Лазарь Фрейдгейм: Недосказанность…

 143 total views (from 2022/01/01),  1 views today

В свою жизнь трудно включить сослагательное наклонение. Слеза неслучившегося неизбежно метит порой прошедшие годы. Но в своей жизни, в жизни близких и в жизни реально пришедших следующих поколений проявляется другое, косвенный отклик неслучившегося.

Недосказанность…

Лазарь Фрейдгейм

Лазарь ФрейдгеймПлавание подходило к концу. Радио сообщило о скором прибытии теплохода в Ялту. При палубных билетах особых забот с подготовкой в высадке у Мириам не было. Небольшой рюкзак был рядом. Мира стояла на корме, всматривалась в причудливую игру волн и думала о ближайших событиях после возвращения в Москву. Впереди последний институтский год, впереди изменения в собственной жизни. Надежды, мечты, размышления… Трудно проникнуть в будущее, трудно даже представить ближайшие события.

Они встретились совершенно неожиданно при сходе с трапа теплохода. Каждый в своей компании. Впереди недолгие туристические планы освоения Ялты. Перекинулись парой слов и разбежались по делам, договорившись сообщить до востребования свои координаты. Да, простоты мобильной связи в те годы ещё не было даже в мечтах. Почтовый ящик — как без него.

Мириам и Леонид были знакомы со школьных лет. Особым шагом сближения явились проблемы поступления в институт несмотря на золотые медали. Паспортные данные породили препятствия, некомпенсируемые никакими знаниями. Со стороны глядя, их встречи были приятельскими: поговорить, обсудить, посудачить. Всегда находилось интересное и общее. Достать билеты на новый спектакль или выбраться на очередную выставку. Всё, как у многих их ровесников в большом городе.

Без особого труда даже со стороны можно было заметить взаимную симпатию. За бытующим общением в каждом из них вертелись мысли о чём-то исключительном. Если не сегодня, то завтра… Все годы их отношения таили какую-то недосказанность. Каждый делал навстречу друг другу полшага. Но эти полудвижения не складывались в общий сближающий шаг. Дружески заинтересованно, но на некотором расстоянии. Возможно, что при взаимном тепле восприятия друг друга в них жила опаска нарушить этот статус — кво, впасть в неизвестность. Что ждёт в ней?.. Так или иначе, эта настоянная на годах дружба не переходила уже освоенную черту.

Галопом по Европам, — не без доли шутки говорят о быстротечных днях туристического отдыха. В те советские годы всякие Европы были мало доступны. Кавказ — Крым давал возможность насытиться впечатлениями.

Внеплановая встреча с Мирой сразу сместила ценностные оценки и планы крымского путешествия Леонида. На третий день он получил на почтамте письмо и сразу поехал по указанному в письме адресу. Его ждала неожиданность. Мира подцепила желудочную инфекцию и попала в больницу.

Он ждал встречи со смешанным чувством: желанное свидание после долгого перерыва и какое-то клеймо преград и отделённости. Не от инфекционной опасности, а от каких-то вирусных обстоятельств. Внутреннее противоречие воспоминаний, надежды с ощущением болезненного поражения.

Пригород Ялты, инфекционная больница. Записку и фруктово — ягодные подношения передать можно. А дальше по неписанному сервису жди ответа. Леониду повезло: попалась девушка, знающая Миру. Она подсказала иную возможность контакта. С другой стороны забора был организован лаз. Карантинные ограничения тогда, как и сейчас, имели свои рамки. Через забор с двух сторон были приставлены лестницы, по которым больничные заточенцы могли выйти на свободу. Оставалось ждать…

Лестница прямо упиралась в камни старого кладбища. Обстановка не очень соответствовала лирическому свиданию. Таинственный антураж и два человека, присутствующие в двух совершенно разных мирах. Такое часто встречается, когда внешнее согласие держится на взаимной недосказанности. В общении не проявляются различия, и каждый участник видит свою картину. Даже, если не устраивающую, то примеряющую. В подтексте — у каждого своё.

Он — преодолеть расстояние. Сколько можно вздыхать и рисовать картинки? Уже не 15 лет. Леонид относился к Мире очень нежно и трогательно (при этом боялся буквально дотронуться). Иногда его одолевали серьёзные размышления о жизни, о его месте в её жизни.

Сейчас в этой необычной прибольничной обстановке ему хотелось, чтобы накопленное в нём тепло южного солнца согрело собеседницу, чтобы, как ему представлялось, послеболезненная угнетённость отошла, отогрелась

Она — в поиске, как сделать шаг в реальность? Одновременно и поклониться многолетней взаимности тепла и сообщить о конце прошедшего и начале другой жизни. Да, конец и начало — так неизбежно в единстве… Какая-то усложнённая дилемма: расставаться с прошлым, которое реально, осязаемо, конкретно здесь и сейчас. Сделать шаг — прыжок, трудно оцениваемого размера в неизвестное, в ещё плохо представимое будущее… Может быть, эти заглушённые вопросы и содержат ответ на главный вопрос. Тот самый, с миллионом оттенков: быть или не быть — решениям, событиям, жизни… Это же особая ситуация, когда предстоящее в жизни не рок, а собственный выбор. Сомнительный или несомненный?..

Какой-то талантливый режиссёр перенёс это действо в надвигающуюся лунную ночь на старом кладбище, этаком отпечатке человеческих судеб, вековых событий. Два человека, связанные годами привязанности, живут в эти мгновения в обстановке, примыкающей к вечности, в самых разных мирах, но мысленно переплетённых. И каждый из них обращён в своё будущее. Мир Леонида — в единении с миром Миры. Мир Миры — в отдалении от былых иллюзий и воспоминаний, во взрослой жизни с дорогим человеком. Другим, заместившим многое из ставшего прошлым.

Голова шла кругом. И эта мистическая обстановка вырванности из обычной жизни, сумятицы в голове, странном совмещении прошлого, настоящего и будущего. Она непрерывно пыталась сопоставить себя, внутренне уже перешагнувшую «Леонидов» период, и Леонида с кажущейся ему реальностью. Ей было больно за друга. И при этом ей хотелось быть им, не принимающим в этот момент столь определяющих решений. Ей было жалко уходить от прошлого.

Странное, мистическое соединение больницы, кладбища и встречи двух мечущихся молодых людей. Спустились сумерки, луна подсвечивала пространство. Реальный пейзаж невольно наполнялся мистическими видениями.

Ей порой казалось, что вросшие в землю мемориальные камни давят, сковывают язык. Слова тяжелеют, а порой просто застревают без озвучки. Тяжёлая недосказанность в этой обстановке заключила таинственный союз с ландшафтом.

Леонид слышит далёкое богослужение. Медленная мелодия органной фуги. Отпевание? Нет, молитва о жизни среди камней — свидетелей завершённой жизни. Он поёжился то ли от вечерней прохлады, то ли от этого появления надбытовых видений. В этих неспешных перемещениях в лунном свете он видел отголоски других времен, таинственный исторический экскурс. Порой пытался приглядеться к выбитым узорам и надписям на камнях.

Наяву — под ногами извилистые заросшие дорожки, хранящие тайны камни, единая подсвечивающая луна и совершенно разные подтексты общего разговора. Тесно завязанный узел отношений с совершенно разными реальностями. Жёсткая модель множества житейских ситуаций… Точка, вмещающая океан.

В голове Леонида, как не раз в прошедшие годы, рождалось желание явно протянуть руку, сказать ёмкие слова, которые он не решался сформулировать даже самому себе. Леонид знал ответ и мало надеялся, что крымский вечер что-то может кардинально изменить. Он попытался обнять Миру за плечи, но почувствовал ускользающее движение и традиционную ласковую полуулыбку.

Как много тех, с кем можно говорить.
Как мало тех, с кем трепетно молчание.
Когда надежды тоненькая нить
Меж нами, как простое понимание.

Она воспринимала эту встречу более осязаемо — как прощание с периодом своей жизни. Мира перекидывалась с темы на тему, но порой казалось, что она неодобрительно смотрит на себя и судит строго по каким-то только ей ведомым критериям. То смех, оживление, ласковые слова. То пересказ последних новостей. Мира — ироничная и шутящая, а затем как бы включающая другую скорость и крутящаяся, как уж на сковородке. С какой-то отрешённостью во взгляде.

Перемещающаяся на небосводе луна как бы напоминала об идущем времени. Здесь среди старых камней шёл другой счёт времени. Ни Мириам, ни Леониду не хотелось останавливаться в этом позднем общении. Леонид часто бросал взгляд на собеседницу. В ней было ощущение какой-то тени, скрывающей недосказанное. Это его одновременно и нервировало, и как бы связывало со всем характером их недосказанного в годах общения.

Разговор перескакивал с одной темы на другую. А то смолкал, каждый молчаливо вышагивал своё. Леонида тянуло в рассказы о последних днях, красоте крымских троп. Мира как бы перебирала моменты из прошлого. Неожиданно вспомнила вечер Вольфа Мессинга. Вспомнила эффект проникновения в невысказанные мысли его объектов, как их называли, реципиентов. «Могли бы сейчас сняться проблемы, если мы были бы наделены таким даром»,-то ли с мечтательностью, то ли с сожалением подумала Мира.

Недосказанность терзала Миру, но она не находила в себе силы преодолеть это. А может быть, ей самой нужно было это пространство между прошлым и будущим. Мира видела сейчас Лёню со всей своей многолетней взаимной привязанностью. Ей хотелось воздать должное этим прошедшим годам, обнять, поцеловать его. Сказать своё нежное спасибо, упрятанное под много слоёв надуманных условностей. Лёня в эти минуты жил не под стенами инфекционной больницы, не между обрушившихся камней памяти. В нём теснились надежды. Они были неотрывны от Миры. Он был готов громко прокричать: люблю!

Время скуксилось. Пора было расстаться. Они взглянули друг другу в глаза. Каждый унёс своё понимание этого обмена взглядами. Руки на мгновение соприкоснулись и расстались тихим помахиванием, привычно предшествующим расставанию. Для него — призывным, для неё — прощальным. Мира ступила на перекладины лестницы и растворилась в темноте…

Реальная суть этой встречи до Леонида мгновенно дошла уже в Москве. Звонок: выхожу замуж, приходи на свадьбу. Просто, без излишних внешних эмоций. Внешних…

Развилка жизни двух молодых людей. Что дальше в их судьбах — через мгновение, через годы?.. Радости? Сожаления? В свою жизнь трудно включить сослагательное наклонение. Слеза неслучившегося неизбежно метит порой прошедшие годы. Но в своей жизни, в жизни близких и в жизни реально пришедших следующих поколений проявляется другое, косвенный отклик неслучившегося.

Жизнь многое нивелирует, многое оправдывает. Но это — суждения из достигнутого будущего, ещё скрытого, как и многое другое, в лунный вечер. Мне кажется, что в недосказанных отношениях мечущихся героев есть всё, чтобы сохранить симпатии и привязанность друг другу, радость счастливым событиям в жизни каждого из них.

Print Friendly, PDF & Email

4 комментария к «Лазарь Фрейдгейм: Недосказанность…»

  1. Мне представляется неестественным оценивать плюсами и минусами своих героев. Сложности создаёт сама жизнь. В теории игр есть понятие zero-sum (игра с нулевой суммой), когда выигрыш одной стороны ведёт к проигрышу второй.
    Отношения людей порой без всякого злого умысла имеют похожие взаимосвязями.

    Я получил эмоциональное письмо от незнакомой читательницы. Приведу часть.
    \»Я нашла себя в рассказе. Как сегодня помню ту встречу, свои мысли, как в рассказе — один к одному. Я не только думала, я про себя твердила: Если с тобой не получилось общего дома, то, может, останется очень важное общее.
    Это было, и я верю, что так и будет…\»

  2. Жизненная картинка!
    Девица себе на уме. Выбирала, прикидывала. И выбрала другого.
    Да ещё издевательски пригласила на свадьбу.

  3. Представляется, что множество жизненных ситуаций не заканчиваются гвоздями в крышку гроба. Впрочем, для многих даже и самый печальный конец земного существования оставляет надежды на продолжение.
    С сентиментальным окошком из непритязательной песни:
    И встречи редки, и длинны ожиданья,
    И взгляды тревожны, и сбивчива речь.
    Хотелось бы мне отменить расставанья,
    Но без расставаний ведь не было б встреч.

  4. Мне кажется, что в недосказанных отношениях мечущихся героев есть всё, чтобы сохранить симпатии и привязанность друг другу, радость счастливым событиям в жизни каждого из них.
    ______________________
    У меня зародилась крамольная мысль: а что, если бы в мире преобладала такая любовь, не вымерло бы человечество, а?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *