Инна Ослон: Счастливчик

 231 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Зашел в местный ботанический сад. Там его укусил большой тарантул. Поднялась температура. Нашел врача. Доктор принимал в какой-то хибаре. Это был сухощавый француз, окончивший в свое время Сорбонну. Как он тут оказался?.. Он сказал, что месяц будет нарывать и что это единственный хищник на острове, беда его обитателей.

Счастливчик

Инна Ослон

Труднее всего стало чистить зубы. Встать, подойти к раковине, открутить крышечку тюбика… Чего ради?

* * *

Первые сведения о юридической профессии Энтони получил не из школы права, а из книг Гришэма, которые читал подростком под моросящий дождь за окном. В этих повествованиях молодой адвокат всегда — в самом конце — выигрывал дело, а заодно и кучу денег, и уезжал навстречу своей мечте: до конца своих дней нежиться на пляже южного острова. Это на фоне дождя запомнилось.

Вот и Энтони повезло. Судьба выбрала его, правда, не единственного, а в группе других, более опытных адвокатов. Массовый иск принес им победу — и огромные деньги, на которые можно беззаботно жить до конца жизни.

Один из их группы купил поместье с собственными прудами, футбольным полем, небольшим лесочком и прочими радостями. Так у него была семья, трое детей-школьников, понимал Энтони, но его это не прельщало. Другие распорядились деньгами иначе, но работать никто не бросил.

Прежде всего позвонил родителям. Они обрадовались богатству сына, но его планы привели их в замешательство.

— Лишь бы ты был счастлив, сынок, — сказала мать. Родители гордились сыном, но, кажется, больше любили его сестру, которая без всякого образования подарила им троих внуков.

Сестра только рассеянно хмыкнула и побежала снимать младшего с комода. Мысли ее были далеко, в материнстве.

— Это как же ничего не делать? — с сомнением сказал отец. Сам он всегда вставал в пять утра, даже в дождливую погоду, когда в поле работать невозможно. В такие дни он находил себе другое занятие, что-нибудь ремонтировать, — мало ли забот у фермера.

Но у Энтони сомнений не было. Нескольких лет недосыпа, напряжения, ноющего чувства ответственности, боязни провала, все — хватит, все — свободен до конца дней.

Костюмы, галстуки и дорогие туфли — в Армию спасения. Накупить шортов, футболок и сандалий. Да, не забыть продать машину. Открыть счет в тамошнем банке. Уговорить герлфренд, с которой раньше из-за занятости виделся редко, пусть бросит работу (подумаешь, менеджер в ресторане!) и составит ему, богатому компанию. Отвез, накупил, продал, открыл, уговорил.

Всё на лету, как на крыльях. Приобрел большое бунгало на одном из островов, где побывал когда-то в студенческие каникулы. Еще не придумал, как использовать все комнаты. Пусть Эрин займется, женщинам это интересней.

Будет вести здоровый, спортивный образ жизни, например, каждое утро совершать пробежку по берегу. Свободный человек радостно и свободно побежит на свободе, в свободном пространстве. Или изучить что-то интересное — так, для удовольствия. Например, декоративное цветоводство, а может, греческую мифологию или астрономию, если это не трудно. Подальше от всяких исков и прецедентов. Подальше от напряжения головы. Больше не придется корпеть над юридическими документами, а потом еще и отдавать на критику и редактировать, редактировать, редактировать… Но можно будет писать статьи, если захочется. Перезнакомиться с островной элитой, войти в местное общество… Они должны его оценить. Заниматься только приятными делами… и никаких обязательств.

И вот! Прекрасный мелкий выбеленный песочек, волшебный океан со своим чудесным шумом, медузами и ракушками, рыбачьи хижины вдали, яркое солнце, уютный шезлонг, пьянящая маргарита в руке, некуда спешить. И так каждый благословенный день.

На острове всего двадцать пять тысяч, и никто ему не мешает.

Тут бродят седые хиппи. Как интересно! Надо будет как-нибудь с ними познакомиться, расспросить, как они сюда попали, глядишь — и статья в “Смитсониан” получится, но только когда у Эрин будет настроение. Что-то она стала часто раздражаться — и раздражать. Говорит, тут скучно, придирается из-за всякой брошенной футболки, как будто ей самой убирать, как будто к ним не приходит прислуга.

Через месяц Эрин вернулась к себе. Сказала, что ей трудно бездельничать. Скандалила. Пусть эта дура катится к своим вилкам-ложкам, а ему тут хорошо.

С хиппи так и не познакомился, стали казаться скучными, бродят туда-сюда.

Много времени проводил на берегу назло Эрин, но это было уже не так приятно, как вначале.

Берег как берег, песок как песок, океан, как всегда, лазурный. Солнце такое же жаркое, шезлонг удобный, все та же маргарита, а бегать как-то расхотелось.

Но зашел в местный ботанический сад. Это на предмет заниматься цветоводством. Там его укусил большой тарантул. Поднялась температура. Нашел врача. Доктор принимал в какой-то хибаре. Это был сухощавый француз, окончивший в свое время Сорбонну. Как он тут оказался? Из-за какой-нибудь личной истории или по убеждениям? Расспросить его, когда буду лучше себя чувствовать. Он сказал, что месяц будет нарывать и что это единственный хищник на острове, беда его обитателей. Почему его не предупредили, когда покупал дом? Знал бы, выбрал бы другой остров. В основном валялся у себя, ворочаясь с боку на бок. На спине лежать больно. Нарыв прорвало ночью, испачкало постель.

Через месяц опять сел на берегу — наслаждаться ничегонеделаньем. Иногда чуть прохаживался до фонтанчика с питьевой водой.

Какой мелкий песок, он набивается в обувь, застревает между пальцев, океан поднадоел (как это поэты видят в нем какое-то величие или разнообразие), солнце слишком злое, от шезлонга болят бока, невкусная маргарита опостылела, тоскливо.

Хиппи никуда не делись, снуют перед глазами, когда не надо. Какие они все неопрятные…

Вернулся домой, посмотрел на себя в зеркало. Это он, тридцатичетырехлетний? Весь зарос дикой бородой, растолстел, мышцы дряблые, появился живот.

Время тут как будто стоит. Проклятый песок, пальцы вечно растерты, океан осточертел, сколько можно смотреть на эту воду разных синих оттенков? Климат абсурдный, никаких времен года, почти всегда одинаковая температура, где разнообразие? То ли дело приятные холодные дождички в родной Миннесоте…

Стал захаживать на другую сторону острова, там, где причал для круизных кораблей. Благо остров вытянут в узкую полоску и идти туда всего минут сорок. Издали смотрел на туристов, завидовал — ведь они на острове только несколько часов. Пошляются по сувенирным лавкам, искупаются в океане, повосторгаются уродливыми пальмами, поедят чего-нибудь местного — и домой, в нормальную жизнь, с фотографиями и съёмками для знакомых. А ему тут оставаться.

Они разок попробуют местной снеди, похвалят экзотику — и все. А ему его прислуга-за-всё постоянно готовит со всеми этими травами и приправами. Просишь что-нибудь нормальное — не умеет, да еще и объясняет на своем ломаном английском, что без этих трав, дескать, готовить невозможно, это всем хозяйкам известно.

Приснился ему сон, как он после перерыва заходит в зал суда, поспешно дожевывая гамбургер. Проснулся со ртом, полным слюны.

В годовщину островной жизни побрел посмотреть на круизный корабль. И вдруг — с трапа сходит Эрин, такая похорошевшая и улыбчивая, какой он ее никогда не видел. А с ней рядом — мужчина. Видно, что молодожены и это их медовый месяц.

Он подошел поближе. Узнала! Улыбается! И виду не подала, что замечает пятна на его изношенной майке.

— Познакомься, Роберт, это Энтони, мой старый приятель. Он раньше жил в Миннесоте. А это мой муж.

Поздравил. Поговорили минут пять ни о чем. Миннесота! Как там было хорошо в его маленькой квартирке.

Побрел назад. Интересно, пропала ли у него адвокатская лицензия и можно ли ее как-нибудь вернуть. Надо узнать. Подойти к компьютеру, вспомнить, как с ним обращаться, почистить зубы, в конце концов.

Чистил долго и яростно. Его охватила жажда деятельности. Даже ночью почти не спал. Хотелось всего сразу. Бросался туда-сюда, что-то перекладывал. Мешал прислуге. Выдал ей жалованье за месяц вперед. Куда-то звонил. Узнал, где можно купить нормальной одежды, костюмов, обуви. Универмаг оказался недалеко от круизной пристани.

Тут же заметил местный музей. Он работал только два дня в неделю, но Энтони повезло. Теперь ему всегда будет везти, уж он об этом позаботится. Зашел. Хранительницей и экскурсоводом оказалась местная учительница истории. Осмотрел каждый экспонат. Почему он раньше не интересовался такой причудливой историей и проблемами острова? Разве двадцать пять тысяч человек ничего не значат?

А что делать с домом? Продать? Нет времени, да и деньги не нужны. Отдать хиппи? Не заслужили. Под местный музей? Неплохо. Но нет, он отдаст дом под местную клинику. Вспомнил, что доктор-француз ему говорил: он тут в единственном числе, если не считать двух лекарей вуду и неграмотную повитуху. Даже изолятора нет. И где его разместить в такой хибаре?

Хоть какой-то будет толк от его пребывания. Оформить дарственную — и на самолет. Не созерцать же опять проклятый океан

Нет, только самолетами, только пересадками в аэропортах.

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Инна Ослон: Счастливчик»

  1. Хороший рассказ, по ассоциации вспомнился, конечно же, Пушкин :
    «Два дня ему казались новы
    Уединенные поля,
    Прохлада сумрачной дубровы,
    Журчанье тихого ручья;
    На третий роща, холм и поле
    Его не занимали боле;
    Потом уж наводили сон;
    Потом увидел ясно он,
    Что и в деревне скука та же,
    Хоть нет ни улиц, ни дворцов,
    Ни карт, ни балов, ни стихов.
    Хандра ждала его на страже,
    И бегала за ним она,
    Как тень иль верная жена».

  2. Спасибо всем, кто прочитал и нашел что-то положительное. У меня герой бежит не от цивилизации, не от городской жизни, а от работы, деятельности. Но читатель всегда прав.
    Уважаемый Илья, спасибо, но, право, выдвигать меня на что-либо рановато.

  3. Инна О. — “…Пусть эта дура катится к своим вилкам-ложкам, а ему тут хорошо. С хиппи так и не познакомился, стали казаться скучными, бродят туда-сюда.
    Много времени проводил на берегу назло Эрин, но это было уже не так приятно, как вначале…
    Но зашел в местный ботанический сад. Это на предмет заниматься цветоводством. Там его укусил большой тарантул…”
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Полагаю, уважаемая Инна, встретила такого американца (это не трудно, в этой стране осталось их немало), которого “укусил” редкий БОЛЬШОЙ тарантул, и он решил не лежать на песочке, а ценить своё время, не рассусоливая и не рассуждая — “Нет, только самолетами, только пересадками в аэропортах…”
    Без обломовщины и маниловщины.

  4. Инна, на мой взгляд, Вы очень умело передали метаморфозы, произошедшие с героем в рамках столь сжатого повествования: его бегство из надоевшей цивилизованной жизни на природу, и ещё более поспешное бегство – обратно.

  5. Рассказ глубоко философский. О месте человека в современном мире — гонка, конкуренция, стрессы. Не всем удаётся выдержать бешеный темп: есть крайние решения, срывы. Спасибо, Инна.

  6. Да нет же, рассказ вовсе не обрывается на самом главном. Самое главное сказано тихо, незаметно. Призрачность мечты. Возможно, Энтони мечтал об уединении вовремя учёбы, устав от непомертной суеты, возможно, мечта возникла вовремя дела, которое принесло богатство. Но мечта оказалась призрачна, и воплотившись в реальность, она стала раздражать.
    Помните, как у Высоцкого: «В суету городов и в потоки машин возвращаемся мы, словно некуда деться…»
    Рассказ замечательный. Человек стремился к какой-то цели, но, достигнув её, пришёл к разочарованию.

    1. Всё правильно, кроме цитаты.
      Авторский текст: «В суету городов и в потоки машин возвращаемся мы, ПРОСТО некуда деться…»

  7. Да что ж это такое? Опять на самом интересном месте обрываете.
    Нельзя так. Читатель тоже немножко человек.

  8. Переделать дом в синагогу и молиться, молиться и молиться, как завещали Надав и Авигу.

  9. Гришэм, The Firm.
    Ваш герой выдержал год, стальная сила воли! Человеку, особенно, как вашему герою, примерно 30 летнему, для жизни нужны люди, а не морской песок. Может быть, лет в 70 он бы и свыкся, да и то — трудно. Кстати, этот долбанный карантин показал это со всей очевидностью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *