Виктор Зайдентрегер: На роду написано, или В Библии есть всё

 129 total views (from 2022/01/01),  5 views today

Ах, если б дед хоть чуть-чуть предчувствовал мое будущее, говорил бы со мной на идиш, глядишь, и я бы его выучил. Мои бы нынешние проблемы с немецким языком давно бы были преодолены.

На роду написано, или
В Библии есть всё

Виктор Зайдентрегер

Катастрофа на Чернобыльской АЭС была предсказана много веков назад. В откровении Иоанна (Новый завет) говорится о звезде по имени «полынь». Одна из разновидностей полыни называется чернобыльник. Уж очень близкое совпадение, а может и не совпадение. Вот оно «предсказание»: 8:10 Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. 8:11 Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки.

Никогда бы сам не догадался, что это про Чернобыль. Но … подумал я, а не прокрутить ли мне свою же жизнь назад, не было ли в ней предсказано, что мне предстоит «доживать свой век» на ПМЖ именно в Германии? А, скажем, не в Израиле. Евреем ведь родился, какое ещё предсказание нужно на этот счёт. Но карта легла на Германию. Итак, ищем предсказание/я.

Родился я в семье с фамилией ЗАЙДЕНТРЕГЕР. Слово состоит из двух немецких: Seiden (шёлк) и Träger (носильщик). Так что можно сказать что-то немецкое мне НА РОДУ НАПИСАНО. И хотя фамилии евреям давали сами евреи, но не получил же мой предок по отцовской линии фамилию, например, Хайтовский, как у мамы. А то, глядишь, было бы предсказание про Польшу.

Родился я в славном городе ОРЕНБУРГЕ. Орен — это от названия реки, на которой первоначально был заложен город, а вот окончание — Burg (крепость) — это уж точно немецкое слово. Петровско-Екатерининское было время, т.е. немецкое, вот и название города немецкое. И хотя через год после моего рождения город был переименован в ЧКАЛОВ, в котором я и вырос, все-таки произошло это не до, а уже после моего появления там на свет. А уж то, что семья жила вблизи микрорайона, называвшегося Форштадт (с немецкого — пригород), то это можно считать мелкой подробностью.

В доме висели часы, под тиканье и звон которых я прожил первые свои 17 лет. Часы эти немецкого производства, о чем узнал я лишь шестьдесят лет спустя. Подробнее об этом в конце моего исследования. Но будь я более любопытным, знал бы эту подробность давным-давно.

Часы

Мне было три с половиной года, когда началась, и семь с половиной лет, когда кончилась война. Не просто война, а война с Германией. Отец погиб на этой войне, но мы — победили. Не будь этой победы, оставалась бы Германия до сих пор нацистской, и не было бы мне, еврею, места в этой стране.

В конце войны и после нее в городе находились пленные немцы. Строили, например, Драматический театр. Но не только. Однажды в нашей квартире ремонт делали два маляра из пленных немцев. Приходили-уходили они без всякой охраны. И вот однажды вижу, что мой дед Абрам ведет с этими немцами беседу. Беседа продолжалась очень долго. Конечно, немецкого мой дед не знал и говорил на идише. Его визави говорили на своем немецком, но собеседники, я видел это, прекрасно понимали друг друга. Ах, если б дед хоть чуть-чуть предчувствовал мое будущее, говорил бы со мной на идиш, глядишь, и я бы его выучил. Мои бы нынешние проблемы с немецким языком давно бы были преодолены. А так, выученный мной всего один куплет из песни на идиш: «Ойфнприпичек-брентафаера-уништубеес-ундерребимитдер-кляйнеркинд…», в котором я даже не знал, где одно слово заканчивается, а следующее начинается, никакой помощи мне в овладении немецким языком не оказал. Вот и мучаюсь с немецким как с иностранным.

Сколько не просматриваю свои школьные годы, ничего немецкого в них не нахожу. С пятого класса мы учили иностранный язык. В нашей школе это был английский. Не задумываясь специально на эту тему, я, между тем, связывал это с прошедшей войной: зачем нам учить этот фашистский язык? Но оказалось, что в других школах немецкий учили. Узнал недавно, что до войны немецкий учили и в моей 30-й школе. Узнал, прочитав в Мемориале, что году в 38-м была арестована и отправлена в Сибирь учительница немецкого языка моей школы. Она и сама была немка. Между прочим, слышал много рассказов о немецких деревнях вокруг Оренбурга, как они разительно отличались от «русских» деревень в лучшую сторону, но встретил немца из Оренбургской области только однажды — в больнице, где лечилась моя жена (в Берлине).

Никаких предсказаний не было долгое время у меня и во время учебы в институте (МЭИ). На нашем курсе даже студенты из ГДР не учились, хотя было несколько болгар. И на преддипломной практике оказался я не в ГДР, а в Чехословакии. Здесь, правда, я немного коснулся немецкого. Прежде всего, руководил нашей практикой чех, которого звали АДОЛЬФ. Когда я услышал это имя при первом знакомстве, то сначала остолбенел — я не мог поверить, что это имя может носить еще кто-то кроме фюрера. А потом нашу группу пригласил на воскресенье к себе на дачу начальник цеха, в котором мы проходили практику. Меня поразила его дача, отделанная деревом самых разных цветов. Оказалось, что это дом исходно принадлежал немцам, которые были изгнаны из страны в 45-м году. Но в этих случаях вряд ли можно найти хоть какое-то предсказание моей будущей немецкой судьбы. И все-таки, как оказалось, нечто немецкое в те студенческие годы вокруг меня кружилось. Одной из любимых застольных наших песен той поры была песня про вино с названием КРАМБАМБУЛИ. С каким чувством мы пели ее каждый раз. И надо же, спустя лишь много лет я узнал, что поем-то мы, оказывается, песню немецких студентов, сочиненную несколько веков назад. Германии, правда, тогда еще не было, но немцы-то уже были.

Закончил институт, стал работать. Проработал около десяти лет, настало время ехать в командировку заграничную. Оформил все документы. Да только подходящего объекта для меня не было. Стали поговаривать о Северной Корее. Не хотелось, но поехал бы и туда, чтобы заработать денег на кооперативную квартиру. И вдруг в апреле 71-го срочно: 1-го мая должен быть в ГДР. Там наши специалисты помогали осваивать Советское оборудование на нескольких ТЭЦ, меня направили на ТЭЦ БОГСБЕРГ. И хотя это была меньшая часть будущей Германии, все-таки прозорливый человек увидел бы в этом явное предсказание на будущее. Сбылось оно даже в том, что попал я сейчас не на Запад, а на Восток, т.е. в бывшую ГДР. Но в те два года, что я провел в ГДР, ни о чем таком я даже не подозревал. И снова упустил прекрасную возможность выучить немецкий, пользуясь услугами переводчиков. До сих пор жалею.

По воле судьбы я провел два дня и две ночи в Берлинской гостинице АДЛОН. Знаменитая гостиница. До войны. Здесь даже сам фюрер останавливался. Не приходило мне тогда в голову, что буду жить в Берлине и видеть часто эту гостиницу, но уже вновь фешенебельную.

Некоторый страх общения с немцами, отца-то они убили, за два года прошел. Увидел в них таких же «нормальных» людей, как и мы — простые советские люди. Неизвестными оставались Западные немцы — поджигатели войны.

Быстро, очень быстро пролетели два года командировки. Вернулся домой. Женился. Никто бы в тот момент не мог сказать, что и это событие приведет в дальнейшем прямиком в Германию. Жили-поживали, ездили несколько раз к друзьям в ГДР. После двух-трех недель пребывания там тянуло домой.

Новый холодный из холодных, до минус сорока, Новый 1979 год мы встречали у Левиных. И вот здесь я получил самое точное предсказание по поводу моего ПМЖ. Место каждого гостя за столом было помечено открытками. Меня к столу приглашала вот такая:

Открытка

Виктор Т. — это я, художник запомнил из моей фамилии только «Трегер». Направление моего будущего движения указано с гениальной точностью и даже на нерусском языке: BERLIN. Как и в предыдущих случаях, я не придал этому никакого значения, лишь улыбнулся. Как мы теперь знаем, зря!

Наступает конец 80-х, разгул новой Оттепели, перестроечной. На одной из международных выставок нахожу важный для своей работы прибор — портативный газоанализатор. Производитель — Западногерманская фирма «Тестотерм». Минэнерго заключает миллионный (в долл.) контракт на поставку сотни приборов для ЭС, а я с еще двумя специалистами лечу в ФРГ поближе познакомиться с фирмой, с производством приборов. Фирма находится в мине-городке, скорее деревне, с названием Ленцкирх. Это в часе езды от Фрайбурга. И здесь таится уже новый намек на связь с Германией. Выясняется, что упомянутые выше дедушкины часы, отсчитывавшие время моей жизни в г. Чкалове, произведены в этом городке. Их выпускало общество ЛЕНЦКИРХ в 19-м — начале 20-го века. Но эта связь скрыта для меня, узнал я о ней лишь в 3-ем тысячелетии, прожив уже несколько лет в Германии.

Ленцкирх

Затем командировки в ФРГ проходят каждые два года по мере выпуска новых приборов. Вижу, что и на Западе Германии живут такие же «нормальные» немцы, как и в ГДР. Встречаю и «русских немцев», перебравшихся сюда из Союза. Многие из них жалуются на проблемы. Встречаются и евреи.

Вернемся, однако, к жене. В начале 90-х ее здоровье настолько ухудшилось, что она оказалась прикованной к постели. Советская, к тому времени уже российская, медицина подняла руки вверх, «послала» лечиться к знахарям. Они тоже не помогли. И вот тогда мой взор обратился к Германии. Неосознанные мной ранее предсказания и намёки направили нас в конце 2001 г. в эмиграцию именно в Германию. Пришлось ехать на поклон к тем самым немцам, недавние предки которых ополовинили еврейское население планеты. А вот потомки тех немцев не подвели: болезнь вылечить было не в их силах, но жуткие последствия ее (деформация крупных суставов) немецкие хирурги устранили и поставили жену на ноги в прямом и переносном смысле. Большое им спасибо!

Вывод: ЧЕМУ БЫТЬ, ТОМУ НЕ МИНОВАТЬ!!!

Вернёмся, однако, к началу текста. Если Чернобыльская авария — это выполнение предсказания святого Иоанна, то люди здесь ни при чем! Зачем разбирались с её причинами, зачем судили участников аварии, зачем … , если она была запланирована (кем?) за полторы тысячи лет до того. И осуществлена в нужном месте.

И ведь кто-то верит, что это было предсказано, что В БИБЛИИ ЕСТЬ ВСЕ, нужно только уметь её прочитать.

Вот я и попробовал прочитать, только не Библию, а свою жизнь и точно выяснил … множество событий моей жизни предупреждали меня о том, что в конечном счёте буду жить на немецкой земле. Не включил я вовремя свой аналитический ум в этом направлении и не подготовился к этой жизни. Вот теперь и имею ряд проблем, с языком, например, которых мог бы избежать.

P.S. В Библии много всяких предсказаний, да не все из них сбываются. Плохие точно сбываются, а вот хорошие …

Евангелист Матфей со слов Иисуса свидетельствует (10:23) ещё в 1 веке н.э.:

«Не успеете обойти городов Израилевых, как придёт сын человеческий».

В другом месте (24:34):

«Не прейдёт род сей, как все сие будет».

Как это похоже на Никиту Сергеевича, предсказавшего под наши бурные аплодисменты:

«Нынешнее поколение советских людей будет жить при Коммунизме!»

Коммунизм не пришёл в указанное время, как не пришёл до сих пор и сын человеческий.

Print Friendly, PDF & Email

2 комментария к «Виктор Зайдентрегер: На роду написано, или В Библии есть всё»

  1. Катастрофа на Чернобыльской АЭС была предсказана много веков назад.
    ====
    «Abgemacht ist abgemacht!»

    1. Спасибо. Я с вами полностью согласен, хотя и не силён во французском.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *