Сергей Эйгенсон: Три заморских проекта Британии. Окончание

 309 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Представляется удивительным то, что завоевание огромной Индии не только было сделано индийскими штыками сипайских полков Ост-Индской компании, но и было профинансировано индийскими деньгами. Это деньги индийских купцов, одолженные ими компании, дававшие достаточно приличный и, главное, надежный процент.

Три заморских проекта Британии

Из серии «В гостях у тетушки Клио»

Сергей Эйгенсон

Окончание. Начало. Начало серии

Так началось британское завоевание Индии. Для Индийского субконтинента это было не первое покорение. Мы не знаем о более ранних, но хорошо запомнились арийское вторжение во II тысячелетии до нашей эры, персы Ахеменидов в VI в. до н. э., македонцы Александра Великого в IV в. до н. э., греки из среднеазиатской Бактрии во II в. до н. э., тохары-юэджи-кушаны в I в. до н. э., снова сасанидские персы в III веке, арабы в VIII в., мусульмане Махмуда Газневи в XI в., тюрки Кутб ад-Дина Айбака в XIII в., Великий Могол в XVI в., афганцы в XVIII в.. Все они приходили с северо-запада через перевалы Гиндукуша и Сулеймановых гор, грабили то, что накопили аборигены, управляли более или менее кроваво всей Индией или ее частью и со временем бывали разбиты следующим завоевателем. И из Индии обычно не уходили никуда. Оставались в ней еще одной кастой или новым племенем.

Британцы пришли с моря и первые полтора века своего присутствия в Индии действительно только занимались торговлей в своих факториях. Но после того, как битва при Плесси продемонстрировала всем, что войска индийских раджей и султанов не могут на равных противостоять не только европейским солдатам, но и обученным европейцами индийским же сипаям, началось завоевание страны британской Ост-Индской компанией. За сто лет ее владения дошли до естественных границ субконтинента — Гималаев и Гиндукуша. Попытка сипайского восстания освободиться от христианского ига наглядно показала, что без английских офицеров те же самые хорошо обученные сипаи все-таки беспомощны. Убивать гражданских и жечь дома могут, а сражаться в строю — нет. Ну, и англичане поняли, наконец, что управление великой страной — дело не коммерческое. Оно было отнято у Компании и передано лондонскому правительству.

Но все же завоевание этой гигантской страны было в основе делом не правительственных чиновников и парламентских ораторов, а частной, корпоративной инициативы Ост-Индской компании. При этом представляется удивительным то, что завоевание огромной Индии не только было сделано индийскими штыками сипайских полков Ост-Индской компании, но и было профинансировано индийскими деньгами. Это деньги индийских богатых купцов, одолженные ими компании, дававшие достаточно приличный и, главное, надежный процент. В конце концов, управление субконтинентом стоило англичанам не так уж дорого. Ведь весь корпус британских чиновников-«набобов» (помните Джоза Седли из «Ярмарки тщеславия»?) был около тысячи человек. Это включая резидентов при формально независимых местных раджах. Столько сегодня в Российской Федерации приходится всего лишь на 90 тысяч населения. Чуть больше, чем в московском Тимирязевском районе. В первое время среди чиновников Компании было очень распространено взяточничество и пренебрежение своими обязанностями. Но после реформ, проведенных в конце XVIII века известным Уорреном Гастингсом, и продолженных Корнуоллисом, жалованье администраторов Компании повысилось, а коррупция сильно уменьшилась.

Для того, чтобы войти в число «избранной тысячи» управителей Индии, претенденты должны были сдавать трудные экзамены, система, позаимствованная Компанией в конфуцианском Китае. Среди прочего, от них обязательно требовалось владение хотя бы одним из основных индийских языков: урду, хинди, бенгали, малаялам… . Для сравнения можно задать вопрос — многие ли из российских и советских управителей Средней Азии и Кавказа, да хотя бы даже и Польши (!) знали местные языки?

Конечно, нельзя простодушно принимать английское управление в Индии за идиллию. Действительно, были и массовые голодовки населения — хотя, правду сказать, бывали они и до английских колонизаторов под властью местных мусульманских и индуистских властителей. Были и жестокие расправы с бунтовщиками, особенно, во время Mutiny, как британцы называли Сипайское восстание. Но жестокостью, голодом крестьян, болезнями жителей Индии удивить было нельзя. Так было всегда. А вот то, что англичане строили дороги, больницы, склады для продовольствия на случай неурожая, школы и даже университеты с европейской программой для индийцев, запрещали варварские человеческие жертвоприношения и самосожжение вдов, уничтожили страшную секту тугов-душителей — это было необычно. Это и осталось наследством от Британской Индии независимым Индии и Пакистану. Что-то подобное можно найти и в Новой Зеландии, и на Цейлоне, и в Кении, и в Гане, и в других землях, побывавших под британским управлением.

В английской истории есть очень постыдная, но и очень прибыльная глава под названием Асьенто. Так называется монопольное право на ввоз в испанские королевские колонии в Америке черных рабов из Африки. По итогам Войны за Испанское наследство на королевском троне в Мадриде остался Филипп Бурбон, внук версальского короля Людовика XIV, но вот право поставки «черного дерева» в колонии было записано за Англией. Однако государство не стало посылать королевские фрегаты для перевозки рабов, а уступило это право лондонской Компании Южных морей. За это вновь организованная компания приняла на себя весь (!) государственный долг королевства, который как раз очень вырос за время тринадцатилетней войны.

На самом деле, по этой схеме было ввезено в Южную Америку не так уж много рабов, поскольку эта Компания оказалась по факту «пирамидой», вроде нашего отечественного МММ или Чара-банка. Реально в первые пять лет английской монополии ни рабов, ни каких-то товаров в испанские колонии не ввозили. А через двадцать лет между Лондоном и Мадридом началась именно по поводу Асьенто знаменитая «война за ухо Дженкинса». В общем, получается, что этот бизнес работал пару десятков лет. Да и сама Компания Южных Морей лопнула после ажиотажа с курсом акций, разорив кучу народу, включая и таких, памятных и нам людей, как Айзек Ньютон и Джонатан Свифт. И, конечно, так и не покрыв британский государственный долг.

Все равно, разумеется, гордиться англичанам тут нечем. Хотя… сегодня беззаветные обличители белой расы и европейского империализма в духе Дурбанской конференции по расизму 2001 года и последовавших за ней событий на Нижнем Манхеттене готовы непрерывно говорить об ужасной работорговле через Атлантику, о вечном долге белых перед африканцами. Но эта торговля продолжалась четыре века (в том числе, как видим, два-три десятилетия английской монополии) и была уничтожена в XIX веке действиями британского флота, вешавшего работорговцев на реях. Но эти люди упорно хранят молчание о другой работорговле, через Индийский океан, которую вели арабы в течение четырнадцати веков и которая и сегодня еще не полностью уничтожена.

Как минимум, это позволяет сделать предположения о том, КТО сегодня оплачивает эту бескомпромиссную антиимпериалистическую деятельность после того, как лопнул старый заказчик в Кремле.

В принципе, англичанам после того, как у них в империи оказались и Индия, и бескрайние редконаселенные просторы канадских прерий и австралийского буша больше совсем не надо было захватывать новые колонии. На острове громко раздавались голоса мыслителей и политиков, считающих Империю, такую, какой получалась Британская империя.2 тяжким грузом на ногах «Старой Доброй Англии». В их числе основатель политической экономии, известный «даже в варварской Московии» Адам Смит, популярный либеральный политик Ричард Кобден, изобретатель понятия «империализм» Джон Гобсон. Но не все на свете делается по умным мыслям либеральных мыслителей. Понадобились промежуточные гавани на пути из Лондона или Плимута до Калькутты. Одной из них был остров Святой Елены посреди Атлантики, который освоила Ост-Индская компания. Но в ходе войн за XVII-XIX век в руки англичан попала и Капская провинция, отобранная у голландцев, и Занзибар у берега Африки, и Египет на коротком пути в Индию, и скала Гибралтар в Южной Испании, и остров Мальта в Средиземном море, и куча островов и кусков берега в Караибском море и Индийском океане… . Ну, как упустишь?! Головную боль для Империи доставляли, в общем-то, только самая старая колония — бунтарская Ирландия и жемчужина короны Индия, на которую точили зубы и в Петербурге, и в Париже.

Ясно было, что когда-то придется расставаться и с той, и с другой. Но пока что Британская империя продолжала расширяться, завоевывая новые, совсем уж ненужные самим островитянам владения. Конечно, лично Сесил Родс стал в Южной Африке миллионером и премьер-министром, а Китченер в Судане, Южной Африке и Индии фельдмаршалом и графом, но рядовым подданным Соединенного Королевства новые приобретения приносили только новые налоги. Англичане вместе с другими европейскими державами втянулись, в частности, в раздел Африки, оговоренный на Берлинской конференции в 1881 году. А также в совершенно ненужную Империи схватку большого хищника с двумя мелкими — англо-бурскую войну. Отчасти именно поэтому Британия, которая в начале XIX века безусловно оказалась страной — мировым лидером в индустриальной и интеллектуальной областях, в начале века ХХ стала сдавать эти позиции новым лидерам — США и Германскому рейху.

Империя вместе со своими союзниками — Францией, Италией, Японией, Соединенными Штатами сумела, правда, с большим трудом одержать победу и в Мировой войне 1914-1918 гг.. Только Российская империя из стран Антанты не выдержала военной нагрузки и развалилась. Но в штабе Британской империи на Даунинг-стрит в Лондоне большого горя по этому поводу быть не могло. Империя уже имела опыт союзничества с русскими, прошедшими на английские субсидии от Немана до Парижа, победившими Наполеона — и ставшими после этого главной проблемой для Англии, угрозой для Индии и других владений. Так что пришлось с ними воевать под Севастополем.

Империя и по итогам Мировой войны еще немного увеличилась. По инерции были приобретены Танганьика, Ирак, Палестина и другие территории. Но пик империи, когда в ней жило больше четверти жителей Земли, был уже пройден. Осталось ее разрушение. Нет вечных империй на свете. Наверное, и после распада державы Чингис-хана были плакальщики по поводу «геополитической катастрофы». Но… даже гибель Западной Римской империи, сменившейся варварскими примитивными королевствами почти на тысячу лет, все же открывала новые возможности, новые поля действия для истории европейских народов. Что уж говорить о преходящих сверхдержавах, меняющихся на свете каждый век?

Первой вырвалась на волю Ирландия. Ну, тут ничего удивительного нет. Все-таки прямо в Европе, в нескольких часах на пароходе из Ливерпуля. Неудобно. Да и наличие ирландских депутатов в британском парламенте никак не давало забыть о проблеме. Хотя ирландцы и сами были в числе командующих народов в Империи. Зайдите в дублинский Собор Святого Патрика — увидите знамена ирландских полков британской армии и гвардии, пробитые пулями и ядрами под Ватерлоо, Севастополем и у стен Агры. Да и в политике, бизнесе, администрации, культуре империи ирландцев было немало. Помните обаятельного юного шпиона Кима у Киплинга? Он — сын индуски и сержанта ирландского Меверикского полка.

Насильно, все-таки, мил не будешь. С Ирландией пришлось расстаться, сохранив только северный Ольстер, населенный протестантами и никак не желавший оказаться под властью католиков.

В составе Соединенного Королевства был еще один народ, безусловно входящий в состав «британцев», но, несомненно, отдельный от англичан. Это шотландцы. История Шотландии на протяжении семи веков с конца Х века по конец XVII в основном состоит из попыток Англии подчинить себе северную соседку и упорного сопротивления шотландцев. Даже после 1603 года, когда на обоих тронах в Лондоне и Эдинбурге оказался один и тот же король из шотландского рода Стюартов, объединения стран и правительств не было. Оно произошло только в 1707 году и этому очень способствовал неудачный и разорительный опыт создания шотландских колоний за океаном — в Канаде, Нью-Джерси и Дарьене на Панамском перешейке. У шотландцев гораздо лучше получались дела и карьеры в английских колониях, чем свои собственные колониальные предприятия.

В итоге, как указывает Ниал Фергюсон в своей книге:

«… штат Ост-Индской компании был по меньшей мере наполовину укомплектован шотландцами. Из 249 писарей, командированных компанией в Бенгалию в последнее десятилетие правления Хейстингса, 119 были шотландцами. Из 116 кандидатов в офицеры Бенгальской армии, принятых в 1782 году на службу, 56 были шотландцами. Среди 371 человека, допущенного в качестве вольного купца, 211 были шотландцами. Из 254 хирургов-ассистентов 132 были шотландцами».

В переселенческих колониях, ставших независимыми странами — Канаде, Австралии, Новой Зеландии доля переселенцев из Шотландии была от 15 до 23%, при том, что население Шотландии составляло 10% населения Соединенного Королевства. Отчасти это было связано просто с меньшими плодородием земли и уровнем жизни в этом королевстве.

Характерно, что в течение столетий после Унии 1707 года тема шотландской независимости существовала только в стихах (Р. Бернс и другие). И только в последние десятилетия, после того, как растаяла Британская империя, в Шотландии снова появились сторонники независимости от Лондона.

Может быть, можно подумать о некоторой аналогии между Шотландией и Украиной. Точно так же, на окраинах России, прибретенных имперским штыком, переселение из украиноговорящих губерний было более эффективным. В украинской политической литературе существуют понятия «Зеленого Клина» — территорий, приобретенных от Китая в 1858-1860 гг. и заселявшихся в большoй степени переселенцами из малорусских губерний, «Малинового Клина» — украиноговорящей Кубани, «Серого Клина» вдоль нынешней российско-казахстанской границы и т.д. Это правда — все эти территориальные приобретения великоруссов заселялись по преимуществу украинцами. То ли оттого, что в «малорусских» губерниях голод на землю был выше, то ли по большей активности и подвижности украинских крестьян. Если в этих районах сегодня нет ничего подобного шотландскому национализму, то скорей всего из-за более высокого уровня жизни в Российской Федерации, чем на Украине.

Как мы уже говорили, наиболее актуальными в империи были темы ирландской и индийской независимости. С Индией расставаться не хотелось, но в ходе Первой Мировой войны на полях Фландрии и каменистых пляжах Галлиполи полегла большая часть британской аристократической молодежи. Это хорошо говорило об их патриотизме и вообще порядочности — но исчез резервуар, из которого набирали администраторов для Индии и других колоний. «Бремя Белых» оказалось некому нести.

Была, как кажется, но никогда не упоминалась вслух еще одна причина расстаться с «жемчужиной империи». С 1800 года Закон об Унии предоставил Ирландии сто мест в лондонском парламенте. Но выбирать могли, как и в Средневековье, только очень немногие на обоих островах. Меньше 1% населения. С 1832 года Билль о Реформе втрое увеличил число избирателей. Выбирать стали мужчины старше 21 года, уплачивающие налог на бедных и имеющие недвижимость, дающую не менее 10 фунтов годового дохода, а также 6 месяцев ценза оседлости. Тоже, конечно, малая доля жителей. С 1867 года право голоса получили мужчины, имеющие или снимающие собственные квартиры с цензом оседлости сроком в год. Теперь голосовали 2 миллиона из 36 миллионов жителей островов. В 1884 г. получили право голоса фермеры и оседлые батраки. Число избирателей опять увеличилось вдвое. В 1918 году введено всеобщее мужское и частичное женское избирательное право, а с 1929 года женщины получили равное с мужчинами избирательное право. Право голоса теперь было у всех взрослых.

Как видим весь девятнадцатый и начало двадцатого века — это неуклонное расширение избирательного права. Можно считать это обязательным свойством британской демократии. Но куда было расширять электорат дальше? Только в колонии. Но это значит, что на первых же таких выборах с полноправным участием Индии премьер-министром Британской империи станет Джавахарлал Неру! Видимо, такая скрытая перспектива где-то в глубине пугала англичан и вела к тому, что противников индийской независимости оказалось немного. Собственно, британцы ушли бы оттуда и раньше, но было абсолютно ясно с самого начала ХХ века, что мусульмане и индусы тут же бросятся резать друг друга, как только уйдет мешающий им белый сагиб. Собственно, так и вышло в 1947 году, но империи удалось все же ограничить кровопролитие, войну и взаимные погромы меньшинств.

После прощания с Индией сохранение остальных колоний было явным анахронизмом. Те заморские территории, куда была в XIX веке заметная эмиграция с Британских островов, стали самоуправляющимися доминионами и с 30-х годов ХХ века практически были полностью независимыми странами с собственной политикой, далеко не всегда совпадавшей с британской. Остальные же колонии приносили Великобритании более расходы, чем доходы. На счастье, количество британцев, постоянно там живущих, было невелико. Какое-то количество белых фермеров и плантаторов в Кении и Южной Родезии, коммерсантов в Гонконге и Сингапуре. А в остальном более всего просто колониальные чиновники, врачи, учителя. Вывезти их из бывших колоний не представляло очень больших затруднений.

Гораздо труднее было Франции с ее «черноногими» — французскими колонистами в Алжире, которых насчитывалось больше миллиона. Ясно было, что под арабской властью и им, и алжирским евреям не жить. Будут не вызывающие жалость «языковые притеснения» и ограничения гражданских прав. Будут просто убивать. Поэтому «черноногие» были в первых рядах противников каких-либо шагов к решению алжирского вопроса, в рядах «ультра». Они были готовы заставить платить Мать-Родину кровью и любыми военными расходами за сохранение своего удобного привычного положения. На счастье во главе Франции оказался генерал, которого трудно было запугать громкими словами про «Альже Франсез», демонстрациями и даже покушениями. Стране пришлось потратить немало на репатриацию и госпомощь репатриантам, но всех, сознающих себя французами, из Алжира вывезли и спасли их и их потомство от жизни в стране, где ультраисламские террористы убивают своих противников десятками тысяч.

До такого конфликта с заморскими поселенцами у Великобритании дело не доходило. Или почти не доходило. Все-таки, все помнят Родезийскую республику Яна Смита. Но и тут до войны колонистов с метрополией дело не дошло. Республика была объявлена несуществующей, вернулся на время британский суверенитет и власть перешла, как везде в Африке, к черному большинству. Белым фермерам, кормившим страну, была обещана безопасность. Разумеется, черный, да еще и марксистский, диктатор Мугабе надул. Землю у белых отбирают и, соответственно, экономика новой страны Зимбабве постепенно идет в пропасть. Страна ныне прославилась непредставимой инфляцией в миллион процентов годовых. Но от этого всего черные зимбабвийцы страдают побольше белых. Однако при этом, как сообщают тамошние социологи, продолжают горячо любить своего вождя.

Если посмотреть на историю Британской империи всех трех редакций вместе из сегодняшнего дня, то среди прочего бросается в глаза определенная «проектность» всех предприятий этого государственного образования. Может быть, самым наглядным примером тут будет создание Канады, как единого государства, и роль в этом создании Трансканадской железной дороги. Понятно, что трансконтинентальная железная дорога не может не менять судьбу прилегающих к ней регионов. Возьмем, к примеру, Транссибирскую магистраль, которая создала высокопродуктивное сельское хозяйство вдоль своей трассы, знаменитый экспорт сибирских хлеба, масла и мяса и, среди прочего, могущественные сибирские кооперативы, сыгравшие важную роль в российской Гражданской войне. Но все же эта магистраль прокладывалась по уже сложившемуся государству, по районам, заселенным русскими уже в течение столетий.

Трансканадская же магистраль строилась, чтобы соединить атлантические и тихоокеанские провинции еще не существующей страны — Канады. Строилась навырост. В первое время по ней и возить было почти нечего, но в первое же десятилетие положение стало меняться и дорога уже более 130 лет служит становым хребтом канадской экономики. Между прочим, туристы, приезжающие в провинции Альберта и Саскачеван, могут останавливаться в находящихся в прекрасном состоянии гостиницах, построенных одновременно с дорогой, когда о нынешнем туризме и мечтать было трудно.

На сегодняшний день Британская империя осталась в прошлом. После того, как Гонконг 1 июля 1997 года перешел из-под британского суверенитета в положение автономного района Китайской Народной республики, на всех вместе заморских территориях Соединенного Королевства проживает суммарно чуть больше двухсот тысяч человек. Все они смертельно боятся потерять британскую принадлежность и перейти под власть Аргентины, Испании и других претендентов на эти земли, что неизменно показывают на соответствующих референдумах.

Великобритания, расставшись со своим «бременем белых», особо горевать не стала. Но вспомнить о былой империи, может быть, и полезно, чтобы сделать полезные выводы для будущей жизни. Не обязательно британской.

Продолжение серии «В гостях у тётушки Клио»
Print Friendly, PDF & Email

16 комментариев к «Сергей Эйгенсон: Три заморских проекта Британии. Окончание»

  1. «Сказать по правде, мне-то казалось, что слово «Палестина» исходно обозначает либо страну, в которой когда-то среди других народов жили филистимляне, т.е. греки из оперы Верди «Самсон и Далила», либо термин «Фаластын», используемый арабами для подкрепления своих претензий на чужую землю… Если я не прав – пусть меня поправят».

    Вот мои румынские соученики-гимназисты ещё в конце 30-х прошлого века прекрасно ориентировались в этом вопросе. Они нам кричали: Fugiți, jidani, în Palestina! — Бегите, жиды, в Палестину!

    1. Вот мои румынские соученики-гимназисты ещё в конце 30-х прошлого века прекрасно ориентировались в этом вопросе. Они нам кричали: Fugiți, jidani, în Palestina!

      Ну, если уж на то пошЛО, дорогой земляк, то права евреев на Эрец Исраэль подтвердили и гогакузисты, и легионеры с их лозунгом: “Тoți jidani în Palestina!” (Всех жидов — в Палестину!), а еще раньше деникинский ОСВАГ с его «Русский, бери хворостину! Гони жида в Палестину!»

  2. С.Л.: Мысленно, конечно… И охота Вам публично лицемерием маяться? Ну да ладно.
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::;;;;
    Перечитав познавательную статью Автора С.Э. (и все комментарии к ней),
    считаю необходимым добавить мысленно и , по возможности, — увидеть среди других комментов: Присоединяюсь к комментарию поэта С.Л. Публично.
    p.s. Надеюсь также, к концу этого, поистине боевого 18-го года, получить доступ в Гостевую. Вместе с другими “штрафниками”.
    Редакции, Дежурным по сайтам, Модераторам и всем усердным читателям —
    мирного и весёлого благополучного дня.
    Почтительно, АБ.

  3. Уважаемый г-н Эйгенсон! Хотелось бы, чтобы Вы добавили в предложение об арабской работорговле вот что. Роль арабов в трансатлантической работорговле огромная и зловещая. Они перегоняли негров из восточных и внутренних районов Африки в порты Атлантического побережья десятками тысяч, где продавали их работорговцам для отправки в Новый Свет.

    1. Вы, конечно, правы. Я тоже читал дневники доктора Ливингстона, очень враждовавшего из-за этого с арабами. А потом, помнится вычитанное когда-то описание Совета Безопасности ООН по поводу Конго, на котором представитель Туниса долго рассусоливает об африканской солидарности против колониализма. После него выступил представитель Катанги и сказал, что он просит не доверять тунисцу насчет солидарности: «Он не имеет отношения к нашей солидарности. Он араб и потомок работорговцев!»

  4. “Вот у нас в армии был один старшина-сверхсрочник — он тоже постоянно произносил слова, не понимая их значение.”
    ::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Уваж. Автор, что там в армии…У нас на кондитерской фабрике, где работала жена моего брата, проживающеги нынче в городе Б.,
    многие произносили такие слова, что их значеНИя не знали ни я, ни мастер цеха… Однако статья Ваша IMHO — познавательная весьма,
    а фотография замка-отеля в Альберте, вообще КЛАСС.
    п.с. ия тоже, как г-н Сэм, не хамазовец.
    Пока! До новых встреч в Мастерской.

  5. Уважаемый автор,
    Приношу извинения за «… дискуссию на полях …» вашей работы. Такие вещи, увы, встречаются. В отношении написанного вами — превосходная обзорная статья. Нелегко втиснуть многофазовую и многовековую историю британской экспансии в несколько страниц, но вам это удалось.

  6. Именно так, стоя. Мысленно, конечно.
    Как при исполнении Хатиквы.
    Это мой дорогой вечно-доброжелатель вам не понять — ментальность разная.
    Из разных опер мы с вами.

    1. «… не гоже еврею на еврейском сайте вот так писать, через запятую, о судьбоносном для нашего народа…»
      ==
      Был анекдот: некий идиот выражение «подЖИДать» в силу его скрытого антисемитизма предложил переделать в «подъЕВРЕИвать.
      Ментальность такая …

    2. Это не лицемерие.
      Это просто осознание того, что такое жить в своей стране.
      (Прошу прощения за может излишний пафос).

    3. Сказать по правде, мне-то казалось, что слово «Палестина» исходно обозначает либо страну, в которой когда-то среди других народов жили филистимляне, т.е. греки из оперы Верди «Самсон и Далила», либо термин «Фаластын», используемый арабами для подкрепления своих претензий на чужую землю. И да, в мандате Лиги Наций он тоже использовался. Если я не прав – пусть меня поправят.
      Поэтому я не совсем понимаю, почему при его произнесении или написании я должен вставать, опускаться на молитвенный коврик и вообще совершать какие-либо ритуальные действия, если я не член ФАТХа либо ХАМАСа. Если Вы лично состоите в одной из этих организаций – я не препятствую, можете вставать, танцевать и вообще делать то, что там у вас положено. Ну, а я причем?
      С неизменным уровнем уважения
      Автор статьи

      1. Ваш, автор статьи, пламенный защитник г-н Тенненбаум, излишней скромностью не страдающий и потому, видимо, берущий на себя смелость приносить извинения от лица всего сайта, гордится тем, что коллекционирует определения своей личности.
        Похоже, что я могу пойти по его стопам – как меня тут ни называли, но вот хамасовцем — это впервые. Обычно я обращаюсь к своим оппонентам «Уважаемый». К вам – не могу. По крайней мере пока вы не возьмёте написанное вами обратно.
        И вы, г-н автор, достаточно эрудированы и достаточно знаете историю Великой Британской Империи, чтобы понять, что написав о невозможности для еврея ставить = между вхождением в эту Империю Танганьики и Месопотамии с одной стороны и бывшей османской Палестины – с другой, я имел ввиду не «греков из оперы Верди «Самсон и Далила», а колоссальное, решающее значение факта этого вхождения для создания государства Израиль. Впрочем этот факт имеет значение только для еврея, придерживающегося сионистских убеждений.
        Что абсолютно не обязательно.

        1. Да нет, я Вас, конечно, хамасовцем не считаю.
          Вы — просто человек, произносящий и пишущий слова, не особенно хорошо понимая их смысл. Так бывает. Вот у нас в армии был один старшина-сверхсрочник — он тоже постоянно произносил слова, не понимая их значение.

          1. 1. Извинение не принято. Так не извиняются.
            2. Не ясно, какую армию вы считаете своей.
            3. Обсуждением вашей личности заниматься не буду — привык соблюдать правила, установленные в обществе, в котором сейчас нахожусь.

  7. Резанула вот эта фраза:
    «По инерции были приобретены Танганьика, Ирак, Палестина и другие территории»
    Палестина «приобретена»? После Таньганики?
    Я, должно быть наивный человек, но ИМХО не гоже еврею на еврейском сайте вот так писать, чререз запятую, о судьбоносном для нашего народа событии.
    Впрочем, я действительно наивен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *