Юрий Деген: Унаследованное сокровище

 279 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Страсти к науке, классической музыке, театру, поэзии, филателии, плаванью, путешествиям — и общее мировоззрение — я разделял с папой на протяжение десятилетий. Но совершенно бесценное сокровище, который досталось мне в наследство — это дружба с замечательными, прекрасными людьми.

Унаследованное сокровище

Юрий Деген

Юрий ДегенЕсть у моего отца такое стихотворение:

ОБ АЛГЕБРЕ И СКРИПКЕ
Ион Деген

Он не запомнил ни отцовской ласки,
Ни даже сытым в детстве не бывал.
Отец поцеловал его в коляске
И навсегда взошёл на пьедестал.

В наследство скарб* ему достался хлипкий
Согласно обывательскому мнению:
Две ярких страсти — к алгебре и скрипке,
Два ордена на вечное хранение.

Святая верность неразумной вере
И вера, в то, что лишь она одна,
Что навсегда разбиты изуверы —
Недаром ведь в шкатулке ордена.

И вдруг сейчас отвергнут он мехматом,
Который мог бы украшать по праву,
Лишь потому, что нос слегка горбатый,
Чуть губы выпуклы и волосы кудрявы.

Осина от стыда краснеет в сквере.
Что делать? Только ль алгебре конец?
Зачем с пелёнок верность лживой вере?
Зачем на смерть ушёл его отец?

Зачем готов был жертвовать собою,
Пред идолами голову склоня?
Хмельницкий, потрясая булавою,
— Геть звидсы, жыд! — кричит ему с коня.

А шар земной молчит, как будто вымер,
Наполненный враждебностью литой.
Сердито вслед ему глядит Владимир —
Ещё один придуманный святой.

Кресты Софии придавили плечи,
Хотя изъят у колоколен звон.
Мелодии чужие в этот вечер
Впервые пел ему магнитофон.

Пел кантор. Что такое кантор?
И на каком он языке поёт?
Рыдала скрипка. Этой боли квантам
Не нужен был подстрочный перевод.

Вливалась в кровь минорная тональность,
Текущая рекой двадцатый век.
Вот так приобретал национальность
Обычный юноша. Советский человек.
1961 г.

* * *

Это, разумеется, не обо мне. Я отведал (так было в первой версии стихотворения, которую я помню с 7 лет) и отцовской ласки, и отцовской строгости. Я всегда был сытым в детстве, поскольку мама и бабушка постоянно меня перекармливали. Страсти к науке, классической музыке, театру, поэзии, филателии, плаванью, путешествиям — и общее мировоззрение — я разделял с папой на протяжение десятилетий. Ордена (не 2, а 6, не считая медали «За отвагу» и прочих медалей) на вечное хранение мне достались в недетском 63-летнем возрасте.

И не отверг меня Киевский университет — правда, не мехмат, а физический факультет. Очень сильно старался, но не смог.

И я не намереваюсь упоминать здесь унаследованные материальные ценности.

Но совершенно бесценное сокровище, который досталось мне в наследство — это дружба с замечательными, прекрасными людьми.

* * *

Интересно, что у нас с папой и с мамой были общие друзья при их жизни. Впрочем, это не удивительно, хоть и необычно: ведь родители были моими ближайшими друзьями.

Папа неоднократно упомнал об этом. Посвящение его второй книги «ИММАНУИЛ ВЕЛИКОВСКИЙ, Рассказ о Замечательном Человеке» (Израиль, 1992 г.): ЮРИЮ ДЕГЕНУ — СЫНУ, ДРУГУ, ПОМОЩНИКУ (первая книга — «ИЗ ДОМА РАБСТВА» — была, разумеется, посвящена моей маме, Люсе).

Или: «Он не просто мое продолжение. Он мой самый близкий друг с той поры, когда начал понимать человеческую речь» («Моя родословная«, в книге И. Дегена “ПОРТРЕТЫ УЧИТЕЛЕЙ”, Израиль, 1992 г., и в журнале «Заметки по еврейской истории», №17(89), Ноябрь 2007 года).

Наш родственник, проф. Александр Гордон написал уже в 2018 г. (МЫ ЗДЕСЬ, № 572):

«Юрий не только сын Иона, но и его самый большой друг и единомышленник. В нем не только течет кровь отца, но и живет его дух».

Нашими общими друзьями были (и моими остаются) мамина младшая сестра Инна и её муж Саша Малинский;

С моими родителями, детьми, Сашей и Инной, 2014 г.

Младшая сестра папиного друга Вили Цама Зоя и её муж Сёма (Шалом) Рикман (сын героя рассказа «Хасид» из книги «НЕВЫДУМАННЫЕ РАССКАЗЫ О НЕВЕРОЯТНОМ», см. также «Заметки по еврейской истории», №5(77), март 2007 года);

Папа, Зоя Цам-Рикман, мама и Игорь Губерман (а я фотографирую), 2015 г.

Проф. Юрий Солодкин и его жена Галя.

Солодкины, Папа и я, 2014 г.

В 2014 г. вышли в свет два чудесных фильма о папе: «Деген» Михаила Дегтяря и Юлии Меламед, и «Последний поэт великой войны» Вениамина Смехова и его жены Галины Аксеновой.

Во время съёмок фильма «Деген», ещё в 2013 г., мы оба, и папа и я, подружились с Михаилом Дегтярём.

C Михаилом Дегтярём, Москва, 2014 г.

А со Смеховым дружба расцвела только у папы. Я, конечно, тоже общался с ним, главным образом после спектаклей великого режисёра и артиста, но это было общение почитателя с кумиром.

Папа с Вениамином Смеховым на вручении премии «Скрипач на крыше» в категории «Человек-Легенда», Москва, Кремль, 2014 г.
С Вениамином Смеховым, 2016 г.

С главной страницы ФБ Вениамина Смехова

Но с недавних пор и мы — моя дорогая и любимая жена, прекрасная Алёна, и я — удостоились чести подружиться c замечательными Галиной (Глашей) и Вениамином.

И это — бесценное унаследованное сокровище.

За день до папиной смерти я впервые лично встретился с папиным другом, замечательным поэтом, доктором медицины Виктором Каганом.

Папа и Виктор Каган, 2009 г.
C Юлей Драбкиной, Каганом и его женой, 27.4.2017

С тех пор мы пока больше не виделись (кроме как на папиных похоронах), но я надеюсь, что не покривлю против истины, если охарактеризую наши отношения как эпистолярную дружбу.

Ещё одна унаследованная дружба, которой я горжусь — с Владимиром Янкелевичем и его женой Валей.

И, похоже, зреют ростки дружбы с Марком Фуксом.

Всех вышеупомянутых характеризует принадлежность к возрастной категории, промежуточной между моими родителями и мной. Единственное исключение — мой ровесник Миша Дегтярь. Ну, так мы с ним сразу и подружились. А вот что совершенно непостижимо для меня: как в течение многих лет (как минимум с 2003 г., возможно, и раньше, без моего ведома) продолжалась крепкая дружба между папой и тоже моим ровесником Ильёй Лиснянским, без того, чтобы я приобщился к ней. Повидимому, папин уход освободил какие-то валентные связи, и вот уже 4 года Элла и Илья Лиснянские и мы c Алёной интенсивно возмещаем опоздание с началом нашей дружбы.

C Ильёй Лиснянским — в 2014 г.
… и в 2021 г.

Впрочем, не следует полагать, что механизм унаследования работает автоматически, без критического переосмысливания и фильтрации.

Например, я многократно слышал имя N из папиных уст — всегда с похвалой и одобрением. Поэтому я рассчитывал на установление и развитие дружеских отношений с ним. И моя первая публичная реакция на его очередной памфлет была предельно вежливой и дружелюбной:

Я с колоссальным уважением отношусь к N и горжусь принадлежностью к кругу реципиентов его интереснейших заметок. Я иногда не согласен с излагаемыми там мнениями, но всегда восхищаюсь логикой построения доказательств… На этом фоне меня особенно огорчил его комментарий от 06.01.2019. N не полемизирует, а снисходительно вещает: «Медленно учится так называемый правый лагерь… Тщетно я объяснял ему…». А тезис «Всегда ключевым является вопрос о ведущей партии, а не о всевозможных подпорках» основывается на неосведомлённости об электоральном законодательстве Израиля (я, разумеется, исключаю возможность, что N сознательно вводит в заблуждение своих читателей, как это весьма успешно делают и всегда делали политиканы т. н. ведущих партий, в первую очередь — Ликуда). Ведь право на формирование правительства предоставляется не лидеру крупнейшей партии, а депутату Кнессета, заручившемуся поддержкой большинства депутатов.

Но каждое последующее столкновение с его публицистикой убеждало меня в правильности характеристики, которую дал ему очень дорогой мне человек (ксати, по нюансам политических симпатий более близкий к N, чем ко мне):

N — очень бесцеремонный и грубый человек.

Он скрывает свое хамство, но я его узнал за эти годы. У нас есть общий сотрудник… Так что я в курсе дела. Он (N) делает усилия, чтобы быть вежливым и демонстрировать уважение, но у него это плохо получается.

Я уже почти 5 лет пытаюсь избавиться от его сочинений. Просил исключить меня из его рассылки за высокомерие и желание учить всех своей «мудрости», а также за неуважение, которое он постоянно проявляет. Я много раз раз просил его прекратить присылать мне его поучения, даже публично, но он продолжает. Лет 7 назад он где-то достал мой телефон и начал звонить мне без меры, не обращая внимание на час — звонок мог быть и ночью. Я его терпел, пока он не накинулся на меня публично, без предупреждения… Тогда я его попросил убрать мой электронный адрес из его рассылки, т.к. его неуважительные поучения меня не интересуют. На мой взгляд, он неисправимый надутый индюк. Изрекает и слышит только себя.

Однако он продолжает посылать мне свои сочинения, которые я не читаю.

Так что впоследствие я вынужден был признаться, что:

«Моё уважительное отношение к N, в значительной степени вызванное тем, как высоко ценил его мой отец, не позволяет мне дискутировать с ним с открытым забралом».

А затем и:

«я неоднократно использовал по отношению к N определение «крупный учёный и замечательный человек». Он убедил меня, что я заблуждался. Признаю свою ошибку и приношу извинения за неё».

А недавно ещё один очень достойный человек, и тоже большой почитатель памяти Иона Дегена, назвал N «неквалифицированной, зашоренной, оторванной от жизни и одиозной личностью«.

(Есть и обратный пример. Папа написал об одном человеке:

«Я накинул на подонка … мантию еврейского прощения, показав, что свои отвратные качества он вынес из несчастного детства. Трусливый хлюпик, он подвергался издевательствам своих одноклассников. Чтобы хоть как-то компенсировать свою неполноценность, был ябедой. За это дополнительно страдал физически. Комплекс неполноценности рос вместе с ним в отрочестве, юности. Малообразованный и недостаточно грамотный… У меня нет достаточно данных, чтобы описать его советские годы перед эмиграцией. Развалилась среда его проживания… Но в Израиле у называемых им левых есть потребность даже в таких… Как говорится, на безбабье и кулак шансонетка. Посмотрите на его лживые писания. Какой стиль! Как до тошноты он старается писать красиво! Как сюсюкает! И как всё это выдаёт его низкопоклонство, так угодное, так приемлемое в среде, к которой он пристроился. Патологический лгун, он, отлично зная, что лжёт, пишет, например, что в Израиле равное количество левых и правых. … конечно, хоть и мелкая, но всё же находка для антиизраильтян».

Казалось бы, такая характеристика должна была исключить возможность любого общения между мной и этим человеком. Но продолжительная полемика с ним привела меня к заключению, что папа был излишне резок. Конечно, и я, как и папа, являюсь его идеологическим противником. Но терпимость в сочетании с вескими, логически и фактически обоснованными аргументами представляется мне более эффективной, чем обливание грязью.)

Другими словами, потенциала унаследования недостаточно. Для его реализации необходима истинная духовная близость. И когда это происходит, я счастлив. Так, среди многого прочего, я унаследовал у папы новых прекрасных друзей. Более того, бесценное сокровище обладает чудесным свойством: оно размножается! Друзья новых друзей становятся моими друзьями. Они знакомятся друг с другом, и круг общения хороших людей расширяется.

Спасибо, дорогой и любимый папа, за всё — и, в частности, за это!

Приложение

Эта заметку я попросил редакцию напечатать в папин день рождения — 31-го мая. День рождения Иона Дегена по всем документам — 4 июня. Но это ошибка. Он Деген 31-го мая.

Возьмём хотя бы его стихотворение:

Май расцветает тюльпанами.
Странными.
С тонкими станами.
В мае сирени безумие.
В мае в сирени «изюмины».
В мае на свет появился я.
В мае всему удивился я.
С этого мая по-прежнему
Радуюсь доброму, нежному.
И не становится взрослою
Зоркость моя длинноносая.
Так объясняю по-своему
Жизни моей неустроенность.
В мае родятся, чтоб маяться.
Многие в мае рождаются.
1962 г.

Дополнительное доказательство — даты на фотографиях празднований его дня рождения: 31.5.2013 и 31.5.2016.

2013-05-31 15:52:55
2016-05-31 19:23:10

И мне было бы приятно, если бы правильная дата укоренялась в сознании читателей и почитателей.

___

*) «Скарб» по-украински — сокровище, а не «пожитки», «рухлядь» и т.п., как в русском.

Print Friendly, PDF & Email

9 комментариев к «Юрий Деген: Унаследованное сокровище»

  1. Ну и четверостишие по поводу некоторых друзей и противников, доставшихся автору «по наследству» 🙂

    Один когда-то «пнул» другого
    За против сказанное слово —
    Забыта суть давным-давно,
    Но в трубах булькает …о…но…

  2. From: Haim Sokolin
    Sent: Tuesday, June 1, 2021 12:10:20 PM
    To: Uri Degen
    Subject:

    Дорогой Юрий!
    Поставьте, пожалуйста, это стихотворение
    комментарием к Вашей замечательной статье.
    У меня почему-то не получается.
    Спасибо.
    Хаим Соколин

    Хаим Соколин

    Читая Иона Дегена

    Владеть как скальпелем пером
    Дано не каждому хирургу,
    Глагол Ваш — молния и гром,
    Доступный только Демиургу.

    И тут же — тонкая материя,
    И таинство любви и страсти,
    И чувств пронзительных мистерия —
    Вся эта гамма в Вашей власти.

    Слеза и смех перу подвластны,
    И мат трехстопный, и хорей,
    Бог охранял Вас не напрасно —
    Наш врач, танкист, поэт, еврей!

    2012

  3. Хаим Соколин

    Читая Иона Дегена

    Владеть как скальпелем пером
    Дано не каждому хирургу,
    Глагол Ваш — молния и гром,
    Доступный только Демиургу.

    И тут же — тонкая материя,
    И таинство любви и страсти,
    И чувств пронзительных мистерия —
    Вся эта гамма в Вашей власти.

    Слеза и смех перу подвластны,
    И мат трехстопный, и хорей,
    Бог охранял Вас не напрасно —
    Наш врач, танкист, поэт, еврей!

    13.03.12

  4. Папа написал об одном человеке:
    «Я накинул на подонка … мантию еврейского прощения, показав, что свои отвратные качества он вынес из несчастного детства. Трусливый хлюпик, он подвергался издевательствам своих одноклассников… Посмотрите на его лживые писания…. Патологический лгун, он, отлично зная, что лжёт, пишет, например, что в Израиле равное количество левых и правых. … конечно, хоть и мелкая, но всё же находка для антиизраильтян».
    Казалось бы, такая характеристика должна была исключить возможность любого общения между мной и этим человеком… Конечно, и я, как и папа, являюсь его идеологическим противником. Но терпимость в сочетании с вескими, логически и фактически обоснованными аргументами представляется мне более эффективной, чем обливание грязью.)
    :::::::::::::::::::::::::::::::::::
    Но как трудно иногда удержаться!.. Нo в своей терпимости Вы, кажется, пошли дальше отца. Особенно трудно, когда комментарий не о персонаже сюжета, а о себе самом. То, что в Одессе называлось: хай и мои штаны у жлукту 🙂

  5. По поводу друзей — даже не «доствшихся в наследство», а самых, что ни на есть своих, причём лучших у меня несколко иной опыт.
    Наверное это всё таки от человека зависит…

    Между заботами, делами,
    Приняв ответственности бремя,
    Друзей мы выбираем сами,
    Но выбор утверждает время…

    Нету просьб и нет отказов,
    Превратились встречи в бремя,
    Мы не ссорились ни разу —
    Растворило дружбу время…

    Не стоит на былое тратить нервы,
    Потерь и расставаний там не счесть —
    Срок годности не только у консервов,
    И у друзей он, к сожаленью, есть…

  6. Посмотрел на одну из фотографий и в очередной раз убедился, что мир таки тесен — я ведь из Гомеля 🙂

  7. Юра, ты не упоминал о твоей роли в восприятии отцом образа Ленина. Как-то Ион Лазаревич рассказывал мне, что он долгое время еще оставался ленинцем. А на твои возражения отвечал очень резко. И тогда ты принес ему тома собрания сочинений Ленина с закладками и сказал — прочитай! И когда выдержки были прочитаны, когда умолкли слова «Не может быть!» — мир изменился, и солнце Ленина зашло. Это не точно, но так мне запомнилось.

  8. Спасибо, Юрия! Согласен, что оставленные знакомства это именно сокровище. И, одновременно, память об отце.

  9. К слову об «унаследованном сокровище». Иону Лазаревичу при жизни воздавались заслуженные почести. Но несмотря на это, он был очень чуток к славословию и проявлению какого-то раболепия перед ним, в чем я могла убедиться. Однажды в Гостевой шли (вот только уж не помню о чем) горячие дебаты. Атмосфера как всегда была накалена. На какой-то постинг я что-то ответила под ником Ремарка (был у меня такой период писать под ником). Одному из читателей мой пост показался неуважительным по отношению к Иону Лазаревичу, и я получила грубую отповедь. А потом Ион Лазаревич стал отвечать всем откликнувшимся на его статью, и в том числе отреагировал и на мою Ремарку. Но что самое неожиданное, он поддержал меня, встал на мою сторону. Это меня удивило и покорило.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *