Элла Грайфер. Глядя с Востока. 64. С кем вы – мастера культуры?

 227 total views (from 2022/01/01),  3 views today



Элла Грайфер

Глядя с Востока

 

64. С кем вы – мастера культуры?

Римская империя времени упадка

сохраняла видимость твердого порядка:

Цезарь был на месте, соратники рядом,

жизнь была прекрасна, судя по докладам.

Б. Окуджава

Спасибо большое организаторам и вдохновителям Ариэльского семинара «Интеллектуалы и террор: фатальное влечение (прошлое и настоящее, аспекты теории и истории)», особенно Елене Римон. Услышала много правильного и интересного, рекомендую всем, кто может заинтересоваться этим вопросом, но… Сама госпожа Римон уже во вступительном слове указала на один существенный недостаток: не была оговорена терминология – кто есть интеллектуалы и что есть террор. Попробуем-ка заполнить этот пробел.

Думаю, что все участники семинара под «интеллектуалами» понимают более или менее одно и то же: не физиков-ядерщиков и не победителей конкурса «Поле чудес», а тех, кто творит, перерабатывает и распространяет культуру, кто в ответе за вкусы, предпочтения и образ мыслей представляемого ими сообщества, кто считает себя «совестью нации», с чем нация, обыкновенно, более или менее согласна. Это – их работа, их функция в разделении труда. Такие люди всегда были нужны и всегда они были, но не всегда их идеалом был «террорист». Примерно до половины XIX века они вели себя вполне прилично, в качестве образца для подражания предлагая доблестного воина, мудрого философа, благочестивого подвижника, на худой конец – скромного труженика, и вдруг – как с цепи сорвались.

Что же это за бес в них вселился? Специально этому вопросу не был посвящен ни один доклад, а вскользь высказанные гипотезы всерьез принимать трудно. Кто-то, помнится, намекнул, что как раз интеллект в этой группе интеллектуалов оставляет нередко желать… можно подумать – прежде во всяком храме Мухосранской губернии проповеди читались на уровне Фомы Аквинского… Да к тому же нынешние дураки эту моду придумали не сами, начинали-то как раз умники, типа Хайдеггера, Горького, Сартра… Был еще разговор о вспышке антисемитизма, которая несомненно имеет место быть, но причиной обсуждаемого явления никак быть не может. Антисемиты-то они несомненно, да ведь и не со вчерашнего дня, и потом – одно дело евреев с энтузиазмом уничтожать, а собственное уничтожение приветствовать… согласитесь – есть разница. Говорилось, что скучно вдохновенным мечтателям в пошлой прозе потребления и демократии, вот и стремятся к блеску и треску, славы ищут, хоть бы и геростратовой… Нет, тоже не проходит: это же не выпендреж одиночек, это у них как раз полный и решительный конформизм, стадность в чистом виде, вспомните хоть «Носорогов» Ионеско.

Ответ мы найдем, если вспомним: эти люди не самозванцы, у них очень важная функция на службе общества. И – зададим вопрос: какого общества? И обнаружим: умирающего. Это общество не рожает детей, не создает шедевров, не защищается от нападения. Почему так – разбирать мы сейчас не будем, ограничимся констатацией, что это случай в истории не единственный. Все мы достаточно наслышаны о гибели античного мира, сравнить нетрудно, выводы очевидны. Так что, по-вашему, в такой ситуации должны делать «властители дум»? А вот именно то, что они и делают – искать альтернативу. Как некогда в Риме, так и нынче на Западе традиционные верования сходят на нет и открывается обширный рынок всяческих идей, мировоззрений и суеверий, на котором и подвизаются наши «интеллектуалы» в роли покупателей, перекупщиков и продавцов. Один из ходких товаров на этом рынке действительно имеет ярлычок «терроризм». Но что же это на самом деле такое?

***

Прежде всего, никакого «терроризма» в природе не существует, как не существует, скажем, «калашниковизма» или «молотовкоктейлизма». Бывает (и часто используется) автомат Калашникова и «молотовский коктейль» – бутылки с горючей смесью, но как и для чего их использовать – каждый решает сам. Террор – не «изм», не теория, не идеология, не движение. Террор – это оружие, точнее – метод ведения войны, применяемый очень разными группировками для разных целей. Существенным аспектом этого метода является пиаркампания запугивания противника, для которой необходима поддержка «интеллектуалов», но оказывают они ее, как выяснилось, с разбором. В некоторых докладах упоминалось, например, что «Эцель» и «Лехи» энтузиазма у них не вызывали. Почему?

Потому что евреи? Ну, среди большевиков, положим, тоже евреев было немало (а еще больше – слухов о них!), но с любовью к ним не было проблем. С другой стороны, немалой популярностью пользуется, к примеру, толстовство или дзэн-буддизм, которые в кровожадности обвинить очень трудно. Но есть у этих супергуманных учений одно качество, роднящее их с нацизмом или большевизмом, но отделяющее решительно от какого-нибудь «Эцеля»: Они вешают перед носом ослика морковку: «Прекрасный Новый Мир», который непременно возникнет, если только глупое человечество прислушается к их умному учению. Добровольно ли, как у Толстого, или добровольно-принудительно, как у Ленина, в конечном итоге большого значения не имеет. Носители «высоких идеалов» всегда правы, а разговоры о массовых убийствах, конечно, клевета, возможно, отдельные ошибки, в крайнем случае они «были вынуждены»…

Интеллектуальный уровень всех этих «идеалов» обсуждать смысла нет. Вспомните, что писали античные авторы о раннем христианстве: и глупо-де, и противоречиво, и неестественно, и обычаи варварские, и культуру отвергают… Все это наверняка было правдой, но… значения не имело, ибо обладало христианство главной способностью: основать альтернативное сообщество, дать людям цель и смысл жизни. А уж культуры с философией позже они набрались – дело-то наживное!

Чего, собственно, добивались «Эцель» или «Лехи»? Хотели, чтобы и у нас свой дом был, как у немцев или, там, у французов… (во всяком случае, так они выглядят в глазах мировой общественности). Как же могли французы и немцы сочувствовать такому устремлению, если собственный дом их, построенный по тому же проекту, давно уже обречен был на слом? Иное дело, когда Михаил Светлов заявляет: «Я рад, что в огне мирового пожара мой маленький домик сгорит!». Ему они даже еврейство, не задумываясь, простят, не говоря уже о таком пустяке как пара-другая миллионов невинно убиенных его единомышленниками. Израиль имел какой-то шанс, покуда себе и другим «киббуцным коммунизмом» голову морочил, а исчез коммунизм – так сразу и вспомнили, кто им распял ихнего Христа.

К арабским террористам любовь обусловлена вовсе не желанием «Родину» им преподнести (хотя этот демагогический прием используется успешно), а ореолом «благородного дикаря». «Дикарь» ведь тоже рассматривается как одна из альтернатив «нехорошей» западной культуре, ему приписываются многие положительные качества, которых нашим интеллектуалам у себя дома недостает. Причем, даже не ставится вопрос, обладает ли ими «дикарь» на самом деле – он «благородным» быть обязан, также как еврей обязан быть жуликом, торгашом и людоедом. Когда Шарля Андерлена, ассимилированного еврея и преуспевающего французского тележурналиста, вынудили-таки признать, что всю эту историю с юным великомучеником Мохаммедом Аль Дурой он попросту высосал из пальца, точнее – инсценировал, он заявил, что пусть этого случая и не было, но были же аналогичные другие… Ну, то есть, он их назвать не может, но не может же их не быть, если евреи по определению являются пожирателями младенцев… Вот также и палестинцы «благородными» являются по определению – вот и все.

Открытие (всегда навязанное), что это не совсем так, вызывает, как правило, горькую обиду на грани депрессии и самоубийства. При таком раскладе любые логические аргументы против террора и в защиту Израиля восприниматься будут как личное оскорбление. Они же открытым текстом вам говорят: от вас, наших «сокультурников», никакой самозащиты мы не потерпим, (потому что культуру нашу общую и смысла нет защищать), а от них – все что угодно скушаем без сопротивления, пусть они уже не только ваши автобусы, но и наше метро взрывают (потому что они – альтернатива).

Вот почему журналистка из «Ѓаарец» с такой готовностью понимает «другого» из «альтернативной цивилизации», но ей и в голову не приходит понимать «своего». Зачем? Не от своих же чают они спасения! Вот почему с такой легкостью в антисемитизм соскальзывают евреи, не за страх, а за совесть ассимилированные в Европе или Америке – ведь и нееврейские их единомышленники заражены самоненавистью не менее чем они.

Так что же делать в подобном случае? Я предлагаю: прежде всего – размежеваться с западной цивилизацией. Не в смысле разрыва экономических или политических отношений. Почему же не торговать, когда выгодно, и не отстаивать совместно общине интересы, буде таковые обнаружатся? Это не принципа вопрос, а конъюнктуры. Вопрос принципа – из головы выбросить идею, что мы с ними «одной крови». Понимаю, что это опасно, трудно, может быть, даже невозможно, но, во-первых, выпрыгнуть на ходу из поезда, летящего под откос, все-таки менее опасно, чем в нем остаться, а во-вторых, в Израиле есть реальные социумы с иной ментальностью.

Вспомним еще раз античность: ассимилированные общины, носители эллинистической культуры (прежде всего, Александрийская) гибнут вместе с ней. Развитие еврейской традиции идет по линии вавилонской диаспоры, эллинизмом затронутой гораздо слабее. Шарля Андерлена, газету «Ѓаарец» и иже с ними уже не спасти, но есть шанс у «кипот сругот», у «восточных», да и у нас, грешных, есть. Вряд ли даже самая квалифицированная израильская пропаганда будет сегодня в Европе иметь успех, но вести ее необходимо ради евреев, чтобы перестали идентифицировать себя с Западом и задумались на предмет своей собственной судьбы.

2010

  

Print Friendly, PDF & Email