Лев Мадорский: Слава Богу, у нас есть свои юмористы. Часть 1

 550 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Разогнавшись в сериале «Слава Богу…», не могу остановиться и предлагаю очередную серию…

Лев Мадорский

Слава Богу, у нас есть свои юмористы

Странно и труднообъяснимо. Евреи, народ, который более всех других народов страдал, был унижен, подвергался гонениям и дискриминации, дал миру великих комиков и юмористов. И, что самое удивительное, — в России. В советское время. В стране, где государственный антисемитизм (12 чёрных лет в Германии не берём в расчёт), принял наиболее откровенные и циничные формы. Один за другим в стране победившего социализма на эстраде сменяют друг друга четыре комика, четыре народных любимца, как бы передающие друг другу эстафету: Владимир Хенкин, Аркадий Райкин, Геннадий Хазанов, Максим Галкин. На той главной, первой, центральной эстраде, которая позволяла даже в советские, строго подцензурные времена говорить то, что никому другому открыто говорить не разрешалось. В определённом смысле первые комики государства напоминают королевских шутов, которые имели право говорить королю то, за что другому рубили голову. Итак…

Владимир Яковлевич Хенкин (1883-1953 гг.)

Мне не удалось посмотреть его выступления, что называется, вживую. Кинозаписей тоже не нашёл. Обидно. Что осталось? Аудиозаписи, небольшие сцены из забытых, довоенных фильмов («Любовь и ненависть», «Интриган») воспоминания современников, в том числе, его близкого друга, Леонида Утёсова и замечательного актёра Соломона Михоэлса. И ещё рассказы моего отца. Он некоторое время работал фоторепортёром и однажды даже фотографировал Хенкина для газеты. Много раз был на концертах Владимира Яковлевича. Обычно папа вспоминал про великого комика, когда по телевизору показывали Аркадия Райкина. Причём, в том ключе, что Райкин, конечно, хорош, но до Хенкина ему далеко. Папа долго жил в Одессе и в его речи то и дело проскальзывали одесские интонации:

— Лёва, ты не представляешь, — взволнованно говорил он, размахивая руками и быстро расхаживая по комнате,— что Хенкин мог. Нет, ты не представляешь. Ты не можешь себе представить… — Папа замолкал и смотрел на меня, видимо, чтобы убедиться, представляю я или нет. — Он мог всё. Хенкин вылетал на сцену как пробка из шампанского. И, как шампанское, пузырился и пенился. Всем сразу видно было, что у него есть, что вам рассказать. Причём, срочно. Видно было, что он умрёт, если сейчас же не расскажет. А как он пародировал! Господи, Лёва, как он пародировал! Брал человека живьём и показывал. И ты его видишь. Он перед тобой. Помню пародии на Утёсова, Вертинского, Михоэлса, на многих других артистов и певцов. У Хенкина зал всегда смеялся. По-другому не бывало. Нет, не смеялся. Зал хохотал, стонал, умирал от смеха. И папа начинал сам смеяться от одних этих своих воспоминаний. Заканчивал, примерно, одинаково. — Нет, Райкин, конечно, хорош, но до Хенкина ему далеко…

А вот воспоминания современников-актёров. Вера Васильева:

— Он только выходил из-за кулис, как-то странно покашливая, и сразу раздавалась буря аплодисментов…

Борис Ефимов:

— Хенкин был небольшого роста, лысоватый, самый заурядной внешности. Но стоило ему появиться на сцене, как зал начинал смеяться. Это было настоящее эстрадное мастерство.

Володя Хенкин родился в 1883 году в cеле Ивановка Екатеринославской губернии в семье кузнеца. Вскоре семья переезжает в Харьков, где отец открывает магазин скобяных товаров. С детских лет у Володи проявился удивительный дар. Он мог изобразить, практически, любого человека. Причём не просто изобразить, но и придумать слова, которые его персонаж мог бы произнести. Большим артистическим дарованием обладал и старший брат Володи, Виктор, который тоже стал артистом. Это было удивительно, так как в семье Хенкиных до этого никто артистическими способностями не отличался.

Три года Владимир проучился в еврейской школе и четыре года в приходском училище в Ростове на Дону. Потом некоторое время помогал в работе отцу. Но его тянуло на сцену. В конце 19-го, начале 20-го века пошла мода на мюзик-холлы, музыкальные театры. В одном из таких театров в Феодосии в 1902 году и началась карьера Владимира Хенкина. Театры возникали, как грибы после дождя, и так же быстро исчезали. Этим можно объяснить частую смену театров артистом. После Феодосии был Киев, потом Баку, Ташкент и, наконец, Одесса. В Одессе, городе, где ценили юмор и где умели шутить, Хенкин быстро становится кумиром публики. Журналисты называют его «Король смеха» Особым успехом пользуются номера, где артист изображает в разных ситуациях одесского еврея. Того самого, которого сегодня в Одессе почти не осталось, и о котором те, кто не бывал в столице юмора, узнали из рассказов Бабеля, а позже Жванецкого. Многие небольшие театрализованные миниатюры Хенкин придумывал сам.

В 1908 году Владимира Яковлевича приглашают в московский музыкальный театр «Буфф», а с 1911 года артист начинает выступать на эстраде с сольными концертами: чтение рассказов Зощенко, Чехова, Бабеля, своих собственных (у Хенкина выходят две книги, ставшие теперь библиографической редкостью), пародии, пение. Такого раньше в России не было. Теперь, великого комика журналисты называют не только «король смеха», но и «человек-концерт», «человек-оркестр».

В 1919-1921 гг., во время Гражданской войны Хенкин руководит театром политотдела Кавказского фронта, потом работает актёром Театра оперетты, а с 1934 года Театра сатиры, где играет главные роли: Льва Гурыча Синичкина, Труффальдино и др.

Кроме того, все эти годы Владимир Яковлевич с грандиозным успехом выступает на эстраде. В 30-е годы прошлого века для юмора наступают тяжёлые времена. Теперь даже первому королевскому шуту приходится взвешивать каждое слово, произнесённое с эстрады. Никто не застрахован от того, что ночью около его дома остановится «воронок» и в квартире раздастся звонок. Именно это учёл большой любитель розыгрышей, композитор Никита Богословский, сыгравший с Хенкиным довольно жестокую шутку. Однажды, великий комик пришёл домой с концерта поздно вечером и увидел, что дверь его квартиры опечатана гербовой печатью. Это могло означать только одно: за ним приходили и не застали дома. Смертельно напуганный Хенкин не решается вскрыть печать и идёт ночевать к своему близкому другу, композитору Никите Богословскому. Более того, живёт у него целую неделю. Всё это время любитель розыгрышей хранит молчание. И только через неделю, когда Хенкин всё-таки решает идти сдаваться на Лубянку, Богословский признаётся, что опечатал другу дверь перевёрнутым пятаком. Хенкин не остаётся в долгу и наносит ответный удар. Однажды он приглашает Богословского в ресторан аэропорта, который был недалеко от дома композитора и, когда тот напивается в стельку, сажает его в самолёт (через много лет Рязанов использовал эту «шутку» в фильме «Ирония судьбы») до Киева.

Говорят, что юмористы, как правило, люди хмурые и немногословные. Владимир Яковлевич, как выражался мой папа, «пузырился и пенился», не только на эстраде, но и в обычной жизни. Незадолго до смерти ему стало плохо с сердцем. Приехала скорая помощь.

— На что жалуетесь?— спросил доктор.

— На репертуар, — ответил Хенкин.

Владимиру Яковлевичу повезло. У его дома «воронок» не останавливался и двое в штатском ночью в его дверь не звонили. Но в послевоенное время, видимо, за какую-то шутку, которую власти сочли неудачной, Хенкину запретили сольные концерты.

Умер великий артист, от которого «есть пошла» вся советская эстрада, 17 апреля 1953 года и похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Эстафетную палочку перехватил другой необычайно популярный юморист и народный любимец 

Аркадий Исаакович Райкин (1911-1987 гг.)

Райкина я, конечно же, видел вживую. И не раз. Был на спектаклях его уникального Театра миниатюр. Как-то в семидесятые годы встретил Аркадия Исааковича с дочкой Екатериной, прогуливающегося вечером по берегу моря в Юрмале. Прошёл очень близко от них и, увидев знакомое лицо, машинально поздоровался, не успев понять, с кем здороваюсь. Аркадий Исаакович вежливо ответил. Все гуляющие (в Юрмале не шли, а гуляли) оборачивались и долго смотрели Райкину вслед, а на другой день непременно, как и я, рассказывали, — сегодня встретил Райкина. Популярность артиста была огромная.

Родился великий юморист в Риге 11 (24) октября 1911 года. Как и у Хенкина, родители к театру не имели отношения. Отец, Исаак Давидович Райкин, был портовым рабочим, мать — домохозяйкой. В семье кроме Аркадия было ещё трое детей: Софья, Белла и брат Макс. Дети, как это было принято в еврейских семьях, учились в хедере, еврейской школе. В 1921 году семья переезжает в Петроград и с этого времени начинается увлечение 10-летнего Райкина театром. Он посещает драмкружок, участвует в школьных спектаклях, при любой возможности, ходит в театр.

Вспоминает младшая сестра Белла:

— Рядом с домом был драматический театр, бывшая «Александринка». Аркадий ходил туда почти каждый день. Деньги на билеты доставал, тайком продавая книги и тетради. Папа был против такой траты денег и частенько бил его ремнём, но это брата не останавливало. Билетёры знали и любили брата и, частенько пропускали без билета.

О жизни Райкина написано много и не хочется повторяться. Поэтому очень быстро пробежимся по основным датам. С 1929 года 18-летний юноша работает лаборантом на химзаводе, но по-прежнему буквально бредит театром. В 1930 году, несмотря на несогласие родителей (он даже вынужден перебраться жить в общежитие), Райкин поступает в ленинградский техникум сценических искусств. После окончания техникума в 1935 году работает в ленинградском Театре рабочей молодёжи (позже театр Ленинского комсомола) и снимается в кино («Огненные годы», «Доктор Калюжный»). Первый большой успех к Райкину приходит в 1939 году, когда он становится лауреатом (2-я премия) Всесоюзного конкурса артистов эстрады. В том же году Аркадий Райкин поступает в труппу Ленинградского театра эстрады и миниатюр, где впервые выступает с сольными миниатюрами. Миниатюрами, в которых постепенно вырабатывается его собственный стиль, собственная манера игры.

Карьера юмориста в СССР, как я уже писал, это почти всегда ходьба по острию ножа, но для первого комика страны, для, так сказать, «королевского шута» делались исключения. Можно предположить, что «королевским шутом» (пишу, разумеется, в высоком смысле этого словосочетания) Аркадий Исаакович стал после участия в праздничном обеде за одним столом со Сталиным в том же 1939 году. Сам Райкин рассказывал журналистам об этом так:

— Однажды артистов театра пригласили выступить на праздничном обеде в Кремле. Моё выступление, видимо, Сталину понравилось, потому что меня посадили за столом прямо напротив Иосифа Виссарионовича. В какой-то момент он попросил меня выступить. Я встал, отодвинул стул и показал одну из миниатюр. Сталин аплодировал и даже встал. Тогда встали все за столом. Потом я спросил, могу ли я показать ещё одну миниатюру. Сталин удивился, но кивнул. После этой миниатюры, он снова аплодировал и снова встал. И снова все за столом встали. И так было 14 раз. Четырнадцать миниатюр, после каждой из которых Сталин и все, кто были за столом, аплодировали стоя.

Отношение вождя народов к Райкину несомненно, некий феномен. Думаю, что такого невероятного успеха и официальной поддержки не знал никто не только из советских комиков, но и никто из советских артистов.

В 1940-м году (не исключено, что этому способствовало благосклонное внимание Иосифа Виссарионовича) Райкин становится художественным руководителем театра. В военные годы театр под руководством Аркадия Исааковича выступает на фронте. С начала 50-х годов у Райкина рождается новый жанр, в котором великий артист до сих пор не имеет себе равных — жанр мгновенного смена облика и мгновенного сценического перевоплощения.

В 1962 году театр приезжает на гастроли в Одессу. Аркадий Исаакович замечает в молодёжном театре «Парнас-2» талантливых артистов Романа Карцева, Михаила Жванецкого, Виктора Ильченко, Людмилу Гвоздикову и приглашает их на работу в свою труппу. Можно сказать, что с этого момента начинается новый период в жизни Театра миниатюр. Во-первых, это связано с тем, что главным автором спектаклей и миниатюр становится гениальный Жванецкий. А, во-вторых, к этому времени театр уже с полным основанием можно назвать Театром Райкина, другими словами, Театром одного актёра. Об этом впоследствии с горечью, перемешанной с восхищением, вспоминает Жванецкий: „Во главе театра стоял абсолютно гениальный игрок и все ему подавали мячи. Потому что он был кровопийца и тиран, как художественный руководитель. Ты играй на меня, а я буду забивать. Я лучше знаю, как это делать».

Неминуемый конфликт в Театре одного актёра, в котором много талантливых актёров, набирает силу. В ноябре 1967 года, когда миниатюры Жванецкого («Авас», «Дефицит», «Дело техники» и другие) имеют феноменальный успех, директор сообщает писателю, что Райкин собирается его уволить. Михаил Михайлович (его самолюбие страдает, так как автор текстов ни на афише, ни в программе не упоминается) кладёт на стол Аркадию Исааковичу очередную миниатюру, в конце которой приписка: «Прошу меня уволить по собственному желанию».

— Вы приняли верное решение,— категорично реагирует Райкин, давая понять, что всё шло именно к такому концу.

В конце шестидесятых популярность Аркадия Исааковича достигает пика. Реплики из его спектаклей звучат повсеместно: «как сказал Райкин», «как у Райкина». В 1965 году театр (тогда такое случалось в то время не часто) гастролирует в Англии, где встречает восторженный приём. Лондонская «Таймс» пишет: «Райкин чем-то похож на Чарли Чаплина, та же удивительная способность живо выражать эмоции и мгновенно создавать образ». В 1968 году Аркадию Исааковичу присваивают звание Народного артиста СССР.

Но у «королевского шута», как у канатоходца, балансирующего под куполом цирка, всегда есть опасность сорваться. В 1970 году, когда страна отмечает столетие со дня рождения Ленина, великий юморист, видимо, забывает, что в авторитарной стране даже «королевскому шуту» нельзя переходить красную черту. Райкин выпускает спектакль (автор Леонид Лиходеев), в котором приводит забытые цитаты из сочинений Владимира Ильича. В самой первой миниатюре он выбегает на сцену и произносит фразу, которая носила для того времени достаточно скандальный характер: «Остроумная манера писать предполагает ум в читателе». Затем при гробовом молчании зала добавляет: «Из «Философских тетрадей» Владимира Ильича Ленина». Спектакль имел огромный успех до тех пор, пока его не посмотрел первый секретарь Волгоградского обкома и написал донос в ЦК. Приходит директива: «Первый ряд на спектакль не продавать» и теперь в первом ряду сидят члены специальной комиссии (как потом вспоминает Райкин: «…в одинаковых костюмах, с одинаковыми блокнотами, с непроницаемыми лицами») и записывают все фразы, которые им кажутся крамольными. Таких фраз, видимо, было достаточно много, через некоторое время Аркадия Исааковича вызывает к себе заведующий отделом культуры ЦК КПСС Василий Шауро, кричит на него, стучит кулаком по столу, советует поменять профессию. После этого у Райкина случился первый инфаркт, а театру запретили выступать в Москве и Ленинграде. Труппа едет на гастроли в Петрозаводск.

В стране победившего социализма власти не любят, когда кто-нибудь слишком уж высовывается и в 1971 году, когда театр Райкина, наконец, возвращается в Ленинград, чекисты наносят всенародному любимцу очередной удар. Лектор одного из райкомов партии запускает во время лекции на большом ленинградском заводе, небылицу: «Райкин отправил в Израиль гроб с останками матери и вложил туда драгоценности». Сплетня мгновенно распространяется не только по городу, но и по стране. Аркадий Исаакович снова попадет в больницу и, как он вспоминает, ещё долгое время всюду, где бы театр не гастролировал, актёров спрашивали: «Что ж это ваш шеф так оплошал? Отправил в Израиль…»

После возвращения в Ленинград отношения с партийными властями города накаляются до предела и Райкин обращается с просьбой к Брежневу (он был лично знаком с генсеком со времён гастролей на «Малой земле»), разрешить театру переехать в Москву. Разрешение получено и последние годы жизни великого артиста проходят сравнительно благополучно. В 1980 году он получает Ленинскую премию, в 1981-м звание Героя Социалистического труда, а в 1982 г. на телевидении снимаются два фильма о гениальном артисте: «Люди и манекены» и «Аркадий Райкин».

Незадолго до смерти великого артиста театр едет на гастроли в США. Райкин играет по-прежнему ярко и талантливо, но говорит, подчас, тихо и невнятно. Русскоязычная публика после каждого спектакля встаёт и долго аплодирует. Некоторые плачут, так как понимают, что видят любимого артиста в последний раз.

Умер Райкин 20 декабря 1987 года в Москве. У него осталось двое детей — Катя и Костя. Константин Райкин возглавил театр после смерти отца и продолжает им руководить до сих пор.

О Геннадии Хазанове, считающего себя учеником Райкина и о Максиме Галкине, который занял место первого комика России, когда в 90-ые годы Хазанов покинул эстраду и ушёл в драматический театр, поговорим в следующий раз.

(читайте часть вторую здесь)

Print Friendly, PDF & Email

28 комментариев к «Лев Мадорский: Слава Богу, у нас есть свои юмористы. Часть 1»

  1. Мадорский
    — Thu, 09 May 2013 20:22:21(CET)

    Мадорский-Альшулеру.
    Альтшулер: «…до того как евреи отметились на юмористической сцене России там вообще не было такого понятия» “анекдот”
    Борис, я правильно понял, что у истоков самого понятия» анекдот» стоят евреи?
    Отклик на статью: Лев Мадорский: Слава Богу, у нас есть свои юмористы. Часть 1
    ——————-
    Фаина Петрова уже всё в деталях объяснила.
    Слово «анекдот» было в России известно, конечно, и из других европейских языков, но его современный смысл пришёл в русский с появлением там лаконичного еврейского юмора. До того существовали просто занятные русские байки, часто с персонажами зверей, бырина и барыни и т. д. Поскольку речь идёт о конце XIX — начале XX вв., по-моему, наиболее вероятно, что это слово пришло в широкие массы из немецкого через идиш.

    С началом массовой эмиграции евреев Восточной Европы в конце XIX в. там возникла большая еврейская община, сохранившая традиции национального юмора. Ведь уже при дворах цадиков были известные идишистские шуты, такие как, например, легендарный Гершеле Острополер. В самом начале темами этого юмора были сложности эмиграции и адаптации в США. Евреи обыгрывали свой плохой английский и свой акцент, гротескные попытки выглядеть как стопроцентные американцы, непонятие окружающей жизни и т. д. Выступления еврейских юмористов перед своей публикой было важной частью культурной жизни в отпусках и домах отдыха особенно в Catskills, в „борщевом поясе“ штата Нью Йорк. В этих выступлениях был довольно быстро создан оригинальный юмористичекий стиль, ставший позже Stand-Up Comedy и урамериканским юмором на эстраде. Целый ряд выдающихся американских юмористов, таких как Danny Kaye, Rodney Dangerfield, Henny Youngman или Don Rickles начали именно там свои искромётные карьеры. Кроме того, языковый обмен идиш-американский открыл перед еврейскими конферансье широкую аудиторию и обусловил влияние еврейской культуры на американский юмор. Например, понятие «a jiddische mame» стало неотъемлимой частью американского фольклора. От меланхолических гуманистических и очень еврейски окрашенных героев фильмов Чарли Чаплина, которого ФБР выявило как потомка эмигрировавших в Англию польских эмигрантов, до дико архаичных „американских марксистов“ — Marx Brothers — протягивается диапазон американского юмора и комедии ХХ в. Позже в кино и на телевидение пришли Dany Kaye, Woody Allen, Jerry Seinfeld и многие другие. Более 80% американских артистов в жанре комедии, при общей численности населения около 3%, говорят сами за себя.

    Особое выдающееся значение в трансфере еврейской цивилизации через Атлантику сыграл язык идиш.

    1. Мадорский- Альтшулер.
      Дорогой Борис! Большое спасибо за такой подробный и интересный ответ.

  2. Дорогой Олег,
    до того как евреи отметились на юмористической сцене России там вообще не было такого понятия «анекдот» (нем. der Witz, англ. wit).
    Т. е. само слово «анекдот» как таковое было известно из немецкого языка, где по сегодняшний день так обозначают какую-либо занимательную или примечательную историю. А уж когда началась эмансипация и связаные с ней крещения евреев, обучение в университетах, участие в революционной межконфессиональной работе, уход из местечек в большие города, появление идишистской прессы, появление идишистских писателей и т. д., — тогда уже жемчужины еврейского юмора заблистали в Российской империи на в то время седьмом по своему значению языке европейской кудьтуры, идиш, во всём своём великолепии.

    1. Мадорский-Альшулеру.
      Альтшулер: «…до того как евреи отметились на юмористической сцене России там вообще не было такого понятия» “анекдот”
      Борис, я правильно понял, что у истоков самого понятия» анекдот» стоят евреи?

  3. Манасе
    8 Май 2013 at 19:31 | Permalink

    Ура у нас есть комики! Наконец то можно от всей души порадоватся.
    ————————————————————————————
    Вы-то чего радуетесь? Ведь комики наши, не ваши.
    У вас другой юмор — нюхайте себе под мышкой…

    1. Манасе: Ура у нас есть комики! Наконец то можно от всей души порадоватся.

      Уважаемый Манасе. Вы уже давно пишите на сайте комментарии, извините, несколько странные как по форме, так и по седержанию. Не могли бы Вы немного расшифровать Вашу позицию и Ваш интерес к этому порталу, который (создаётся впечатление, возможно, ошибочное) не очень Вам близок…

  4. Дорогой Лев,
    написано замечательно и, конечно, должно быть продолжение. Практически вся глыба русского или российского юмора является по сути еврейской. В этом нет ничего удивительного: смех сквозь слёзы был единственным оружием затравленных местечек против произвола власть предержащих, их кампаний христианизации, борьбы с марксизмом и терроризмом. Одна из важных и для меня тяжело читаемых книг Зигмунда Фрейда посвящена именно еврейскому анекдоту: «Остроумие и его отношение к бессознательному“ (Der Witz und seine Beziehung zum Unbewußten).
    Англию называют иногда родиной анекдотов. Известны русские, в подавляющем своём большинстве перепевы еврейских анекдотов. Но очень мало приходится слышать об индийских или китайских анекдотах. Культуры азиатских и восточных народов кажутся в каком-то отношении чересчур „серьезными“. Это можно было бы объяснить отсутствием в них контраста между сознанием и бессознательным, «верхом» и «низом», духом и материей, а также ряда других смысловых оппозиций, характерных для европейской ментальности. Индусы и китайцы не ощущают столь сильно противоречия между плотским и духовным, сексуальным и моральным, упорядоченным и хаотическим, рациональным и чувственным, как европейцы. А ведь именно столкновение этих противоположностей определяет содержание многих острот. Фрейд обращает внимание на то, что остроты возникают с помощью тех же психологических механизмов, что и сновидения, фантазии, художественные образы, т. е. с помощью «сгущения», «смещения», «символизации».Тот же англичанин, желая знакомому приятного «викэнда», вместо «гуд холидэйс» говорит «гуд алкохолидэйс» и т. д. Эквилибристика языка — важный специальный момент еврейской психолингвистики.
    Еврейские местечковые эмигранты из Восточной Европы принесли свой юмор через Атлантику и создали там новый жанр того, что сегодня на американской эстраде называется Stand-Up Comedy.
    Возможно вам будут интересно узнать, что в Германии этим вопросом занимаются уже серьёзно на университетском уровне. Привожу информацию о симпозиуме по еврейскому анекдоту: юмор — дело серьёзное. При желании имеет для вас смысл связятся.
    ________________________________________
    Der jüdische Witz: Symposium zur deutsch-jüdischen Literatur- und Filmgeschichte von Heinrich Heine bis Dani Levy
    Eine internationale Tagung an der Freien Universität Berlin diskutiert vom 9. bis 11. Mai die Frage nach der kulturhistorischen Wirkung des jüdischen Witzes
    Im Internet
    http://www.geisteswissenschaften.fu-berlin.de/we04/institut/news/tagung_j__discher_witz

    1. Дорогой Борис! Большое спасибо за отзыв, а также очень интересный для меня философский подход к теме еврейского юмора. Наверно, вы правы: когда всё потеряно, у человека остаётся только возможность пошутить. В том числе, над самим собой.

    2. Борис Э.Альтшулер
      8 Май 2013 at 12:58 | Permalink

      Индусы и китайцы не ощущают столь сильно противоречия между плотским и духовным, сексуальным и моральным, упорядоченным и хаотическим, рациональным и чувственным, как европейцы.

      Наверно, именно поэтому я никак не могу себя заставить смотреть не то что индийские и китайские, но даже японские и иранские фильмы, при том, что они собирают многочисленные призы…

      Еврейские местечковые эмигранты из Восточной Европы принесли свой юмор через Атлантику и создали там новый жанр того, что сегодня на американской эстраде называется Stand-Up Comedy.

      А говорят, что стэндап зародился в Англии в 18-м веке, а в Америке у истоков его стоял еще Марк Твен. Хотя для евреев в силу их особенностей это, конечно, родной жанр. Вспомните Арлазорова и его импровизации с залом…

    3. Практически вся глыба русского или российского юмора является по сути еврейской.

      Справедливости ради замечу, что это все же не совсем так. Например, абсурдистский юмор идет от Гоголя и авторов Козьмы Пруткова Толстого и Жемчужниковых, а в 20-м веке был продолжен Хармсом. Все это не евреи, так же как и Аверченко, Булгаков, Платонов и Зощенко. Но евреев, особенно в 20-м веке, в жанре смешного было, разумеется, больше всех.
      То, что до Гоголя в русской литературе не было ни одного юмориста, дает основание надеяться, что и в Азии они, возможно, когда-нибудь появятся.

  5. В 1962 году театр приезжает на гастроли в Одессу. Аркадий Исаакович замечает в молодёжном театре «Парнас-2» талантливых артистов Романа Карцева, Михаила Жванецкого, Виктора Ильченко, Людмилу Гвоздикову и приглашает их на работу в свою труппу.

    Дорогой Лев! Спасибо за начало, ждём продолжения. На этом месте мне бы хотелось вспомнить основателя театра «2Парнас2» (именно так) Иосифа Львовича Берковича, кумира студенческой Одессы, удивительного человека, обладавшего поразительным чутьём в поиске талантов. Именно ему мы обязаны и Жванецким, и Карцевым с Ильченко. Вот о нём стоило бы написать кому-нибудь из тех, кто знал его ближе.
    А книгу можно (но очень дорого) приобрести здесь.

  6. О.В.: «Дорогой Лев, пишете Вы, конечно, очень занимательно, но выделение именно этой четверки мне не совсем понятн»

    .Дорогой Олег! Спасибо за комментарий. Конечно. выбор первых комиков носит субъективный характер и кроме выбранной мной четвёрки есть ещё много замечательных комиков-евреев. Но речь идёт о первом комике свего времени. Самом первом. На мой взгляд,в этом ракурсе в советские времена Хенкин, Райкин и Хазанов, не имели конкуренции. Сегодня же главную сценическую площадку ( центральное телевидение) с его сольными концертами.занимает Максим. Заслуженно или нет-это совсем другая история и об этом мы поговорим в следующей серии.

    1. >> Сегодня же главную сценическую площадку ( центральное телевидение) с его сольными концертами.занимает Максим.

      Извините, Лев, но мне такой критерий не нравится. Настоящий сатирик должен вызывать бешенство у властей предержащих, а не развлекать публику пародиями на Кобзонов и Лещенок. Именно такое бешенство властей вызывал в свое время Жванецкий, инода — Райкин, сейчас — Шендерович. Хазанов же всегда был конформистом и делал то, что позволено, его репертуар в застойные времена был плоским и убогим, помню, даже Высоцкий как-то критиковал его на своем концерте. Пришла перестройка, критиковать стало можно, и Хазанов пошел критиковать. А теперь он — доверенное лицо Путина и этим все сказано.

      Российское телевидение уже лет 10 заполнено валом отупляющего юморного развлекалова про тещу и алкашей, чтобы отвлечь народ от серьезных тем, и евреи, как всегда, и тут в первых рядах (кстати, перечисляя, забыл вчера еше талантливую еврейку Елену Воробей (Лебенбаум)), и Максим Галкин — один из этой плеяды приспособленцев. Конечно, он талантливее большинства, но все равно это талантливый приспособленец и не более того, имхо, конечно.

      1. О.В : Извините, Лев, но мне такой критерий не нравится. Настоящий сатирик должен вызывать бешенство у властей предержащих, а не развлекать публику пародиями на Кобзонов и Лещенок. Именно такое бешенство властей вызывал в свое время Жванецкий, инода – Райкин, сейчас – Шендерович. Хазанов же всегда был конформистом и делал то, что позволено, его репертуар в застойные времена был плоским и убогим, помню, даже Высоцкий как-то критиковал его на своем концерте. Пришла перестройка, критиковать стало можно, и Хазанов пошел критиковать. А теперь он – доверенное лицо Путина и этим все сказано.

        Привет, Олег! Как ни странно, но именно об этом: о аполитичности Хазанова, что недостойно первого юмориста, и о приспособленчестве Галкина я пишу в продолжении. Вы, прямо- таки, предугодали мои мысли. Но Всё это не меняет оценки первого юмориста для Хазанова ( в своё время) и Галкина для своего Кстати, Хазанов одно время проявил неосторожность. выступал с неполиткорректными репризами и имел большие неприятности с КГБ. Он тогда мог выступать только в отдалённых клубах или так, что имя его не указывалось в афише. Галкин же, безусловно, приспособленец. Потому и имеет дворец и дарит Пугачёвой

        1. Извините, не то нажал и не успел выправить текст …» И дарит Пугачёвой вертолёт на день рождения. Обо всё этом в продолжении…

        2. Но Всё это не меняет оценки первого юмориста для Хазанова ( в своё время) и Галкина для своего

          Ну, насчет первого я с Вами все же не согласен ни в том, ни в другом случае. Из того моря смехопанорамного и «аншлагового» развлекалова, что существовало на русском телевидении в последние 15 лет, по-настоящему смешным был только «Городок», хотя и он выродился в последнее время. И хотя там никакой антирежимной сатиры не было (при том, что Илья Олейников был настроен по отношению к власти критически), все же они сумели найти свою нишу на поприще чистого юмора, а их персонажи настолько узнаваемы, что это была сатира на саму русскую жизнь. Не зря и Жванецкий, ставший в последние годы менее остроумным и более философским, ими очень восхищался.

          1. О.В.Ну, насчет первого я с Вами все же не согласен ни в том, ни в другом случае.

            Тут Олег мы с Вами подошли вплотную к важному моменту или, точнее, вопросу, который выходит за рамки вкусовых предпочтений: кого считать первым комиком или»королевским шутом»? В моём представлении это не тот, кто смешнее и не тот кто, как Вы правильно заметили, вызывает у власти большее неприятие, как сатирик. Первый комик. на мой взгляд. это фигура. которая в юмористическом жанре наиболее популярна в народе. с одной стороны, и, как это ни парадоксально, одновременно признана наверху. Если власть перекрывавет воздух, то ни о какой популярности не может бвть и речи. Кроме того, повторяю, мы говорим о том единственном «королевском шуте», которого назначает король, то бишь, власть. Таким критериям, на мой взгляд в России (Сов. Союзе) соответствовала( вует) только четвёрка, о которой я пишу.

          2. Первый комик. на мой взгляд. это фигура. которая в юмористическом жанре наиболее популярна в народе. с одной стороны, и, как это ни парадоксально, одновременно признана наверху. Если власть перекрывавет воздух, то ни о какой популярности не может бвть и речи. Кроме того, повторяю, мы говорим о том единственном “королевском шуте”, которого назначает король, то бишь, власть. Таким критериям, на мой взгляд в России (Сов. Союзе) соответствовала( вует) только четвёрка, о которой я пишу.

            Ну, если речь о тех, кого назначила власть, то это не обязательно те, которыми нужно гордиться, не так ли?
            А назначила власть Галкина или Петросяна, можно еще поспорить. Кстати, Галкин уходил на несколько лет с Первого канала, только сейчас вернулся.
            Можно поспорить и о том, кого больше смотрят, Галкина или «Городок».

  7. Дорогой Лев , слава Богу, что Вы придумали «Слава Богу». За саму идею создать сериал о евреях комиках — СПАСИБО. Первая серия сделана на отлмчно, дай Вам Бог здоровья, сил энергий на весь цикл. Судя по комментаирям, Вам «грозит» создание «Сериала века» . Жажду прочесть следующую серию!!!!!
    Искренне Сэм

    1. Дорогой Сэм! Было очень приятно прочитать Ваш лестный отзыв. И от Вас жду продолжения сериала-исследования о Руфайзене и надеюсь увидеть в «Киоске» Вашу и Комиссаренко книгу об этом удивительном человеке.

  8. Дорогой Лев, во первых, Слава Богу, что у Вас достаточно материала на многолетний сериал под начальным названием «Слава Богу…» Значит, народ наш славно работает на благо общества во многих областях… 🙂 А во-вторых, с удовольствием почитала первую часть юмористической «серии». Особенно интересно было узнать о Хенкине, так как этот артист мне менее знаком.
    Ну, и в продолжение коммента О.В. могу добавить имя пропущенного им Ефима Шифрина…Однако о ком писать, решает автор…
    Спасибо, Лев.

    1. Городецкая: «Ну, и в продолжение коммента О.В. могу добавить имя пропущенного им Ефима Шифрина»

      Дорогая Лина! Хочу несколько развить ответ Олегу: мы имеем, к счастью, «море разливанное» замечательных комиков. Я попытался сконцентрироваться только на самых главных,самых первых. Однако, выбор таковых. безусловно, дело вкуса. А о вкусах, как известно… Если бы я стал писать о самых великих евреях-скрипачах, то и здесь выбор был бы субъективным. Потому что одно дело великий, а другое-лучший. Но и тут можно сказать, что, если, скажем Венявсий-однозначно лучший скрипач второй половины 19 века, то кто лучший в 20-м : Хейфец, Менухин, Ойстрах? Вопрос на засыпку. Хотя у меня, как и у Вас, есть свои предпочтения.

  9. Дорогой Лев, пишете Вы, конечно, очень занимательно, но выделение именно этой четверки мне не совсем понятно.

    «Один за другим в стране победившего социализма на эстраде сменяют друг друга четыре комика, четыре народных любимца, как бы передающие друг другу эстафету: Владимир Хенкин, Аркадий Райкин, Геннадий Хазанов, Максим Галкин.»

    Видимо, Вы имели в виду только комиков разговорного жанра-актеров. Но, к примеру, Галкин сам пишет себе тексты. А Жванецкий, как и Галкин, является и автором, и исполнителем. И если уж брать исполнителей собственных текстов, то грех не вспомнить Горина, Арканова, Мишина, Альтова, Мелихана, Хайта, да и Задорнов, говорят, наполовину еврей, как и Галкин (насколько это правда, не знаю). И уж точно крупнее Галкина я считаю его современника Шендеровича. А если брать артистов-комиков, то надо будет вспомнить Ильинского, Миронова, Ширвиндта, Менакера, Штепселя-Березина, Лившица с Левенбуком, Карцева (причем его — в первую очередь), Ильченко, Арлазорова, Клару Новикову, Винокура, Илью Олейникова (его тоже в первую очередь), его первого партнера Романа Казакова (Бронщтейна), Урганта с Цекало, Ярмольника, квнщиков от Гусмана до Левинзона, Филимонова, Шаца, Хаита (даже трех Хаитов, с учетом «Квартета И» с Барацем и Хаитом), Аграната и кучи других, наверняка кого-то пропустил, не считая уже всякой плоской мелочи вроде Петросяна. В любом случае в этой категории ни одному народу за нами не угнаться 🙂

    1. P.S. Если приплюсовать сюда авторов-исполнителей с поэтическим юмором, то надо бы еще вспомнить, как минимум, Иртеньева, Вишневского и Губермана.

    2. О.В. «…наполовину еврей, как и Галкин (насколько это правда, не знаю).

      Мать Галкина, Наталья Григорьевна, еврейка. Для нашего сериала «Слава Богу…» это существенно. Сам Максим в одном из концертов сказал, что он «…русский по Жириновскому»

      1. Мать Галкина, Наталья Григорьевна, еврейка. Для нашего сериала «Слава Богу…» это существенно. Сам Максим в одном из концертов сказал, что он «…русский по Жириновскому»

        Это я знаю, Лев, я написал «как и Галкин», имея в виду рррусского Задорнова, чью маму звали Елена Мельхиоровна Матусевич. И я где-то читал, что она еврейка, правда это или нет, не знаю.

      2. >> Мать Галкина, Наталья Григорьевна, еврейка.

        И умерла она, кстати, в Израиле. Не дожив до свадьбы сыночка со старухой, ее ровесницей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *