Михаил Ривкин: Недельный раздел Корах

 140 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Мы начинаем теперь точнее понимать, чего же именно бунтовщики хотят от Моше: они требуют замены абсолютной власти пророка некими обычными, понятными и простыми институтами власти, возможно — властью старейшин. И это, пусть не явно проговоренное, требование, составляет истинную суть конфликта.

Недельный раздел Корах

Михаил Ривкин

Источник Р (Бемидбар, гл. 16-18, за небольшим исключением)

Бунт против Моше и Аарона (гл. 16)

Рассказ о бунте против Моше и Аарона это контаминация двух разных повествований, одно относится к источнику Р, другое — к источнику J, и в этом плане он немного похож на рассказ о Разведчиках, который мы подробно разбирали на прошлой неделе. Но это — кажущееся сходство. В рассказе о Разведчиках можно выделить два равноценных текстуальных пласта, каждый из которых представляет собой вполне самостоятельное и законченное повествование, имеет свою внутреннюю логику изложения, завязку, кульминацию и развязку, может быть прочитан и понят самостоятельно, вне связи с другим повествованием. В рассказе о бунте против Моше и Аарона такой симметрии нет, тут мы ясно видим главное повествование, рассказ о бунте Кораха в источнике Р, и второстепенное повествование, рассказ о бунте Датана и Авирама, в источнике J. Главное повествование вполне понятно и логично само по себе, его можно прочитать отдельно. Более того, оно отражает в образной, баснословной форме некие реальные события, борьбу и противоречия среди храмовых служителей, имевшие место в начале эпохи Второго Храма.

Попробуем теперь прочитать отдельно рассказ о бунте Датана и Авирама (источник J)

Датан, и Авирам, сыны Элиава, и Он, сын Пэлэта, сыны (из колена) Рувэйна И предстали пред Моше, /…/ И послал Моше призвать Датана и Авирама, сынов Элиава. Но они сказали: не пойдем! Разве мало того, что ты вывел нас из земли, текущей молоком и медом, чтобы уморить нас в пустыне, что ты еще и властвовать хочешь над нами? А ни в землю, где течет молоко и мед, ты не привел нас, ни владения полями и виноградниками не дал. Разве что глаза тем людям выколешь? Не пойдем. И очень стало досадно Моше, и сказал он Г-споду: не обращай внимания на приношения их! Ни у кого из них не взял я и одного осла, и никому из них не причинял я зла. /…/ И встал Моше, и пошел к Датану и Авираму, и за ним пошли старейшины Исраэйля./…/ Датан и Авирам вышли, остановясь у входа шатров своих с женами своими и сыновьями своими, и с малыми детьми своими. И сказал Моше: из этого станет вам известно, что Г-сподь послал меня творить все деяния эти, что это не от сердца моего. Если смертью всякого человека умрут они и судьба общечеловеческая свершится над ними, то это не Г-сподь послал меня. Если же необычайное сотворит Г-сподь и земля раскроет уста свои и поглотит их и все, что у них, и они сойдут живыми в преисподнюю [в оригинале — שאלה, т. е в Шеол, в большинстве переводов на английский слово не переведено, а транслитерировано М. Р.] то познаете, что презрели Г-спода люди эти. И вот, лишь только договорил он до конца слова эти, расступилась земля под ними. И раскрыла земля уста свои, и поглотила их и домочадцев их. И сошли они со всем принадлежавшим им живыми в преисподнюю, и покрыла их земля, и исчезли они из среды общества. И все Исраильтяне, которые вокруг них, разбежались от крика их, дабы, говорили они, и нас не поглотила земля. (Бемидбар 16:1б-2а, 12-14, 25, 27б-32а, 33-34)

Несмотря на некоторую отрывочность повествования, можно выделить основные его моменты:

1. Бунт «сынов» (родовых старейшин) из колена Реувена против Моше (Аарон в этом повествовании вообще не упомянут). Одно из редких упоминаний колена Реувена в источнике J. Даже для автора этого источника, жившего, вероятно, в IX в. До н.э., все легенды про колено Реувена были неким далёким, полузабытым прошлым, и потому очень редко фигурируют в его повествовании. Борьба за первенство между коленами Иуды и Эфраима оставалась вполне актуальной в тот период, когда жил автор текста J, и потому её отголоски мы видим довольно часто. Однако борьба между коленами Иуды и Реувена мало волновала аудиторию автора J. Очевидно, были некие причины, заставившие автора южного (Иудея) источника включить в своё повествование именно этот полузабытый, не очень интересный сам по себе и мало понятный аудитории рассказ. Главная причина — сверхъестественная, необычайная смерть бунтовщиков. Главная, но не единственная…

2. Бунтовщики предъявляют свои претензии. Как всегда, бунтовщики обвиняют Моше в том, что он вывел народ из «доисторической родины» и причитают, в голос, о достоинствах того места, откуда их увели. Но сами причитания эти сформулированы весьма своеобразно: «ты вывел нас из земли, текущей молоком и медом»! Так вот она где, на самом-то деле, эта сказочная земля! В Египте, ни больше, ни меньше! Правда, тут же следует и второе обвинение: «в землю, где течет молоко и мед, ты не привел нас, ни владения полями и виноградниками не дал». Следует иметь в виду, что в повествовании J рассказ о Датане и Авираме идёт сразу вслед за рассказом о Разведчиках. Возможно, что автора пленил именно этот повторяющийся в обоих рассказах, «вечнозелёный» образ: «земля, текущая молоком и мёдом». В результате автор решил, что это — два последовательных эпизода, в которых главным героем является Моше, а главной темой возможное будущее Израиля: идти ли ему вперёд или вернуться назад. При этом рассказ о Датане и Авираме сохраняет свою архаическую лексику и архаическую образность.

Архаическая образность: двойственное парадоксальное использование слов «земля текущая молоком и мёдом». Мы теперь понимаем, что в самых древних легендах так могли называть не только Кнаан, но Египет. При позднейшем редактировании основного корпуса текста эта двойственность, разумеется, исчезла, но в нашем повествовании она уцелела.

Что касается архаичной лексики, то мы видим две идиомы, характерных для самого раннего языкового слоя в танахическом иврите и не встречающиеся в других местах.

«… ты еще и властвовать хочешь над нами — ивритское тистарер алейну гам хистарер это Хитпаэль (возвратная форма глагола) от корня с-р-р имеет коннотацию изображать из себя, или претендовать на то, чтобы быть властителем»[i]

«Разве что глаза тем людям выколешь — идиома также означает «завязать глаза», соответствует современным оборотам «пустить пыль в глаза» «поставить шоры»[ii]

3. Реакция Моше. В этом месте мы ожидаем привычного развития событий: Всевышний в страшном гневе грозит «неизбирательными» карами, Моше уговаривает Его не горячиться, и, в результате, кара настигает только истинных виновников. Но в нашем рассказе — всё по — другому! Именно Моше «стало досадно». И именно Моше предсказывает страшную смерть бунтовщикам, причём он настолько уверен в своём предсказании, что готов поставить на карту даже свой статус Пророка Г-сподня. Автор приводит молитву Моше дословно, от первого лица: «Ни у кого из них не взял я и одного осла, и никому из них не причинял я зла». Казалось бы, обычные слова человека, которого несправедливо обвинили в чём-то. Моше клянётся, что ни разу не использовал ту власть, в стремлении к которой его упрекают, для личной выгоды. Но ведь это почти дословное повторение того, что сказал Шмуэль, когда народ заменил его, великого пророка, каким-то царём Шаулем (IШмуэль 12:3-4).

Мы начинаем теперь точнее понимать, чего же именно бунтовщики хотят от Моше: они требуют замены абсолютной власти пророка некими обычными, понятными и простыми институтами власти, возможно — властью старейшин. И это, пусть не явно проговоренное, требование, составляет истинную суть конфликта между Моше и Датаном с Авирамом. Вероятно, среди простых людей веками хранились и передавались такого рода легенды о бунтах против Моше, и автор J, весьма чувствительный к настроениям своей аудитории, захотел использовать одну такую древнюю легенду, самую яркую и таинственную, но при этом сменил акценты так, чтобы правда и справедливость были на стороне Моше. Более того, мы видим, что в самых древних легендах инициатива сурового наказания исходит вовсе не от Всевышнего, а именно от самого Моше! Мы не слышим, о чём именно молился Моше, мы видим только, что страшная кара, уготованная бунтовщикам известна ему достоверно. Более того, она наступает в тот самый миг, когда Моше заканчивает свою речь. Эта легенда дошла до нас в самой своей ранней форме, без облагораживающей образ Моше редактуры. Возможно, что и в некоторых других, хорошо нам известных рассказах, изобилующих призывами Моше к милосердию Всевышнего, самая ранняя версия существенно отличалась от того, что дошло до нас в окончательной редакции, и так кара, которая, в результате, обрушилась на виновных, была прямым результатом молитвы Моше.

4. Гибель Датана и Авирама. Ещё одна деталь, указывающая на древность легенды. Перед нами один из популярных мотивов языческого фольклора: грешник не просто гибнут, провалившись сквозь землю, они живыми спускаются в преисподнюю (в Шеол)!

«Шеол — термин обозначает подземный мир, обитель мёртвых. В Израиле издревле верили, что только злодеи спускаются в Шеол (Тхилим 9:18, 31:18), а закоренелые злодеи «спускаются живыми в Шеол» (Тхилим 55:16), в то время как праведники возносятся на Небеса (Мишлей 15:24).

/…/ Метафорический язык этого рассказа является наследием до-Израильских верований, согласно которым Смерть (ивритское Мавет, угаритское Мот) это один из богов: «Ибо поднялась смерть к окнам нашим, вошла во дворцы наши, чтобы истребить детей с улиц и юношей с площадей» (Йирмеяу 9:20). Это хорошо видно также в таких лингвистических конструкциях: «Поэтому расширилась преисподняя и разинула пасть свою безмерно» (Йешаяу 5:14) «как преисподняя, и как смерть, ненасытен. он, и собирает к себе все народы, и собирает к себе все племена» (Хаббакук 2:5). Возможно, что именно это, языческое, наследие автор нашего рассказа стремится уничтожить и искоренить, подчёркивая, что только особым «одноразовым» актом творения Всевышний заставляет Землю разомкнуть свои уста»[iii]

Сыны Аарона и левиты (Бемидбар 17:1-26)

К рассказу о необычайной гибели Кораха и его общины автор Р добавил легенду о чудесном цветении посоха Аарона. В основе этой легенды, очевидно, лежит реальный обрядовый атрибут, некий жезл, или посох, который издревле хранился в Иерусалимском Храме, и который называли Жезл (посох) Аарона. Его реальное происхождение было, ко времени Р, уже забыто, и потому возникла потребность в этиологической легенде, ещё раз утверждающей исключительный статус Аарона и его потомков, прямо указанный самим Всевышним ещё в Синайской пустыне. Как и многие легенды в источнике Р, она начинается с рассказа о бунте Израиля, который на сей раз протестовал против ужасной гибели Кораха. Всевышний, как водится, предлагает уничтожить весь народ, без разбору, более того, на сей раз Он переходит от слов к делу, но Моше и Аарон успевают остановить начавшийся мор. А далее Моше предлагает двенадцати коленам верный и надёжный способ раз и навсегда положить конец всем спорам о первенстве: пусть Всевышний сам выберет одно колено, и подтвердит свой выбор впечатляющим чудом. Такое чудо, действительно, происходит: из всех посохов расцветает только один, посох Аарона.

Дары коэнам (Бемидбар 17:27-18:32)

___

[i] Jacob Milgrom The JPS Torah commentary Numbers NY 1990 p. 133.

[ii] Jacob Milgrom The JPS Torah commentary Numbers NY 1990 p. 134.

[iii] Jacob Milgrom The JPS Torah commentary Numbers NY 1990 p. 137-8.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Михаил Ривкин: Недельный раздел Корах»

  1. «…Если же необычайное сотворит Г-сподь и земля раскроет уста свои и поглотит их и все, что у них, и они сойдут живыми в преисподнюю […] то познаете, что презрели Г-спода люди эти. И вот, лишь только договорил он до конца слова эти, расступилась земля под ними. И раскрыла земля уста свои, и поглотила их и домочадцев их. И сошли они со всем принадлежавшим им живыми в преисподнюю, и покрыла их земля, и исчезли они из среды общества. И все Исраильтяне, которые вокруг них, разбежались от крика их, дабы, говорили они, и нас не поглотила земля… (Бемидбар 16:1б-2а, 12-14, 25, 27б-32а, 33-34)»
    ———————————————————
    Вот это мне понятно — коротко, и ясно… И что разведчики могут к этому добавить?…
    Главное — если я правильно понял — чтобы все Исраильтяне от непокорных ТИПА — Датана и Авирама успели разбежаться, чтобы не пропасть в пропасти, как эти самые непокорные. Спасибо, уважаемый Михаил Ривкин. Буду стараться.

  2. «рассказ о Разведчиках, который мы подробно разбирали на прошлой неделе» я, увы, не нашёл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *