Семён Талейсник: Необходим ли пациентам лечащий врач? Из записок врача

 213 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Семён Талейсник

Необходим ли пациентам лечащий врач?

(из записок врача)

«Медицина утратила свой основной подход к пациенту, если не сказать душу. Неуловимая, невыразимая словами связь между врачом и пациентом, которая культивировалась веками, оказалась разорванной»
(Бернард Лаун. Профессор, кардиолог.
Лауреат Нобелевской премии мира 1985.
«Утерянное искусство врачевания» 1989)

Позвольте мне начать несколькими фразами из разговора двух бывших пациенток-репатрианток:

— «Я лежала в отделении «пнимит» (терапия) в течение двух недель, где меня лечили в связи с повышенным кровяным давлением» — делится при встрече одна с другой:

— «Ну, и как ты себя там чувствовала? Ведь ты почти не говоришь на иврите» — со знанием дела начинает уточнять другая.

— «Ты знаешь, с этим как раз проблем не было, потому что в палате были русскоговорящие, да и половина медсестёр и даже пара врачей тоже были из наших.»

— «А кто у тебя был лечащим врачом?»

— «Да никто! Меня лечили все вместе, т.е. все врачи приходили на обход и давали сёстрам назначения, а те их выполняли. Вначале, правда, один врач задал мне пару вопросов, особенно не вдаваясь в детали, и что-то записал в историю болезни. Затем пришёл другой и взял кровь из вены для анализа. На следующий день моим состоянием интересовался уже третий. В общем, так меня и подлечили без лечащего врача. И торты перед выпиской я купила один для сестёр, а второй общий для всех врачей. И всем сказала спасибо».

— «Не понимаю, как это не было лечащего врача?» — с удивлением в голосе перебила её землячка — «А кому же ты морочила голову жалобами, своими предположениями, советами из личного опыта старой гипертонички? У нас там, я помню, всё это выдерживал лечащий врач, и нам становилось легче после того, как мы изливали ему душу… С первого до последнего дня пребывания в стационаре мы всегда знали, кто наш лечащий врач и кто палатная сестра. Они знали всё о нас и о наших болезнях. Им при выписке были предназначены торт или конфеты и букет.»

Подумав, выздоровевшая дама всё же согласилась с тем, что в первые дни она также ощущала дискомфорт от отсутствия своего лечащего врача, но потом смирилась, тем более, что никто из пациентов не видел в этом ничего необычного. На том дамы и разошлись, пожелав другу здоровья.

Проработав в Союзе полвека врачом, начиная с субординатуры (на шестом курсе студенты работали помощниками врачей по избранной узкой специальности), затем просто ординатором, старшим ординатором, ассистентом и, наконец, доцентом медицинского института, я никогда не сталкивался с ситуацией отсутствия лечащего врача у каждого пациента любого из отделений больниц различного профиля. От сельской больнички с одним лечащим врачом до огромных многопрофильных клинических больниц, клиник научно-исследовательских и медицинских институтов, с десятками и сотнями врачей и медицинских сестёр, среди которых всегда были лечащие врачи, прикрепленные к определённым палатам, в которых проходили курс лечения больные, относящиеся конкретно к ним.

Однако, подобное ни в коем случае не значит, что лечебный процесс осуществлялся и ограничивался только данными врачами и реализовался одними и теми же сёстрами. В лечении больных всегда принимали самое активное участие, направляя все нюансы обследования и лечения пациентов, буквально все. И заведующие отделениями, профессора и доценты, ассистенты и научные сотрудники через лечащих врачей. Вместе с тем, только лечащие врачи могли аккумулировать в себе всю информацию о данном больном, методах и средствах его лечения и динамике патологического процесса, отражающего результат проводимого лечения. Только лечащие врачи знали в деталях историю жизни и болезни своих подопечных, только они имели возможность и время выслушать и детализировать жалобы, сомнения и откровения больного человека. Лечащий врач изо дня в день встречался с больным, с одним и тем же человеком, даже, если у врача не один, а два, три и более пациентов. Лечащий или палатный врач становился на время пребывания больного в стационаре его личным врачом.

Особенно странным выглядит отсутствие лечащего врача в хирургическом стационаре, где, помимо необходимости в ежедневной регистрации состояния больного и его жалоб, чрезвычайно важно детальное наблюдение за ходом заживления места операции, состояния швов, своевременное обнаружение признаков неблагополучия в виде изменения окраски тканей, припухлости, выделений. А если имеется дренаж или рана ведётся открытым методом? Если за всем этим наблюдает один и тот же врач, то у него складывается совершенно чёткое правильное представление о ходе заживления раны, а при осмотре разными врачами не может быть никакой преемственности, и возникает угроза потерять время или просто вовремя не заметить появления тревожных признаков.

Я не голословен, так как буквально на своей шкуре всё испытал такую непривычную систему лечения больных, проведя, в качестве пациента, в хирургическом стационаре одной из центральных больниц Израиля более месяца после трёх операций, с последующим неблагополучным заживлением раны и тяжёлыми осложнениями. Помимо всего, сам, будучи врачом, да ещё хирургом, я просто не мог взять в толк, как это мои коллеги могли придерживаться выработанного метода ведения больных без прикреплённого лечащего врача, даже на примере их отношения ко мне при наличии неприятных для них осложнений…

Зная досконально, что со мной произошло и, не обвиняя ни в чём оперировавших меня хирургов, придерживаясь кастового понимания возможных неудач, я всё же надеялся, что операторы будут смотреть мою рану и не передоверят это дело никому другому. Ан, нет! Каждый день, а то и далеко не каждый, меня смотрели разные врачи, а порой только дежурный врач или тот, кого я сам просил, и тот не мог мне отказать, как коллеге.

Согласен, что «один ум хорошо, а два — лучше» и что коллективное наблюдение может быть более результативным: не увидел один — может быть, заметит другой. Однако такой метод не исключает наличия одного лечащего врача, который станет собирать вместе все мнения, и тогда создастся та необходимая истинная картина патологического процесса. При таком же «многоликом» наблюдении за больным остаётся только коллективная ответственность за исход лечения. Все лечили — все вылечили, и это чудесно. Другой вариант: все лечили, но не вылечили или плохо получилось. Кто виноват? Все виноваты. Кто пропустил осложнения в ране? Все пропустили… Кто виноват? Никто или все. Бдительность и ответственность врача снижаются. Не увижу я — увидит другой. Нонсенс!

Не подумайте, что я пытаюсь создать предпосылки для установления виновного в случае каких-либо неудач в лечении больных. Не об этом речь. Речь идёт о необходимости создания преемственности в наблюдении за больными и проведении более эффективного лечения с участием лечащего врача, который обеспечит ещё и нормальный психологический климат для пациента, очень и очень нуждающегося в подобном. Особенно, когда речь идёт о современных методах обследования с применением сложной пугающей аппаратуры или об операции. С больным надо терпеливо побеседовать, всё ему объяснить, развеять по возможности его страхи и рассеять сомнения, внушить уверенность в благополучном исходе, как обследования, так и операции. Именно для этого и нужен прикреплённый к больному или к палате лечащий врач. А его чаще всего нет. Вероятно, потому ещё, что его нет и в Америке — набившем оскомину вездесущем эталоне.

Мы привыкаем хаять всё советское подряд. Смею, однако, полагать, что и там было то полезное, что следовало бы перенять. Почему не обратить внимание, используя опыт и мастерство, не только на театры «Габиму» и «Гешер», не только на балет, но и на некоторые виды спорта или на методику школьного образования? Они постепенно хоть и пробивают себе путь, но с трудом. На мой взгляд, к вышеперечисленным советским достижениям, вполне можно присовокупить и институт лечащих врачей, который и в Израиле, как и шаблоне для всех — в Америке, был бы полезен, но уж абсолютно точно не вреден.

Print Friendly, PDF & Email

30 комментариев к «Семён Талейсник: Необходим ли пациентам лечащий врач? Из записок врача»

  1. Автор немного похож на Зиновьева – автора знаменитой книги «Зияющие высоыты», и еще более на мой взгляд великой книги «Глобальный человейник».
    Зиновьев заметил тренд развития высоктехнологичной цивилизации, когда объективно высочайшие открытия, изобретения и проекты производятся коллективами, взаимодействующих по определенным алгоритмам – процедурам посредственностями.
    Компьютер 15 лет тому назад обнулил, как шахматиста Каспарова, а вместе с ним и всех других, и хороших, и плохих шахматистов, сделав их равно ничтожными по сравнению с собой.
    Потом он обнулил мультимиллеонеров – самых лучших игроков на бирже, и сегодня вместо них играют роботы.
    Сегодня диагностику и план лечения или какую делать больному операцию на порядки качественнее предскажет компьютер, чем любой – самый лучший профессор.
    Не стоит так же слишком сильно возвеличивать самых лучших хирургов, делающих изо дня в день один – два типа повторяющихся операций и говорящих: «better repetitive drink than repetitive work».
    Мы ведь настолько ограничены, что не понимаем, что хирург, сделавший первый раз новую операцию на крысе много выше, чем хирург, делающий повторяющиеся изо дня в день самые сложные операции на мозге.
    Так выпьем же за людей типа Григория Перельмана, которых еще не удалось обнулить, но их единицы, а все остальные опущены компьютерным обнулением всей интеллектуальной элиты, а следовательно РАВНЫ.

  2. Дорогой Семён! Внимательно прочёл вашу заметку о необходимости постоянного наблюдения за больным в стационаре лечащим врачом.
    За два десятилетия в Америке мне и моей жене пришлось побывать в нескольких госпиталях в двух городах восточного побережья: в госпиталях университетов, Пенсильванского и Д.Гопкинса, и других не университетских.
    В тех случаях, когда постоянный лечащий врач имел в госпитале «свои» палаты или он был закреплён за госпиталем, в который направлял своих больных для экстренных и плановых операций или лечения, то он, как правило, ежедневно посещал пациента или держал постоянную связь с госпитальным врачом, находящимся на дежурстве. В иных случаях за больными наблюдал ежедневно оперировавший хирург или резидент, и госпитальный дежурный врач.
    Никаких неудобств мы как пациенты при этом не испытывали и вполне были удовлетворены и лечением и обслуживанием.
    При этом присутствие постоянного лечащего врача не уберегло мою жену от медицинской ошибки, и она стала инвалидом. Поэтому, вероятно, не столь важно посещает ли лечащий врач своего пациента, а важны его личные черты и профессиональное мастерство. Более того, мне кажется, постоянный контроль лечащего врача (не госпитального) снижает ответственность дежурных врачей.
    В технике есть принцип «защиты от дурака». Техническое устройство стремятся сделать таким , чтобы при неквалифицированных действиях персонала, обслуживающего устройство, не произошло сбоя в его работе.
    Конечно, не бывает 100% защиты от дурака, как и КПД в 100%.
    В организацию больничного обслуживания больного обязательно заложена «защита от дурака». Возможно в этом смысл коллективного контроля за больным при наличии современной информационной технологии и вышколенного «кордебалета» — среднего персонала.
    Сомнительно, что есть общий рецепт организации больничного обслуживания, что зависит от страны, современности госпиталя и его менеджмента, подбора персонала, требовательности к персоналу, отчётности и т.п.
    Поэтому и столь разный опыт у вас и ваших оппонентов.
    Это наше мнение – мнение пациентов, у которых дети врачи и родители были врачами. Иными словами, проблемы здравоохранения нам не чужие. Однако полемика на тему организации медицинского обслуживания была бы полезнее на страницах профессиональных изданий.
    С уважением,
    Виталий

    1. Уважаемый Виталий!
      Судя по Вашему отклику, а также высказанным мнеиям других комментатров, полемика и на этом портале оказалась не такой уж бесполезной, хотя читатели не сталкивыавшиеся с больничными порядками (слава Б-гу) отмалчиваются. Пусть их никогда не озаботят эти проблемы.
      Ваш первй абзац полностью соответствует тому, что мы имели в Союзе и что отвечает цели моей заметки.
      Но Вы перешли к ошибкам в лечении больных, которые,к сожалению, всегда были и будут, ибо медицина наука не точная, да и диплои ещё не делает из человека врача… Это я об отсутсвтвии идеальной «защиты от дурака». Дурак ведь непредсказум. Но я всё же убеждён, что внимательный лечащий врач чаще может оказаться защитником своего пациента, чем коллективный лечащий врач, ну а от дежерного врача, остающегося один на один с больным, защитой может быть только его профессионализм, совесть, внимание…И самозащита больного, который должен сам лично следить за всеми назначенияими, процедурами, их выполнением вовремя и без всяких отговорок и одолжений персоналу по его просьбе (отсрочка, перенос, объединене лекарств, их очерёдность, место инъекции, работа аппаратуры. Если, конечно, состояние больного позволяет или у него имеютмя малейшие возможности (понимание, сообразительность, грамотность).
      Думаю, Виталий, что наши точки зрения всё же ближе к решению тех проблем, которые меня волнуют, нежели пролярны
      Спасибо за участие в обсуждении.

      1. Кстати, Виталий, доктор Александр Кунин ниже тоже написал о важности участия самого больного в его лечении.

  3. Спору нет, чем больше знает больной о своей болезни, методах лечения, необходимых обследованиях — тем полезнее будет его участие в этом лечении. Признаю (как врач), что это знание может иногда и уберечь от неприятностей. И дело тут не в том, что медицина стала коммерческой, а врачи только о том и думают, как бы заработать миллионы. Сложность и многочисленность технологий, которые применяются, их разделение по отделениям, лабораториям, специалистам требует координации. Хорошо, когда ее обеспечивает постоянный врач. Но и сам больной тут незаменим. А вот недовольство «коммерческой медициной» — тут согласиться трудно. Другой ведь просто нет. Новые лекарства и новые методы диагностики не просто дороги — страшно дороги. Дороги и врачи — только так можно привлечь хорошие мозги.

    1. Уважаемый коллега Александр Кунин! Другой альтернативы для прогресса медицинских технологий и создания новых препаратов, кроме коммерциализации её, нет. Увы! И все мы это хорошо понимаем. Но надо организовывать работу и получение денег от пациентов так, чтобы они не чувствовали систему «купи-продай», чтобы не платили, как за покупку булки или айфона, а поддержвали бы медицину цивилизованно. Для меня, бывшего «совка», как врача , когда наша нищая медицина была бесплатной (отбросив цитату из уст вождя, что зарплату повышать врачам не надо, их народ прокормит), вопрос о скрытой плате врачам за услуги, не считая подарков, бы, унизитльным даже в обсуждении.
      В Израиле я прозрел, познакомившись со страховой медициной. И если на первых порах мне казалось, что «дерут» с меня много и всё больше и больше, то став неоднократым пациентом, поимавшим сколько денег ушло на все мои обследования и лечение, протезирование (исключая зубов), не заплатив ни гроша, вернее ни нишекеля из кармана, я понял, что это самый правильный цивилизованный подход. Тех денег, когорые у меня вычли и снимают со счёта от получемого пособия, хватило и хватит не только оплатить то, что уже для меня сделано, но и то, что (не дай Б-г) ещё возможно предстоит. И этой заботы у меня нет.
      Даже хорошему и правильно ведущему себя больному всё же необходим лечащий врач, в тандеме с которым им будет легче бороться с болезнь.
      Спасибо за отклик.

  4. Уважаемый Семён! Я уже давно поняла, что там, где медицина — бизнес, и каждый врач озабочен тем, чтобы как можно быстрее стать миллионером, моё здоровье зависит от меня в большой степени. Слава Интернету! Проверяю все тесты, все анализы и все лекарства. Держу врачей под контролем.

  5. Дорогой Семен!

    Некоторое время тому в нашей Гостевой произошел разговор о медицине в Израиле, Германии, США и т.д. Если покопаться в архиве, то можно найти следы.
    Разговор был ценен тем, что в нем участвовали помимо обывателей и серых пользователей вроде меня, также авторы портала — врачи с доказанным опытом работы по обе стороны Российской границы. Один из корреспондентов, участвовавших в обсуждении успел накопить богатый опыт, например в СССР, Израиле и Германии.
    Если мне память не изменяет, итогом моего выступления на эту тему была мысль о том, что, в общем и целом, система здравоохранения в Израиле, клиентом, которой я и члены моей семьи являемся уже свыше двух десятков лет, меня удовлетворяет.
    Наш опыт включает не только общение с больничной кассой, где у нас постоянный, как Вы понимаете, семейный врач, а и некоторыми медицинскими центрами (больничными комплексами) Севера Израиля. Могу однозначно заявить, что тот уровень и качество медицинского обеспечения, который мы получаем здесь, был нам недоступен в СССР. И это несмотря на то, что в тамошней социальной лестнице мы занимали твердое положение выше среднего, а здесь, наверное, до него не дотягиваем. Я уже не касаюсь деталей госпитализации в СССР в нужное место и операции у нужного специалиста, они порой носили детективный характер. Я бы мог назвать Вам пару, безусловно, известных Вам имен киевских врачей Вашей специализации и подтвердить, таким образом, свои слова.
    Судим по результату.
    И здесь сравнение в пользу израильской медицины, хотя порой так хочется поболтать с врачом и обсудить вчерашний сон.
    Кстати, эту возможность года два тому предоставил мне терапевт в центре «Бней Цион» («Ротшильд»), который оказался русскоговорящим израильским арабом, выпускником Харьковского мединститута. Видимо, менталитет – вещь заразная.
    Лучшие пожелания и спасибо.
    М.Ф.

    1. Дорогой Марк! Вот и Вы, как и Виктор Каган, меня не поняли и написали свой коммент, с которым я согласен от А до Б. Как можно сравнивать медицину Израиля и всех остальых перечисленных стран с той советской, да и сегодняшней медициной в СНГ! Даже несмотря на явный прогресс и её, но в основном в Москве, С-Петербурге и других крупных центрах…
      Перечитайте мою статью и мои комметы. Я пытаюсь донести до читателя и комментатора только проблему лечащего врача (не семейного, не поликлинического, не из миюна, не дежурного, не страхового — никакого другог, только ЛЕЧАЩЕГО. Прикреплённого к данному больному или к его палате, как было в Союзе. А почему он необходим я, по-моему, уже повторялся. Обратите на это ванимание. Это очень важный вопрос для пациентов. Спросите длительно лечившихся в стационаре, особенно послеоперационных. И вы услышите их недоумение калейдоскопом врачей вокруг его койки, меняющегося ежедневно и даже несколько раз на день…
      Сейчас в хиругии больницы Ихилов лежит мой тесть после тяжелейшей операции. Пока он был в реанимации, типуль нимрац, за ним смотрели все, но в отдельной палате для наблюдения он остался «наедине» с сёстрами и дежурными врачами, меняюшимися согласно графику. Плюс ежедневные обходы групп врачей, из которых некоторые даже мелькали чаще других, но на вопрос, кто ваш лечащий врач на втором месяце пребывания ответа нет у него. И у нас. Мне, врачу, хотелось хоть раз встретиться с ним, чтобы узнать кое-кекие подробности, как у коллеги. Кто он, я так и не узнал. Каждый из свободных и пожелвших мне уделить пару минут не был лечащим, а одним из…
      Вот о чём я толкую, ссылаясь на свой полувековой опыт врачевания, включая 5 лет в Израиле, мои дни пребывания в роли пациента после 4-х тяжёлых операций. Меня излечили и я здоров соответственно возрасту благодаря Израильской медицине. Причём относительно бесплатно, ибо всё покрывали мои страховки…
      Но я, повторяю,уважаемый комментаторы, не о том, что вы повторяете, а о лечащем враче, в котором нуждается каждый пациент.

      1. Дорогой Семён!

        Наверное, я не уловил нюансов Вашей заметки.
        Есть темы касающиеся всех или почти всех. Это относится в полной мере к медицине, или, например к кулинарии. Все хотят быть здоровыми и вкусно поесть. Если в кулинарии – «знатоки» все и могут позволить себе выступление по ТВ без видимых вредных последствий для аудитории, то в медицине мысли и мнение профессионала приобретает особую ценность, а высказывающий его несет особую ответственность, а комментарии таких обывателей как я могут отличаться наивностью на грани глупости.
        И все же!
        Возможно, мы имеем дело с различными технологиями?
        В свое время я приятельствовал с милым и интересным врачом – психиатром и советовался с ним по многим медицинским и парамедицинским вопросам. Он говорил мне: «…если тебе нужен ортопед – иди к коренному израильтянину, а вот психиатра я бы выбрал из России…» и пояснял почему. И аргументы его были логичны и обоснованны. Если в первом случае мы имеем дело с механикой (упрощенно!), то во втором – с душой. А душа и ее муки – это такое русское понятие!
        Вот нет у пилотов закрепления за конкретными бортами. Приходит допущенный к полету экипаж, принимает машину, производит необходимые проверки, получает прогноз погоды, «добро» от центра управления и выполняет полет. И должен выполнить его профессионально и безопасно, несмотря на возможные изменения условий полета и курса.
        Может и у западных врачей система близкая к этому?
        М.Ф.

        1. Дорого Марк! Вот это сравнение со сменой пилотов бортов, равно, как и смена машинистов локомотивов, водителей автобусов, даже программистов у экрана компьютера, никак не может быть сравнима с работой лечащего врача, ибо он находится у постоянно меняющегося прибора, компьютера высочайшей категории, детали работы колорого ещё далеко и не всеми` изучены и не во всём и не всеми понятны. Каждый организм больного, в отличие от самой совершенной машины, сошедшей с самого точной ленты эскалатора и работающих и управляемых по стандарту, работает по индивидуально, ибо нет одинаковых болезней, имеющих даже одно лишь общее название, но текущих у каждого больного по иному. И нет двух одинаково болеющих людей, И нет одинаково заживающих ран. И нет однообразной реакции больного на боль, на лекарства, на чуткость или её отсутствие у врача…
          Примеры с отношением психиатров и больных, как я уже писал уважаемому психологу Виктору Кагану, очень отличаются от забот лечащих врачей о тяжёлых терапевтических и, особенно,хирургических пациентов, где одни беседы, даже душеспасительные, не то, чо слежение кропотливое за краями раны или осложнениями в ней, за наполнением дренажей и т.д.
          А то, что медицину, как и кулинарию, все знают и могут дать рецепты на все боляки и блюда, то тут я с Вами согласен на все 100%

  6. Уважаемый доктор!
    Вы не совсем внимательно прочли мой пост. Этот госпиталь считается в Бруклине лучшим, и поэтому я попросила отвезти меня именно туда.
    Но когда началась их обычная история, я сказала себе — держи ухо востро.
    Потому и не брала никаких траеквиллизаторов и постаралась убраться как можно скорее.

    1. Уважаемая Майя! Вы всё првильно сделали и коль не доверяете каким-нибудь врачам или больнице, уносите ноги по другим адресам. Ибо без доверия лечение впрок не пойдёт.

  7. Уважаемый Семен! У нас с женой один и тот же терапевт д-р Алтерман в течение последних 25 лет, один кардиолог и один ортопед в течение 10 лет. Кроме того, другие специалисты, конечно. Когда жене 4 года назад понадобилась серьезная операция, мы выяснили, кто лучший в этой области в Нью-Йорке, через неделю он нас принял и через месяц оперировал жену и, конечно, он же к ней ходил в течение тех двух дней, что она была в больнице, и потом она ездила к нему на приемы. У меня была операция в местной больнице (Нью Джерси), положил меня врач, у которого был один коллега, и либо один, либо другой были у меня в 7 утра, а потом в 6-7 вечера. В промежутке они вели прием, делали операции. По выписке я продолжал ходить к ним и продолжаю сейчас. У моей сестры (на соц. пособии) один терапевт с момента ее прибытия в страну 21 год назад. В Америке много недостатков в организации медицины, и она сильно превратилась в бизнес, тем не менее, система все еще работает и можно найти врача, которому доверяешь.

    Что касается наблюдения за болезнью, то Вы, наверно, слышали, что резиденты дежурят по 24 часа. Это объясняется тем, что считается важным, чтобы они могли проследить все этапы развития болезни. То-есть чехарды постоянно меняющихся врачей нет.

  8. На собственной шкуре в Бруклине, Нью Йорк. Попала в госпиталь сразу после аварии. Очень болело слева в области желудка и левая рука. Поставили на рентген к девочке, которая работала первый день. Она увидела только руку. Я потребовала дальнейшего обследования. На моё счастье, мне попался русскай молодой врач. Он послал меня на сатскан, привезли меня опять на ренген, увезли назад и т.д. Зная милые порядки в госпитале, где мою маму убили, я не брала никаких лекарств, кроме капельницы с физраствором, несмотря на нестерпимую боль, чтобы контролировать процесс, и убралась домой в тот же день.
    Как оказалось, кроме руки, у меня было переломано шесть рёбер.
    Берегитесь госпиталей, да и с врачами будьте начеку.
    Кстати, госпиталь Maimonides

    1. Уважаемая Майя!
      Ваши воспоминания о ситуации в приёмном покое, конечно очень грустно читать, но Вы заранее были настроены против врачебного обследования и возможного лечения в неприятном для Вас учреждении, где умерла Ваша мама. У Вас бы страх, который, конечно, мешал Вашему контакту с медперсоналом. Но до стадии вмешателства лечащего врача дело не дошло, так Вас не госпитализировали. Недоразумения, конечно существую всюду, в том числе и из-за человеческого фыактора, но это всё преходяще.
      Главное, что Вы, надеюсь, здоровы, чего Вам желаю.

  9. На собственной т.с. шкуре:
    Хирургия:
    Мне делали (бесплатно) сложную операцию (шесть с половиной часов) три хирурга.
    Первый, т.с. главный исполнитель, Джон Лесли, навещал меня ежедневно неделю; потом реже.
    Второй, его правая рука, Энтони Патонитис, навещал ежедневно все полтора месяца, даже в воскресенье.
    Не обошлось без второстепенных проблем. Примерно, на пятй день забыли добавить морфин в машинку, качавшую его в подключичную вену — орал час до болевого шока. Выдирая из спины полдюймовую пластиковую трубку отсоса, вставленную вместо удалённого ребра, интерн (учившийся когда-то в Ростове русскоговорящий амхарец) занёс инфекцию — после выписки я сам себе «прописал» антибиотик…
    Но, главное, спасли! Скоро 15 лет без метастазов.
    Амбулаторный приём (бесплатный!) всегда вели и ведут разные врачи, от профессора до стажёра.
    Если тебя оперировали за деньги, то тот-же хирург принимает амбулаторно. Дорого, да мило?

    1. Уважаемый Soplemennik!
      Я рад за Вас, что так успено прошли операции и что хирурги Вас посещали. А если бы у Вас ещё был лечащий врач, который ежедневно следил бы за всеми Вашими проблемами, то не забыли бы добавить морфин, легче «выдернул» бы пластиковую трубку из раны, прописал бы антибиотик… Амбулаторный приём идёт по графку и там могут быть разные врачи. Это другой вопрос. Но я согласен с Вашим выводом, что главное- спасли.Желаю здоровья и спасибо за отклик.

  10. Увы, уваэжаемые господа Виктор Каган и Элиезер Рабинович, по вашим откликам, не достаточно взвешенными и не достаточно понятыми из моей статьи(возможно по моей вине) о роли лечащего (не семейного, уважаемый Элиэзер!) врача для постоянного ежедневного наблюдения за всеми показателями деятельности организма. За состоянием и теченем процессов в ране, малейших невидимых изменений под повязкой, под гипсом или другом типе иммобилицзации, системы вытяжения при переломах, терпеливом (!)выслушивании жалоб, сомнений и тревог больного человека, находящегося в стрессовой стуации… А коли пациент без сознания, то внимание лечащего рача к малейшим нюансам в его состоянии ещё важнее. Он доложен видеть пациента ежедневно!
    Чувствуется, что ни один, ни другой из вас не врачи и, что главнее, не пациенты (ни в прошлом и не дай Б-г вам быть ими в будущем!). Но я не хочу, чтобы вы переживали то, что переживает каждый пациент, как и я (врач-пациент). Не потому, что я им был, подумаете вы, а потому что я знаю каково быть им. Когда некому излить душу (а душа пациента весьма чувствительна), когда некому задать вчерашний вопрос или услышать ответ от совсем другого варача, которому вопрос не был задан, ибо его вчера и даже позавчера не было. Он был у других больных. Но заходил, как пишет Элиэзер. Зря Вы считаете, что я не знаю, как там у вас в Америке. Много моих бывших студетов там работают и я с ними общаюсь. Узнаю, сопоставляю и делаю заключения….
    Уважаемый Виктор, я прекрасно знаю, что медицина прогессирует всюду и в нашей бывшей стране. Но я не сравниваю то, что изменилось, либо то, что есть. Я говорю об институте лечащих врачей, который всё более теряется на фоне сужнения специализаций и разделения врчей, как вы иронизируете по огранам… Тем более нужен лечащий врач.
    И не только для элитарных пациентоа, а лля всех без исключения.
    Настоящий врач должен лечить не болезнь, а больного!!! Это главный постулат. И не по органам, а целиком, ибо все органы и системы связаны, а симптому могу проявляться вначале не со стороны больного органа, а на расстоянии от него, в другом месте,. Причём у каждого больного индивидуально, а не по схеме, так принятой в современной медицине и проникает в медицинское образование в виде решения алгоритмов с выбором ответа. Это не машиностроение, не космические аппараты, на производство утюгов, а больной человек, где двух одинаковых не бывает при одной и той же болезни.
    А кто это сможет понять, объединить, сопоставить, ежедневно регистрировать и следить за выполенем всех назначений и получением им всех лекарств, если каждый день появляется у постели иной состав врачей…
    Оячень выжно второе, пятое мнение, заключение смежных специалистов, вывод профессора, не оспариваю, но всё это должен аккумулировать лечащий врач.
    Тоьлько доктор Сергей Чевычелов пока меня поддержал, потому как понимает врачевание изнутри.
    Спасибо за участие в обсуждении.

    1. … о роли лечащего (не семейного, уважаемый Элиэзер!) врача для постоянного ежедневного наблюдения за всеми показателями деятельности организма. За состоянием и теченем процессов в ране, малейших невидимых изменений под повязкой, под гипсом или другом типе иммобилицзации, системы вытяжения при переломах, терпеливом (!)выслушивании жалоб, сомнений и тревог больного человека, находящегося в стрессовой стуации… — Видите ли, лечащий пациента врач в американском госпитале есть. Заходящий к пациенту, выслушивающий вопросы и отвечающий на них. Не совсем в ключе привычного советского обхода, но всё это есть. Не по расписанию, а по нужде, определяемой средним персоналом и записями в истории. Не знаю, что Вам нарассказывали Ваши студенты, но — есть. Другое дело, что изрядную часто работы, которую в СССР врач делал сам, берёт на себя средний медперсонал — куда как более квалифицированный, вышколенный и имеющий больше прав и ответственности, чем «сестричка» имела в советской больнице — я бы сказал, что на уровне хорошего фельдшера.

      Чувствуется, что ни один, ни другой из вас не врачи и, что главнее, не пациенты — Ошибаетесь, коллега, я врач, имеющий советский и американский опыт пациента, а к тому же опыт сопровождения моих близких и близких на последнем этапе жизни. Опыт и положительный, и отрицательный. Так что понимаю, о чём говорю, но не склонен искать причины отрицательного опыта «под фонарём», а не там, где потеряно было.

      …некому излить душу (а душа пациента весьма чувствительна), когда некому задать вчерашний вопрос или услышать ответ от совсем другого врача, которому вопрос не был задан, ибо его вчера и даже позавчера не было — Повторю: врач ответит на все вопросы пациента, а что до выслушивания душевных излияний, их выслушает и поговорит с вами другой персонал (сёстры, социальные работники, священники любой по вашему выбору религии, волонтёры) и, кстати, делают они это очень искренне, тепло и грамотно (исключения бывают, но именно исключения).

      Мог бы приводить множество положительных и отрицательных примеров как врач и пациент из советского и американского опыта, но примеры остаются примерами. То, о чём Вы пишете, слышал неоднократно от «наших» в Америке — правда, в основном на первых порах, а потом они улавливали различия уровня медицины и сетования, ворчания прекращались. А Ваш текст напомнил мне анекдот:

      Бог решил помочь людям и под видом доктора открыл свой приём, на котором делал чудеса. Вот закатывается к нему пациент в инвалидном кресле — много лет не может ходить, слышит: «Вставайте и идите», встаёт и выходит, а на вопрос из очереди в приёмной, как, мол, новый доктор, отвечает: «Такое же дерьмо, как все — даже давление не померял».

      Поэтому только скажу ещё раз: специализация, технологизация и затратность медицины таковы, что она вынуждена, не может не меняться — это поиск, в котором очень многое носит характер жизненного эксперимента. От того, что мы поворчим и покряхтим на тему о том, что, мол, раньше было иначе, ничего не переменится. Придётся привыкать, ничего не попишешь. И, если мы хотим что-то понять, то ворчание понимания не прибавляет.

      1. Извините, “Чувствуется, что ни один, ни другой из вас не врачи и, что главнее, не пациенты –” – цитата из Вас, я не закрыл тэг. И «некому излить душу (а душа пациента весьма чувствительна), когда некому задать вчерашний вопрос или услышать ответ от совсем другого врача, которому вопрос не был задан, ибо его вчера и даже позавчера не было » — тоже Ваши слова, которые, извините, не выделил тэгами.
        Модератор: мы выделили цитаты курсивом, всё в порядке.

      2. Прежде всего, уважаемый коллега, Виктор Каган, а не Виктор К. Каган, с которым я Вас перепутал, приношу свои извинения.
        И тем не мнее я во многом с Вами не согласен, так как изаильская медицина, как и много другое, есть слепок американской. Кроме того, наши с Вами взгляды могут разниться в силу нашего не совпадения по узкой специализации. Вы психотерапевт, психолог, психиатр. Я хирург. Наши пациенты совершенно разные и требуют к себе, кроме одниакового душевного отношения, ещё и внимательное слежение за всеми показателями функции организма и, что особенно важно, за состояние locus morby, то есть за раной, послеоперционной повязкой, дренажами…
        А это требует, как в известном выражении: глаз да глаз, причём, желательно один и тотже, запомнивший, что было вчера и понявший, что изменилось сегодня.
        Конечно, современные сёстры и у нас и у вас — почти врачи по знаниям и умениям, но они исполнители. Собирать анамнез у больного сестарами или специально выделенным врачом, с моей точки зрения, нонсенс, ибо не всё записывается и не всё прочитывается. Особенно при нынешней склонности к лаконизму, подчёркиванию, значкам, кружкам и птичкам в соотвествующих графах.
        Приходы и уходы всяких собеседников не замена лечащего врача, а формальные или суггестивные процедуры, годные для душевных больных или пациетов в стресовых состояниях с ангиовегетодистониямии функциональным расстройством нервной системы… А не для тяжёлых терапевтических или хирургических пациентов.
        Никакая «специализация, технологизация и затратность » не опраыдывают отсутствие у больного лечащегго врача в моём понимании и понимании тех пациентов, которые об этом говорят. С чем могу согласиться с Вами — это то, что современем «сетования, ворчания прекращались», но не потому, что это хорошо,а вопреки, ибо ничего изменить они не могут. И привыкают к отсутствию лечащих врачей. Как и я привыкал, видя недостатки и возникавшие осложнения со стороны ран и повязок, а также забытых дренажей…
        Спасибо за анекдот, но он не к тому, что я пытаюсь доказать, а к тем ворчунам, которым не угодить…

  11. Я согласна с автором очерка и уверена,что последовательное наблюдение за пациентом одного врача должно быть более эффективным,чем когда лечат больного по принципу «У семи нянек дитя без глаза». Чувствуется, Семен, что Вам пришлость прочувствовать на себе издержки этой системы. Любопытно знать, или она действует во всех лечебных заведениях Израиля.
    Желаю Вам Здоровья!

    1. Увы, милая Лина, так всюду и в Израиле, и в США (последнее, конечно лично не проверено, но по сведениям именно так). Меня переубежали врачи клиник, где я лечился, меня переубеждает мой сын, мумхе реабилитолог. Мне доказывали эффективность коллективного лечащего врача, этакого виртуального робота. Но я с ними не согласен. Мне даже кажется, что такой подход распыляет личную ответственность врача за пациента, возможность спрятаться за спину коллеги. Не из преступных целей, а из-за разделения ответственности на всех. Хотя я вовсе на считаю, что один лечащий врач несёт ответственность за результаты лечения. А весь коллектив. Но для больного важен личный лечащий врач для того, что я написал в статье. и в довольно длинном ответе на комменты.
      Спасибо за пониманне и отклик.

  12. Советская медицина, уважаемый коллега, не вернётся, а вернись она и окажись Вы её пациентом, мало бы Вам не показалось.
    Проблема вообще на является проблемой «советское — западное». Это проблема старой и новой медицины, возникшая далеко не сегодня. Она серьёзно обсуждалась ещё в 1980-ых. Помню картинку в одном из западных журналов: в медицине нет места человеку — территория госпиталя, пациент, стоящий на входе в переплетение аллей с указателями «сердце», «желудок», «тонкий кишечник», «толстый кишечник», «кожа», «глаза» и т.д., растерянно спрашивает: «А человеку куда?». Сегодня, придя по любому из указателей в корпус, он будет так же плутать по этажам и коридорам с указателями «специалист по пальцам руки», «специалист по запястью», «специалист по плечу» и проч. Медицина стала и интенсивно продолжает становиться всё более специализированной, наукоёмкой и технологизированной, дорогостоящей. Возникающие при этом проблемы никак не сводимы к ностальгическому обсуждению прошлого, уместному разве что на скамеечке в парке, и призывам типа «вперёд назад». Точка невозврата давно пройдена. Поэтому статья, на мой взгляд, мимо.

  13. Чрезвычайно интересная статья, и острая и правильная постановка вопроса, касающегося в первую очередь пациентов, т.е. нас всех. Не скрою, эта статья явилась для меня откровением. Уж мне, ярому, даже яростному, западнику, казалось, что этот вопрос давно решен в цивилизованных странах институтом семейных врачей.
    Мне кажется, наилучшим образом этот вопрос в прошлом был решен в системе Лечсанупра (4 управления). Прикрепленный к сановному лицу, и даже к семье сановника, личный врач сводил воедино рекомендации консультантов академиков и за все отвечал своей головой. И, что интересно, эта лечсанупровская система удачно прогрессировала. Я в этом убедился уже после распада СССР, когда в 1994 г. проходил усовершенствование в правительственной (т.н. кремлевской) больнице. Тогда был введен новый порядок: лечащий (палатный) врач сопровождал пациента и лично присутствовал на всех исследованиях пациента (коронарография, велоэргометрия, вентрикулография, экг, узи и др.).

    1. Ещё бы система 4 управления не прогрессировала… Поинтересуйтесь финансовой стороной этого прогресса, сравните это с финансовым обеспечением медицины «для населения»,вспомните, что на подготовку отделения к операции Б.Ельцина ушло, как говорят, 30 млн долларов — и мы вместе вздохнём: «Мечты, мечты, где ваша сладость?».

    2. Уважаемый Сергей!
      Вы написали то, что было во всех больницах Союза и лечащий врач, хоть и куммулировал все мнения выше стоявщших специалистов, но ответственность, как бы, лежала на нём, Даже с точки зрения больного А, если он ещё был хирургом, то вдвойне. И спасибо и проклятие — всё доствалось ему. И это справедливо. Хоть и не всегда.
      Институт лечащих врачей в советском понимании я бы перенёс на всю медицину, и она бы от этого только выиграла. Я это уверждаю, и спытав всё «на своей шкуре» после нескольких операций, длительного стационарного лечения и, находясь в приличном состоянии здоровья, соответственно моему возрасту.
      Спасибо за понимани и поддержку.

  14. Уважаемый автор совершенно не знает американской системы: здесь не просто есть лечащий врач, но ваш врач, к которому вы ходите лечиться вне больницы, кладет вас в больницу, с которой у него есть контракт, оперирует там и к вам туда ходит. Нередко, даже, как правило, к двум больным в одной палате ходят разные врачи. Тот же врач приглашает коллег для консультаций, хотя институт консилиума развит слабее, чем в России.

    1. Это происходит только в том случае, если ваш врач работает не только в своём офисе, но и в госпитале. Если нет, то и описанного Вами нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *