Александр Левинтов: Лето 17-го. Окончание

 335 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Лет двадцать ушло на бесполезную возню, и вот теперь мы вернулись туда, откуда ушли… Мы потеряли будущее как реальность, превратив его в заслонку от сегодняшних проблем, заменяющую решение этих проблем. Но если будущего нет, то нет и настоящего, есть только одно утомительное сегодня.

Лето 17-го

Заметки

Александр Левинтов

Окончание. Начало

Новая Земля как зеркало новой России

В 1867 году Россия наконец-то продала, буквально за гроши, за 7.2 млн. долларов, Аляску и рассталась с иллюзиями и пустыми мечтаниями Александра I, угрохавшего в этот прожект гораздо более крупные деньги. Постепенно стало приходить понимание, что у самих, безо всякой Америки, непочатые и нетронутые земли на Севере, которые осваивать и осваивать.

В 1877 году, спустя десять лет, на Южном острове Новой Земли появляется первая русская полярная гидрометеорологическая станция в Малых Кармакулах, а ещё через 20 лет — посёлок Белушья Губа. До революции на Новой Земле появляется несколько микроскопических посёлков, естественно, за госсчёт — ни одному предпринимателю в голову не приходило разворачивать здесь коммерчески оправданную хозяйственную деятельность. Функции этого освоения были весьма ограничены: гидрометеослужба, по принципу имеющая глобальное значение, так как все метеостанции мира представляют собой единую сеть и иного значения не имеют; морская навигация, помощь исконно развитому здесь морскому промыслу и местному коренному населению, живущему этим промыслом и оленеводством.

Параллельно австро-венгерская экспедиция К. Вейпрехта и Ю. Пайера на шхуне «Адмирал Тегетгофф» в 1873 году открывает огромный архипелаг к северу от Новой Земли — Землю Франца-Иосифа.

В 1914 году, в связи с началом Первой мировой, Россия (экспедиция Ильясова) провозглашает ЗФИ своей территорией, устанавливает российский флаг и пытается переименовать архипелаг в Землю Романовых. После революции уже советская власть пробовала называть ЗФИ Землёй Кропоткина и даже Землёй Нансена, но Габсбург устоял.

В 30-е годы началось научное освоение советской Арктики, как выяснилось позже, вовсе не на благо людей. Ещё ранее того началось ГУЛАГ-освоение: первыми стали Соловки, братская могила священников и священных книг. Сюда надо добавить мрачный Вайгач с его молибденовыми рудниками — эту жесточайшую пытку прошел, в числе многих других, Вацлав Дворжецкий, конвои на Ямал (Новый Порт), Норильск и Каеркан, Воркуту, Чукотку… Челюскинцы — в этом же ряду: в караване шло два судна: на головном — «ученые» типа Ваньки Папанина и конвой, на втором — зэки. Второе судно было потоплено из соображений секретности. Вся Арктика, все Севера, вся Сибирь, включая Урал, Весь Советский Союз — это главным образом и прежде всего человекогноилище, страшная язва ГУЛАГа, а всё остальное — коллективизация, индустриализация и т.п. — лишь декорации.

В ходе Второй мировой немцы устанавливают на Новой Земле и ЗФИ автоматические метеостанции, но на этом их присутствие на этих архипелагах и ограничивается. В историю этой войны вошла трагедия конвоя PQ-17.

Из-за несогласованности действий союзников и советского военно-морского командования немцам удалось уничтожить этот конвой. Ледовое побоище, устроенное немцами летом 1942 года, может быть охарактеризовано такими цифрами:

Силы сторон
6 эсминцев,
2 корабля ПВО,
4 сторожевых корабля,
3 тральщика,
2 подводных лодки,
4 вспомогательных судна,
35 транспортов
11 подводных лодок,
57 торпедоносцев,
115 бомбардировщиков
(202 самолёто-вылета)
Потери
22 транспорта,
2 вспомогательных судна,
153 человека погибло
6 самолётов

Этот инцидент имел последствием создание военно-морской базы в 1942 году в Белушьей Губе (объект 40-40) и в 12 километрах от неё — аэропорта Рогачёво (он же Архангельск-56, он же — Амдерма-2, отсюда и общее название Новой Земли — Двойка). Все посёлки были переданы ВМФ — фактически с этого времени советская власть перестала существовать и установилась военная власть.

В 1946 году военно-морская база была ликвидирована.

В 1949 году в СССР был произведен первый ядерный взрыв на семипалатинском полигоне, а в 1954 году, с 17.09 начинается строительство полигона в/ч 77510 на Новой Земле, и уже через год, 21.09.55 был произведен первый подводный атомный взрыв. В 1957 году осуществлён единственный на Новой Земле наземный взрыв. Сюда завезли огромное количество военной техники для проверки эффективности атомного оружия. Для этой же цели застраивается огромная территория между Чёрной и Башмачной губами, чтобы понять, что произойдёт с городами потенциального противника (о своих никто и не думал).

В 1961 году в ноябре был произведен самый мощный в мире термоядерный взрыв, «кузькина мать», во время XXII съезда КПСС 30 октября проектной мощностью в 50 мегатонн тротилового эквивалента (фактически мощность, по разным оценкам, она составила от 58.6 до 62 мегатонн). Именно после этого взрыва академик Сахаров опомнился и переродился. Готовилась бомба в 100 мегатонн, но это могло выбить стёкла не только в Лондоне и Осло, но и в Москве, зажечь Полярное сияние над экватором — устрашились и побоялись даже в Кремле. После этого, в 1962 году в мире были запрещены испытания в воздухе, на земле и под водой, но остались подземные. В 1962 году их было 36, потом 1-2 в год, лишь в 1975 — 4), последнее испытание произошло 14.10.90, после чего СССР присоединился к мировому испытаний. В 1969 году в ходе очередного испытания погибли люди — неизвестно сколько, но здесь стоит самодельный памятник «Памяти наших погибших товарищей».

Всего на новой земле прошло 88 надземных испытаний (1957-62 гг), 3 подводных (1955-61 гг), 133 подземных (1964-90 гг). Для сравнения: в Семипалатинске осуществлено 122 надземных (1949-62 гг) и 497 подземных (1961-89 гг). Всего же в мире было произведено только зарегистрированных 2423 взрыва атомных, термоядерных и водородных взрывов, в том числе США — 1123 и СССР — 982. Для мировой войны — вполне достаточное количество. По тротиловому эквиваленту Новая Земля не имеет себе равных в наших окрестностях Галактики. Южная зона полигона — это атомные бомбы, северная — водородные и термоядерные. Ад, который не снился ни грекам, ни Данте. Ни вообще никому и никогда. Не снилось, но было осуществлено.

На Новой Земле развернуты и другие части, например, 4 дивизия ПВО (Белушка), на ЗФИ — 3-й радиотехнический полк, ракетные войска стратегического назначения, стройбаты, погранзаставы. Всё это послужило основой создания специальных Арктических войск и прзвано не только устрашать наших арктических соседей, но и откровенно гнобить рядовой и кадровый состав собственной армии: неугоден начальству — лети в Рогачёво, на прозябание и вымирание!

В 1957 году с архипелага выселяется всё местное население — 298 человек (на самом деле, многих ненцев не вывезли: они попрятались, чтобы умереть, но на своей земле, вывезенные умерли на чужой — в Нарьян-Маре и Архангельске, лютой и позорной смертью умерли). Ненцев Ямала не эвакуировали и не предупреждали. Оленей не вывозили — погибло, по грубым подсчетам 11 млн. голов — в стране, где мясо на большей территории выдавалось скудно и по карточкам.

Несколько первых десятилетий люди круглогодично жили в палатках и бараках, без водопровода и канализации. Капитальное строительство началось только в 70-80-е годы, бараки были снесены только в 90-е. Понять, каково жить в таких условиях — не в Заполярье, а в суровейшем, из-за гор, сегменте Арктики, способны очень немногие.

Когда-то в Белушке жило до 10 тысяч человек — в отчаянных условиях. Сейчас — 2469 человек, есть школа, детсад, а стало быть, есть и дети. По христианским меркам вход в ад им запрещён, но нашему главнокомандующему Вельзевулу на это плевать. Есть почта, но более килограмма отправлять и присылать нельзя. Все письма беспощадно перлюстрируются и цензурируются, также, как и все остальные каналы коммуникации с внешним миром. Телефонный код здесь, конечно, московский — 495. Сюда гонят новые контингенты, ад заметно расширяется и заселяется, но от этого не перестаёт быть адом. Маленькая, но очень выпуклая и впечатляющая модель всей России, в том числе и будущей, после Третьей мировой: так будет везде.

Что внутри этих домов
Что внутри этих домов и на душе у этих людей — гос. тайна
Новое в богословии
Новое в богословии: храм в аду
Весна в самом разгаре
Весна в самом разгаре

Что такое счастье? — Увидеть Белушью Губу из иллюминатора самолета в последний раз…

Что с нами происходит

Я живу в шизофреническом обществе: я сам и окружающие меня люди находятся в удручающем мире самых мрачных предчувствий, а вокруг — в СМИ и толпе, сверху и снизу — необузданный оптимизм и полная уверенность в своей правоте как безнаказанности. И этот раздрай нарастает, но никак не разрешается, а потому предстоящая или уже начавшаяся катастрофа кажутся ещё страшнее. Так, наверно, ощущают себя кошки и собаки накануне землетрясения: они явственно ощущают надвигающиеся толчки и недоумевают от беспечно веселящихся людей — неужели они не понимают и не чувствуют, что надо спасаться?

Этическая катастрофа

Она разразилась в ходе гласности, во второй половине 80-х. Долго скрывавшаяся негативная информация обрушилась на нас как холодный душ: оказывается, у нас сплошные аварии, преступления и жертвы, оказывается, нам врали и скрывали важное для нас, оказывается, мы просто нищие и бедные, несчастные и обманутые, оказывается, всё обещанное — сплошная ложь, как и всё наше прошлое, и всё наше настоящее. И то, что мы называли Добром — зло, а то, что было злом — Добро. И мы потеряли ориентиры между тем и Этим, мы массово потеряли совесть. И потому сказали себе со смехом: теперь можно всё. С торжествующим смехом.

И так продолжалось лет пятнадцать.

А потом к власти пришёл человек, который в открытую, нагло, ничего не боясь, врёт и обманывает нас и всех окружающих: он с ловкостью фокусника вытаскивает из моря античные амфоры, летает со стерхами, гладит тигрицу, в глаза врёт канцлеру Германии — и ему за это ничего не было и не будет. И мы, потерявшие совесть, не возмущаемся, а восхищаемся им, его смелостью, наглостью и беззастенчивостью. И тем поощряем его и себя. Цель оправдывает средства — и мы оккупируем Крым и вводим свои войска в Грузию, Донбасс, Сирию, сбиваем пассажирский самолет и давим бульдозерами сыр, за который кто-то уже заплатил и даже привёз к нам.

И теперь мы твердо знаем, что, если тебя ударили по правой щеке, не надо подставлять правую, а надо бить самому и, желательно, первым, что любить врагов нельзя, что убивать — можно, что красть — можно, что ложно клясться — можно, а, значит, можно всё. И нельзя всё: нельзя иметь и высказывать своё мнение, нельзя критиковать власть, нельзя быть иным и собой, нельзя защищать себя и своих близких, нельзя, нельзя, нельзя…

Это звучит парадоксально, но коммунистическая Россия была гораздо ближе к христианству, чем православная.

Ментальная катастрофа

Во время той же гласности и перестройки, и в первые годы после коллапса СССР у нас раскрылись глаза. На нас посыпались новые понятия и смыслы, таившиеся в уже избитых словах, мы воочию и подлинно увидели, как живут и думают другие люди, как можно жить и думать иначе. Перед нами стали открываться новые действительности и новая реальность. Мы жадно ловили и глотали новые идеи и знания, будто птенцы в гнезде. Мы стремительно умнели и образовывались, становились свободными в мыслях и суждениях, мы приобщались и догоняли: так вот, оказывается, как и о чем думали Хайдеггер и Кант, Ницше и Ясперс, Карнеги и Джефферсон, так вот, оказывается, в чем смысл рыночной экономики и экономики вообще.

И мы наполнялись гордостью за себя, умнеющих и учащихся, умеющих учиться — в любом возрасте.

Теперь гордостью становится невежество и глупость. Мы на глазах глупеем и нам больше неохота учиться и читать — всё, что надо, мы уже знаем, а чего не знаем, то либо не существует, либо несущественно. А потому так быстро распространяется зараза слабоумия. Ещё вчера вполне нормальные и здравомыслящие люди сегодня несут откровенный бред, обуяны манией величия или манией преследования, а чаще и тем, и другим. Люди перестают думать и соображать — из них выскакивают ТВ-фразы и слова, не пережёванные и не переваренные.

И всё чаще чувствуешь себя жителем Страны Дураков: «Солнце ещё не взошло, а в Стране Дураков уже вовсю кипела работа» или, как сказано в той же сказке: «Луна уже взошла, а в Стране Дураков всё ещё кипела работа».

Чтобы это рассуждение не выглядело досужим, два примера.

Читаю курс «Введение в элементарную философию» в РАНХиГС, одном из самых престижных российских вузов. Прошу студентов прочитать «Пир» Платона, чтобы потом обсудить его. Неделю прошу, другую. Наконец, самый продвинутый и смелый говорит:

— Не могу.

— Почему?

— Ничего не понимаю. Пока к концу предложения подойду — начало забываю. Очень длинные предложения

Я сдался. Пришлось самому рассказывать этот простой и ясный диалог. Философия недоступна даже для студентов столичных университетов.

Другой случай. Профессиональный философ, доктор философских наук, человек много пишущий, считает, что он пишет смело и ново, но все его тексты — диаматовские мантры и штампы типа «материя первична, дух вторичен», «переход количества в качество» и «отрицание отрицания». Ни одного современного российского, тем более западного философа он не читал, надменно полагая, что у них нет ничего, кроме глупостей. Уровень его мыслей — на уровне европейского школьника 5-6 класса. Другие его академические коллеги не только не сомневаются в его вменяемости, но и считают одним из столпов.

О депутатах Госдумы и дум поменьше говорить просто не приходится, слишком банально говорить об этих заповедниках глупости.

Онтологическая катастрофа

Семьдесят лет, проведённых в режиме, созданном непризнанным бухгалтером, «великим упростителем», как назвал Маркса Макс Вебер, не прошли даром — у людей оказалась атрофирована или отбита важнейшая функция мышления — онтология, онтологическая работа. Всё, что мы знали реального о будущем, укладывалось в простое: «этого будет больше, а этого — меньше». В интерлюдии к фильму «Белая роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви» Александр Абдулов рассказывает издевательский анекдот «где — это?». Имеется в виду «в борьбе за это» — ничего за данным местоимением не стоит, никакой смысл, никакая онтологема, просто «это».

И никто не заметил исчезновения «этого» и никто не заменил «это» хоть на какую-нибудь онтологическую определённость. В своё время великий знаток нерусского языка Черномырдин с какой-то высокой трибуны произнёс: «социализм нам не нравится, и рынок не нравится, будем строить своё». Вот, мы и строим «своё»: суверенную демократию, госрынок, прямое народовластие без права голоса и собраний. Онтологическая инвалидность привела к массовому убеждению, что рыночная экономика — это когда много денег, пусть даже не у всех, а хотя бы у некоторых. Я провёл мини-исследование, опросив группу людей, считающих, что они экономически грамотны: никто не смог внятно описать рынок, его механизм ценообразования. Как мы ничего не знали про коммунизм, кроме глупостей и банальностей, так и про рынок мы ничего не знаем. И не только о нём: у нас напрочь отсутствуют любые онтологические представления.

Катастрофа трусости

Трусость — это боязнь несуществующего страха. В этом смысле советские люди при Сталине не были трусами — их страхи были более, чем обоснованы и реальны.

Теперь люди боятся всего:

— увольнения,
— за своих родителей/детей/кредиты,
— тюрьмы и сумы,
— что дальше будет ещё хуже,
— американцев, китайцев, НАТО, украинцев, террористов,
— роста цен и инфляции,
— что могут отнять то, что есть,
— потерять здоровье и заболеть,
— природных, а пуще техногенных катастроф,
— бандитов, чеченцев и полицейских, чекистов, ОМОН, спецназ, Росгвардию — и те, конечно, пользуются этими страхами.

А бояться просто нечего.

Но трусость нас губит и погубит в конце концов.

Военная катастрофа

Насаждаемый в стране патриотизм по сути своей является тотальным милитаризмом. Все уверены, что война неизбежна и необходима, при этом практически все уверены, что погибнут все, кроме тех, кто укроется в бункерах: власти, военные и олигархи. А власти, военные и олигархи также уверены, что выживут только они. Такая взаимная уверенность друг в друге.

Уже военизированы школы и детские сады, уже имеется ползунковый камуфляж и детские коляски-танки, уже маршируют по Красной площади девичьи полки.

Вся промышленность, не считая нефтегазового комплекса и хлебопечения, вовлечена в военно-промышленный комплекс. Впрочем, почему, не считая?

При этом, все, конечно, считают, что войну мы проиграем — но ведь нам как-то надо спасать этот прогнивший мир! Мы видим в войне нашу священную миссию, нашу ответственность перед богом по имени «Путин»:

Мы каждый год устраиваем шабаш, называемый День Победы — мы вбиваем в головы людей: война — это победа. А это не победа. И во второй мировой мы не победили, а проиграли. Потому что победитель может посчитать, сколько у него погибло, а проигравший — не в силах. Потому что победитель после войны начинает быстро развиваться и разворачивать плечи. Потому что победитель великодушен и никогда не позволит себе размещать на своём «мерседесе» баннер «На Берлин!».

Катастрофа будущего

В СССР будущее было узурпировано партией и государством, вплоть до того, что в 30-е годы решением ВКП(б) было запрещено проектирование как деятельность: это, как и любое видение будущего, работа с будущим — прерогатива партии, государственная монополия.

Когда партия и советское государство расписались в своём банкротстве, будущее стало доступно всем, но это оказалось совершенно непривычно. Никто не умеет и не желает строить своё личное будущее: заботиться о собственной старости, формировать своё legacy, если не считать недвижимости, строить жизненные планы дальше летнего отпуска.

Лет двадцать ушло на эту бесполезную возню, и вот теперь мы вернулись туда, откуда ушли: посыпались «2020», «план Путина», «2030», «2035» и тому подобное. Всё, как было когда-то, кроме нескольких существенных деталей:

— никто, включая авторов, не верит в реализуемость всех этих концепций и стратегий;

— никто даже не пытается (потому что страшно!) сравнивать итоги и результаты с заявленными ранее целями и показателями;

— никто не обсуждает средства достижения этих результатов, сколько, например, это может стоить и сколько людей надо мобилизовать для достижения такого результата.

К примеру, реализация закона о контроле за Интернет-траффиком может потребовать около 1 миллиарда исполнителей, а, в сущности, скромное желание иметь хотя бы 5 вузов в топ-1000 университетов мира, стоит 2-3 бюджета страны.

Мы потеряли будущее как реальность, превратив его в заслонку от сегодняшних проблем, заменяющую решение этих проблем. Но если будущего нет, то нет и настоящего, есть только одно утомительное сегодня.

Слова и дела

«Мы преклоняемся перед всеми, кто насмерть стоял за каждую улицу, каждый дом, каждый рубеж Отчизны»
Выступление Президента России на параде, посвящённом 70-летию Победы в Великой Отечественной войне

Если случайно мне приходится слышать речь этого человека, меня коробит и колбасит от осознания, насколько ложен весь этот пафос и насколько он не совместим с делами, вершившимися его сослуживцами, преступлениями, совершёнными ими против собственного народа, никак не оценёнными ни судом, ни государством, ни обществом и до сих пор тщательно скрываемыми под разными грифами секретности. Вот только три документа.

«УТВЕРЖДАЮ»
ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРКОМА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР
Комиссар госбезопасности 2 ранга
КОБУЛОВ

Сов.секретно

26 января 1945 г.
г.Москва

НАЧАЛЬНИКАМ ОТДЕЛОВ И ОТДЕЛЕНИЙ «В» НКГБ–УНКГБ НАЧАЛЬНИКАМ ОТДЕЛОВ И ОТДЕЛЕНИЙ ВОЕННОЙ ЦЕНЗУРЫ НКГБ ФРОНТОВ, АРМИЙ, ФЛОТОВ и ФЛОТИЛИЙ

Об изъятии из писем фотоснимков изувеченных инвалидов Отечественной войны

За последнее время отмечены случаи пересылки в письмах одиночных и групповых фотоснимков инвалидов Отечественной войны, изувеченных тяжелыми ранениями на фронте. Так как не исключена возможность организованной засылки таких фотоснимков вражескими элементами в провокационных целях, при цензурировании писем, в которых пересылаются фотоснимки инвалидов Отечественной войны, необходимо руководствоваться следующим:

  1. Фотоснимки инвалидов Отечественной войны, демонстрирующие увечье, полученное в результате тяжелых ранений на фронте (ампутирование конечностей, обезображение лица, ослепление и др.), из писем изымать, а письма пропускать по адресу, если они по содержанию не носят отрицательного характера.
  2. В случае злонамеренного распространения в письмах нежелательных фотоснимков необходимо эти письма подвергать конфискации и вместе с фотоснимками направлять в соответствующие органы НКГБ или контрразведки «Смерш» для оперативных выводов в отношении злоумышленников.
  3. Изъятые из писем фотоснимки обязательно регистрировать для справок на случай поступления жалоб об утере.
    

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА «В» НКГБ СССР
Подполковник госбезопасности Гутерман

Верно: [Жаркова]

ГА СБ Украины, ф.9, д.223-сп, л.38–38 об. Заверенная копия, машинопись.

А пятью годами позже был принят вот такой приказ:

Приложение №1 к приказу МВД СССР

№00639 от 18 октября 1950 г.

Лимит пополнения особых лагерей заключенными

Совершенно секретно

«Утверждаю»
Министр внутренних дел СССР генерал-полковник
С. Круглов

  1. Минеральный лагерь — 28 000 чел. (в том числе 11 000 инвалидов)
  2. Горный лагерь — 20 000 чел.
  3. Дубравный лагерь — 23 000 чел. (в том числе 12 000 инвалидов)
  4. Степной лагерь — 34 000 чел. (в том числе 10 000 инвалидов)
  5. Береговой лагерь — 35 000 чел.
  6. Речной лагерь — 30 000 чел.
  7. Озерный лагерь — 45 000 чел. (в том числе 5 000 инвалидов)
  8. Песчаный лагерь — 17 000 чел.
  9. Луговой лагерь — 18 000 чел.

ВСЕГО — 250 000 чел.

Начальник ГУЛАГа МВД Союза ССР
Генерал-майор Добрынин

По отношению к военнопленным, которые по статусу военнопленных не являются преступниками и нарушителям закона, осуществляется также нечто бесчеловечное и чудовищно несправедливое:

Совершенно секретно

ПРИКАЗ
НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР
за 1943 год

СОДЕРЖАНИЕ: Об организации отделений каторжных работ при исправительно-трудовых лагерях НКВД.

№ 00968
гор. Москва
18 июня 1943 г.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, шпионов и изменников родины и их пособников»,

ПРИКАЗЫВАЮ:

  1. Организовать отделения каторжных работ при следующих лагерях:

ВОРКУТИНСКИЙ ЛАГЕРЬ____________ на 10 000 чел. для использования на работах по строительству новых угольных шахт и на подземных работах в действующих шахтах.

НОРИЛЬСКИЙ ЛАГЕРЬ_____________на 10 000 чел. для работы на рудниках, шахтах, карьерах и кирпичных заводах

СЕВВОСТЛАГ (ДАЛЬСТРОЙ)___________ на 10 000 чел, на добыче золота и олова.

  1. Создать в составе Карлага НКВД каторжное отделение для нетрудоспособных и больных, осужденных на каторжные работы.
  2. Начальнику ГУЛАГ’а тов. Наседкину, начальнику Тюремного Управления тов. Никольскому и начальнику 1 спецотдела всех осужденных к каторжным работам (исключая больных и нетрудоспособных) направлять вагонзаками немедленно после осуждения, в первую очередь, до конца навигации в Норильлаг.

Всех больных и нетрудоспособных направлять в каторжное отделение Карлага.

  1. Начальнику конвойных войск — генерал-майору тов. Кривенко обеспечить отправку осужденных на каторжные работы вагонзаками и соответственной охраной, установив при сопровождении в пути особо строгий режим.
  2. Начальнику ГУЛАГ’а тов. Наседкину и начальнику лагерей Воркутлага тов. Мальцеву, Норильлаг тов. Пашкову, Дальстроя тов. Никишеву и Карлага тов. Журавлеву сформировать в составе указанных лагерей каторжные галерные отделения, выделив их от остальных лагерных отделений.

Обеспечить охрану, внутренний порядок и организацию работ в соответствии с прилагаемой инструкцией.

ПРИЛОЖЕНИЕ: инструкция о порядке содержания осужденных к каторжным работам в лагерях НКВД.

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ Союза ССР
(Л. Берия)

Das Herreninseln am Chiemsee

в тумане грёзы и ума,
несчастье бедного народа,
он строил замки и дома
наперекор чужим невзгодам

теперь другие кровопийцы
других народов, недр и стран
скрывают золото и лица,
держась за нефте-газо-кран

вы не уйдёте от проклятий,
чернеет память о ворах,
и маски скоро будут сняты,
и время разбросает прах

Предположение о Третьей мировой

Это — не пугалка и не страшилка, тем более — не самопугалка и не самострашилка, а всего лишь предположение, построенное на логических умозаключениях.

Ракетно-ядерную войну Путин развязать, конечно, может, даже понимая, что не выиграет её, но зато войдёт в историю, если она ещё будет, как величайший злодей, что, безусловно, будет сильно скрашивать его бункерное существование.

Но есть способ выиграть Третью мировую.

И именно к такой войне Россия и готовится.

Нужны не армии и дивизии, даже не роты и батальоны, даже не взводы и отделения. Нужны малые (3-5 человек) группы очень хорошо оснащённых оружием, пропитанием, защитой и прекрасно подготовленных воинов, способных решать 5-6 стандартных задач в нестандартных условиях:

— взрыв в метро, в торговом центре, в церкви, на стадионе и т.п.;
— захват и разрушение военного объекта или любого другого сооружения;
— снайперский обстрел;
— точечное поражение живых целей (военных и политических лидеров);
— захват заложников: кого угодно или VIP-заложников;
— захват и разрушение поселений, включая города;
— нарушение инженерных (мостов, туннелей, эстакад и т.п.), информационных и финансовых инфраструктур;
— ……

Не надо никаких вторжений и оккупаций: российские границы даже со странами НАТО (Финляндия, Балтия, Польша) полупроницаемы, а дальше они и вовсе отсутствуют до самого Гибралтара. Просачивание таких малых групп технически может осуществляться многими способами, самый простой из которых: приготовление тайных схронов с вооружением и жизнеобеспечением одной группой, а затем легальное, под видом туристов, пересечение границы на автомобиле второй, боевой группой. Для убедительности группа может состоять из двух мужчин разных возрастов и женщины: вполне мирный экипаж.

Отрабатываются просачивания и в Донбассе, и байкерами Хирурга и группами других верных псов, имеющих на той стороне и сторонников, и соратников, и просто платных исполнителей. Не удивлюсь, если эти методы отрабатываются также на палестинцах и/или в Венесуэле.

Это вам не доморощенные террористы ИГИЛа, которых наспех готовят в дворовых лагерях — это суперпрофессионалы, дорогостоящие и высокооплачиваемые.

Вся система шпионско-диверсионной деятельности, существующая уже более 100 лет (родоначальники: Камо и Сталин — налётчики на банки и «экспроприаторы экспроприаторов»), позволила накопить невероятный для мирового сообщества опыт. Что играет решающее значение, так то, что поколения людей взращены на идеологии шпионажа, диверсий и тайной доблести: майор Пронин и Штирлиц, партизаны — вот образцы для подражания. Рекрутинг подобного рода головорезов, беспощадных, циничных, начинённых людоедством и человеконенавистничеством в России, в современной России — только свистни. А и надо-то всего одна-две тысячи таких мерзавцев. У нас их несколько миллионов, конкурс будет почище, чем на актёрский факультет ВГИКа.

Армия, ракеты, атомные бомбы — всего лишь декорации подготовки диверсионно-террористической войны, правда, очень дорогостоящие декорации.

Абхазия и Южная Осетия, Крым и Донбасс, Сирия — кому нужны эти депрессивные и сверхдепрессивные территории? Конечно, никому, это — декоративная обуза. Но это — реальные плацдармы отработки средств и методов ведения Третьей мировой войны, изнурительной для врагов России, а враги — все и повсюду, что очень удобно, ведь они никогда не договорятся о совместных действиях, а, если всё же договорятся, то будет уже слишком поздно: сознание людей в мире смирится с победой зла и бессмысленностью сопротивления ему.

Это — безнаказанная война, не имеющая адекватного противооружия. Да и доказать тут можно немногое: это — не смертники, а исполнители миссий, после выполнения которых можно спокойно уходить, растворяться, исчезать, возвращаться на родину, опускаться на дно и в подполье.

И это — бесконечная война, гораздо более изнурительная, чем Вторая мировая. Кошмар, от которого нет пробуждения.

Совершенно не уверен, что всё именно так и обстоит, но боюсь, что всё обстоит ещё хуже и гаже — зная не только Путина, но и всю нашу военную и чекистскую верхушку. Там именно так и именно об этом думают: как сделать жизнь людей у себя и за границей невыносимой, за гранью разумного. И уж в этих настроениях, называемых почему-то государственными интересами (тайными от собственного народа), я никогда не сомневался, как не сомневался и в том, что ничего другого там нет.

О гигиене

Однажды меня спросили, как я отношусь к Путину.

Я долго объяснял разницу между вошью и гнидой, рассказывал, чем инфинитная форма хуже и опасней имаго, пока не получил вопрос в лоб:

— За что России такое наказание?

— Так ведь дело не в Путине: гигиену надо соблюдать, мыться почаще, а не раз в месяц, зубы чистить не только перед зарплатой и причёсываться — хотя бы изредка.

Путин — это не наказание, а следствие.

Когда свергли монархию, ни один город не встал на защиту царя и трона — все дружно отвернулись не столько от самодержавия, сколько от себя самих, 300 лет раболепствовавших и покорных.

Никто не побрезговал поклоняться богу, служащему по чекисткому ведомству.

Никто не побрезговал есть хлеб, обагрённый голодомором.

Никто не побрезговал победой, купленной третью населения страны и массовыми изнасилованиями побежденных.

Никто не побрезговал ворованными проектами атомной бомбы и ракетной техники.

Никто не брезгует жрать «кокосовый сыр» и тем потакает начальствующей дурости.

«Крымнаш» — это негигиенично, как и захват Южной Осетии и Абхазии, как негигиеничны тысячи подонков, ломанувшихся в Донбасс поубивать «укропов», вдруг из братьев превратившихся в фашистов и нелюдей, как негигиеничны мельдоний и олимпийское золото Сочи, уворованное чекистами. Никто не вышел даже на самый крохотный Майдан с осуждением «быстрее, выше, дальше» с помощью допинга, подмен, подкупов и подстав.

Гигиена совести, независимо от вероисповедания и его отсутствия, заключается в покаянии, метанойи как гигиеническом акте и процессе. «Я же уже извинился раз, чего эти поляки опять хотят?» — вопрошает человек, не понимающий, что покаяние — не разовая акция, а процесс: немцы уже 70 лет несут покаяние за Холокост и будут это делать даже, если евреи скажут: «хватит».

Народы, соблюдающие нравственную и политическую гигиену, никогда не выберут себе в президенты шпиона и не позволят ему невозбранно править собой четверть века, вопреки Конституции и здравому смыслу. Народы, соблюдающие нравственную и политическую гигиену, не могут жить в однопартийной политической системе, когда есть одна большая КПСС и ещё несколько маленьких и ничего не значащих кпсс.

Вы хотите, чтобы вас приглашали в гости, чтобы вас уважали, и чтобы вы уважали самих себя? — мойте руки перед едой и выборами, соблюдайте хотя бы самые элементарные правила гигиены и не сморкайтесь в собственные души.

Я ведь это и самому себе говорю.

Клуб самозванцев
(политическая сказка)

В одном Московском Кремле, в самых глубоких тайных палатах Тайнинского сада, куда даже доблестные опричники и чекисты не добирались, поскольку не ведали об их существовании, с давних пор, с тех самых пор, когда Малюта Скуратов по приказанию царя Ивана Васильевича отрыл их вместе с тайным ходом от Кремля к Спасо-Зачатьевскому монастырю на Остоженке, в знаменитой тайной библиотеке собиралась нечистая сила, называвшая себя на аглицкий манер «Клуб импосторов», а по-нашему, так «Шайка самозванцев».

Организатором и бессменным президентом клуба был всё тот же Иван Грозный, точнее, смердящий труп его, поскольку случилось это сразу после смерти царя 18 марта 1584 года, аккурат за 287 лет до Парижской Коммуны.

Число 287 — одно из тайных чисел Сатаны, второе по значимости после 666, ибо это семь раз взятое число лет Вельзевула, когда тот был свергнут с неба после неудачного восстания ангелов. Это число является четырнадцатым пятиугольным числом в ряду

и читается, таким образом, в тайном преисподненском языке «будь проклят навеки».

Несмотря на погребение в Успенском соборе, нечистый дух вскрыл свежую усыпальницу царя Ивана и выпустил свежее привидение из-под надгробного креста, провёл его в тайную палату и повелел ему:

— отныне и вовек веков на тебе проклятье: твори зло и не один, как прежде, а собирай вокруг себя всю самозванную нечисть, что будет заводиться в Кремле.

Первым, кто был вовлечён в эту шайку, был призрак Симеона Бекбулатовича, самим же царем призванного на временное царствование. Поскольку он был всего лишь подставным, президент клуба назвал его подбесьем и поставил в нижний ряд. Вскоре в этот же ряд был поставлен призрак Ивана Калиты, несомненного самозванца, но кто тогда не был самозванцем?, а точнее, кто был не самозванцем? — никто.

И они творили.

Шастали, шалили и пакостничали они, конечно, по ночам. И не было угла, покоя и заулка в Кремле, где бы они не мерзили. Но это были лишь шалости, мелкая побесовщина. Были у них дела и поважнее и покруче.

Мёртвому деньги на что, хоть покойнику, хоть беспокойнику? — в гробу карманов нет.

Так они и казну грабили, и ризницу, и даже кружки церковные, по кубышкам и — в землю, поглубже, чтоб никому не досталось.

Указы и приказы чинили по своему, договоры с иноземцами, законы переиначивали, до наоборот, если удастся.

В церкви и соборы они поначалу побаивались, ну, а как Никон раскол учинил, тут они всякий страх и срам потеряли им от самого патриарха послабление и пособничество вышло.

Число истинных членов клуба и подбесья постепенно стало расти и умножаться: к первым были призваны Борис Годунов и Григорий Отрепьев (Лже-Дмитрий I), а ко вторым — Василий Четвертый Шуйский, Лже-Дмитрий II, безымянный.

Дальше — больше. Чего-чего, а самозванцев в Кремле. Считай не переводилось и число их не пресекалось. Тут тебе и Екатерина II, и Александр I, и Николай I, а уж как царизм кончился, в самодержцы хлынули сплошь самозванцы, и в клуб вошли Ленин, Сталин, Хрущёв, Брежнев, Ельцин, Вован, тот вообще заживо, первым, кто был причислен заживо.

Пополнялось и подбесье, особенно советское: Свердлов, Рыков, Маленков, Булганин, Ворошилов, Черненко, Андропов, Горбачёв. Долго обсуждался вопрос о проститутке Троцком, вожде мирового пролетариата, но Лёва не прошёл: не потому, что — интердевочка, а потому, что в Кремле не жил и ничего здесь не знал. По рекомендации Вована в подбесье был принят Димон — также заживо, за особые заслуги во зле.

И чем больше их становилось, тем наглее становилась эта сила. Теперь клуб работает уже не только по ночам, но и в открытую, средь бела дня. Каждый что-нибудь, да курирует: кто администрацию президента, кто Лубянку, кто Думу, кто суд, кто — расправу. Путин каждый документ двумя руками визирует и правит: живой и призрачной.

И козни теперь не абы как строят — по плану, коллегиально, согласованно.

Однажды ВЦИОМ провёл в клубе соцопрос: «когда эта лафа кончится?» 90.2% респондентов ответили «никогда», а двое, тень Рыкова с тенью Ельцина, опять накидались до полного изнеможения, пришлось ВЦИОМу приписать им мнение «не знаю».

Обычно сказки, плохо ли, хорошо, но заканчиваются.

Эта сказка, судя по всему, не кончится никогда.

Завтра

завтра не наступает —
ему бы сдержать оборону:
от прошлых девятых мая,
от судей, сажающих в зону,
от нас, настоящих и подлых,
от планов вождей и их партий,
от сегодня, красиво по склону
летящего вниз, словно нарты,
наступает вчера нам на горло,
мы хрипим ему славу за это,
мы глотаем превратное пойло,
и слагают бессмыслы поэты

Читайте дальше: «Сентябрь-17-го»
Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Александр Левинтов: Лето 17-го. Окончание»

    1. Не знаю, но, скорее всего, это — реальность. Я был в подмосковной части, где служил мой внук. Там отретушированные портреты Путина при всех регалиях — на каждом шагу, во множестве. Ему же присягают и на плацу: такого не было даже при Сталине: присягали родине и без портрета Людоеда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *