Михаил Корабельников: Главы из книги «Лев Троцкий и другие»

 132 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Я нисколько не сомневаюсь в том, что если бы заговор против сталинского руководства — этот или какой-либо другой — удался, то победители, прежде всего, выпустили бы на свободу из тюрем и лагерей всех осужденных по политическим статьям и этим бы спасли сотни тысяч жизней.

Главы из книги «Лев Троцкий и другие»

Михаил Корабельников

Продолжение. Начало

Михаил КорабельниковБольшой террор, предпосылки

Не может ползать летать рожденный — в этом суть и трагедия всех революций.

Объективности ради

Объективности ради я хочу показать позицию противников Троцкого, как я ее себе представляю. «Кто такие троцкисты?» — спросил бы Сталин, и сам бы ответил на этот вопрос приблизительно следующее:

«Если сказать коротко, то неудачники. В политической борьбе они получили сокрушительное поражение от здоровых сил партии. Их идейное влияние на советских людей ничтожно, число их сторонников неуклонно убывает. В СССР за них сегодня никто не проголосует, даже если допустить такую возможность.

Из всей этой оппозиции серьезной фигурой является только Троцкий, которого советский народ выдворил из страны. Однако его реальный полити­ческий вес ничтожен и всегда оставался таковым. Все знают о том, как Троцкий пытался идейно бороться с Лениным и большевистской партией с позиции меньшевизма. Правда, перед революцией он примкнул к большевикам, но всегда оставался верен своей меньшевистской линии неподчинения партийной дисциплине. Революция и Гражданская война вознесли Троцкого в глазах рядовых членов партии на такую высоту, которой он, по сути, никак не соответствовал. Да, под руководством партии и под личным контролем Ленина он сыграл определенную роль, как в самом Октябрьском перевороте, так и в Гражданской войне, но значительно меньшую, чем ему приписывали некоторые недальновидные товарищи или он приписывал себе сам. Но даже и тогда он неоднократно допускал серьезные ошибки и промахи, проявлял заносчивость, нетерпимость к критике. Партия его одергивала, ставила на место.

При живом Ленине Троцкий все же проявлял осмотрительность, не зарывался, не лез на рожон. После смерти Ленина, возомнив себя вождем, Бонапартом, Троцкий со своими сторонниками повел открытую борьбу против ЦК и Политбюро, против единства ленинской партии; он превратился в раскольника, фракционера, зная о том, что фракционность была строго запрещена еще на Х съезде.

Сторонники Троцкого по оппозиции сами по себе ничего не значат. Да, Зиновьев и Каменев некоторое время работали рядом с Лениным. В тени Ленина им удалось подняться гораздо выше их собственного веса в партии. Но в их действиях всегда наблюдалась двойственность, ненадежность и прямая измена. Так, накануне Октября они оба выступили в печати против намечаемого ЦК вооруженного восстания, выдав его планы врагам революции. Во внутрипартийной борьбе 20-х годов они попеременно переходили то на сторону ЦК, то на линию оппозиции. Участвовали в ее недостойных акциях против партии, затем каялись, потом снова участвовали, забыв о своих клятвах. Они изменили всем, изменили делу Октябрьской революции, проявили себя как последние двурушники, и их удел — презрение советского народа. Таково лицо этой оппозиции.

Партия не желала раскола. Мы неоднократно призывали оппозицию одуматься, влиться в наши ряды и вместе с нами строить здание первого в мире социалистического государства. Все тщетно. Борьба оппозиции с партией то затухала, то разгоралась вновь. При этом использовались любые трудности, возникавшие на нашем пути. Да, мы иногда ошибаемся, но всегда признаем свои ошибки. Троцкий проявил себя в революции в качестве разрушителя основ старого мира. Он не смог или не захотел проявить себя в созидательной работе. Кто сказал, что строить легче, чем разрушать?

Да, у некоторых представителей троцкистской оппозиции были в свое время определенные заслуги перед революцией. Но времена меняются и вместе с ними изменяются люди. Ленин как-то сказал: «История знает превращения всяких сортов, полагаться на убежденность, преданность и прочие превосходные душевные качества — это вещь в политике совсем несерьезная». Эти слова Ленина вполне можно отнести к нашим троцкистам, которые сегодня окончательно превратились в банду антисоветчиков, врагов партии, врагов революции и социализма. Мы больше не вступаем с ними ни в какие дискуссии. Их идейная позиция ясна, она неприемлема для партии и советского народа. Мы будем бороться с ними всей мощью нашего рабоче-крестьянского государства так же, как мы боремся с белогвардейским отребьем и прочими фашистскими наймитами».

Не правда ли, есть логика в подобных рассуждениях? И она может убедить любого, кто не ищет сложных ответов на простые вопросы и не имеет доступа к альтернативной точке зрения. Так сталинское руководство убедило большинство населения страны в своей правоте против оппозиции, причем любого толка.

Мои источники

О драматических событиях, произошедших в СССР в 1930-е — 1940-е годы и позже, вплоть до смерти Сталина, которые принято связывать с его именем под общим понятием «культ личности», у нас и за рубежом написано немало, и только ленивый не ведает о том, что творилось тогда в отечестве нашем. Правда, находятся такие, которые ведают, но одобряют. По этой теме имеются исторические исследования, также немало воспоминаний людей, переживших террор, не обошла ее и беллетристика.

Работу по изучению наследия прошлого продолжают отдельные энтузиасты и в наше время. Создаются мемориальные комплексы, в газетах печатаются свидетельства того времени, хранившиеся ранее в архивах под грифом «секретно». А сколько документальных свидетельств навеки похоронено в архивах, чтобы никогда не стать достоянием гласности? А сколько следов преступлений того времени преднамеренно уничтожено? Серьезному исследователю не хватит жизни, чтобы собрать весь этот материал воедино, систематизировать его и довести до заинтересованного читателя.

У меня нет никакой возможности участвовать в подобных поисках, и мой нынешний интерес к данному вопросу вполне конкретный: насколько террор был связан с именем Троцкого, насколько он затронул судьбы его сторонников и людей, непричастных к его имени, и какое вообще влияние на развитие событий оказала борьба с «троцкизмом». Ограничив, таким образом, свои поиски, я решил воспользоваться информацией, содержащейся в книге английского писателя Роберта Конквеста «Большой террор». Эта книга была издана за рубежом в 1971 г., а у нас впервые опубликована на русском языке в 1991 г. По мере необходимости я также буду использовать другие источники.

Почему я обратился к Конквесту? Потому, что подобного уровня фундаментальные исследования, в частности, отечественных авторов, мне неизвестны, если не считать исторического труда А. И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», собравшего воедино информацию о советских тюрьмах и концлагерях сталинского периода. Это исследование выполнено автором тайно, в условиях пристального внимания и слежки со стороны «компетентных органов». И только чудом можно объяснить издание этой книги за рубежом в 70-е годы. Солженицын по праву считается у нас «совестью нации», однако во взглядах на пережитую нами историю и в некоторых оценках совпадаю с ним не вполне.

Тема «большого террора» представлена Солженицыным, главным образом, в тюремно-лагерном аспекте. Подобным же образом раскрывает эту тему и большинство уважаемых мною беллетристов. У Конквеста эта проблема поставлена в историческом аспекте, начиная с ее истоков. Это исследование, содержит около 1000 ссылок на опубликованные документы, воспоминания очевидцев и свидетельские показания. Сегодня, видимо, никто не заинтересован в переиздании этого труда. Со времени описываемых событий минуло три четверти века, страна теперь другая. Да и зачем вспоминать эти годы нашего национального позора? Подобные воспоминания не согреют душу патриоту. Что было — быльем поросло.

Люди, которые в октябре 1917 года совершили в России революцию, — воспринимаемую ныне многими в сугубо отрицательном ключе, как свалившееся на Россию несчастье, — выиграли Гражданскую войну и, руководствуясь идеей социального равенства, заложили основы нового, невиданного в истории общества — эти люди были почти поголовно истреблены, и их имена стерты из исторической памяти народа. А их место на страницах писаной истории заняли персонажи второго плана, которые, если и участвовали в этих событиях, то не на первых ролях. И все, что осталось для массового нашего зрителя от того времени — это тенденциозные советские кинофильмы, искажавшие реальную историю Октября. Страна должна знать своих героев, как бы к ним сегодня ни относиться. Тем более что помыслами пионеров революции руководили отнюдь не слепая жажда власти и не меркантильные соображения, но идея, в которую они уверовали сами и заставили поверить многих. Отчасти и по этой причине, а не только в связи с «делом Троцкого», я обращаюсь к книге Роберта Конквеста.

Предпосылки

Свое исследование Конквест предваряет следующим высказыванием Розы Люксембург, взятым в качестве эпиграфа:

«Средство, придуманное Ленным и Троцким — всеобщее подавление демократии — хуже самой болезни».

Эти слова во многом справедливы. Однако сама пламенная революционерка вскоре после произнесения своего приговора вождям русской революции, вместе со своим соратником по борьбе Карлом Либкнехтом, была зверски убита «правыми» в лице реакционной немецкой военщины. Возможно, отчасти и поэтому обезглавленная революция в Германии 1919 года потерпела поражение. Зато сама Роза Люксембург, не обагрившая свои руки кровью «классового врага», осталась как бы «в белых одеждах», в то время как ее труп покоился на дне канала в Берлине.

По существу, у русских революционеров был выбор: взять власть в свои руки, почти не прибегая к насилию, или позволить ее взять реакции с тем, чтобы потом, вместе с другими бывшими соратниками по борьбе, покоиться на дне канала рядом с Розой Люксембург. Да, своей властью большевики воспользовались диктаторски, запретив любую оппозицию, иначе бы не удержались. В долговременной перспективе это было их фатальной ошибкой, но кто смотрит так далеко? В революции, прежде всего, решаются вопросы власти.

Был, возможно, у революционеров — любого толка — и третий путь: уйти от борьбы, ничего не видеть и ничего не предпринимать: есть, пить и заниматься любовью, как и все обыватели. Возможно, тогда история России пошла бы по благоприятному, благостному пути, как тысячу лет до этого? Однако на крутых поворотах истории такого не бывает. Когда атмосфера заряжена электричеством, грозы не миновать. Как-то писатель Максим Горький в своей «Песне о соколе» изрек: «Рожденный ползать летать не может». Но истинным будет и такое утверждение: «Не может ползать летать рожденный» — в этом суть и трагедия всех революций.

В своем исследовании Конквест повествует о том, как, с одной стороны, Сталин в начале 30-х годов дозревал до идеи большого террора в партии, и как, параллельно с этим, в стране сгущалась атмосфера, благоприятствовавшая такому развитию событий. После расправы Сталина, — пока только на административном, кадровом и, отчасти, тюремно-лагерном уровне, — с «левой» и «правой» оппозицией в партии больше не оставалось сколько-нибудь заметных групп, способных противостоять его диктату, за единичными исключениями. В период с 1930 по 1933 гг. произошли три выступления против Сталина, которые были организованы бывшими его сторонниками.

В 1930 г. пыталась выступить группа партийных секретарей под руководством кандидата в члены Политбюро и председателя Совнаркома РСФСР Сырцова и члена ЦК Ломинадзе. Они возражали против единоначалия в партии и государстве и против опасной экономической политики. Они выпустили обращение, критиковавшее режим за экономический авантюризм, за удушение рабочей инициативы, за «барско-феодальное» отношение к нуждам и интересам рабочих и крестьян, за очковтирательство и т. п. Примечательно, что лозунги этой группы, как и всех последующих групп протестантов, касавшиеся внутрипартийного режима и оторванности руководства партии от народа, практически совпадали с критикой левой оппозиции. Это выступление было подавлено в зародыше. Оба лидера этой группы были исключены из партии; Ломинадзе покончил с собой в 1935 году, остальные исчезли во время большого террора.

Вторым, более значимым, оказалось выступление М. Рютина и Слепкова. В 1932 г. они выпустили знаменитую «Рютинскую платформу». Документ в 200 страниц участники широко распространяли в руководящих кругах партии. Главная мысль документа: правые оказались правы в области экономики, а Троцкий прав в своей критике партийного режима. Платформа содержала суровые обвинения по адресу лично Сталина и выступила с требованием отстранить его от руководства. Платформа требовала немедленного восстановления в партии всех исключенных, в том числе — Троцкого.

В январе 1933 г. был «разоблачен» еще один «заговор». Почетного старого большевика А. Г. Смирнова, члена партии с 1896 г., вместе с двумя другими старыми большевиками Эйсмонтом и Толмачевым, — членами партии с 1907 и 1904 годов, — обвинили в формировании антипартийной группы. Участники группы, считая уже невозможными легальные методы борьбы, практически ушли в подполье. Их программа содержала пересмотр несбалансированных промышленных программ, роспуск большинства колхозов, подчинение органов ОГПУ партийному контролю и независимость профсоюзов, но прежде всего они обсуждали отстранение Сталина.

Из вышеизложенного я бы сделал такие выводы:

Отсутствие политической конкуренции, диктат партийного аппарата и бесправие основной партийной массы привели, как и предсказывал Троцкий, к брожению и протестным настроениям. Этот протест еще тлел в партийных рядах, несмотря на разгром обеих больших оппозиций, несмотря на жесточайший контроль со стороны партийного аппарата и произвол ОГПУ. Это внушало Сталину естественное опасение относительно надежности его положения у руководства партии. С другой стороны, процесс деградации и деморализации наличного состава партии зашел уже настолько далеко, что выступления отдельных «антипартийных» групп уже не могли переломить ситуацию. Но нужно отдать должное мужеству этих людей, которые, выступив против Сталина, — именно это и было главным мотивом их выступления, — рискуя своей и не только своей свободой и жизнью, сделали тот выбор, к которому понуждали тревога за судьбу партии, их совесть и человеческое достоинство. Реакция партийного аппарата на эти выступления была предсказуемой: объявленная 12 января 1933 года на пленуме ЦК очередная чистка партии вычистила из ее рядов в течение двух последующих лет свыше миллиона коммунистов. Партия продолжила путь своей деградации.

Заговор маршалов. О телевизионном мифотворчестве

22 февраля 2010 г. на первом канале ТV был поставлен фильм «Заговор маршалов». Фильм повествует о как бы реально имевшем место заговоре маршала Советского Союза, заместителя Наркома обороны Тухачевского совместно с высшими военачальниками Красной Армии Якиром, Уборевичем и Гамарником против Сталина. И у несведущего телезрителя вполне могло создаться впечатление, что так оно и было на самом деле или было нечто похожее. Вот краткое содержание фильма.

Вышеназванные военачальники несколько раз по ходу действия встречались на квартире или даче Тухачевского для обсуждения плана устранения Сталина от власти с целью освободить страну от тирана. Тухачевский завладел папкой документов, изобличавших Сталина в сотрудничестве с царской охранкой. Это грозное оружие против диктатора. Заговорщики пытаются привлечь на свою сторону ряд авторитетных, государственных, партийных и военных деятелей: Калинина, Дыбенко, Буденного. Последнему даже обещают пост военного министра вместо Ворошилова, которого они собираются ликвидировать пулей снайпера во время военных учений. Дыбенко и Буденный легкомысленно соглашаются, Калинин ловчит.

Однако ничто не скроется от бдительного НКВД, у которого везде есть глаза и уши. О планах заговорщиков узнает Сталин через верного ему Народного комиссара госбезопасности Ежова. Последний готов немедленно арестовать заговорщиков, но товарищ Сталин проявляет осмотрительность и выдержку: просто так арестовать будет политически рискованным шагом, необходимы изобличающие документы. И вскоре НКВД раздобыл подборку писем, изобличавших Тухачевского в связях с германским генштабом и измене родине. Эти письма, сфабрикованы, однако в фильме об их происхождении говорится вскользь, и даже подбрасывается версия о том, что инициатива их изготовления принадлежит англичанам. Впрочем, подлинность этих документов Сталина не волнует. Цель оправдывает средства, а цель благородна: спасти страну от военного заговора с новым Бонапартом во главе.

Тем временем не выдерживают нервы у привлеченных к заговору деятелей. Гражданская жена простодушного Дыбенко, знаменитая Коллонтай, заставляет мужа идти на покаяние к Сталину, — впрочем, это его все равно не спасет. Похожая метаморфоза происходит и с Буденным. И Калинин -тоже не герой.

Наступает развязка. Заговорщики арестованы, а Гамарник стреляется. Ежов допрашивает Тухачевского, требуя передать папку с компроматом на Сталина. Но эта папка предусмотрительно сожжена в печи дочерью Тухачевского по указанию отца. Тухачевский предупреждает Ежова: каждый, кто видел эти документы, долго не жил. Последний из этих людей — Куйбышев, который умер в 1936 г., совсем недавно.

В изображении исторических персонажей фильм, на мой взгляд, более или менее удался. Убедительно выглядел главный герой, Михаил Тухачевский: в фильме показан высокий, хорошо сложенный, красивый, умный, мужественный человек — настоящий маршал Красной Армии. Любимец женщин, — но во взаимоотношении с любовницами выглядел вполне достойно, — любящий отец своей дочери, надежный товарищ. Однако это тот еще вояка. Голос за кадром рассказывает об усмирении Тухачевским Кронштадтского мятежа в 1921 г., о подавлении им крестьянского восстания в Тамбовской губернии с применением армией отравляющих веществ, расстрелом заложников. И эти его деяния перечеркивают впечатление от благородного образа маршала, которое может возникнуть у телезрителя при просмотре фильма.

Зато другая центральная фигура, Сталин, показан в исключительно положительных тонах, как человек мудрый, рассудительный, миролюбивый, совсем не агрессивный, как и должно представлять в советских фильмах отца народов. Артист, игравший Сталина, выглядел старше своего героя образца 1937 г., и это только добавляло мудрости телевизионному образу Сталина.

Однако рассказанная в фильме версия заговора военных не убедительна, а сам фильм фальшив. Я вовсе не исключаю наличия фрондирующих настроений по отношению к Сталину у части военного руководства страны. К 1937 году он уже всех «достал». Но одно дело настроения, другое — реальный заговор. Ни одно исторически достоверное свидетельство того времени, включая воспоминания перебежчиков из СССР, наличие подобного заговора не подтверждает. А мысли и даже разговоры на заданную тему — все это несерьезно. Напротив, все действия Сталина и подчиненных ему «органов» по уничтожению советских, партийных и военных кадров, начиная с убийства Кирова в декабре 1934 г., — вот настоящий заговор против советского государства. Однако в фильме об этой стороне дела даже не упоминается.

Но предположим, что был заговор военных. Тогда показанные в фильме заговорщики действовали крайне неосмотрительно и даже глупо, привлекая к замышляемому ими предприятию посторонних лиц, которые сами по себе в этом деле бесполезны. Все эти «тонкошеие вожди», вроде Калинина, Буденного и Дыбенко давно потеряли свое лицо как политики, если когда-либо имели его. Они подчинятся любой силе, которая победит. А перед Сталиным и НКВД они цепенеют от ужаса, как, впрочем, и вся страна.

Совершенно неубедительной представляется идея заговорщиков устранить Наркома обороны Ворошилова с тем, чтобы его место занял сам Тухачевский. Такое можно было бы вообразить себе, если бы совсем не знать Сталина: ведь он и назначил Ворошилова на высший военный пост именно ввиду его некомпетентности и ничтожности как политического и военного лидера — а, следовательно, безопасности для самого Сталина. Амбициозный и талантливый Тухачевский — напротив, был бы в этом качестве очень опасен, и Сталин никогда бы не доверил ему эту должность. Если заговорщики этого не понимают, то никакие они не заговорщики, а малые дети. С другой стороны, убийство Ворошилова дало бы Сталину прекрасный повод расправиться с любым военным заговором, действительным или мнимым, а НКВД постарался бы выбить для этого сколько угодно признательных показаний из непричастных лиц. Представлять в фильме такую версию заговора значит не уважать аудиторию. Но нашу аудиторию, воспитанную «голубым экраном», можно не уважать.

Также представляются неубедительными эпизоды по ходу действия дерзкого поведения Тухачевского по отношению к Ежову и даже самому Сталину. Спору нет, Тухачевский смелый человек, а Ежова он, вероятно, презирал как ничтожество, на время ставшее вершителем судеб в масштабах всей страны. И в реальной жизни он мог быть дерзок по отношению к Ежову. Но только не в роли заговорщика. В этом случае до решающего часа он должен быть предельно осторожен, внимателен и корректен по отношению к своим врагам.

В чем же идея фильма? Ее озвучил «голос за кадром», прозвучавший после окончания этой детективной истории. О чем вещал этот голос?

Во-первых, о том, что казнь высших военных руководителей страны положила начало кампании репрессий в СССР, жертвами которой, по разным оценкам, стало от полутора до трех миллионов человек. Голос лукавил. На самом деле, число жертв сталинского террора было на порядок выше, если учесть всех расстрелянных, умерших в тюрьмах, лагерях и поселениях ГУЛАГа, жертв насильственной коллективизации, борьбы с «кулаком», рукотворного голода и т. д. А разве сотни тысяч выживших узников Гулага, но потерявших молодость и здоровье — это не жертвы?

Далее голос за кадром начинает рассуждать: а что было бы, если бы заговорщикам удалось достичь своей цели и устранить сталинское руководство — разве в этом случае жертв было бы меньше? Иными словами, на расстрелянных безо всякой вины высших командиров Красной Армии и на десятки тысяч других, вслед за ними, уже повесили ответственность за преступление, которое они не совершали. Еще один недостойный прием.

Но можно пофантазировать и на эту тему. Я нисколько не сомневаюсь в том, что если бы заговор против сталинского руководства — этот или какой-либо другой — удался, то победители, прежде всего, выпустили бы на свободу из тюрем и лагерей всех осужденных по политическим статьям и этим бы спасли сотни тысяч жизней. А сам Сталин вместе с его следователями, прокурорами, судьями и палачами, вся созданная им полицейская и карательная машина — все бы они предстали перед судом, и страна очистилась хотя бы от этих негодяев. Но их не так много, возможно, десятки тысяч. В этом случае НКВД, как репрессивный аппарат в руках диктатора, был бы поставлен вне закона. Такова моя версия.

И то, что Сталин вместе с соучастниками его преступлений до сих пор не осужден в уголовном порядке, это позволяет ему оставаться национальным героем в глазах благодарных потомков. Это он «лапотную Россию» превратил в высокоиндустриальную державу, это он выиграл Великую Отечественную войну и спас человечество от фашизма, это он победил послевоенную разруху, это он восстановил границы бывшей Российской империи, это он завоевал полевропы и заставил трепетать перед нами весь мир, это он… ну, и так далее. А жертвы… что же, в таком великом деле они неизбежны. Лес рубят — щепки летят. А вот если бы Сталина осудили как уголовного преступника, вместе со всей его бандой, глядишь, у страны нашлись бы и другие герои.

Но голос за кадром продолжает вещать. Теперь он сравнивает число жертв сталинских репрессий — всего-то 1,5 — 3 миллиона человек, как было установлено «за кадром», — с двадцатью миллионами жертв, -тоже установлено «за кадром», — в развязанной большевиками Гражданской войне. Логика убийственная. Она примерна такова: если за прошедшие пять лет в хирургическом отделении больницы умерло, предположим, 500 оперированных больных, то стоит ли сокрушаться из-за того, что за последний месяц врачами отправлено на тот свет еще 200 человек из-за… передозировки наркоза?

Голос за кадром умолк, так и не сказав телезрителям самого главного: сколько же командиров Красной Армии было уничтожено и выведено из строя в ходе чисток в армии с июня 1937 г. по июнь 1941 г. перед нападением Германии на СССР? И как это избиение командного состава Красной Армии повлияло на ход войны и ее потери? Совершенно ясно, что фильм этот заказной, ему рукоплещут сталинисты. И, таким образом, в борьбе «с фальсификациями истории, направленными против интересов России», одер­жана еще одна маленькая победа.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

7 комментариев к «Михаил Корабельников: Главы из книги «Лев Троцкий и другие»»

  1. Как автор этой публикации отвечаю на комментарии к ней.
    1. Разумеется, мне не ведомо, в какую казарму загнал бы Лев Троцкий идеологически раскрепощенное население страны. Я даже подозреваю, что никакой казармы бы и не было. Однако у меня не хватит воображения представить еще более затхлую, мрачную и гибельную казарму, чем та, что была выстроена в СССР Сталиным и его холопами.
    2. Да, Николаев был террористом – одиночкой, и он убил Кирова по собственной инициативе: скорее, по своим идеологическим соображениям. Именно такого мнения придерживался и Конквест. Вопрос в другом: знал ли Сталин через свою многочисленную агентуру о настроениях и намерениях Николаева? Доказательств этого вы нигде не найдете, ибо все лица, так или иначе причастные к делу Николаева, раньше или позже были убиты. Однако есть ряд косвенных свидетельств осведомленности Сталина в этом деле. Главное: работники ленинградского НКВД знали о настроениях Николаева и сделали все возможное, чтобы помочь ему совершить покушение на Кирова. Было ли это их собственной инициативой? Я это исключаю – в этом деле все они были пешками и выполняли чью-то установку. Чью же? Единственным интересантом в убийстве Кирова был Сталин.
    В моей книге «Лев Троцкий и другие. Вчера, сегодня. Исторический процесс» это дело исследуется подробно со ссылками не только на Роберта Конквеста, но и на другие источники.
    3. «И Троцкого убил другой террорист-одиночка, но Конквест этого не предвидел». – ничего подобного: Рамон Меркадер, смертельно ранивший Троцкого ледорубом 20 августа 1940-го года в Мехико, – вовсе не одиночка, но последнее звено в цепи направляемого из Кремля заговора, имеющего цель устранить Троцкого. В упомянутой мною книге этому делу посвящена глава «Охота на Льва».
    4. «Но победа виртуальных заговорщиков ничего не изменила бы в жизни страны, как и воображаемый приход к власти Троцкого. Социализм порождает бюрократию, которая необходима для перераспределения ресурсов и продукции хозяйства. А результаты известны…».
    – Первое: приход к власти Троцкого был невозможен как в силу сложившихся обстоятельств, так и нежелания самого Троцкого обрести эту власть. В качестве представителя непопулярного в России этноса он считал для себя невозможным как быть председателем правительства России, так и министром внутренних дел. Об этом он прямо заявил Ленину сразу после Октябрьского переворота при распределении портфелей в первом социалистическом правительстве.
    – Второе: только ли социализм порождает бюрократию? В нынешней «свободной» России социализмом и не пахнет. Однако я не знаю страны с более бюрократическим распределением власти в центре и на местах, нежели при нынешней нашей «вертикали власти». Однако отличие от социализма существенное. Оно заключается в том, что «социалистические» бюрократы выполняли свои функции в силу планового ведения хозяйства, будучи винтиками единой системы. В этом было их основное назначение, хотя, конечно, они пользовались в известных пределах своими номенклатурными привилегиями. В отличие от них нынешние российские бюрократы, начиная с определенного уровня, «поставлены на кормление» и используют свое положение, главным образом, в целях личного обогащения. При социализме бюрократы вели себя куда как скромнее.
    5. «Когда будет продолжение?»
    – Это зависит от планов редакции «мастерской». Я периодически отправляю в журнал те или иные главы из упомянутого Троцкого и буду это делать впредь. Но все, что уже напечатано в журнале, не превышает и 10% от полного текста этой книги. Однако желающие могут получить от меня (пока я еще жив) совершенно бесплатно полную ее электронную версию. Для этого через редакцию журнала сообщите мне ваш е-маил. Бумажный вариант книги, изданный малым тиражом в 2015 году, был полностью раскуплен. В 2017 году к 100-летию революции книга была переиздана.
    С уважением, Михаил Корабельников.

  2. M.Корабельников:“Правда, находятся такие, которые ведают, но одобряют. По этой теме имеются исторические исследования, также немало воспоминаний людей, переживших террор, не обошла ее и беллетристика…”
    Пламенная революционерка Роза Л-ург, “зверски убитая «правыми» в лице реакционной немецкой военщины, вместе со своим соратником по борьбе Карлом Либкнехтом, не УСПЕВШАЯ обагрить свои руки кровью «классового врага», осталась КАК БЫ «в белых одеждах»… — В чьих глазах?
    Можно только гадать, в какую казарму Лев Троцкий загнал бы идеологически
    раскрепощённое население страны.

    1. «современные историки утверждают, что Николаев, террорист-одиночка, убил Кирова по собственной инициативе. Конквест этого не знал…»
      ::::::::::::::::::::::::::::
      И Троцкого убил другой террорист-одиночка, но Конквест этого не предвидел

  3. Почему автор уверен, что Кирова убил Сталин? Да, Сталин с исключительным умением воспользовался убийством для раздувания террора невиданных масштабов. Но, насколько я знаю, современные историки утверждают, что Николаев, террорист-одиночка, убил Кирова по собственной инициативе. Конквест этого не знал.

  4. Разумеется, что гипотетическое осуждение в суде Сталина и его приспешников оздоровило бы ситуацию в СССР или после него. Но победа виртуальных заговорщиков ичего бы не изменило в жизни страны, как и воображаемый приход к власти Троцкого. Социализм порождает бюрократию, которая необходима для перераспределения ресурсов и продукции хозяйства. А результаты — известны. К тому же ведет и кризис современного социального гос-ва. Эта же «бюрократическая болезнь» поражает и трансциональные корпорации-империи.

  5. Один из благодарных Сталину потомков, практически ежедневно выкомаривает в «Гостевой».
    Ничего. Терпим?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *