Джонатан Сакс: Границы. Перевод Бориса Дынина

 319 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Без ограничений цивилизации могут быть впечатляющими, но и недолговечными, как фейерверки… Я верю, нам необходимо восстановить чувство границ, ибо в нашей неконтролируемой погоне за все большим богатством мы ставим под угрозу будущее планеты и предаем нашу ответственность перед поколениями, которые еще не родились.

בס״ד

Границы

Limits (Shemini 5780)

Джонатан Сакс
Перевод с английского Бориса Дынина

История Надава и Авиуда, двух старших сыновей Аарона, которые умерли в день, когда было освящена Скиния, является одной из самых трагических в Торе. О них вспоминается, по крайней мере, четыре раза. Их гибель обратила день, предназначенный стать национальным праздником, в день глубокой скорби. Скорбящий Аарон не мог говорить. Чувство скорби охватило лагерь и людей. Бог предупреждал Моисея, что Божественное Присутствие внутри лагеря опасно (Исх. 33: 3), но даже Моисей не мог представить себе настолько это опасно. Что же сделали Надав и Авиуд?

Мудрецы оставили нам чрезвычайно широкий спектр толкований. Одни говорили, что братья стремились стать во главе народа и с нетерпением ждали смерти Моисея и Аарона. Другие говорили, что грех братьев заключался в том, что они никогда не женились, полагая всех женщин недостойными себе. Еще другие приписывают их грех опьянению. Другие видели их вину в том, что они не искали понимания того, что разрешено и что запрещено делать в этот день. Еще одно объяснение заключается в том, что они вошли в Святое Святых, а это было дозволено только Первосвященнику.

Однако самое простое объяснение дано в самом тексте. Братья принесли «огонь чуждый, которого Бог не велел им». Почему они сделали это? И почему это была такая серьезная ошибка?

Объяснение, которое имеет ясный психологический смысл, состоит в том, что они поддались настроению момента. Они действовали в каком-то экстазе. Они были охвачены волнением освящения первого коллективного дома благоговения в истории детей Авраама. Их поведение было спонтанным. Они захотели сделать что-то еще, бескорыстно выразить свой религиозный пыл.

Что в этом плохого? Моисей действовал спонтанно, когда разбил Скрижали после греха Золотого тельца. Спустя столетия Давид действовал спонтанно, когда танцевал в момент доставки Ковчега в Иерусалим. Никто из них не был наказан за такое поведение (хотя жена Давида Михаль сделала выговор ему). Но что послужило причиной столь сурового наказания Надаву и Авиуду?

Различие заключается в том, что Моисей был Пророком, Давид был царем. Но Надав и Авиуд были священниками. Пророки и цари иногда действуют спонтанно, потому что они оба принадлежат временному миру. Чтобы выполнить свои функции, им нужно чувство истории. У них должно быть развито интуитивное понимание времени. Они склоны выражать настроение момента и то, к чему оно призывает. Для них сегодня не вчерашний день, и завтра снова будет другим. Время от времени это заставляет их действовать спонтанно, потому что этого требует момент.

Моисей знал, что только нечто столь драматичное, как разбивание Скрижалей, приведет людей в чувство и откроет им, насколько серьезен их грех. Давид знал, что танцы рядом с Ковчегом дадут людям ощущение значимости происходящего, что Иерусалим должен был стать не только политической столицей, но и духовным центром нации. Эти акты явно уместной спонтанности были необходимы для формирования судьбы народа.

Но у священников совсем другая роль. Они действуют в вечном, антиисторическом мире, в котором ничего существенного не меняется. Ежедневные, еженедельные и ежегодные жертвы всегда были одинаковыми. Каждый элемент служения в Скинии был определен подробными правилами, и ничего значимого не оставалось на усмотрение священника.

Священник был хранителем порядка. Его задачей было поддерживать границы между священным и секулярным, чистым и нечистым, совершенным и порочным, разрешенным и запрещенным. Его сфера была областью святого, места, в котором бесконечное и вечное входит в мир конечного и преходящего. Бог говорит Аарону в нашей главе:

«Это вечное постановление в роды ваши, чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого, и научать сынов Израилевых всем уставам, которые изрек им Господь чрез Моисея».

Ключевыми глаголами для коэна были леавъдиль, различать, и леорот, учить. Коэн сохранял различия и учил людей поступать так же.

Призванием священника было напоминать людям, что есть пределы. Есть порядок во вселенной, и мы должны уважать его. Спонтанности нет места ни в жизни священника, ни в служении в Святилище. Это то, что Надав и Авиуд не признали. Это могло бы показаться незначительным нарушением, но на самом деле это было отрицанием всего, что означали Скиния и Священство.

Есть границы. Об этом говорит уже история Адама и Евы в Эдемском саду. Зачем Богу было создавать два дерева — Древо жизни и Древо познания, плоды которого людям запрещено есть? Зачем было говорить людям, что это были за деревья и какие последствия будут у иссушения съесть их плоды? Зачем подвергать их искушению? Кто не хотел бы иметь знания и вечную жизнь, если бы можно приобрести их, просто съев фрукт? Зачем сажать эти деревья в саду, где люди смогут увидеть их? Зачем подвергать Адама и Еву испытаниям, которые они вряд ли пройдут, не оступившись?

Чтобы научить их и нас, что даже в Эдеме, Утопии, Раю существуют пределы. Есть определенные вещи, которые мы можем и хотели бы сделать, но которые мы не должны делать.

Классическим примером является окружающая среда. Как Джаред Даймонд сказал в своей книге «Ружья, микробы и сталь: Судьбы человеческих обществ», почти везде, куда приходили люди, они оставили следы разрушения. Они обрабатывали земли до истощения и охотились на животных до их исчезновения. Они делали это, потому что у них не было понятия предела. Отсюда концепция устойчивости, ключевая для экологической этики, требует ограниченного использования ресурсов Земли только до степени, при которой они могут возобновлять себя. Несоблюдение этого ограничения приводит к изгнанию людей из их собственного райского сада.

Мы знали об угрозах для окружающей среды и изменения климата в течение длительного времени, по крайней мере, с 1970-х годов. Тем не менее, меры, принятые человечеством для ограничения потребления, загрязнения среды, разрушения мест обитания и так далее, по большей части были слишком малы, слишком поздние. Опрос нравственного отношения к этим проблемам в Великобритании, проведенный BBC в 2019 году, показал, что, несмотря на то, что большинство людей чувствуют ответственность за будущее планеты, это не побуждает их к действию. 71 процент людей считают, что вождение машин приемлемо и тогда, когда легко ходить. 65 процентов людей считают приемлемым использование одноразовых столовых приборов и тарелок.

В «Истинном и единственном небе» Кристофер Лаш (The True and Only Heaven by Christopher Lasch) утверждает, что научная революция и Просвещение наделили нас верой в то, что нет пределов, что наука и техника решат все проблемы, которые они создают, и дары Земли неистощимы.

«В основе прогрессивного оптимизма лежит отрицание естественных ограничений человеческой власти и свободы, и он не может сохраняться очень долго в мире, в котором осознание этих ограничений стало неизбежным».

Забудьте о границах и в конечном итоге вы потеряете рай. Об этом и говорит история Адама и Евы.

В замечательном месте книги об инфляции The Reigning Error 1976 г. Уильям Рис-Могг (William Rees-Mogg) красноречиво рассказал о роли Галахи, еврейского закона, в выживании евреев. Она заключалась в сдерживания энергии людей. Евреи, по его словам, «люди взрывчатой энергии, как личностной, так и интеллектуальной». Ядерная энергия, по его словам, является чрезвычайно мощной, но в то же время ее необходимо сдерживать. И он говорит:

«Точно так же энергия еврейского народа была заключена в контейнер особого типа, в закон. Он действовал как бутылка, внутри которой могла храниться духовная и интеллектуальная энергия. И только потому, что она могла удерживаться, ее можно было его использовать. Она не просто взрывалась или рассеивалась; она использовалась как постоянная сила… Хранимая энергия может быть движущей силой в течение неопределенного периода времени; неконтролируемая энергия — это просто большой и обычно разрушительный взрыв. В человеческой природе эффективна только дисциплинированная энергия».

В этом и заключалась постоянная роль коэна и Галахи. Оба являются выражением ограничений: правил, законов и различий. Без ограничений цивилизации могут быть впечатляющими, но и недолговечными, как фейерверки. Чтобы выжить, им нужно найти способ сдерживания энергии, использовать ее без умаления.

Такова и была роль священника и это то, что преступили Надав и Авиуд, позволив проявиться спонтанности там, где ей нет места. Как сказал Рис-Могг:

«… неконтролируемая энергия — это просто большой и обычно разрушительный взрыв».

Я верю, нам необходимо восстановить чувство границ, ибо в нашей неконтролируемой погоне за все большим богатством мы ставим под угрозу будущее планеты и предаем нашу ответственность перед поколениями, которые еще не родились. Есть такие вещи, как фрукты, которые мы не должны есть, и огонь, который мы не должны приносить.

I believe that we need to recover a sense of limits because, in our uncontrolled search for ever greater affluence, we are endangering the future of the planet and betraying our responsibility to generations not yet born. There are such things as fruit we should not eat and fire we should not bring.

Шаббат Шалом,

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Джонатан Сакс: Границы. Перевод Бориса Дынина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *