покрытие здания Храма, поэтому утверждение Торы, что к Моше принесли Мишкан можно рассматривать как упоминание нижнего покрытия, а слово «шатер (иврит: о́hэль) может намекать на второе снизу покрытие из козьей шерсти. Причем, елей (чистое высококачественное оливковое масло) для освещения, для помазания и курения (иврит: кто́рет) упомянуты как отдельные элементы без указания места их дальнейшего хранения. Про нити синеты и багряницы в стихе 39:1 и далее сказано об их использовании только для одежд первосвященника, хотя при отчете об изготовлении Мишкана в главе Ваякхель, начиная со стиха 36:8 все четыре покрытия упомянуты явно и описаны достаточно подробно (правда, верхние два покрытия — из красненных бараньих шкур и из шкур тахашей упомянуты без уточнения их размеров).

Столь же неявно покрытия упомянуты и в стихах 40:17-19.

2.11.5

К стиху 40:20 «И взял [Моше], и положил откровение в ковчег, и вложил шесты (в кольца) ковчега, и наложил крышку на ковчег сверху» возникает вопрос: сколько раз народ мог видеть Скрижали? Полагаем, что четыре раза.

Первый раз — разбитые первые Скрижали. Целые первые скрижали видел только Моше, который принес их с горы Синай и Йеошуа, который встречал Моше у горы. Затем народ мог видеть эти Скрижали разбитыми до того, как Моше убрал их в первый ковчег и унес в свой шатер (иврит: О́эль Моэ́д), который он установил вне стана.

Второй раз — вторые, еще ненадписанные, только высеченные Моше Скрижали по пути Моше на гору Синай в его третий подъем.

Третий раз — при третьем спуске Моше с горы — вторые уже надписанные Тв-рцом Скрижали.

И четвертый, последний раз — при перекладке скрижалей из временного в постоянный ковчег, что и описано в стихе 40:20. Заметим, что перекладка была вне здания Мишкана, так как внесение ковчега со Скрижалями описано в следующем стихе, скорее всего, до строительства забора вокруг храмового двора.

Но есть еще и пятый раз, находящийся под вопросом из-за отсутствия однозначного описания в Источниках. Нам трудно поверить, что после попадания Ковчега к фелистимлянам в конце периода первосвященника Эли и его возвращения в Бейт Шемеш, не была осуществлена проверка содержимого Ковчега — все-таки он неконтролируемо побывал в руках идолопоклонников (книга Шмуэль алеф, глава 6). И хотя, как чуть позже (книга Шмуэль бет, глава 6) там же описано, что внеплановое прикосновение Узы к Ковчегу привело к его мгновенной смерти, отсутствие проверки содержимого после владения Ковчегом идолопоклонниками могло быть расценено Тв-рцом как пренебрежение к Скрижалям. Правда, возможно объяснение, что к фелистимлянам попал пустой Ковчег войны. Но, во-первых, нужно было и его проверить на предмет отсутствия в нем лишних для него предметов, и, во-вторых, вся история переноса вернувшегося Ковчега вплоть до помещения его в Храм Шломо указывает, что этот Ковчег был именно первым Ковчегом со Скрижалями.

2.11.6

Стих 40:33 описывает последнее действие по сооружению Мишкана: «И поставил он двор и жертвенник, и повесил завесу над воротами двора». Конечно, в Торе нет раннего и позднего, то есть, порядок стихов Торы может не соответствовать хронологическому порядку событий или часть событий могла происходить одновременно с другими событиями. Но все же выражение Торы «вокруг скинии» (иврит: свив лаМишка́н) скорее указывает на то, что здание Скинии и внешний жертвенник были возведены раньше ограды двора. Это означает, среди прочего, что народ мог находиться на территории будущего двора Мишкана и видеть вблизи как конструкцию здания Мишкана, так и перекладывание Скрижалей в постоянный золотой Ковчег.

Впрочем, и завесу входа в здание Мишкана, согласно порядку стихов Торы, Моше повесил после установки священных предметов в зал Мишкана и даже после воскурения благовоний на золотом Жертвеннике. Вот здесь уместно опять вспомнить о нехронологичности стихов Торы, так как трудно принять, что служение (воскурение благовоний на золотом Жертвеннике) началось раньше полного окончания монтажа всего комплекса Мишкана и разжигания внешнего медного Жертвенника, огонь на который спустился с неба.

2.11.7

Последние стихи главы (40:34-38) обсуждают вопрос Облака и Шехины: «И покрыло облако шатер собрания, и слава Господа наполнила скинию. И не мог Моше войти в шатер собрания, ибо пребывало над ним облако, и слава Господа наполняла скинию. Когда же поднималось облако над скинией, отправлялись сыны Исраэля во все переходы свои. А если не поднималось облако, то не отправлялись они в путь до того дня, пока оно не поднимется. Ибо облако Господне над скинией днем, и огонь был ночью при ней пред глазами всего дома Исраэля во всех их переходах». Этот текст содержит некоторое противоречие. Сначала остановимся на Облаке — «не мог Моше войти в шатер собрания, ибо пребывало над ним облако». Облако не могло мешать входу в Мишка́н, так оно — явление постоянное, что заявлено в этих же стихах, а служба в Мишкане шла непрерывно, утром и вечером. Но если Облако так покрыло Мишкан, что закрыло собой вход, (в отличие от его обычного состояния «облако Господне над скинией днем»), тогда среди помех можно было не указывать Шехину, а предположить, что Облако относительно быстро несколько сократилось в своей нижней части и в дальнейшем стояло только над Мишканом. Если же помехой входа в Мишкан была Шехина́ («слава Г-спода»), которая препятствовала службе, но, по-видимому, быстро сократилась до размеров Святая Святых и там пребывала, а коэны могли осуществлять службу в зале Мишкана, то непонятна роль Облака в помехе входа в Мишкан.

Осталось предположить, что Шехина́ требует защиты (предупреждения об опасности) в виде опустившегося на вход Мишкана Облака или в виде запрета открывать занавес разделяющий зал Мишкана и Святая Святых (запрет коэнам открывать занавес входа в зал Мишкана отсутствует). Иначе человек, вступивший в зону явного присутствия Шехины — погибнет. А только одно Облако, даже опустившиеся на вход в Мишкан, фактически не препятствует входу в него, но предупреждает об опасности прохода сквозь себя. При этом объяснении удалось объяснить значение пары Облако-Шехина́ в качестве препятствия входу в Мишкан.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *