Леонид Комиссаренко: Новое открытие Площади Старой синагоги

 442 total views (from 2022/01/01),  1 views today

То, что происходит во Фрайбурге, не является для Германии чем-то новым. В Берлинском Мемориале Холокоста регулярно вызывают раздражение туристы, которые понимают стеллы Мемориала как место игр и приключений. Даже в концлагерях щёлкают селфи, как если бы это была самая нормальная вещь в мире.

Новое открытие Площади Старой синагоги

Возвращаясь к опубликованному

Леонид Комиссаренко

Предисловие

В январском номере Заметок опубликован материал «Два мэра из одного мира», повествующий о коллизиях этического характера, возникших при расширении центральной части Фрайбурга с включением в пешеходную зону преобразованной Площади Старой синагоги.

И вот свершилось — 2-го августа, с опережением графика более чем на 10 недель, площадь была торжественно открыта.

Народу понравилось, местной прессе — тоже. А вот более объективной, центральной прессе, как и еврейской общине — не совсем, или, скорее, совсем не, так как сбылись все опасения, высказанные городским властям и лично мэру, господину Дитеру Саломону, ещё на самых ранних стадиях проектирования.

Предоставим слово редактору «Die Welt» Филипу Куну, выступившему 10.08.2017 со статьёй (перевод — Л.К.):

Сожжённая синагога — место ожлаждения бутылок с пивом

Во Фрайбурге открыли «Площадь Старой синагоги» — и сразу же она стала местом проведения party (по-английски party — вечеринка, гулянка, веселье — Л.К.). Это ведёт к разногласиям, достойно ли так напоминать о «Хрустальной ночи»? Но это не единственный возникающий вопрос.

Что есть достойная память? В настоящее время во Фрайбурге идут ожесточенные дебаты. Поводом для обсуждения стало открытие завершенной несколько дней назад после реконструкции «Площади Старой синагоги» в самом центре города, недалеко от центрального вокзала. Время строительных работ для зоны 130 на 130 метров было чуть ли не рекордным — 16 месяцев, затраты составили около десяти миллионов евро. «Эта площадь будет жить», — сказал обербургомистр Фрайбурга Дитер Саломон (партия «Зеленые») на открытии 2 августа. Пророчество, которое более чем исполнилось. Со времени нового открытия эта площадь, где до ноября 1938 года стояла фрайбургская синагога, практически не знает покоя. В так называемом «водяном зеркале», своего рода плескательном бассейне на площади, точно повторяющем контуры сожжённой нацистами синагоги, днем ​​резвятся дети и собаки. Вечером студенты остужают ящики с пивом, до поздней ночи на площади звучит музыка. В течение нескольких дней Площадь Старой синагоги мутировала в место вечеринок. Отчасти это связано с высокими летними температурами, с другой стороны — расположение в самом центре города. «Нам больно это видеть», — критикует Ирина Кац, Председатель правления еврейской общины Фрайбурга, имея в виду обхождение с мемориалом. Но у Кац вызывают боль не только веселящиеся на этом месте фрайбуржцы, но и обращение с мемориальной плитой, напоминающей о преступлениях нацистов. Бронзовая мемориальная доска, которая уже была на старой площади, встроена в плескательницу так, что по мнению еврейской общины практически незаметна. «Когда вода завихряется, или купаются, её вообще не видит никто», — говорит Кац. «Кроме того, люди топчут её ногами». Это раздражает ещё и потому, что нет ни единого другого упоминания о разрушении синагоги нацистами. И без того текст на бронзовой доске достаточно туманен: упомянуто лишь, что синагога стала жертвой «господства насилия и бесправия». Фрайбургские социал-демократы и JPG (Молодой Фрайбург/Партия/Зеленая альтернатива) требуют поэтому установки дополнительных указателей. Но госпожа Кац это предложение отклоняет: «Тогда впоследствии будут утверждать, что мы портим им удовольствие от купания». То, что происходит во Фрайбурге, не является для Германии чем-то новым. В Берлинском Мемориале Холокоста регулярно вызывают раздражение туристы, которые понимают стеллы Мемориала как место игр и приключений. Даже в концлагерях щёлкают селфи, как если бы это была самая нормальная вещь в мире. Сколь безмятежным должно или может быть поминовение — мнения расходятся.

Мемориальный бассейн должен напоминать о разрушенной нацистами синагоге
Мемориальный бассейн, собственно, должен напоминать о разрушенной нацистами синагоге во Фрайбурге, но здесь плескаются люди и собаки Фото: Маркус Вольтер

Достаточно взглянуть на страницу писем читателей «Badische Zeitung», чтобы понять, сколь по-разному воспринимают граждане новую Площадь. Сам город не видит проблемы в интенсивном использовании пространства: подавляющее большинство граждан приняли его с восторгом, говорится в заявлении. Город ссылается при этом на Рами Сулимана, Председателя правления Высшего Совета еврейских общин в Бадене (IGR Baden). Для Сулимана нет никаких проблем с тем, что «дети или взрослые играют с водой». В то же время город показывает готовность к переговорам. Мэр понимает «что есть путаница». С Площадью в любом случае следует обходиться с должным достоинством. После летних каникул будут обсуждены возможные улучшения. Но в случае с Фрайбургом имеет место и некий привкус. Прошлой осенью во время строительства были обнаружены остатки стен старой синагоги. Находка вызвала дискуссию о том, как с ней обойтись. В то время, как еврейская община потребовала, чтобы камни были интегрированы в памятник, город в таком решении заинтересованности не проявил. Такое решение для концепции мелкого водоема по мнению городских властей неприемлемo, да и замораживание строительства вызвало бы дополнительные расходы. В любом случае, по мнению одного из экспертов, камни в плохом состоянии, они осыпаются.

Праздник в субботу. В конечном счете для консультации был привлечён еврейский священнослужитель, который пояснил, что камни не священны. Часть остатков стены была удалена, остальное засыпано. Еврейская община отреагировала рассерженно. «Находка остатков стен на этой площади не есть никакая неожиданность, — говорит Кац. Фактически же ещё в 2004 году обсуждалось, как остатки таких фундаментов могут быть объединены с памятником. Что касается площади Старой синагоги и темы памяти и воспоминания, то по нашим представлениям камни фундамента остаются на виду и по возможности комбинируются с элементом «Вода»: фундаментные стены, стоящие в воде».

14 октября состоится городской праздник по поводу открытия обновлённой площади. Это также не нравится еврейской общине. Потому что 14-е выпадает на субботу — священный для евреев день. Поэтому многие верующие в ортодоксально ориентированной общине из участия исключаются (примечание переводчика — в конце августа было объявлено об отмене праздника открытия 14 октября — т.е. компромисс как бы найден).

Послесловие

Давайте остановимся на некоторых подробностях праздника открытия и упомянутых в статье из «Die Welt» моментах.

Торжества удостоил своим присутствием Председатель правления IGR Baden Рами Сулиман.

Запуск фонтанов
Запуск фонтанов. Слева — Рами Сулиман, рядом — Дитер Саломон

Господин Саломон не преминул в своей речи в который раз подчеркнуть постоянно муссируемый им — в связи с очевидной слабостью своей позиции — тезис: синагога — не священное место. И вновь со ссылкой на безымяного священослужителя. Но ранее он его имя называл: безработный раввин по фамилии Гитлер (Gitler). На тезис обербургомистра господин Сулиман никак не отреагировал. А должен бы. Ибо в течение последних полутора лет, отбиваясь от моих обвинений в завышении в 2,5 раза стоимости строительства под его эгидой синагог в общинах Роттвайль и Констанц, он использует один единственный аргумент: потому что здание синагоги сакрально. Да и вообще его роль в, скажем прямо, осквернении памяти Старой синагоги переоценить трудно.

Я не буду вдаваться в схоластику: сакрально — не сакрально. Мы имеем дело с останками, которые в любом случае требуют к себе соответствующего отношения.

Земельный раввин участия в торжествах не принимал.

На предваряющем статью фото перед фигурами двух мужчин различимо тёмное круглое пятно. Это и есть упомянутая в статье памятная доска.

Текст: Здесь стояла синагога Исраэлитской общины Фрайбурга. Построенная в 1870 году, она была 10 ноября 1938 в условиях господства насилия и бесправия разрушена
Текст: Здесь стояла синагога Исраэлитской общины Фрайбурга. Построенная в 1870 году, она была 10 ноября 1938 в условиях господства насилия и бесправия разрушена

Текст даю по очевидной причине — эту клинопись и в нормальных условиях прочесть непросто, а при погружении в воду — вообще невозможно.

Далее приведу слова Ирины Кац:

«Естественно, всю ситуацию с использованием этой «хлорированной клоаки», как назвал бассейн в своих комментариях один из читателей «Badische Zeitung», сам Саломон и все его советники предвидели. Дураками их не назовешь. Это продуманная политика превращения зеленого оазиса в бетонную пустыню. И как решение экологической катастрофы на этом месте было создание бассейна (с самого начала проектных работ внизу, куда они закопали реликты-остатки нашей Старой Синагоги, предусмотрено размещение оборудования для подачи хлора и фильтрования воды; об этом, на стесняясь, заявила пресс-атташе Саломона. Мол, по поводу качества воды в бассейне его пользователи не должны волноваться).

Для алиби они его засунули в контуры синагоги. Слава богу, что эта «хлорированная клоака» лежит не в точных контурах синагоги. Самая священная, восточная часть со святыми шкафами для Торы, смотрящая на Стену Плача, не была охвачена этим бассейном.

И с первого дня открытия этой площади в этом бассейне купаются дети, их мамы и папы, выполаскиваются подгузники, купаются собаки всех мастей, охлаждаются ящики с пивом. Фантазия «лавочника» по использованию этой клоаки не ограничена.

В восточной части бассейна они погрузили в него и спрятали под водой мемориальную плиту, за которую годами билась удивительная женщина Гертруд Лукнер.

Естественно, при плескании в воде никто не видит, да и не хочет видеть эту плиту. По ней ходят люди и собаки. Они ходят не только по нашей коллективной и индивидуальной памяти, они ходят также по памяти женщины, которая, спасая евреев, сама попала в концентрационный лагерь.

Гертруд Лукнер сразу же после войны начала заниматься тем вопросом, чтобы городские власти убрали паркинг с того места, где стояла синагога. Она очень хорошо знала договор, который заключили первые пять евреев, вернувшихся во Фрайбург после войны. Они отдали городу Фрайбург площадь, где стояла синагога, с условием, что город восстановит еврейское кладбище и что (внимание!) эта площадь не будет профанирована (осквернена). Паркинг и был примером такого осквернения. Она добилась того, что городские власти его убрали, и того, что была сделана мемориальная плита. Текст, который она предложила, был другой, не тот, что стоит на плите. Этот текст не называет преступника своим именем. В тексте написано, что синагога была сожжена во время «господства насилия и беззакония». Все очень абстрактно и не конкретно. Чисто по-фрайбургски. Но все же мемориальная плита. Так сейчас эта мемориальная плита, которая является также памятью о Гертруд Лукнер и о ее боях против профанации этого места, затаптывается ногами «двуногих» и лапами «четвероногих».

В дополнение к сказанному следует добавить, что в договоре 1978 года о продаже землёй Баден-Вюртемберг Площади Старой синагоги городу Фрайбург имеется параграф, предусматривающий согласование всех вопросов, связанных с переустройством и новым оформлением Площади, с Еврейской общиной города, а не с IRG Baden. То есть в наличии прямое нарушение Договора. Ну, это уже в понимании нашего мэра незначительные детали».

* * *

И ещё одна категория «постоянных посетителей» не даёт о себе забывать с первых минут открытия площади. Полюбуйтесь.

Полный кайф и для пойла, и для собак
Полный кайф и для пойла, и для собак

Со дня открытия прошёл уже месяц, но страсти не улеглись. Местная газета взяла у авторов проекта, Волькера Розенштиля (Volker Rosenstiel) и Мартина Шедльбауэра (Martin Schedlbauer), интервью, снабжённое очень показательным подзаголовком: «Дизайнеры Площади Старой синагоги о запланированных и неожиданных успехах». Некоторые из их ответов стоит здесь привести.

Розенштиль: Если площадь предлагает хорошую атмосферу, дело удалось. Но касательно водняной ванны у меня создаётся впечатление, что люди уж слишком свободно себя в ней чувствуют.

Газета: Вы не задумывались над тем, что ванна будет использована в качестве плескательницы?

Розенштиль: Если там плещется пара детей — ничего страшного. Но сейчас матери приносят полотенца и целенаправленно используют бассейн для купания — это уже слишком.

Шедльбауэр: Вечером после открытия здесь было «Silent Disco“. Сначала всё было в рамках приличия, но затем вечеринка полностью переместилась в бассейн, и видны были только скачущие люди. Тогда я сказал: Нет, так не пойдёт.

Газета: Как же нужно сейчас реагировать на ситуацию?

Розенштиль: Необходимо позаботиться о том, чтобы водная поверхность не использовалась столь интенсивно. Может быть, памятная табличка. Или не разрешать купание.

Газета: С запретительной надписью?

Розенштиль: Не знаю. Нужно обсудить на заседании Городского совета. Может быть найдётся решение.

Шедльбауэр: Ни в коем случае — доска с запретом. Скорее с информацией о смысле бассейна, ведь люди понятия не имеют о том, что речь идёт о памятнике.

Вот так и разводят беспомощно руками сами авторы проекта. Чего разводить то, ведь община устами своего председателя ещё несколько лет назад предупреждала город о всех этих пивах, младенцах и собаках, и ещё об использовании памятника в качестве писсуара. Правда, о последнем пресса не пишет ничего.

Несколько кадров о плясках на мемориале.

Итальянские студенты на мемориале 2-го августа
Итальянские студенты на мемориале 2-го августа, в день открытия
Сцена у фонтана
Сцена у фонтана

детские игры

Маха обнаженная

Побывавшего в эти дни во Фрайбурге американского актёра, поэта и журналиста Йегуду Хаймана (Yehuda Hyman) такое «использование» мемориального бассейна настолько потрясло, что он решился на перформанс протеста.

Йегуда Хайман из Бруклина в талите своей бар-мицвы. На листках надпись: «Знаете ли вы, что здесь произошло?»
Йегуда Хайман из Бруклина в талите своей бар-мицвы. На листках надпись: «Знаете ли вы, что здесь произошло?»

Перформанс

Дополнительная информация — ФБ Ирины Кац.

Print Friendly, PDF & Email

21 комментарий к «Леонид Комиссаренко: Новое открытие Площади Старой синагоги»

  1. В общине Дессау был я облечен т.с. высоким доверием — избран председателем ревизионной комиссии.
    Кстати, первой заботой Еврейской общины было выселение из полученного ею здания упомянутое выше «Общество Мозеса Мендельсона» («Moses Mendelssohn Gesellschaft»), занимавшее часть одного из этажей. Еврейский просветитель XVIII века Мозес Мендельсон родился в Дессау. Его перевод Торы на немецкий язык (с комментариями на иврите) явился одним из самых примечательных событий культурной жизни Германии. Его называли и «еврейским Сократом», и «германским Соломоном». Он стал главным героем классической пьесы Готхольда Лессинга «Натан Мудрый». И ненависть к Обществу его имени со стороны наших евреев я объяснял себе лишь «квартирным вопросом», как известно, ожесточающем сердца. (Общество при мне загнали на чердак, и кажется, в конце концов выставили вон).
    Когда я прочел в этом уважаемом мной Обществе лекцию «ОткровениеТоры» (мне любезно сняли зал в городе (Leipziger Torhaus), пригласили переводчика, собрали немецкую аудиторию), в правлении Еврейской общины разразился скандал: как это я посмел! Я не понял, в чем суть. Мне разъяснили (инструкция была свыше): Мозес Мендельсон — предтеча реформистского иудаизма, преступно расцветшего в Соединенных Штатах, тогда как наша Община – сугубо ортодоксальная. В подтверждение мне показали уголок первой страницы нашего Устава, но в руки его не дали. Я тогда еще не понял, почему. И спросил хера Роскина, нашего председателя, почему вообще Еврейская община не – культурная, а – культовая (не Kulturgemeinde, а Kultusgemeinde). «Потому что так больше платят», — отрубил он с прямотой римлянина.
    Добывание денег походило подчас на нелегкий труд шахтера: тоже в грязи и в потемках. И когда я готовил отчет ревизионной комиссии к очередному общему собранию, председатель нежно, как родного, попросил меня предварительно показать ему, что я там понаписал. Я удивился. «Извините, это наша промашка, — ласково сказал председатель. – Мы вас имели за другого человека. У нас при приеме на любую должность требуется подписать следующий Bestдtigung («Свидетельство», — перевел он) в двух экземплярах – по-немецки и по-русски». И дал мне для подписи замечательную двуязычную бумагу: «Настоящим я подтверждаю, что Правлением Еврейской Общины мне указано, что вся полученная во время моей деятельности в Еврейской Общине информация в отношении финансов, религиозной и социальной работы, лиц, решений и положения дел, которая предназначена для использования внутри Общины при работе, является строго секретной и не подлежит оглашению, и не может быть доведена до третьих лиц».
    Это великолепное свидетельство человеческой наглости подписать я, естественно, отказался. Что происходило далее, вы прочтете в «Двенадцати стульях». В главе о том, как отец Федор пылко домагался взаимности инженера Брункса и что при этом предпринимал. Как это выглядело в нашем случае и чем завершилось, — когда-нибудь в другой раз.
    В конце концов, спустя неделю-другую, сакральную формулу «Вы еще пожалеете!» председатель заключил следующими словами: «Кстати, когда вы собираетесь, наконец, жениться?» Я обалденно посмотрел на него. Председатель примирительно развел руками. «Чтобы, я забыл, что у вас жена и детки!.. Как-нибудь еще не отшибло. Но пора это оформить как У НАС водится».
    Тут уж я развел руками.
    Сам председатель поехал «оформляться, как водится» аж в Берлин, где, оказывается, есть хирургическая еврейская (!) клиника со спецуслугами. Потому что для оформления ортодоксального брака надо не только ходить «с партбилетом на голове», т.е. в кипе (вместо красненькой книжечки КПСС в нагрудном кармане), -надо еще что-то проделать и с другой частью тела. Наш председатель проделал и вернулся из Берлина со страдальческой миной и в спецштанах с мотнёй до колен, но готовый и далее расставаться с чем угодно, лишь бы усидеть в своем кресле. Впрочем, жертва, как в классической трагедии Шекспира, была напрасной. И хера Роскина постигла та же участь, что и Шахновича, и Досика (см. выше) со сходной резолюцией, запечатленной на скрижалях общего собрания.
    Не знаю, завершилось ли дело, как положено, уголовным судом, — меня уже не было в Дессау.
    Больше я туда не возвращался, хотя там немецкие друзья плюс дивная природа и замечательные парковые ансамбли. Карин и Хайнц иногда звонят нам в Мюнхен и сообщают, что «c антисемитизмом в городе было так хорошо, ну а сейчас совсем-совсем плёхо».
    Они владеют русским на уровне школьного образования ГДР, поэтому выражаются столь казенно.
    */ Не метафора и не гипербола. Вот выдержка из § 1 Устава Общины (на стенке не вывешивается и на руки не выдается!): «Мероприятия, касающиеся внутренних дел религиозного общества не подлежат проверке через доступные акты „общественной власти» (кавычки в тексте. – М.Т.)… В какой степени какое-то мероприятие может быть причислено к внутренним делам, определяется из того, что практически, исходя из характеристики дела и целевой связи, можно рассматривать как собственное дело религиозного общества».
    Какой простор для инициативы!

    1. 19-ый коммент
      Маркс ТАРТАКОВСКИЙ.
      «В общине Дессау был я облечен т.с. высоким доверием — избран председателем ревизионной комиссии…Добывание денег походило подчас на нелегкий труд шахтера: тоже в грязи и в потемках. И когда я готовил отчет ревизионной комиссии к очередному общему собранию, председатель нежно, как родного, попросил меня предварительно показать ему, что я там понаписал. Я удивился. «Извините, это наша промашка, — ласково сказал председатель. – Мы вас имели за другого человека. У нас при приеме на любую должность требуется подписать следующий Bestдtigung («Свидетельство», — перевел он) в двух экземплярах – по-немецки и по-русски».
      :::::::
      Интереснейший комментарий написал Маркс Т. Однако, зря его (МТ)
      назначили председателем. Не подписал он замечательную двуязычную бумагу: «Настоящим я подтверждаю, что вся полученная во время моей деятельности в Еврейской Общине информация в отношении финансов, религиозной и социальной работы, лиц, решений и положения дел, которая предназначена для использования внутри Общины при работе, является строго секретной и не подлежит оглашению, и не может быть доведена до третьих лиц»…
      Довёл он (МСТ) до 3-их лиц, написал свой 19-ый коммент, и теперь его
      надо сослать. Куда — не придумал. Вот появится здесь ещё штук 20
      комментов такого рода, может быть, старожили из Германии: Хулиган,
      Л.Мадорский или другой кто, ещё неведомый нам парижанин, пролетая г. Франкфурт, к примеру, подскажет. А пока, разрешите откланяться и ещё
      раз поблагодарить Автора и МСТ за познавательные тексты.
      Как это водится у нас в Одессе, Хайфе ли, в Филадельфии и Рио-
      — дэ воно тэ Рыо е, хто його бачыв?
      Согласно законов гостеприимства.

      1. Уважаемому Модератору: прошу покорнейше исправить в
        «Вот появится здесь ещё штук 20 комментов такого рода, может быть, старожили из Германии…» — «старожили» на «старожилы». Спасибо.

  2. Уважаемый, Леонид Комиссаренко !
    Ещё раз огромное спасибо за полезную информацию, о которой раньше не имел представления.
    После вашей статьи, стало более очевидным :
    1). КОМУ нужны эти \»танцы\» вокруг Холокоста, памятникам с ним связанным, КТО интересанты.
    2). К чему приводит ХАЛЯВНОЕ государственное финансирование еврейских общин.
    3). Еврейские общины в Германии ОБРЕЧЕНЫ не столько природой
    (т.е. естественным уходом из жизни …), сколько, как ни странно, АЛЧНОСТЬЮ самих РАВВИНОВ, превретивших религию, иудаизм в обыкновенный
    (за счёт надёжного гос.финансирования) БИЗНЕС.
    В последнем утвеждении я имел возможность УБЕДИТЬСЯ лично.
    НИЗКО это — использовать веру в Него, призывать в синагогу \»несознательных\» евреев, глядя в собственный КАРМАН .
    Люди это ВИДЯТ (надо быть слепым, чтобы не увидеть), что не способствует Вере, а только подталкивает к её отторжению.
    Молодые видят эту ФАЛЬШ, как и положено, гораздо лучше, острее,
    поэтому, в большинстве случаев, шарахаются от общин, от религии.
    Это нормальная реакция, нормального работающего человека, который хорошо понимает, куда уйдёт его (религиозный) налог, кого он содержит…

  3. Леонид Комиссаренко:
    \»По п. 4. С раввином история такова (дальше всё ИМХО). По моим наблюдениям в США перепроизводство раввинов-хабадников. Им дают на год грант и пускают по миру на поиски работы. Гитлер из них. Но у нас его шансы минимальны: а) не знает ни немецкого, ни русского, б) не знаю, какую зарплату потребовал он, но по моим сведениям у них такса — не менее пяти или шести тасяч €/месяц, а то и все 11. Вот он и мылится через потворство бургомистра…\»
    —————————————————
    Потрясающе. Эх, напрасно я в Вашу Фрайтен-бергскую \»пивную\» заглянул. Теперь буду размышлять про Гитлера-хабадника буду, про главного хабадника в г. Москва, который если конешно верить интернету (а у меня такой веры нету), еле ноги унёс из Америки в другую страну, потому как похлеще иных гитлеров нахулиганил в Новом свете. Значит, много тысяч евров плотют таким сине-курам на Вашей земле. Надо же, Гитлеру и такие деньжищи. И за что? Есть, однако, слаабенькая надежда, что с помощью Льва М. и молитвами праведников что-то произойдёт и у Вас в Ф., уважаемый Л.К. Может, своего Трампа и быстрых разумом Невтонов родит Вюртембергская земля. А те, в свою очередь, решат все проблемы, на манер Португалии. И мы с Вами, дорогой Л.К., сядем на скамеечку у бассейна — без всякой воды и без пива, — и будем спокойно разглядывать статуи, мраморы и прохожих, а лев (настоящий, из Африки), не Л.М., возляжет рядом с нашей скамейкой и заговорит по-человечьи, как Кот учёный. И очень даже просто.

  4. Лев Мадорский
    — 2017-09-16 20:03:46(426)
    Так после этого писали, что я хочу уничтожить еврейскую жизнь в Германии.

    И правильно писали -))! Отказ от дотаций и означает сегодня конец еврейской жизни!
    У нас в земле на одного члена общины государство выделяет ок. 800€ в год. Для таких общин как Берлин и Франкфурт это даёт для распила бюджет ок. 10 миллионов. Отсюда и все скандалы, которые смакует пресса. А что касается Ваших писем в ЕГ, то сейчас заместо неё ЕП с той же редколлегией. Знаком я, как и Вы, с её главредом, хотел написать ему о своей борьбе, получил отказ: «Мы дрязгами в общинах не занимаемся». По их мнению увод двух миллионов из пяти — это дрязги. Кто-то здесь на Портале писал, что в мире не найти такого строительного подрядчика, которого нельзя было бы посадить на 10 лет. Позволю себе дополнить, что строймахинации невозможны без содействия заказчика, небесплатно, конечно. Вот в Роттвайле и выстроили 100-местную (100 стульев) синагогу, неплохую, надо сказать, через дорогу от годом раньше построенного Дома престарелых на 100 апартаментов (с кухонной нишей и санузлом в каждом), стоимостью всего лишь в полтора раза большей. Охватываешь оба здания одним взглядом и неловко становится за наших. А ведь аборигены всё это тоже видят и цены знают.

  5. Лев Мадорский
    — 2017-09-16 15:59:02(398)

    Уважаемый Лев!
    К сожалению, положение даже хуже, чем Вы себе представляете. Я ведь тоже так мягко думал (одни старики, нет религиозных, etc), пока «по просьбе радиослушателей» не совершил поход во власть — на два года был делегирован в IRG Baden. Эта служба оказалась для моего слабого сердца смертельно опасной. После каждого заседания день отлеживался. Еле ноги унёс. У меня в тексте есть фраза: А должен бы. Ибо в течение последних полутора лет, отбиваясь от моих обвинений в завышении в 2,5 раза стоимости строительства под его эгидой синагог в общинах Роттвайль и Констанц, он использует один единственный аргумент: потому что здание синагоги сакрально. В этих двух с половиной разах, как в зеркале, отражается стиль жизни и деятельности на халявных деньгах. Вот я и попытался выяснить, почему так дорого. Дорого это стало только мне: oстальное очко (21 член IRG) вело себя так, будто в очко засандалило свои языки, даже если в приватных беседах соглашались с моими расчётами и аргументами. Исключений на было. Разослал всем членам IRG несколько писем. Ни одного ответа, ни за, ни против.
    Отойду немного, соберусь с силами — изложу всю сагу. Пока не могу сыпать себе же соль на раны.

    1. Всё верно, Лернид! Я раньше писал в почившую \»Е.Г.\», что необходимо общинам жить скромно, по возможности, отказываться от госдотаций и переходить на членские взносы и пожертвования. Так после этого писали, что я хочу уничтожить еврейскую жизнь в Германии.

  6. Мне, Леонид, понравился Ваш материал. В оеределённой степени он подтверждает,что еврейские общины в Германии не пользуются уважанием. Возможно. в том числе и потому. что это, в основном, русскоязычные общины, а, значит. , в большинстве, не религиозные . Для руссоязычным, пожилых людей ( молодых в небольших городах, очень мало и они как раз религиозные) общины эти -свобеобразные клубы для общения. Поэтому еврейская община находится на грани исчезновения: пожылые уходят, молодые не ходят.

  7. Никакой проблемы нет. Португальцы показали пример, как надо относиться к памяти о предках. По всей Европе в соборах похоронены важные исторические персоны, и по их плитам ходят туристы. А в Португалии по углам плит стоят столбики, на которых натянуты декоративные канаты. Любому посетителю ясно, как надо себя вести. Сама идея «мемориального» бассейна оригинальна и имеет право на осуществление. Остается поставить ограждение и сделать вразумительную памятную доску. Так сделали в Будапеште на набережной Дуная, с которой нацисты сбрасывали связанных колючей проволокой евреев. Там рядом с доской расположена в беспорядке обувь, мужская, женская, детская, из металла. Символ того, что это как бы все, что осталось от невинно убиенных. Дело не в том, что здание синаноги сакрально или нет, в том, что памятник нужен, чтобы не забывали о совершенных злодеяниях. Началось с сожжения синагоги, а продолжилось в печах Освенцима…

  8. Леонид Комиссаренко: … ведь материалы по Германии, если они не Льва Мадорского, конечно, особого внимания на Портале не удостаиваются. …
    ————-
    Я несколько раз бывал у своих родственников в Германии, я часто читаю материалы о еврейских «общинах» Германии — и каждый раз это вызывает у меня очень тяжёлые ощущения: ваши «общины» продолжает содержать государство и это создаёт в них слишком много раздоров. Если без помощь государства немецкое еврейство не может или не хочет, то моё внимание к еврейским делам в Германии выражается в «грустном сочувствии».

    Леонид Комиссаренко: … По моим наблюдениям в США перепроизводство раввинов-хабадников. Им дают на год грант и пускают по миру на поиски работы. …
    ————-
    Грант им дают члены их общин из своих личных денег — а государство (США) только возвращает собранный на них налог.

    Спасибо Вам за статью и спасибо Йегуде Хайману из Бруклина за реальное дело.

  9. Даже самое искреннее движение души можно довести до абсурда. Мы, евреи, демонстрируем это постоянно. Гектары мемориала в центре Берлина — это кладбище, на котором никто не похоронен. Это абсурд, для охраны которого задействован взвод полицейских. Взорвать мемориал невозможно, но он используется прохожими, физиологически озабоченными, для более повседневных целей. Мемориал мог быть компактнее в тысячу раз (!) и многократно выразительнее. На этом портале опубликован мой проект (были предложены и другие — но выбран самый грандиозный и нелепый), опубликованный в прессе — в частности, «Еврейской газетой» (Берлин). Плакальщицы и плакальщики, публично размазывающие по щекам натужные слёзы, произодят впечатление от досадного до смешного — хотя речь о подлинной трагедии МИЛЛИОНОВ.

    1. Мой дорогой Маркс!
      Я совсем недавно был в Берлине. На меня, израильтянина, мемориал произвёл колоссальное впечатление, в т.ч. и подземный музей.
      Никакого «взвода полицейских» я не увидел, как и прохожих.
      Были не «прохожие». а посетители.
      Не надо клеветать на своих, пусть и по не вашей воли, но соотечественников.

  10. Леонид Комиссаренко
    ———————————————
    Уважаемый Яков, во-первых, спасибо за комментарий, ведь материалы по Германии, если они не Льва Мадорского, конечно, особого внимания на Портале не удостаиваются. …
    ==========================
    Леонид, это несколько не так. Внимание есть, но вот писать сложно.
    Ваш материал, вернее — переведенный Вами, вызвал двойственные чувства. Я понимаю, что если бы у Вас это не болело, то и переводить было бы ни к чему. Но и принять точку зрения автора статьи что-то мешает.
    Лет 10 назад были задержаны молодые люди в Москве, которые жарили сосиски в вечном огне у Могилы Неизвестного Солдата в Александровском саду. Возмущение было всеобщим. То есть происходящее, описанное в статье, чем-то напоминает эти сосиски?
    Тут возникает сразу множество вопросов. Сколько синагог было уничтожено нацистами? Если превратить все в место скорби, то во что превратится Германия? Так, к примеру, когда я из машины увидел на дорожном указателе Дахау, то просто не смог повернуть туда руль. В этом слове сконцентрирована наша боль, скорбь по убитым… Но там вполне благополучно живут люди, и евреи кстати, и ничего. Давайте запретим пить пиво в Дахау…
    Мне ответят, не в Дахау, а только на месте концлагеря… Да, это так, но концлагерь не в центре города, не в середине жизни…
    «Эта площадь будет жить», — сказал обербургомистр Фрайбурга Дитер Саломон (партия «Зеленые») на открытии 2 августа.
    И дальше что? А вот что: Вечером студенты остужают ящики с пивом, до поздней ночи на площади звучит музыка. В течение нескольких дней Площадь Старой синагоги мутировала в место вечеринок.
    Ужасно или совсем не плохо? Я не уверен, что ужасно. Я думаю, что руководители еврейских общин пытаются идти легким путем. Вместо работы с сознанием, которое не позволяет жарить сосиски в Вечном огне, идет борьба за превращение центральной площади в мемориал ШОА.
    Так и попиариться легче, и виноватого в неуспехе найти проще.
    Това, она жила в 10 км от Натании, прошла последовательно 5 концлагерей. В день ШОА, она не плакала, а танцевала, говорила: «Я победила Гитлера».
    Вернемся на площадь, но пока в Таллин. Там стоял Бронзовый солдат — памятник советским воинам. Власти перенесли его на Военное кладбище. Ужасно? Если используется политиками для пиара, то да, а если по существу, то нет.
    Теперь – в Берлин. У вокзала стоит памятник-мемориал «Поезда жизни — поезда смерти, 1938 – 1939» Франка Майслера. Отсюда с 1941 г. начиналась дорога многих берлинских евреев, в том числе детей, в лагеря уничтожения. Памятник производит очень сильное впечатление, и я пытаюсь его сфотографировать. Сложно, прямо на невысоком пьедестале памятника сидят две девицы и лопают гамбургеры. Скорби я у них не заметил.
    А она должна была быть? Я турист, приехал-уехал, а они здесь живут, это их повседневная жизнь. Не могут же они жить на мемориальном кладбище.
    Теперь вернемся к статье. «Нам больно это видеть», — критикует Ирина Кац… И далее: «Бронзовая мемориальная доска, которая уже была на старой площади, встроена в плескательницу так, что по мнению еврейской общины практически незаметна».
    Слово о какое – «плескательница». Ну да ладно. Можно установить мемориальную доску на стене одного из зданий? Можно включить информацию в путеводители? Да мало ли что еще можно…
    Синагога “стала жертвой «господства насилия и бесправия»”. А разве не так? Если написать, что уничтожена фашистами, то лично я думаю, что это будет не верно. Она уничтожена безразличным обывателем, а уже потом фашистами…
    И еще совсем неполиткорректно я думаю, что не стоит строить немцев под свой ранжир, нужно начать с себя, с пустых сегодняшних синагог, с наплевательского отношения к еврейской традиции, с попыток бойкота, но это не интересно, это не принесет политической популярности…
    Евреи говорят: hашем натан, hашем локах, йеhье шмей раба меворах. (Он дал, Он взял, будет великое имя благословенно). Жизнь продолжается.

    1. «…..написать, что уничтожена фашистами,»
      ————
      Может, написать, что уничтожена Нацистами. как это было на самом дел ? Может, оставить Фашистов для Италии?
      Почему надо пользоваться и пропагандировать Агитпроповские увёртки, которые были ему нужны, чтобы «уйти» от Наццонал-социализма ?

  11. Два автора из Германии: Леонид и Лев. Почему мне легко писать комментарии на Льва и сложно на Леонида?
    Сразу оговорюсь: никого из них не хочу обидно задеть, критиковать или читать им безапелляционные нотации в стиле одного из местных исследователей. Обоих я уважаю.
    НО: на статью Леонида Комиссаренко я могу привести два противоположных аргумента.
    1. Действительно, дебилы жрут, ржут, резвятся на остатках разрушенной синагоги, мэр — идиот, раввин — левый (в смысле непонятно откуда), память отвратительно оскверняется, это недопустимо…
    2. Любой центр любого города построен на чьих-то костях, которые скопились за многовековую историю. И что теперь? Тут не жить, не веселиться? Или, например: еврей не должен жить в Дахау? Был я там много раз, рядом теннисная академия Ники Пилича. Мирный, зеленый городок. Но имя у этого городка…
    Что бы я не сказал, мне мои отзывы кажутся глупыми на фоне самой статьи.
    А с Мадорским мне — как в пивную забежать, где старые знакомые перекрикивают друг друга и громче всех сам рассказчик. Брякну что-нибудь и рад, что вместе пиво попили.
    А с Комиссаренко — лучше промолчу.
    Еще раз: авторы со своими статьями тут не при чем. Дело в моем личном восприятии.

    1. «Как в пивную забежать…»
      Мне кажется, что мэр, господин Дитер Саломон, таки не Соломон.
      А если да, то на самых ранних стадиях проектирования (Шутка :)).
      Однако, торжества открытия удостоил своим присутствием Председатель
      правления IGR Baden Рами Сулиман. И это — немало. Или — мало?
      А пепел Клааса, стучащий в сердца Леонида Комиссаренко, Йегуды Хаймана из Бруклина, И. Кац — это не по части администраторов
      Дитера Т. или Рами С. Это совсем другая песня. Тяжёлая и,
      кажется, — безысходная, и чаще всего ни с кем неразделённая.
      Авторам — поклон.

  12. Яков
    — 2017-09-15 09:40:31(215)

    Уважаемый Яков, во-первых, спасибо за комментарий, ведь материалы по Германии, если они не Льва Мадорского, конечно, особого внимания на Портале не удостаиваются. Отвечая, должен заметить, что Вы недостаточно информированы о структуре еврейского сообщества земли Баден-Вюртемберг: земля одна, а организаций две — IRG Württemberg и IRG Baden. У каждой свой Высший совет и свой земельный раввин. Так сложилось исторически, ведь в начале XIX века права евреев Бадена определил Наполеон и не касались они вюртембержцев. С тех пор уже более двухсот лет баденцы настолько дорожат свойствами своей автономии, что при объединении земель в 1952-ом году сохранили свою, «нэзалэжную», дарованую императором структуру и в боях с общинами, а их у нас 10, неизменно на него ссылаются. Даже в Уставе IRGB есть пункт o преемственности с законодательством Веймарской республики. Такая вот архаика, очень удобная для руководства (еврейского начальства).
    По п. 1. Земельный раввин у нас (в соответствии с вышеизложенным) свой, и зовут его Моше Фломенман. Мотивы его отсутствия попробую выяснить. Как только, так сразу.
    По п. 2. Ответ после прочтения статьи ясен как пень (см. фото Рами Сулемана).
    По п. 3. Каки-либо действия Центрального Совета евреев в Германии, кроме сидения в первых рядах на торжественных мероприятиях, мне неизвестны, обращаться к ним бесполезно абсолютно, ибо синекура она и есть синекура (см. по этому поводу статьи Хенрика Бродера).
    По п. 4. С раввином история такова (дальше всё ИМХО). По моим наблюдениям в США перепроизводство раввинов-хабадников. Им дают на год грант и пускают по миру на поиски работы. Гитлер из них. Но у нас его шансы минимальны: а) не знает ни немецкого, ни русского, б) не знаю, какую зарплату потребовал он, но по моим сведениям у них такса — не менее пяти или шести тасяч €/месяц, а то и все 11. Вот он и мылится через потворство бургомистра.

  13. Ничего, кроме ВОЗМУЩЕНИЯ, не вызывает описываемое в статье !
    То, что это НАДРУГАТЕЛЬСТВО над памятью, совершенно очевидно.
    Есть пару вопросов к автору.
    Уважаемый, Л.Комиссаренко :
    1). Почему на открытии площади НЕ присутствовал земельный раввин (знаком с ним лично) госп. Вурмсер ? Он отказался ?
    Если «ДА», то чем он аргументировал свой отказ ?
    2). Обращалась ли еврейская община (в лице её председателя) со своими бедами в IRGW (ценральная еврейская община в Штутгарте) ?
    Я хорошо осведомлён о том, что происходит в моей общине, в IRGW (и вокруг) —
    об этом безобразии слышу впервые.
    3). Знают ли о происходящем во Фрайбурге, в Центральном Совете Евреев Германии ?
    Если «ДА», то какова их реакция ?
    4). Кто уполномочил какого-то безработного раввина (раввин ли он, на самом деле ?) давать свои «экспертные заключения», по поводу столь странного «мемориала» ?
    Спасибо за статью, на столь важную тему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *