Михаил Ривкин: Недельный раздел Ницавим — Ваелех

 206 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Рабби Йехошуа понимает, чего, на самом деле, ждёт от него Творец. Не догматизма, не «талмудизма и начётничества», а именно смелого и свободного, незашоренного взгляда. В вопросах сугубо ритуальных нет ответов однозначно «правильных» и «ошибочных». Именно прецедентное решение мудрецов делает их таковыми.

Недельный раздел Ницавим — Ваелех

Михаил Ривкин

Ибо заповедь эта, которую я заповедую тебе ныне, не недоступна она для тебя и не далека она. Не на небе она, чтобы сказать: «кто взошел бы для нас на небо и достал бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?», И не за морем она, чтобы сказать: «кто сходил бы для нас за море и достал бы ее нам. и дал бы нам услышать ее, и мы исполняли бы ее?», А весьма близко к тебе слово сие: в устах твоих оно и в сердце твоем, чтобы исполнять его (Деварим 30:11-14).

Первое, что приходит на ум в связи со словами «не на небе она» — это, конечно же, спор между рабби Элиезером и мудрецами во главе с рабби Йехошуа о ритуальной чистоте или нечистоте печи Ахная.

“Печь, которая разрезана (по слоям) и переложена песком, — принимает ли она [ритуальную] нечистоту? Р. Элиэзер считает ее чистой, а Мудрецы — нечистой; и это «Танур Ахнай» — «Печь Ахная». Сказал рав Иехуда от имени Шмуэля: не зря она называется так, ибо окружили они его, как удав [«ахна»].
Рассказывают: в тот день Р. Элиэзер привел все возможные аргументы в пользу своего мнения, но они не были приняты.
Тогда он сказал:
— Если я прав, то пусть рожковое дерево подтвердит мою правоту!
В ту же минуту вырвало с корнем рожковое дерево и отбросило его на сто локтей.
Ему возразили:
— Чудо с деревом не может служить доказательством.
Тогда он сказал:
— Если я прав, то пусть ручей подтвердит это!
Воды ручья потекли вспять. Сказали ему:
—Чудо с ручьем тоже ничего не доказывает.Тогда он сказал:
— Если прав я, то пусть стены Дома Учения подтвердят это!
Накренились стены, угрожая обрушиться. Тут же прикрикнул на них р.Йехошуа: «Там, где ученые спор ведут, не вам вмешиваться!» И стены, из уважения к р.Йехошуа, не обрушились, — но, однако, из уважения к р.Элиэзеру они и не выпрямились обратно, а так навсегда и остались в наклонном положении.
И снова сказал р.Элиэзер:
— Если я прав, то пусть само Небо подтвердит мою правоту!
Раздался Бат-Коль (Голос с Неба):
— Зачем противитесь вы словам Элиэзера? Ведь в вопросах галахи [законах] он всегда прав!
Встал тогда р.Йехошуа, и процитировал:— «Не на небе она (Тора)» [Дварим 30:12].
Что же это означает? Р. Ирмеяху сказал: «Тора была дарована нам на горе Синай. И после ее Дарования мы уже не принимаем во внимание «Голос с неба» потому, что в Торе сказано: «по большинству склоняться» [Шмот 23:2]”.

Встретился после этого р.Натан с пророком Элияху и спросил его:

— Как отнесся Всевышний к этому спору?

Ответил Элияху:

— Улыбнулся Господь и сказал: «Победили Меня сыновья мои, победили Меня!» (Баба Мециа 59В).

Эту аггаду очень часто приводят как доказательство гибкости и вариативности галахических норм, но при этом очень редко задают простой детский вопрос: а кто же был прав в споре на самом деле? Попробуем разобрать все стадии спора и ответить, всё-таки, на наивный вопрос: а кто же, на самом деле, был прав? Была ли печь Ахная чистой или нечистой?

На первой стадии спор носит сугубо рациональный характер: рабби Элиэзер привёл все мыслимые галахические аргументы в пользу своей позиции, всё же, не смог мудрецов убедить, потому что его аргументы не показались им достаточно корректными. На этой стадии мудрецы, в принципе, уже могли бы вынести галахическое постановление, следуя известной норме: если один мудрец спорит со многими мудреами, то галаха решается по мнению многих. Но мудрецы почему-то не торопятся принимать окончательное решение. Им хорошо известны феноменальные познания рабби Элиэзера, который, раз выучив что-то, уже никогда не забывал выученного и был подобен некоему ходячему справочнику, способному мгновенно дать ответ на самый сложный галахиченский вопрос. «Раби Элиэзер Бен-hоркенус подобен выкопанному в земле резервуару для воды, чьи стенки покрыты изнутри известью, так что из него не просочится ни капли.» (Пиркей Авот 2:8). Именно поэтому мудрецы не торопятся, и готовы дать рабби Элиэзеру ещё один шанс.

И рабби Элиэзер этот шанс до конца использует: он трижды призывает сверхъестественные знаменя, и трижды эти знамения абсолютно однозначно подтверждают его правоту. Мудрецы отвергают сам принцип толкования галахи по указанию знамений. Такая позиция вполне понятна. Сам рабби Йехошуа её разъяснил: там, где мудрецы состязаются в споре, опираясь на рациональные аргументы, там знамения излишни, они не могут повлиять на результат спора. Наверное, было бы лучше, если бы этот аргумент прозвучал до того, как знамения подтвердили правоту рабби Элиезера, а не после. Но, хорошо, допустим…

Наконец, противостояние достигает третьей стадии, когда в спор напрямую вмешивается Глас Небесный. И вновь он подтвержает правоту рабби Элиэзера, что, на самом деле, не удивительно, ибо «Если все мудрецы Израиля будут на одной чаше весов, а Элиэзер Бен-hоркенус на другой, — то он перевесит всех» (Пикей Авот там же). Иными словами, галахический авторитет рабби Элиэзера таков, что он один, и только он, вправе опровергнуть мнение множества мудрецов. Но то, что очевидно для Гласа Небесного, не очевидно для мудрецов! Рабби Йехошуа опять не соглашается, и приводит в ответ две цитаты: из нашей недельной главы и из книги Шемот. Цитата из нашей недельной главы используется достаточно вольно. Простой смысл этого пассука в том, что заповедь (по большинству толкований имеется в виду Тора, в своей совокупности) не отделена от нас недоступными преградами, что каждый еврей может учить и исполнять её. Рабби Йехошуа делает из этих слов весьма вольный вывод, что не только толкование Торы, но и достаточно произвольное решение важных галахических вопросов является исключительной даровно смертным, и с тех пор относится к их исключительной компетенции.

Ещё хуже обстоит дело со второй цитатой. Вот пасук поностью: «Не следуй за большинством на зло и не отзывайся в тяжбе, кривя судом, (лишь бы) клониться к большинству» (Шемот 23:2). Рабби Йехошуа цитирует этот пассук «с точностью до наоборот»: Тора как раз предупреждает нас, что, как это точно сформулировала Харпер Ли в изумительной книге «Убить пересмешника», «у человека есть нечто, неподвластное большинству: это его совесть». И в данном случае именно рабби Элиэзер упорно пытается следовать этой норме! Рабби Йехошуа, напротив, проповедует нехитрый принцип, что «большинство ошибаться не может». И, чтобы довершить наше изумление и оставить нас с разинутым ртом, аггада ясно и недвусмысленно подтвержает, что Творец согласился с тем, как мудрецы себя вели. Не с галахическим решением, а именно с методом, который они применили. Более того, не просто согласился, а довольно улыбнулся, ясно показывая, что мудрецы и рабби Йехошуа безошибочно угадали некий его скрытый замысел.

Невозможно правильно понять эту аггаду, если исходить из самоочевидного, вроде бы, допушения, что обсуждавшийся галахический вопрос относится к числу т.н. «закрытых вопросов», что на него можно ответить либо да, либо нет, более того, что ответ этот совершенно не зависит от отвечающего, что чистота или нечистота печи Ахная (и, шире, ритиуальная чистота или нечистота любого предмета) это некое имманентное свойство, совершенно независимое от нашего умозрения. Галаха, разумеется, очень часто имеет дело именно с закрытыми вопросами. Более того, только такие вопросы, безусловно, преобладают в тех сферах Галахи, которые мы можем, в первом приближении, отнести к еврейскому праву (имущественному, гражданскому, административному, уголовному, семейному и пр.).

Но не так всё просто в тех сферах, где Галаха выходит за рамки правовых моделей и касается вопросов ритуальных, в первую очередь, вопросов «чистое — нечистое». тут ситуация кардинально меняется. Тут уже мы не всегда вправе исходить из допущения, что правильный ответ уже «где-то существует», и нам остаётся только до него докопаться. Ситуация тут качественно иная. Само галахическое постановление формирует, в известном смысле, галахическую реальность. Надо сказать, что ничего уникального или небывалого в таком подходе нет. Во многих правовых системах такая постановка вопроса вполне нормативна. В случае, если намерения законодателя не вполне очевидны, суд вправе толковать их в достаточно широких пределах. Но после того, как решение суда принято, создаётся прецедент. И в следующий раз суд, столкнувшись с аналогичным делом, уже не вправе принимать решение по своему усмотрению, а должен действовать в соответствии с судебным прецедентом.

Такова практика во многих странах даже в сфере правовой, т. е. там, где сторонами в суде являются два человека, и где решение, принятое исключительно по принципу «(лишь бы) клониться к большинству» почти наверняка станет нарушением объективно данных прав одного из этих людей. Именно о такой ситуации говорит нам пассук из книги Шемот. Принципиально иная модель работает там, где решаются вопросы ритуальной чистоты и нечистоты. там «стороной», в известном смысле, является сам Создатель. Не случайно заповеди, регламентирующие ритуальную чистоту относятся к категории «между человеком и Творцом». И если мы ошибёмся в вопросах ритуальной чистоты, то именно Он, если можно так выразиться, «окажется в проигрыше». Но ведь именно Он и установил все законы ритуальной чистоты, и потому, будучи «стороной в деле» вполне может поступиться и сделать поблажку простому смертному, который, в большинстве случаев, заинтересован, чтобы спорный предмет был признан ритуально чистым.

Теперь вся эта история открывается нам в своём истинном смысле. Мы понимаем, почему рабби Йехошуа так уверен в своём праве игнорировать знамения и даже сам Глас Небесный, который, в данном случае, является не беспристрастны арбитром, а «стороной в споре». Рабби Йехошуа понимает, чего, на самом деле, ждёт от него Творец. Не догматизма, не «талмудизма и начётничества», а именно смелого и свободного, незашоренного взгляда. В вопросах сугубо ритуальных нет ответов однозначно «правильных» и «ошибочных». Именно прецедентное решение мудрецов делает их таковыми. Печь Ахная не была, если угодно ни «чистой» ни «нечистой» ( В данном случае — именно нечистой) «сама по себе», «объективно». Только воля и настойчивость мудрецов, в конечном счёте, делают её нечистой, создавая, тем самым прецедент, который, отныне, уже становится обязательным. Именно этого и ждал от своих «сыновей» Пресвятой Будь Он Благословен. И именно поэтому он так довольно улыбнулся.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *