Михаил Ривкин: Афтара Экев

 270 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Как мы уже указывали ранее, четыре песни Пророка Избавления выделяются совершенно особым, личным, доверительным тоном и трагическим, таинственным содержанием. Эти песни принято называть «Песни Раба Г-сподня». Невозможно дать однозначный ответ на вопрос, кто или что именно подразумевается под этим именем. Иногда — это собирательное имя для всего Израиля, иногда пророк называет так самого себя. В разных песнях акценты расставлены по-разному, тот или иной аспект сложного, многослойного понятия обозначен сильнее или слабее.

Афтара Экев

(Йешайа 49:14-51:3)

Михаил Ривкин

В течение семи недель, начиная с недельного раздела Ваэтханан, мы читаем семь отрывков из книги Йешайа, гл. 40-66, автором которых является Пророк Избавления. Как мы уже указывали, творчество Пророка Избавления — это отдельные песни утешения, убеждения, примирения, обетования, провидения, реже — песни гнева и упрёка. Все эти песни тесно связанные между собой тематически и достаточно близкие по форме.

Песнь утешения (Йешайа 49:7-23)

Пророк возвещает народу, что час Избавления настал. Презираемый и несчастный народ станет отныне уважаемым и почитаемым. Цари и вельможи встанут перед ним и низко поклонятся ему.

«Так сказал Г-сподь: во время благоволения Я ответил тебе, и в день спасения помог тебе, и охраню тебя, и сделаю тебя народом завета, чтобы восстановить страну, чтобы дать во владение наделы опустошенные» (там 49:8)

Два важнейших внешних признака Избавления описывает пророк. Во-первых, это материальное богатство и изобилие. Во-вторых, собирание рассеянных со всех концов света. Эти мотивы повторяются во многих песнях Пророка Избавления. Но в данном случае пророк на какое-то время оставляет свои радостные, возвышенные напевы и даёт возможность высказаться цитадели Израиля, Сиону. Сион, символизирует народ Израиля, который уже давно отчаялся, давно не верит никаким утешениям, не желает слушать никаких радостных песен: «Оставил меня Г-сподь, и забыл меня Г-сподь!» (там 49:14). Нежный и поэтичный образ служит лучшим ответом отчаянию:

«Забудет ли женщина младенца своего, не жалея сына чрева своего? И эти могут забыть, но Я не забуду тебя» (там 49:15)

Не раз пророк обращался к сынам своего народа сурово, он резко упрекал своих современников, маловеров и грубых скептиков, которые пренебрегали его пророчествами. Но каждый раз, когда он вспоминал Сион, сердце его наполнялось бескорыстной любовью, в его словах вновь звучали уверенность и утешение. Пророк описывает чудесное будущее Сиона, когда город будет отстроен из руин. Сион в описании пророка — это любвеобильная мать, чьи сыны рассеялись кто куда, и которая сидит и ждёт их, не спуская глаз с горизонта. И хотя сыны её разъехались по всему миру, она по-прежнему бескорыстно любит их. И вот пророк возвещает, что все её сыны вернутся к ней:

«Так сказал Г-сподь Б-г: вот Я вознесу к народам руку Мою, и перед племенами подниму знамя Мое, и они принесут сыновей твоих в поле, и дочери твои несомы будут на плечах. И будут цари воспитателями твоими, и царицы их — кормилицами твоими, лицом до земли кланяться будут тебе, и прах ног твоих лизать будут, и узнаешь, что Я — Г-сподь» (там 49:22-23)

Песнь утешения (Йешайа 50:1-3)

Народ не склонен верить песням утешения и предсказаниям избавления. Для простых людей это не более чем фантастические преувеличения и беспочвенные мечтания. Для подавляющего большинства изгнанников было очевидно: народ, единожды изгнанный из своей страны, должен проститься со всеми надеждами. Пророк скорбит, обращается к народу с риторическим вопросом:

«Так сказал Г-сподь: где то письмо развода матери вашей, которым Я прогнал ее? Или кто тот из заимодавцев Моих, которому Я продал вас?» (там 50:1)

Что же хочет сказать пророк этим вопросом? Сион — это оставленная мать, её муж простился с ней, но не из-за её грехов, а из-за грехов её сыновей. Поэтому речь идёт именно о временном расставании, а не об окончательном разводе, который закрепляется разводным письмом. Сыновья Сиона во власти их врагам. Но Всевышний не передал их, в соответствии с долговыми расписками, заимодавцам, ничего подобного! Сыновья переданы врагам именно за их грехи. А раз так, то во власти Всевышнего смилостивиться над ними и вновь собрать их вместе. Теперь становится понятным и риторический вопрос, в котором сынов Израиля упрекают за пассивность:

«Почему приходил Я — и не было никого, звал Я — и никто не отвечал» (там 50:2)

Третья песнь Раба Г-сподня (Йешайя 50:4-9)

Как мы уже указывали ранее, четыре песни Пророка Избавления выделяются совершенно особым, личным, доверительным тоном и трагическим, таинственным содержанием. Эти песни принято называть «Песни Раба Г-сподня». Невозможно дать однозначный ответ на вопрос, кто или что именно подразумевается под этим именем. Иногда — это собирательное имя для всего Израиля, иногда пророк называет так самого себя. В разных песнях акценты расставлены по-разному, тот или иной аспект сложного, многослойного понятия обозначен сильнее или слабее.

«Четыре песни «раба Йахве» образуют некое композиционное единство из двух обрамляющих песен, в которых Бог «представляет «раба Йахве»», говоря о нем в третьем лице — «Вот раб Мой» (42:1 и сл.) и «Вот образумится раб Мой» (52:13 и сл.), и из двух центральных песен, в которых «раб Йахве» как бы представляет себя, говоря о себе в первом лице \…\ и «Адонай Йахве дал мне язык учений (или «учености»)…» (50:4 и сл.)»[i]

 

Далее И. П. Вейнберг справедливо указывает, что именно акцентирование такого качества, как мудрость помогает нам прочесть Третью Песнь Раба Г-сподня как описание одного человека:

«На возможную многосоставность образа «раба Йахве» указывают также те качества, которыми он наделяется при призвании его Богом. Одно из них — мудрость: «Адонай Йахве дал мне язык учения, чтобы знать, как подкрепить словом усталого, каждое утро Он пробуждает ухо мое, чтобы слушать учение» (50:4). Мудрость в Танахе, как правило, качество индивидуальное»[ii]

Однако не мудрость осталась на веки веков тем качеством, той характерной чертой, которая безошибочно помогает выделить Раба Г-сподня среди множества реальных и образных, собирательных персонажей ТАНАХа. Такой характерной чертой стали пережитые им страшные страдания. Именно о них вспоминаем мы, услышав имя Раб Г-сподень, и именно они предают его образу личные, человеческие черты.

«Служитель — страдалец: будучи безгрешным, он подвергается страшным преследованиям исключительно из-за покорности Г-споду. Он страдает за чужие грехи. Об этом говорит третий и, особенно четвёртый фрагмент»[iii]

О каких же именно страданиях идёт речь в Третьей Песне? Жестокие и безжалостные люди избивали Пророка Избавления, вырвали волосы из лица его, издевались над ним, плевались в него. Немногочисленные сторонники пророка также были заключены в темницу и подверглись пыткам и издевательствам. Пророк утешает себя в несчастьях тем, что он остался верен Всевышнему, не изменил своей миссии даже в самых страшных муках. Он утешает своих друзей:

«Кто из вас боится Г-спода, слушается голоса раба Его? Тот, кто ходит во тьме и нет света ему, пусть полагается на имя Г-сподне и опирается на Б-га своего» (там 50:10)

Своим гонителям и мучителям он бесстрашно бросает в лицо:

«Вот все вы, возжигающие огонь, поддерживающие искры, — идите в пламень огня вашего и в искры, которые разжигали вы! От руки Моей суждено вам это в скорби лежать будете» (там 50:11)

Да, воистину великую и скорбную миссию принял на себя Пророк Избавления в этот скорбный час.

Примечания:

[i] И.П. Вейнберг Введение в ТАНАХ Пророки Гешарим Иерусалим 5765 Мосты культуры М 2005 стр. 61

[ii] И.П. Вейнберг там

[iii] Майкл Грант История Древнего Израиля Москва Терра 1998 стр. 201

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *