Инна Беленькая: О саранче и гусеницах в контексте переводов Библии

 1,430 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Но это машинный перевод — что с него взять? Другое дело перевод ТАНАХа с учетом того, что в иудаизме не только слову — каждой букве, даже ее начертанию придается особое значение. Откуда же такое произвольное толкование библейского текста?

О САРАНЧЕ И ГУСЕНИЦАХ В КОНТЕКСТЕ ПЕРЕВОДОВ БИБЛИИ

Инна Беленькая

Чем отличается саранча от гусеницы? Казалось бы, странный вопрос, поскольку саранча и гусеница не представляют собой каких-то неизвестных экзотических насекомых. Это всем хорошо знакомые виды, имеющие свои характерные признаки и отличия, благодаря чему не составляет труда их идентифицировать. Спутать их невозможно. Да и Тора их тонко дифференцирует, как мы увидим ниже.

Отчего же тогда такое разночтение и путаница в переводах на русский язык библейских текстов с упоминанием этих насекомых? Но все по порядку.

В книге Шемот (Исход в синодальном переводе) говорится о десяти казнях, которые Господь послал на землю Египетскую, чтобы фараон разрешил Моше вывести народ из Египта. Под восьмой казнью значится нашествие саранчи.

«И сказал Господь Моше: простри руку твою на землю Египетскую для саранчи, и нападет она на землю Египетскую, и поест всю траву земную, все, что оставил град. И простер Моше посох свой на землю Египетскую, и Господь навел восточный ветер на землю на весь день тот и всю ночь. Настало утро, и восточный ветер нанес саранчу. И напала саранча на всю землю Египетскую, и легла по всей области Египетской весьма густо, прежде не бывало такой саранчи, как эта, и после сего не будет такой. И покрыла она лицо всей земли, и затмилась земля, и поела она всю траву земную и весь плод древесный, который оставил град, и не осталось никакой зелени на деревьях и на траве полевой во всей земле Египетской» (Шемот 10, 12-16)

В этой главе слово ארבה арбэ означает «саранча», а также «множество», «рой». От этого же корня глагол

רבה возрастать, увеличивать, умножать.

А теперь откроем Теѓилим (Псалмы). Что мы видим? В главе 78: 46, где воспеваются чудеса Господни (чудо Ям Суф, египетские казни, скитания народа в пустыне, избрание Давида), по поводу восьмой казни — нашествия саранчи — говорится:

 «Отдал губителям урожай, их труд саранче» [Тегилим 78:46] (перевод р.М.Ковсана)[1].

Отдал губителям וַיִּתֵּן לֶחָסִיל , иначе «отдал саранче». Саранча здесь обозначается словом хасил חָסִיל («истребитель» в первоначальном значении) . От одноименного корня с хасил (саранча) и глагол хасал (изводить, истреблять на корню). В этом переводе саранча — олицетворение истребления, гибели.
(Это еще и наглядный пример образования глаголов в древнем языке. Исходным было назначение предмета, его функция, от которой глагол брал свое происхождение, как: арбэ («саранча», «множество», «рой») и רבה раба ( возрастать, увеличивать, умножать), хасил(саранча) и глагол хасал (изводить, истреблять на корню). По Фрейденберг, это явление, когда «имя существительное имеет ту же основу, что и глагол» восходит к эпохе языка с однообразным фонетическим и смысловым составом).

Как видно из этого, хасил (саранча) — синоним слова арбэ (саранча) с учетом выше приведенного стиха из Шемот.

Нельзя не отметить, что перевод р. Ковсана ближе к первоисточнику, чем синодальный перевод или перевод Д. Йосифона[2], который звучит так:

«И отдал гусеницам урожай их и труд их — саранче» ויתן לחסיל יבולם ויגיעם לארבה Т.е. слова וַיִּתֵּן לֶחָסִיל переводятся как «отдал гусеницам». .

Но в ТАНАХе говорится именно о саранче, а не о гусеницах, причем в одном предложении употребляются оба синонима слова саранча: хасил חסיל (в значении губителей) и арбэ ארבה. (в значении неисчислимого множества, роя).

Нигде не упоминается о гусеницах. Гусеница — זחל (захал) на иврите (а не хасил). От этого слова и глагол захал (ползать, пресмыкаться о гадах, а также робеть, трусить во втором значении), что прямо противоположно по смыслу глаголу חסל хасал (губить, изводить).

Трудно найти объяснение такому переводу. Будь это машинный перевод, тогда к нему не было бы претензий. Вот, к примеру, не различает машинный перевод «нёбо» и «небо», в чем я могла убедиться, введя в поисковое окно вопрос: как будет небо на иврите? И вместе со словом «шамаим» (небо) Гугл переводчик выдает хэх «нёбо».

Но это машинный перевод — что с него взять? Другое дело перевод ТАНАХа с учетом того, что в иудаизме не только слову — каждой букве, даже ее начертанию придается особое значение. Откуда же такое произвольное толкование библейского текста?

Может, в человеческом сознании укрепилось представление, что гусеницы и саранча — это одно и то же, т.к. и те, и другие уничтожают, пожирают растительность? Но ведь по степени наносимого вреда, опустошения полей и садов этих насекомых и сравнивать нельзя. Даже земля Египетская «затмилась» от саранчи, говорится в Книге Шемот.

 «Бывают стаи саранчи, насчитывающие несколько миллиардов особей. Они образуют «летучие облака» или «тучи», площадь которых может достигать 1000 км2, а общая масса 2-3 тыс. тонн» (Википедия).

Гусеницы же не образуют никаких «туч» и «облаков» да и питаются избирательно. Гусеницы махаона, к примеру, предпочитают зонтичные, а гусеницы тутового шелкопряда питаются исключительно листьями шелковицы.

Но, несмотря на это, Википедия пишет: «В Ветхом Завете Библии гусениц опасаются как вредителей, которые пожирают урожай. Они являются частью «саранчи»[122][123][124]: псалом 104 описывает как Господь использовал гусениц и саранчу в одной из казней египетских[125]» .

Действительно, в синодальном переводе псалом 104: 34-36 звучит так: «Сказал, и пришла саранча, и гусеницы без числа».

А что же на самом деле пишет псалмопевец? «Сказал — и пришел арбэ и елек (виды саранчи), и не было им числа. И пожрали всю траву в стране их и пожрали плоды земли их» (105: 34-36) Перев. Д. Йосифона (все нижеследующие фрагменты из ТАНАХа — также в переводе Д. Йосифона).

Мы видим новое слово елек ילק , означающее вид саранчи. По Штейнбергу, это род саранчи, когда крылья ее еще не покрыты роговой оболочкой, т.е. саранча в предпоследней стадии развития.

От этого же корня — глагол лизать, пожирать ילק Иначе говоря, к двум синонимам саранчи прибавился еще один синоним и это далеко не последний.

В Книге пророка Амоса саранча — это «газам»: «Поражал Я вас засыханием и ржавчиной колосьев, ваши многочисленные сады, и виноградники ваши, и смоковницы ваши, и оливковые деревья ваши пожирал газам(саранча)»(4:9). Согласно Штейнбергу, газам — род саранчи (по значению грызун). От него же глагол גזם что значит «обрезывать», «обтачивать», «обгрызать».

А в Книге Числа 13:34 синоним саранчи слово хагав חגב (прыгунья): « Там же видели мы исполинов, сынов Анака, из исполинов, и мы были в глазах своих саранчой (כחגבים), такими же были мы в их глазах».

Гугл выдает еще несколько слов, которые являются синонимами саранчи. Это солам סלעמ (вид саранчи, пригодной к употреблению), харголь חרגול (род съедобной саранчи), гов גוב (саранча — собственно «режущий» от слова гув резать).

Богатство синонимов, как правило, отличает древние языки, о чем писали многие ученые прошлого. Можно ли представить себе, чтобы в каком-нибудь современном языке в одном предложении было собрано сразу несколько слов синонимичных одному и тому же понятию? А в Книге пророка Йоэля иврит употребляет четыре синонима в одном предложении:

«То, что оставил газам, съела саранча (арбэ), а то, что оставила саранча, съел елэк, а то, что оставил елэк, съел хасил(1:4).

Синодальный же перевод звучит так: «Оставшееся от гусеницы ела саранча, оставшееся от саранчи ели черви, а оставшееся от червей доели жуки».

Этот перевод очень далек от оригинала. Почему в нем появились черви и жуки — не поддается объяснению. Нет этих слов в тексте. Червь תולע — от арабского תלע, что значит «протягиваться», «вытягивать шею». А слово жук, видимо, позднейшего происхождения, т.к. в библейском иврите его нет. Кто может сказать, чем вызван такой (не побоюсь этого слова) волюнтаризм?

Изучение древних языков оставляет много вопросов. О.М. Фрейденберг, говоря о мифотворчестве Древней Греции, пишет: «…античные языки до такой степени говорят синонимами, что это невозможно перевести на современные нам языки».

С этим корреспондируют наблюдения известного немецкого ученого Макса Мюллера (1823-1900): «в Индии огромное число выражений, употребляющихся для передачи близких между собой понятий, делает трудным сравнение словарей туземных языков <…> в Ведах земля называется: urvi пространная, prithwi широкая, mahi великая, и кроме того имеет множество других наименований, число коих в совокупности доходит до двадцати одного. Все эти двадцать одно слово — синонимы».

Чем объясняется такое, можно сказать, явление излишества языка? По Мюллеру, объяснение состоит в следующем: если «в новых языках большая часть предметов именуется только одним названием, мы находим в первобытном санскритском, греческом, и древнеарабском языках огромное число слов, относящихся к одному и тому же предмету. Это вполне естественно. Каждое выражение представляло одну только сторону предмета, который должен быть означен<…>

. Но так как у каждого предмета есть несколько признаков и так как каждый из этих признаков мог послужить поводом для наименования предмета, то естественно большая часть предметов в эту раннюю пору носила несколько наименований». По его словам, лучшего названия для этого явления как полионизм (polyonymy) многоименность, он не видит [3].

Это находит отражение в иврите как одном из древнейших языков. Мы привели несколько синонимов, каждый из которых отражает одну из характерных признаков саранчи. Слово арбэ передает такое свойство саранчи, как ее неисчислимое множество. Слово хасил — ее истребляющую, все опустошающую силу, елек — этап ее роста, «газам» служит выражением главной жизненной функции саранчи — грызть, хагав — прыгучесть.

Согласно Мюллеру, «этот избыток, свойственный языку в раннем периоде его жизни, умеряется только впоследствии, долговременным обращением языка в литературном и житейском употреблении: только в таком долговременном обращении каждый предмет получает одно определенное название и за каждым названием утверждается одно специальное значение…» [4]

Что характерно, Мюллер не связывает этот процесс «долговременного обращения языка» с развитием мышления, появлением и образованием понятий как его высшей стадии.

В то время как, в отличие от современного мышления древнее архаическое мышление не знало отвлеченных понятий. Отвлеченно мыслить, способность абстрагировать, обобщать и группировать предметы соответственно тому или иному понятию человек приобрел гораздо позднее.

Как писал французский ученый Л. Леви-Брюль, «наиболее резко бросающаяся в глаза черта языков у североамериканских индейцев заключается в особом внимании, уделяемом ими выражению таких конкретных деталей, которые в наших языках остаются невыраженными или подразумеваемыми».

 «В Южной Африке у туземцев бавенда существует специальное имя для каждого рода дождя. Даже геологические особенности почвы не ускользнули от их внимания: они имеют особые названия для каждого вида почвы, камней или скал. Нет такой разновидности деревьев, кустарников или растения, которая не имела бы имени в их языке. Они различают по имени даже каждую разновидность травы <…> Но тщетно было бы искать у них слова для отвлеченных понятий растения, животного, цвета, звука, пола, вида и т.д.<…> В языке лушей есть 10 слов для муравья, обозначающих, вероятно отдельные разновидности муравьев, 20 слов для корзины, много разных слов для разновидностей оленя, и ни одного слова для понятия «олень»[5]

Если обратиться к ивриту, то как видно из изложенного, насекомое «саранча» имеет не один синоним, отражающий ее разные свойства, но самого понятия «насекомое» нет в языке. Слово חרק хэрэк, которое означает в современном иврите «насекомое», связано одноименным корнем с древнееврейским словом חרק харак, что значит «скрежетать, скрипеть зубами».

Есть еще одно слово, означающее насекомое в современном иврите — רמש ремес. Оно идентично древнееврейскому слову, которое означало «пресмыкающееся животное», а также употреблялось применительно «к животным, движущимся в воде». От него же глагол רמש ремес — ползать, шевелиться, кишеть, пресмыкаться. Т.е. все эти значения очень далеки от понятия «насекомое».

Это говорит о древнем архаическом мышлении как о конкретном, чувственно-образном мышлении по сравнению с современным понятийным мышлением.

Как видно из этого, разговор о казусах библейского перевода затрагивает такую важную тему, как разные типы мышления. По сути речь идет о двух способах мышления: конкретном, чувственно-образном и понятийном.

Этой проблеме посвящена книга О.М. Фрейденберг «Образ и понятие» [6]. Во вступлении к ней она пишет: «Мифологический образ (предметное, чувственное мышление) и понятие (отвлеченное мышление) — два метода мировосприятия, исторически различные, имеющие свои датировки».

Согласно О.М. Фрейденберг, разница между образом и понятием — это разница между конкретным и отвлеченным мышлением. Понятие требует отбора черт, отвлечения от предметности, понятия вызывают обобщение и качественную оценку [7]

Мысль об историческом развитии понятий проходит сквозной нитью в ее работе. Понятия не присущи искони человеку: «было время, когда понятий не было. Да, понятия имели свой момент возникновения. Они имели и имеют длинную и очень сложную историю».

Эти ее слова можно рассматривать как программные: «Ведь отрицая историчность понятий, мы тем самым утверждаем их априорность, то есть их врожденность — их «предсуществование», — человеческому мышлению. Третьего пути нет. Явления или историчны, и тогда они возникают, изменяются, переходят в другие формы, или они извечны и априорны» [8].

Что касается самой «постановки вопроса об истории становлении понятий», то Фрейденберг иронизирует над тем, что в сознании ученых эта постановка равнозначна какому-то крамольному шагу, т.к. «уводит нас к порочному «до-логическому мышлению». А ведь мы страсть как боимся аргументации «от ярлыка».

На этом требуется остановиться, чтобы раскрыть подтекст этих слов. Здесь Фрейденберг затрагивает давний спор, связанный с появлением концепции Л. Леви-Брюля о пралогическом, или до-логическом мышлении, свойственном примитивному человеку.
Большинство ученых не приняли теорию Леви-Брюля. Его упрекали в том, что он отодвинул первобытное мышление в «прихожую логики», по выражению Леви-Строса. Последний утверждал, что способы мышления у примитивного и современного человека не отличаются, и в примитивном мышлении работает та же логика, что и в мышлении современном.

Фрейденберг была одной из тех немногих ученых, которые разделяли взгляды Леви-Брюля на первобытное мышление. В попытках восстановить справедливость по отношению к Леви-Брюлю, она писала: «…оставим термин «до-логического» мышления в покое — уже не раз указывалось на условный характер этого термина, который нисколько не имеет в виду мышления без логики (если б он звучал «до-формально-логическое», все было бы в порядке)».

Как и Леви-Брюль, Фрейденберг придерживалась мнения, что первобытное мышление мало абстрагирует и делает это иным способом, чем логическое. Она писала, что «понятия» в обывательском смысле, конечно, были у человека всегда. Но в науке термин «понятие» означает отвлеченный способ мысли.

Исходя из идеи развития, она подчеркивает: «Понятие — категория историческая, как и все, из чего слагается мышление. Понятия также изменчивы, они не только по содержанию меняются, но меняются и структурно, по способности открывать более глубокие и более новые стороны и связи явлений».

Общность идей сближает труды Фрейденберг с работами Выготского. Изучение развития понятий он ставил в центр своих экспериментально-психологических исследований. Фрейденберг как филолог — классик рассматривает образование понятий под другим углом, в истории образования понятий главную роль она отводит метафоре, функция которой состояла в «перенесении» свойства одного предмета на какой-то другой предмет.

«Античные понятия складывались в виде метафор — как переносные, отвлеченные смыслы смыслов конкретных». Иначе, «новая форма мысли, получающая становление непосредственно из мифологической образности, характеризуется отвлеченностью. Это мышление понятиями» [9].

Но это уже другая тема.

ЛИТЕРАТУРА

  1. М.Ковсан Книги ТАНАХа Теhилим(псалмы) «Заметки по еврейской истории» номер4(151), апрель 2012
  2. КЕТУВИМ, Теиллим, русский перевод Давида Йосифона. Мосад Араб Кук Йырушалаим
  3. Мюллер М. От слова к вере: Кн. История религии. − М.: Эксмо, 2000, с.155
  4. Там же, с. 140
  5. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. — М.: Педагогика-Пресс, 1994, с.136, 137
  6. Фрейденберг О.М. В книге «Миф и литература древности». Москва. Издательская фирма «Восточная литература» РАН 1998, с.224
  7. Там же, с.233
  8. Там же, с.225
  9. Там же , с.233

Print Friendly, PDF & Email

18 комментариев к «Инна Беленькая: О саранче и гусеницах в контексте переводов Библии»

  1. Benny B: 16.02.2022 в 21:19
    По еврейской версии (РАШИ 11 века и устная традиция йеменских евреев): эти несколько слов для обозначения саранчи это не синонимы, а или отдельные биологические виды саранчи или разные этапы её жизни
    __________________________
    Синонимы
    (греч. synonymos — одноименный). Слова близкие или тождественные по своему значению, выражающие одно и то же понятие, но различающиеся или оттенками значения, или стилистической окраской, или и тем и другим. Словарь-справочник лингвистических терминов. Изд. 2-е. — М.: Просвещение Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. 1976
    «…выражающие одно и то же понятие»… Т.е. применительно к данному случаю — саранче. Не к удаву, не к гусенице, а именно принадлежащие к понятию саранча.
    «…различающиеся оттенками значения» , т.е. саранча- она и прыгучая, она же истребляющая, она же грызущая, режущая, она же неисчислимая, она же пригодная к употреблению и т.д. и т.п.

    1. «…выражающие одно и то же понятие»… Т.е. применительно к данному случаю — саранче.
      =====
      Сабля, кинжал, меч — это одно и то же понятие для пацифистов, но принципиально разные понятия для воинов древности.
      Но тут нет объекта для спора: Вы объяснили мнения своей школы, а я — мнение своей.

      P.S.: Саранче посвящается: Нина Полей «8-я казнь» (видео, 45 секунд)
      http://www.youtube.com/watch?v=90Z9S-SkeBM

      Там фараон ещё поёт рэп в стиле «они кусачие, грызучие, прыгучие, они везде, везде! ужас, Ужас, УЖАС!!!».
      Таки ужас.

  2. Леонид Лазарь: 17.02.2022 в 01:24
    Из жизни насекомых:

    https://www.ivritimleonid.com/post/%D0%B8%D0%B7-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%8B%D1%85-i
    _________________________
    Спасибо, Леонид. Мне всегда интересно читать, что пишут об иврите.
    А вот эта сентенция меня сразила напрочь: «Беря нового ученика, на первом уроке я всегда читаю ему маленькую (5-минутную, не больше) лекцию о том, как, на мой взгляд, надо учить иностранный язык. Один из моих советов – это как можно более полное погружение в язык».

  3. По еврейской версии (РАШИ 11 века и устная традиция йеменских евреев): эти несколько слов для обозначения саранчи это не синонимы, а или отдельные биологические виды саранчи или разные этапы её жизни. Притом каждое слово обозначает саранчу с разными свойствами, принципиально важными для людей той эпохи: съедобен ли этот вид, какие растения он уничтожает, как против него можно бороться и т.д.

    Этот подход вполне соответствует одному из принципов современного словообразования: более абстрактные термины появляются в языке не раньше и не позже, чем в них возникла необходимость.

    P.S.: в переводах ТАНАХа Д. Йосифона есть немало ошибок и неточностей, но в синодальном переводе их несравнимо больше — и многие из них это сознательные искажения в раках христианского нарратива. А переводы консервативного рабби Ковсана они изначально предназначены для поэтически-эмоционального понимания ТАНАХа в рамках еврейской традиции — и в таком виде они довольно хороши. Но не стоит искать в них талмудическую точность.

  4. VladimirU:
    15.02.2022 в 14:57
    Как всегда, прекрасно написано. И, как всегда, есть совершенно непонятная вещь-почему в иврите нет тривиальнейшего слова «жук»?
    ____________________________
    Потому, наверное, и нет, что оно «тривиальнейшее», аффективно не значимое и никакой смысловой нагрузки не несет. Не то что, к примеру, киним(вши). Уж как это слово в Библии обыгрывается. А что жуки?
    Спасибо вам за отклик.

  5. Е.Л.:
    15.02.2022 в 17:04
    Понимаете, Инна! Особенность древнего мышления и его неспособностью к абстрагированию — это теоретическое построение. Оно может быть правильным или неправильным. А родоплеменной уклад жизни родственных древних народов, иногда имевших слабые культурологические связи — это то, что можно показать, доказать и неоднократно
    _______________________________
    Естественно, что древние обычаи, религиозные верования, культовые обряды – все это говорит о характере и особенностях мировосприятия, мироощущения древнего человека или его мышлении. И это же находит отражение в языке, на котором он изъясняется, его структуре и словотворчестве. Ведь язык и мышление «неразлучны». Почему вы считаете это чисто теоретическим построением – непонятно. Вас не убеждают приведенные примеры? Но ученые оперируют при изучении мышления разными методами. И не на последнем месте – лингвистический. Ведь представителям тех родовых племен вы не предложите всякие психологические тесты на выявление у них особенностей мышления. А как бы хотелось!

    1. Пока спасибо, уважаемая Инна! Сформулированные тезисы теории, выдвинутой Вами, представляются убедительными.

  6. Дорогая Инна! Мне кажется, что отсутствие понятийного мышления относится не только к древним языкам. Не помню уж где прочитал, что в современном эвенкском (а может тунгузском?) языке нет слова «вода». Есть река, ручей, лужа, дождь, снег, лед и т.п. Тут казалось бы, что «понятийность» пришла вместе с письменностью, литературой? Но ведь Ваша статья показывает, что эта «беспонятийность» присутствует и в очень древних документах. А как было в письмености у шумеров и египтян?

    1. Михаил+Поляк: 15.02.2022 в 16:12
      А как было в письмености у шумеров и египтян?
      ___________________
      Ну, до шумерского или египетского языка я еще не добралась. Да и вряд ли уже доберусь, но, как писал Макс Мюллер, «мы находим в первобытном санскритском, греческом, и древнеарабском языках огромное число слов, относящихся к одному и тому же предмету». А это можно экстраполировать и на другие архаические языки. Лама лё (Почему нет)?

  7. Как всегда, прекрасно написано. И, как всегда, есть совершенно непонятная вещь-почему в иврите нет тривиальнейшего слова «жук»? Вернее, оно как бы обезличено-«насекомое», которое и муравей, и скорпион, и бабочка…

    1. В современном разговорном иврите называют «джуким» местных огромных летающих тараканов.

  8. Лев Мадорский: 15.02.2022 в 13:02
    Если то, что Вы здесь написали, Инна, так и есть, то, учитывая важность источника, тянет на кандидатскую
    ______________________________
    Дорогой Лев, чего уж там мелочиться, берите выше — на докторскую!

  9. Если то, что Вы здесь написали, Инна, так и есть, то, учитывая важность источника, тянет на кандидатскую . Я без иронии. Очень интересное исследование. Спасибо.

  10. Уважаемая Инна!
    Может ли множественность называний одного и того же по разному (множественность синонимов) связана с родоплеменным укладом жизни древних народов, родственных, но иногда без больших культурологических связей?

    1. Ефим Левертов:
      15.02.2022 в 09:10
      Уважаемая Инна!
      Может ли множественность называний одного и того же по разному (множественность синонимов) связана с родоплеменным укладом жизни древних народов, родственных, но иногда без больших культурологических связей?
      ______________________________
      Спасибо за отклик, Ефим, но я не совсем поняла вопрос. Наверное, связь есть, но в первую очередь очевидна связь с особенностями древнего мышления, неспособностью его к абстрагированию, выработке понятий.

      1. Понимаете, Инна! Особенность древнего мышления и его неспособностью к абстрагированию — это теоретическое построение. Оно может быть правильным или неправильным. А родоплеменной уклад жизни родственных древних народов, иногда имевших слабые культурологические связи — это то, что можно показать, доказать и неоднократно подтвердить, например, археологическими раскопками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *