Элла Грайфер. Глядя с Востока. 51. Сверим часы

 122 total views (from 2022/01/01),  2 views today



Элла Грайфер

Глядя с Востока

 

51. Сверим часы

Свет мой, зеркальце, скажи,

Да всю правду доложи!

А.С. Пушкин

Мы дюжина, мы дюжина

Сионских мудрецов!

Весь мир нам нужен, нужен нам,

Съедим его за ужином!

Б. Ясенский

Бывают евреи верующие. Иудеи, например, или буддисты… в Москве я в свое время встречала и христиан, и даже парочку кришнаитов. Бывают, наоборот тому, такие, что не верят ни в сон, ни в чох. А еще такие бывают, что верят исключительно в собственную исключительность.

Вот стоит он, бедняга, перед  зеркалом, напряженно всматриваясь в отраженную жидовскую морду, дабы на ней обнаружить вожделенные признаки сверхъестественности. То самое доказательство бытия Божия, которое умудрился открыть гениальный Розанов. Разгадать, наконец, с какой-такой таинственной целью забросили нас в этот мир, полный самых разных народов. И никого-то из них, из других, не забросили, всех сотворили просто так, без цели, без смысла. У нас одних имеется генеральная линия, от которой не смеем отклониться ни вправо, ни влево:

Взять, к примеру, хоть то же христианство. Уж как не хотели мы гоям его подбрасывать, уж как упирались: и в талмуде учение это ругали, и к римлянам стучать бегали, и с Юлианом-Отступником братались… ничего не вышло. Жестко запрограммированы. Не эллины какие-то вшивые (на самом деле  – эллинизированные сирийцы) эту религию из сотни конкурирующих восточных культов выбрали и насмерть за нее стояли, не князья варварские свои народы импортной византийской верой осчастливливали – все мы, все мы…

Или, положим, русская революция… Ясно, что лишь необъяснимо-иррациональная  запрограммированность могла настроить евреев супротив русского царя, который, в неизреченной милости своей, в университеты их не принимал, выселял откуда ни попадя, и в тюрьмы по поводу и без повода норовил засадить. Это какие-нибудь примитивные прибалты или татары крымские просто по злобе на Сталина с Гитлером брататься могли. Многие на них за это до сих пор обижаются, но никому почему-то в голову не приходит катастрофу 41-го года на них свалить. Все согласны, что Гитлер и без них бы справиться мог. А вот Ленин бы без евреев ни в жисть не справился, не помогли б ему ни латышские стрелки, ни китайские добровольцы… Космическая, сами понимаете, власть…

Или вот еще явление совершенно необъяснимое: есть евреи очень революционные, прогрессивные, деструктивные. Они и в смешанные браки вступают охотно, и чужие национальные движения поддерживают почем зря. А есть другие, которые ни про какие такие безобразия слушать не хотят, живут замкнуто и соблюдают традицию. Где, в каком еще народе можно увидеть одновременно носителей бунта, нонконформизма и тут же, в том же народе – ревнителей древлего благочестия? Где это видано, где это слыхано?

Так что, сами понимаете, без поллитры, то есть без Розанова, нипочем нам не разобраться, отчего и почему у евреев нос промеж глаз, а ноги растут… да-да, именно, вот из того из самого места. Непостижимо, уникально, таинственно…

Королевство кривых зеркал

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!

И.А. Крылов

Успокойтесь, Рабинович, перестаньте в зеркало пялиться и не ищите, где не положили. Нет-нет, подождите возражать. Я вовсе не утверждаю, что ничего загадочного в существовании нашем нет. Есть, безусловно, нечто таинственное и даже слегка необъяснимое, только истоки его искать надо не на вашей физиономии, а совсем в другом месте. Давайте начнем, ну… хотя бы с Несторовой летописи.

…В голодный год ходили волхвы по селам и в каждом селе обнаруживали они баб, у которых каким-то не описанным в летописи образом «из-за пазухи вынимали» у кого рожь, у кого овес, у кого ячмень. И набрасывалась на тех баб толпа, и убивала на месте… Вы скажете, что все это выдумки и вздор, что ничего у тех баб за пазухой на самом деле не было (того же мнения придерживался, кстати, и княжеский тиун, волхвов арестовавший!), что даже если бы захотели, они вызвать недород (который, кстати, ни для чего им был не нужен!) не было в их распоряжении ни средств, ни методов его вызывания.

Но для толпы-то этот вздор был реальностью. По ее мнению – были те бабы не иначе как ведьмы, в мир нарочно нечистой силой заброшены, и даже если субъективно худого не замышляли, значит, глаз у них был дурной: что бы ни делали – все равно сработает на осуществление программы. О том, с какой целью Бог попускает такое безобразие, волхвы не пришли пока к единому мнению, да и о том, как совершили несчастные бабы то, что человеку явственно не под силу, гадать можно бесконечно. Чтобы растерзать их, отгадки, впрочем, не требуется.

Вот видите, какие шустрые водились в те времена на Руси волхвы. Спроста освоили весь ваш джентльменский набор. И таинственная, неодолимая, сверхъестественная сила, которая исподволь программирует ничего не подозревающих баб.  И ее непостижимые цели, о которых можно веками гадать и ни до чего не догадаться… И без евреев как-то обошлись, и даже Розанов им не потребовался. Просто создалась ситуация, когда очень кушать хочется… а взять негде.

Когда встречается проблема трудноразрешимая или неразрешимая вовсе, самое простое – вместо выхода найти виноватого. И если, в силу традиции, что бы ни случилось, виноватым всегда объявляют одно и то же лицо или группу лиц, то очень скоро лица эти станут в глазах толпы если не божеством, то, по крайней мере, полномочными его представителями. Потому что приписываемые им великие деяния человеческой силой уж точно не сотворить. А потому, естественно ожидать от них чудес и наказывать, если не обеспечат.

Именно такая печальная участь, согласно той же летописи, выпала идолу Перуна. Потребовал от него князь Владимир дождя. А где, скажите, взять дождя какому-то идолу, дубине стоеросовой без всяких связей в гидрометцентре? Ах, не дал, сука – так в Днепр тебя! История, правда, менее драматичная, чем предыдущая: бревно – оно бревно и есть. Ему что стоять, что плавать… Но представим себе на минутку, что идол заговорил. Что мог бы он сказать в свое оправдание?

– Да что вы, ребята, чего вы от меня хотите? Я же голенький, деревянненький, бедненький аксельрат-Буратино! Я все сделаю, что прикажете. Вы только скажите, как его вызывают, дождь этот чертов? Не знаете? Ну, так и мне откуда знать? Вы ж меня сами выстругали! Не дурите, ребята! За что меня в Днепр? Вы б меня лучше в музей снесли, лет эдак через тыщу внуки ваши миллион долларов огребут за выдающееся творение древнерусского искусства. Не надо меня выкидывать, я полезный, ребята!

Как вы думаете, убедил бы он их? Сомневаюсь. Во всяком случае, ни единого антисемита не удалось до сих пор убедить, что не умеют евреи вызывать дождь, отменять экономический кризис, организовывать эпидемию чумы, русскую революцию или голодовки в третьем мире. Как они все это умудряются сотворить, антисемиты, правда, объяснить затрудняются, но верят  – свято. Жестко запрограммированы.

Потому, кабы не всеобъемлющие те заговоры да коварные козни, пред  Богом и совестью и за свои религии, и за свои революции, за все хорошее одним словом, отвечать пришлось бы самим. А механизм того еврейского всевластья обязан остаться вовеки непостижимым, ибо на счет его относят только и именно то, что непонятно и неподвластно, соответственно – и непроверяемо. Какой дурак, извините, Перуна стругать побежит, если он знает, как устроить дождевальную установку?

Уразуметь, для чего антисемиты всю эту бодягу разводят  – большим Спинозой быть не надо. Но вот объясните вы мне, товарищи, что на этом базаре потерял еврей? Даже если, судя по его глубокомысленным рассуждениям, Ветхий Завет изучал он по Лео Таксилю, Новый – по Льву Толстому, а Талмуд прямо-таки по «Протоколам сионских мудрецов», малограмотность – не причина. Немало есть на свете людей, которые вовсе читать не умеют, но не позволяют плевать себе в лицо. Почему представления о народе своем предпочитает черпать не из собственного опыта (вот ведь, был же у него и дед-фронтовик, и мамаша – просвещенная монархистка!), а из глубокомысленных трактатов гениальных теоретиков, которые живого еврея разве что за прилавком видели? С какого-такого перепугу Рабинович в зеркало смотрит и видит Пуришкевича?

За что боролись —  на то и напоролись

Я еврей. Не горжусь этим и не стыжусь этого.

Вспоминаю об этом только перед лицом антисемита.

М. Блох

Вот тут, похоже, и зарыта собака. Коль скоро о еврействе своем ты добровольно вспоминать не согласен  – только перед лицом антисемита, когда тебя, значит, к стенке припрут – то и ассоциироваться оно у тебя будет только с унижениями и оскорблениями, с чем-то, что навязывают тебе насильно, от чего очень хочется поскорее отделаться и стать «как все».

Не спорю: гордиться своей национальной принадлежностью – все равно, что гордиться размером своих ботинок. Однако, помнить этот самый размер все же не помешает, дабы не напялить по ошибке чужого и не сбивать попусту ноги в кровь.

Вспомним несчастных баб из русской летописи: Они ли не «как все»? Кровь от крови и плоть от плоти, и привычки, и стереотипы, и ментальность – в точности как у соседок. И в голову им прийти не могло, что они другие какие-нибудь. Ни им самим, никому другому… покуда их ведьмами не назначили.

Перуну, правда, в голову совсем ничего прийти не могло, поскольку оная деревянная и никакой ментальности не вмещает, зато по экстерьеру – настоящий ариец, не носат, а усат, в доску свой, не то что эта подрывная Библия… Ну и помогло ему это?

Да будь ты хоть чужим, хоть своим, хоть негром преклонных годов, хоть русским в тридцать пятом поколении, а уж коли возьмутся дождя от тебя требовать – не миновать тебе сплавления вниз по Днепру. И овес у тебя за пазухой найдут, даже если там никаких зерновых близко не лежало. На стойкую тенденцию, приписывать еврею все неприятности, от плохой погоды до несчастной любви, степень его ассимилированности не влияет нисколько. Зато очень сильно влияет она на самого еврея. На его готовность и способность к сопротивлению, к отстаиванию своего достоинства и уверенности в своем праве на жизнь.

Как правильно заметил Курт Левин, с выходом из гетто психологическая ситуация одного отдельного еврея отнюдь не улучшилась. Была иллюзия, что преодоление культурно-поведенческих различий антисемитизм ликвидирует, а оказалось, наоборот: каких только изощренных теорий нынешние антисемиты не создают, дабы не лишиться любимого козла отпущения! И этому усилившемуся идеологическому (о, если б только идеологическому!) давлению противостоять евреи вынуждены с младых ногтей – поодиночке. Та самая ситуация, про которую говорят: «Если ты плюнешь на коллектив, то коллектив утрется, а вот если коллектив на тебя плюнет, то ты утонешь». Тем, что в большинстве своем не тонем мы, хоть с грехом пополам, а выплываем, по-моему, стоит гордиться. Жестковыйный мы все-таки народ!

…Большинство выплывает, но… все-таки не все. И бродят по миру несчастные, затравленные «теоретики», пытаясь вырваться из замкнутого круга неразрешимой дилеммы: Чтобы стать как они, я должен думать как они, но они вот именно думают, что я не такой как они, даже если я уже, кажется, с виду совсем такой же. Но на самом-то деле, по сути, по неуловимой какой-то субстанции все-таки, наверное, отличаюсь, раз они так думают, а если я как они не думаю, то значит и на самом деле не как они. А если как они буду думать, то должен согласиться, что я и вправду не как они, а эта самая субстанция – ну, очень неуловимая, но, наверное, в ней-то самая суть.

И потому обязан я веровать: дед мой, что на всех фронтах воевал, согласно высшей истине, на самом деле ни для кого (даже для самого себя) незаметно отсиживался в Ташкенте. Он же, граждане, не корысти ради, он токмо волею забросивших его высших сил. Так что, сколько бы он на передовой в окопах ни скрывался, каких бы подвигов ни совершал, не может все равно не отсиживаться. Как те судьи, что, по свидетельству странницы Феклуши, в царстве Салтан-Махнута турецкого и Салтан-Махнута персидского все как один неправедные. И хотели бы праведно рассудить, да не могут – такой уж им предел положен…

…А может быть, пришло нам время вспомнить, что культурный обмен и взаимовлияние между народами – явление нормальное и полезное, но ассимиляция все-таки дело другое… Может быть, пришло время диссимилироваться… Хотя бы ради слабых.

2003

  

Print Friendly, PDF & Email