Дмитрий Гаранин: Морской карантин

 307 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Потом я, правда, сообразил, что на самом деле полицейский был добрый и боялся, как бы я не утонул. Тут ведь плавать никто не умеет, и если человек побежал от полицейского в воду, это полная неадекватность, и человек этот, возможно, под наркотиками и сейчас утонет. А полицейского могут отдать под суд…

Морской карантин

Дмитрий Гаранин

Как известно, Нью-Йорк — центр мира и поэтому очень плохое место в случае эпидемии. Когда началось, или даже чуть раньше, мне удалось оттуда сбежать. Сел на самолёт и оказался на самом краю земли. Хоть ещё на американском, но всё же на краю — бежать от вируса дальше некуда, впереди океан. Только топиться, если совсем прижмёт. Пляжи здесь роскошные, песчаные, края не видать. Народу мало из-за карантина. В основном все сидят по квартирам в Нью-Йорке и в подобных местах.

И вот живу я здесь уже почти два месяца, читаю сводки, дрожу от страха. Один обратный билет похерил, потом второй. Маской обзавёлся. На лифте спускаться к пляжу без неё нельзя — можно заразиться. Не я один такой умный — сюда люди из всех больших городов сбежались, могли заразу с собой прихватить.

На океан выхожу раз в день, чтобы развеяться, здоровье чахнущее поддержать. Океан всегда навевает на меня философское настроение. Вот, думаю, дошёл до края, и что теперь? Но довершить эту мысль никогда не удаётся. Очень уж океан живой, разнообразный. Можно часами смотреть на волны, на их белеющие и рассыпающиеся гребешки. Или, наоборот, созерцать его почти стеклянную поверхность в штиль. Начинаю собирать разноцветные ракушки — их выносит на берег с кораллового рифа вместе с обломками кораллов. А то с криком пролетают чайки или просвистывают пеликаны, тяжёлая авиация.

Одно плохо, что надоедает полиция со своим карантином. Ездят вдоль пляжа на маленьких юрких машинках-пескоходах, мигают гирляндами разноцветных лампочек, хотя Новый Год давно прошёл, трубят в рог, подъезжают ко всем и говорят, что пляж закрыт. Причём особенно стерегут край пляжа, примыкающий к воде, просят всех отойти от него подальше, поближе к домам. Опасаются они, что ли, что народ будет искать спасение в океане, при том, что люди здешние плавать не умеют и боятся акул? Все тут на лежаках под солнцем лежат близко к домам, лишь меньшинство пытается гулять вдоль берега. Но полиция им делает внушение, чтобы отошли от воды, и они отходят.

К счастью, полиция появляется лишь набегами, и в основное время её нет. Оглянувшись по сторонам, надеваю плавательные очки и сливаюсь со стихией. Там мне как-то спокойнее, несмотря на гипотетических акул. Определив, в какую сторону сегодня течение, на север или на юг, плыву кролем вдоль берега на уровне буйков, поглядывая на берег. Если там полиция, стараюсь руками не молотить, перехожу на брасс и прячу голову за волнами. Над головой то и дело пролетают вертолёты, но никогда не зависают. Думаю, что высматривают катера с заражёнными коронавирусом беженцами с круизных кораблей, неделями стоящих на рейде. Проплыв свой километр, вылезаю и по кромке воды возвращаюсь к своим вещам, собирая ракушки.

Вот тут меня полиция и настигает. Хоть я и оборачиваюсь время от времени, но едут они быстро и появляются всегда неожиданно. Много раз уже ловили. Слава богу, что полицейские попадаются всё время разные, так что можно притвориться дурачком.

Один раз ловит меня полицейский и отсылает от воды, потому что пляж закрыт. А я доволен, состояние умиротворённое. Говорю ему, что я уже своё проплыл и возвращаюсь домой, и что надеюсь, что не слишком нарушаю, потому что большую часть времени провожу в воде, а вода, в отличие от пляжа, не закрыта. Это я по недомыслию брякнул — с американскими полицейскими шутки плохи и надо дважды подумать, прежде чем что-то сказать. Он сразу взъярился, взревел мотором, подскочил ко мне поближе и с вызовом спрашивает, не собираюсь ли я с ним спорить. Испугавшись, я промямлил, что не собираюсь и уже ухожу. Хотел прибавить, что не спорить с ним хотел, а лишь немного посоциализоваться. Но не сказал, и правильно сделал. На это полицейский мог подумать, что я ему выговариваю, что он меня неправильно понял, значит дурак. А работа у них собачья, нервы на взводе. Всё время объяснять разным людям одно и то же, что они понять не очень-то спешат.

И самое главное, что меня испугало в этом полицейском, это то, что он был без маски и подъехал ко мне слишком близко, гораздо ближе положенных шести футов, почти дышал на меня. Это «существенные работники» или «фронтовики», как их здесь называют, имеют гораздо больший шанс заразиться, чем все остальные, кто прячется по щелям, согласно приказу медицинских властей. Хотел я ему сказать, чтобы близко не подходил, дистанцировался, но побоялся. Только процедил ему ответ на выдохе и больше не вдыхал, пока он не отъехал.

А через несколько дней настигает меня на берегу другой полицейский и начинает допытываться, знаю ли я, что пляж закрыт. Вместо того, чтобы просто сказать правду, что пляж закрыт. И сразу ставит меня в затруднительное положение. Что ответить? Конечно, я знаю, но тогда получается, что сознательно нарушаю. Он бы тогда спросил (а я вижу, что полицейский умный!), сколько раз я это от полицейских слышал. Тут правильным был бы глупый ответ, что ни разу, хоть тогда откуда я мог знать, что пляж закрыт? А если сказать, что несколько раз уже слышал, или что видел табличку, что пляж закрыт, но всё равно зашёл, то меня уже можно арестовывать — прямо в плавках и с очками на лбу. Так что отвечаю ему, что не знаю, что пляж закрыт. А он спрашивает, откуда я. Приходится говорить правду, что из Нью-Йорка. Следующий вопрос: Сколько времени ты уже здесь? Мысли в голове заметались. Если сказать, что только что приехал, поэтому и не знаю, что пляж закрыт, то он меня арестует и отправит куда-нибудь в изоляцию, потому что в Нью-Йорке уже все поголовно инфицированы. А если окажется, что эти места для нью-йоркцев закрыты, а я всё же сюда проник, это вообще уголовщина. Поэтому говорю правду, что здесь уже больше месяца. В смысле, не заразен. А он: «Как же ты за месяц не узнал, что пляж закрыт??» Хотел было сказать, что я думал, что пляж закрыт лишь в смысле запрета собираться большими группами, а во всех остальных смыслах он открыт. Но не сказал, а только развёл руками и сделал глупое выражение лица. Это было правильным ходом, и полицейский оставил меня в покое. Пришлось, правда, от линии воды отойти и всю дорогу до дома чапать по горячему песку, временами забегая на частную травку перед другими домами, чтобы ноги не изжарились.

Последний по времени случай оказался самым драматичным и совершил в моей душе переворот. Проплыл я свой километр на юг, подгребаю к берегу, и тут вижу полицейский тарантас в сторонке, не у самой кромки воды, так ненавязчиво. Подкарауливает, пронеслось в мозгу. Как бы не замечая полицейского, делаю вид, что раздумал выходить из воды и хочу ещё поплавать. Уж очень меня достали разговоры с ними! Не могу больше! Хочу побыть среди рыб! И медленно брассом уплываю к буйку. Краем глаза вижу, что полицейский подъехал к тому месту, где я собирался выходить, и ждёт меня там. Он что-то кричит, но я делаю вид, что не слышу. Наверное, кричит: «Выходи из воды, ты арестован!». Но не на того напал! Я час буду плавать, а он пусть подождёт! Решил даже плыть обратно к дому, чтобы там из воды выскочить и быстро к моим вещам пробежать и в них юркнуть, как будто так и было. А если от дома дальше плыть, то надо будет по берегу возвращаться, и полицейский мне путь отрежет. В общем, плыву обратно к дому, но никуда не продвигаюсь, потому что против течения. Спортсмен-пловец, конечно бы, доплыл, но с моей хилостью невозможно с потоком бороться. Я даже и не пытаюсь. Перешёл на брасс, плыву еле-еле, теряю немногое достигнутое. А полицейский всё на месте, всё ждёт, и ясно, что намерен ждать до конца. Что делать? Не сдаваться же! И в этот критический момент со стороны моря медленно подплывает катер, на борту написано «Шериф». При виде этого сердце в пятки ушло — думаю, сейчас меня под микитки втащат на борт и доставят куда следует. С катера меня приветствуют, интересуются, как дела. Мягко стелят… Я им так бодренько: «Привет, ребята! Всё в порядке, никаких проблем!» Про то, что меня арестовать хотят, и поэтому не могу выйти из воды, хватило ума им не говорить. Без адвоката вообще ничего нельзя говорить, но никакого адвоката здесь не плавает, одни водяные горбы вздымаются и опадают, да время от времени шуршат белые гребешки. С катера шерифы мне сообщают, что беспокоились, не чувствую ли я себя плохо. В ответ я только ложусь на воду пузом вверх и шучу им глупо, что такой жирный, что всплываю. И тогда они подходят к берегу, к полицейскому на пескоходе, после чего тот исчезает, а затем и они. Я не верю своим глазам. Можно причаливать и идти домой — путь свободен!

Потом я, правда, сообразил, что на самом деле полицейский был добрый и боялся, как бы я не утонул. Тут ведь плавать никто не умеет, и если человек побежал от полицейского в воду, это полная неадекватность, и человек этот, возможно, под наркотиками и сейчас утонет. А полицейского могут отдать под суд за то, что человека в воду загнал, где тот погиб. Поэтому полицейский и вызвал катер на помощь и не уезжал до его прибытия. Так что всё было хорошо, даже идиллично.

После этой встречи полицейских я больше не видел. Их, как и пляжников, смела непогода, воцарившаяся на неделю. Это было время усиленного потребления алкоголя. А когда погода, наконец, опять наладилась, вирус вдруг исчез, как по мановению волшебной палочки, в соответствии с предсказанием нашего президента. Все посбрасывали маски и выскочили на улицу, обнимаясь.

16 May 2020

* * *

Полиция сгоняет с пляжа
Там отдыхающих людей
Хоть впрочем не надеясь даже
Что их закон как чародей

И лишь ускачет давши газу
Вдоль океана пескоход
Опять несут свою заразу
Детишки в брызг солёных вод

Хоть карантин устроил вирус
Тюрьмы на сто процентов нет
И диссидентов толпы ширясь
Несут стране иммунитет

И я прокравшись краем суши
Нырну в зелёную волну
Веленье вируса нарушив
И милю кролем садану

2 May 2020

Print Friendly, PDF & Email

3 комментария к «Дмитрий Гаранин: Морской карантин»

  1. Полицейский на катере — просто молодец.
    На пескоходе тоже ОК, хотя и вредный, конечно. А если у него мэр из демократов, то он уже почти молодец.
    Да и стих в конце мне понравился 🙂

  2. Большое спасибо. Красиво, со вкусом.
    Очень хороши мысли о полиции: «Последние события показали, что американская полиция неисправима в своей брутальности. Никакие полумеры не могут повлиять на агрессивность полицейских, рассматривающих граждан как потенциальных преступников. Поэтому на смену идее реформы полиции пришла радикальная идея её роспуска. Или реформы, если хотите.
    А работа у них собачья, нервы на взводе. Всё время объяснять разным людям одно и то же, что они понять не очень-то спешат».
    Только я больше согласен с полицией, нежели с автором.

  3. Да, много несуразного. А у нас, когда открыли купальный сезон, на пляже в субботу было не протолкнуться — «как в Сочах». На набережной полно народу, все гуляют, заметила лишь одного мужчину в маске — может, опасался кого-нибудь заразить. И в то же время, в автобусах люди в масках и перчатках, в магазине объявление — «Без масок не входить».
    А картинка у вас замечательная получилась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *