Владислав Иноземцев: Что следует ожидать в российско-американских отношениях в 2022 году

 1,360 total views (from 2022/01/01),  2 views today

В декабре 2021 года Россия направила в США и обнародовала проект договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами о гарантиях безопасности и соглашение о мерах по «обеспечению безопасности» России и государств-членов НАТО. Эти два документа, также известные как «ультиматум Путина», раскрыли радикально новый подход России к Западу и остальному миру.

Что следует ожидать в российско-американских отношениях в 2022 году

 Статья в американском онлайн-журнале MEMRI 19 января 2022 года

[Дебют] Д-р Владислав Иноземцев

(Специальный советник проекта MEMRI по изучению российских СМИ)

Перевод с английского Александра Левковского

Встреча Россия-OSCE 13 января в Вене завершила неделю интенсивных переговоров о «гарантиях безопасности» между Москвой и западными державами. [OSCE означает «Организация по обеспечению Безопасности и Сотрудничества в Европе». — Примечание переводчика]. Поскольку 13 января отмечается российский праздник «Старого Нового года» («Старый Новый год» — это начало Нового года по юлианскому календарю), можно подвести итоги того, что «долгий 2021 год» изменил во внешней политике России, и поразмышлять о возможных последствиях для 2022 года.

«Ультиматум Путина»

В декабре 2021 года Россия направила в США и обнародовала проект договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами о гарантиях безопасности и соглашение о мерах по «обеспечению безопасности» России и государств-членов НАТО. Эти два документа, также известные как «ультиматум Путина», раскрыли радикально новый подход России к Западу и остальному миру.

В проекте Москва открыто утверждала, что несколько стран, которые в течение некоторого времени были частью Советского Союза или Российской империи, не могут считаться полностью суверенными (это довольно старый российский подход) и поэтому не имеют права вступать в какие-либо иные военные союзы, кроме тех, частью которых является сама Россия. Кремль также открыто настаивал на том, чтобы Запад воздерживался от создания военных баз или объектов в постсоветских странах и даже вывел все иностранные (т. е. американские) силы из стран, вступивших в НАТО в 1997 году или после этой даты. Этот шаг сделал российский вызов самым серьезным вызовом существующему мировому порядку, поскольку даже Китай (который Соединенные Штаты считают своим главным стратегическим соперником) никогда не формулировал свою формальную цель подчинения соседних стран воле Пекина (на самом деле Китай пытается достичь этой цели с помощью экономических рычагов, но не делает это центром своей внешней политики).

После публикации проекта Россия, несомненно, превратилась в бросившую вызов ревизионистскую державу, чья концепция безопасности резко отличается от западной. Даже в советское время вопрос об установлении сфер влияния никогда не ставился в таких четких выражениях. «Декларация освобожденной Европы», подписанная в Ялте в начале 1945 года, была посвящена «праву всех людей выбирать форму правления, при которой они будут жить», и почти все переговоры между свободным миром и коммунистическим блоком во время холодной войны были в основном о вопросах контроля над вооружениями и / или нынешней военной напряженности, но не о том, какому государству разрешено или нет вступать в военный блок. После Второй мировой войны советский и Западный блоки образовались именно в результате этой войны, деколонизации и народных революций в «третьем мире», но не из-за переговоров или договоров.

В январе у России состоялись три важные встречи: 10 января 2022 года Россия и США встретились для обсуждения вопросов безопасности и контроля над вооружениями в Женеве; 12 января в Брюсселе состоялось заседание Совета «Россия-НАТО»; а 13 января в Вене состоялась встреча представителей России и ОSCE. Тем не менее, США и Россия рассматривали текущие переговоры с двух различных точек зрения. США и их союзники считают, что «безопасность» выполняет функцию разоружения и деэскалации, поэтому вопросам развертывания ракетных войск, военных учений и наращивания войск вдоль границ уделяется главное внимание. Вопреки этому Россия уделяет приоритетное внимание совершенно другим пунктам, которые для США считаются «не первостепенными». Следовательно, переговоры не должны были дать каких-либо результатов, и именно так они и закончились. Последние переговоры Россия-ОSCE в Вене также не принесли результата, как недавно признали сами члены российской делегации.

Вмешательство России в дела Казахстана

Тем временем в Казахстане, одном из ближайших союзников России, произошли весьма показательные события. Экономически мотивированные протесты в Казахстане превратились в своего рода «государственный переворот», и одновременно началась локальная «гражданская война». Находясь в замешательстве, руководство Казахстана обратилось к России за срочной помощью, и Кремль быстро направил миротворческие силы, управляемые военным блоком, известным как Организация Договора о Коллективной Безопасности (ОДКБ, возглавляемая Россией). Некоторые наблюдатели отметили, что для этой операции Россия была вынуждена мобилизовать почти все свои устаревшие транспортные самолеты советского производства.

Вмешательство России высветило еще одно важное различие между российским и западным подходом к безопасности. Для России военные союзы создаются с целью укрепления внутренней стабильности (как это было в случае интервенции Варшавского договора для подавления инакомыслия в Венгрии в 1956 году, вторжения Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году и недавнего присутствия ОДКБ в Казахстане), в то время как альянсы на Западе служат для защиты государств-членов от внешних угроз. Фактически вмешательство России в Казахстане, которое Кремль счел выгодным для переговоров с США в качестве попытки доказать свою мощь, оказалось не столь продуктивным, поскольку показало Западу, что Россия хочет контролировать постсоветское пространство, чтобы свободно вмешиваться там военной силой и оказывать политическое влияние.

Вся картина произошедшего за последние две недели очень напоминает события, развернувшиеся в 2015 году, когда президент России Владимир Путин решил вмешаться в гражданскую войну в Сирии на стороне президента Сирии Башара Асада, отправив российские войска и используя это вмешательство для утверждения, что Россия стала ведущей силой в борьбе с «Исламским государством». Этот шаг был высоко оценен в Москве как создание прочной основы для примирения с Западом после российского вторжения в Украину и оккупации Крыма. Российские эксперты и политики серьезно рассматривали этот вопрос как основу для новой «перезагрузки» отношений с Соединенными Штатами. В это время президент Путин прилетел в Нью-Йорк в надежде встретиться с тогдашним президентом Бараком Обамой и договориться о новой сделке. Однако «переговоры» Путина с Обамой заняли менее получаса в кулуарах Генеральной Ассамблеи ООН, и в течение последних семи лет Россия оставалась в Сирии без каких-либо значительных достижений. Длинные списки запросов России по адресу Запада и размещение войск в Казахстане дали аналогичные результаты: российским представителям было быстро отказано, — как в российско-американских переговорах по вопросам безопасности в Женеве 10 января, так и на встрече Россия-НАТО в Брюсселе 12 января. Министру иностранных дел России Сергею Лаврову пришлось выразить «надежду» получить от официальных лиц НАТО хоть какое-нибудь письменное предложение, которое можно было бы рассматривать в качестве основы для будущих переговоров. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков вынужден был признать, что попытка переговоров была «неудачной». Для России попытка приблизиться к западным державам с позиции силы не дала никакого результата, и Кремлю пришлось столкнуться с суровой реальностью и признать, что ему не удалось нарушить правила нынешнего международного порядка.

Уловка-22 Российской Внешней Политики

[Уловка-22 (Catch-22) — это американская идиома, означающая чрезвычайно неприятную ситуацию, в которой одно событие не может произойти, пока не произойдет другое, но и второе не может произойти, пока не произойдет первое. — Примечание переводчика].

В этой новой ситуации необходимо рассмотреть два основных момента. Во-первых, следует проанализировать реальную природу растущей агрессивности России. Российский парадокс состоит, как я неоднократно утверждал, в том факте, что Кремль использует свою внешнюю политику почти исключительно для урегулирования своих внутренних дел. Можно даже утверждать, что в наши дни у России нет внешней политики, поскольку ее главная цель — создать благоприятный имидж Кремля в глазах собственных граждан. Оккупация Крыма не имела геополитического мотива: российский Черноморский флот заблокирован в этом закрытом море, и Россия не получила стратегического преимущества, разместив свои сухопутные войска на полуострове. Тем не менее, вся эта история с Крымом привела к тому, что показатели одобрения Путина выросли примерно с 60 процентов до 85 процентов, и российскому президенту удалось таким образом укрепить свою власть в российском обществе.

Однако с точки зрения внешней политики России оккупация Крыма не принесла выгоды. До 2014 года Украина заявляла, что страна не намерена вступать в военный блок. Кроме того, Конституция Украины 1996 года запрещала правительству размещать иностранные военные базы на своей территории. Однако к концу 2014 года требование «неприсоединения» было отменено, а конституционные поправки 2019 года провозгласили членство в НАТО конечной целью Украины (стоит отметить, что доля украинцев, поддерживающих членство страны в НАТО, увеличилась с 12,5 процента в 2008 году до почти 60 процентов сегодня).

Последние события в Казахстане кажутся такими же не принесшими выгоды, как и оккупация Крыма. Прошлым летом президент Джо Байден заявил журналистам, что Украина должна сначала преодолеть широко распространенную коррупцию, прежде чем мечтать о вступлении в НАТО. Однако после наращивания российских войск вдоль границ Украины и вмешательства России в Казахстане западные лидеры заявили, что Украина может вступить в НАТО (хотя никто не назвал точные сроки ее вступления). Следовательно, «уловка -22» российской внешней политики заключается в том, что Путину, одержимому борьбой с вызовами и угрозами, необходимо сначала создать их, чтобы убедить своих подданных в том, что без его усилий и руководства страна столкнулась бы с невыносимыми рисками. Все это показывает, что Запад не может «купить» спокойствие России, поскольку до тех пор, пока Путин будет синонимом России, страна будет оставаться lenfant terrible мировой политики. Как справедливо отметил госсекретарь Энтони Дж. Блинкен: «Действия России ускорили именно то, что, по словам президента Путина, он хочет предотвратить».

Во-вторых, следует проанализировать, что произойдет в 2022 году, поскольку Москва, похоже, все больше и больше дезориентируется. Российские официальные лица регулярно предупреждают, что «без твердых соглашений о линиях, которые нельзя пересекать, и принципах, которые нельзя нарушать, произойдут события, которые могут привести к катастрофическим последствиям» и настаивают на том, что «если НАТО выберет политику сдерживания, мы ответим встречным сдерживанием; если оно выберет запугивание, будет встречное запугивание», но не в состоянии предсказать какие-либо будущие шаги. Как я утверждал в одном своем предыдущем анализе, полномасштабное военное вмешательство России в Украину остается очень маловероятным из-за его чудовищных затрат (как следствие, законодатели США уже объявили, что западные державы будут применять санкции не только к высшим должностным лицам, но и к самому Путину; в ответ Россия сделала расплывчатое заявление о том, что такой шаг «приведет к полному краху» российско-американских отношений) и из-за высокой вероятности того, что Россия может проиграть операцию или заплатить за это слишком высокую цену.

Следовательно, у Кремля сейчас есть два основных варианта: дальнейшая дестабилизация Украины и дальнейшее усиление своего влияния в странах постсоветской орбиты в целом. Дестабилизация Украины, скорее всего, повлечет за собой официальное признание отколовшихся «республик» на Донбассе или ряд договоров с ними, легализующих российское военное присутствие в Украине. Тогда можно было бы ожидать дальнейшей милитаризации Абхазии и Южной Осетии, усиления российского присутствия в государствах-членах ОДКБ и, конечно же, активизации новой гонки вооружений — как реальной, так и воображаемой.

Некоторые источники в России полагают, что Кремль может вступить в переговоры с Кубой или Венесуэлой о размещении войск в этих двух странах, или что он увеличит свою помощь северокорейскому режиму, который в последние недели стал чрезвычайно активным в проведении новых ракетных испытаний (Соединенные Штаты уже обвинили одну российскую компанию в содействии наращивания военной мощи Северной Кореи). Тем не менее, все эти шаги ни в коем случае не могут привести к «катастрофическим» последствиям. Следовательно, можно с уверенностью сказать, что у Кремля в наши дни просто нет козырей, чтобы либо противостоять Западу, либо выйти из тупика с Западом, в который сам Путин завел Россию.

Заключение

Что можно сказать наверняка после недавних переговоров с Западом, так это следующее: Россия получила холодный душ, а не новую «Большую сделку» между Москвой и Вашингтоном, как многие ожидали. В России многие эксперты придерживаются теории заговора, настаивая на том, что кремлевские лидеры (особенно секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев) создали сеть связей со своими американскими коллегами. включая директора ЦРУ и бывшего посла в Москве Уильяма Джозефа Бернса, госсекретаря Энтони Блинкена и других высокопоставленных правительственных чиновников, и что они ожидают, что Вашингтон оставит Украину на милость России в 2022 году (или, по крайней мере, заставит украинское правительство выполнить Минские соглашения при посредничестве России) в обмен на более прозападный подход Москвы по отношению к Китаю или для сотрудничества с Россией по вопросам климата или в подходе к различным событиям в других частях мира.

Однако наиболее вероятным исходом станет новая волна агрессивной политической риторики российских лидеров (некоторые депутаты Госдумы уже предложили бомбить украинские города и формально восстановить Российскую империю, к которой даже Финляндию рано или поздно надо будет заставить присоединиться). Риторика не нуждается ни в деньгах, ни в войсках, и, похоже, это единственное, что сейчас может предложить Россия. Западу остается только подождать и посмотреть, какими будут следующие шаги Кремля, поскольку нет никаких оснований предлагать какое-либо облегчение непрекращающимся тревогам со стороны России.

Print Friendly, PDF & Email

12 комментариев к «Владислав Иноземцев: Что следует ожидать в российско-американских отношениях в 2022 году»

  1. С интересом прочёл этот информативный очерк. Досаду вызвал только некоторый «недосказ» в Заключении: «Вашингтон оставит Украину на милость России в 2022 году (или, по крайней мере, заставит украинское правительство выполнить Минские соглашения при посредничестве России)»
    Внимательность некоторых аналитиков (первый — А. Илларионов, и их число растёт) в последние месяцы доказывает ПРЯМОЕ (хотя и скрываемое) СОТРУДНИЧЕСТВО Байдена с Путиным по ликвидации независимости Украины (в первую очередь — с помощью «Минских соглашений «в интерпретации Москвы»), причём усилия Байдена — разумеется «подковёрные — столь энергичны и инициативны, что иногда превышают путинские. Навскидку вспоминаются начатое про-байденовской прессой несколько месяцев назад интенсивное запугивание украинцев «Путин сейчас нападёт!!» (в действительности расстановка войск не менялась), недавно — сокращения посольств (опять без причин), прямой звонок Зеленскому, судя по сообщениям — с теми же «идеями», а перед этим — снятие санкций на СП2, «урезание» военной помощи Украине (которая до сих пор остаётся малой и без нужнейших ПВО и ПРО).
    Эти «малозаметные» «мелочи» — важные факторы, которые добавят «нюансов» во взаимоотношения уголовных и полу-уголовных шобл, в которые — по напонятным природным причинам — превращаются «рукамиводящие круги» некоторых государств.

    1. «в последние месяцы доказывает ПРЯМОЕ (хотя и скрываемое) СОТРУДНИЧЕСТВО Байдена с Путиным по ликвидации независимости Украины»
      ===========
      Если скрывают, то откуда это стало известно:)) О сотрудничество Трампа с Путиным известно, а Байден это просто противоположность Трампу, поэтому пока Трамп не вернулся, США Украину не предадут. Быстрее уж какая-нибудь европейская страна пошла бы на это, но и тут газовый шантаж уменьшил таких желающих, хотя расчёт был именно на капитуляцию Европы.

  2. «Некоторые наблюдатели отметили, что для этой операции Россия была вынуждена мобилизовать почти все свои устаревшие транспортные самолеты советского производства».
    ——————————————-
    Если речь идет, к примеру, о самолете Ил-76 и его модификациях, то это неплохой самолет, еще, слава Б-гу, летает. Имеет мало эксплуатационных потерь, есть боевые потери (сбитые). Пик производства пришелся на 1988 год — было выпущено 65 машин. Сейчас в ВВС России эксплуатируются 182 Ил-76 и его модификаций. Для сравнения: один из массовых военно-транспортных самолетов США C-17A эксплуатируется с 1991 года.

  3. Получается, что американские дипломаты предложили русским сыграть в шахматы, а те собрались играть даже не в шашки, а в «чапаева». Кто не знает, это когда противники выстраивают шашки по краю доски и щелчками по своим шашкам сбивют чужие с доски.

  4. «Статья в американском онлайн-журнале MEMRI 19 января 2022 года»
    ———————————————
    Аббревиатура MEMRI расшифровывается Middle East Media Research Institute — Институт по исследованию средств массовой информации Ближнего Востока. Вроде бы не по теме.
    Может быть переводчик хотел написать MEMORY или MEMORIES?

      1. Прошу меня извинить. Нашел разъясняющую ссылку: «Другие проекты MEMRI включают Проект изучения российских СМИ, который переводит российские СМИ и публикует отчеты с анализом российской политической идеологии». Википедия site:tftwiki.ru
        Этот комментарий и два предыдущих прошу удалить.

  5. «вторжения Варшавского договора в Чехословакию в 1967 году»
    ———————————————————————————————
    Я бы перенёс дату вторжения на 1968 год.

  6. Вновь отслужили панихиду
    По делу Мира и Прогресса,
    Хоть главная задача МИДа —
    Отстой рассейских интересов…

    1. Под пляски с бубном у костра
      Не сразу разберёшь,
      Кого же родила гора —
      Мышь или даже вошь…

      1. «Однако с точки зрения внешней политики России оккупация Крыма не принесла выгоды—«.
        Cтранное непонимание «специального советника проекта MEMRI» (а не моего нынешнего соседа-турка, перенесшего инсульт) необходимости Крыма российского для неповторения кризиса, пожёстче Карибского…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *