Мирон Амусья: К сорокалетию начала войны Судного дня. О победе, которая окончательно сменила парадигму действий врагов Израиля

 784 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Мирон Я. Амусья

К сорокалетию начала войны Судного дня

(О победе, которая окончательно сменила парадигму действий врагов Израиля)

Посвящается Светлой Памяти израильтян,
своими жизнями обеспечивших Великую Победу в 1973 году

Безумству храбрых поем мы славу!
Безумство храбрых — вот мудрость жизни!
О смелый Сокол! В бою с врагами истек ты кровью… Но будет время — и капли крови твоей горячей, как искры, вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой свободы, света! Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету! Безумству храбрых поем мы песню!..
А.М. Горький, «Песня о Соколе»

6 октября 1973 г. началась четвёртая, опять проигранная арабами, крупномасштабная война между Израилем и его соседями. Потерпев поражение, они вовсе не перековали мечи на орала, но сорок лет не рисковали прямой конфронтацией с Израилем. Не рискуют по разным причинам и сейчас. Это была, надеюсь, последняя война, где ставкой с арабской стороны было полное и окончательное уничтожение Израиля. С тех пор, и, полагаю, навсегда, или во всяком случае в предвидимом будущем, попытка сокрушения арабской военной силой ему не грозит, хотя покой Израилю может только сниться. Муки террора — да, клевета и моральное давление в расчёте на панику и рост капитулянтства среди слабовольных и слабонервных, на страх малодушных — да, но прямое военное столкновение — нет. И примечательно, что это важнейшее достижение, обеспечивающее развитие страны — хозяйственное, научное, культурное, стало результатом войны, о которой даже многие в Израиле отказываются говорить как о грандиозной победе.

Причина двойственного отношения к Войне Судного дня — в неудачных для Израиля первых её днях, определённой панике в руководстве, чудовищно раздутой, в то же время, судебными расследованиями, трудами псевдоисториков, стараниями полезных и бесполезных идиотов, предателей, леваков. Уже защитившая Израиль на долгие сорок лет, и, уверен, ещё на многие годы вперёд, эта война, сама память о ней, теперь нуждается в защите от тех, кто победы своего народа ловкими манипуляциями в СМИ превращают в поражения и напрасную трату жизней своих граждан.

Мысленно, я очень часто возвращаюсь к событиям того времени, которые крепко врезались в память. Хотя дата начала войны мне, разумеется, была неизвестна, сам факт подготовки к ней не вызывал особых сомнений. Если в Войне за независимость в 1948-49 гг. СССР ещё поддерживал Израиль, то в 1956-м ситуация стала диаметрально противоположной. Все СМИ СССР были полны сообщений о «тройственной агрессии» — Англии, Франции и Израиля против «свободолюбивого» Египта, возглавляемого будущим Героем Советского Союза Насером. Проигрыш арабов в этой войне представлялся прессой СССР как результат действий мощных империалистических стран — Англии и Франции, к которым Израиль был лишь малосущественным довеском. Не обратили в СССР внимания, или не проявляли его публично, что именно Израиль стал основным победителем в этой войне. Именно Израиль приобрёл в качестве трофеев горы советского оружия и освободил от египтян Синайский полуостров.

Война 1967 г, вошедшая в историю под названием Шестидневной, стала не только выдающейся военной победой Израиля, но и крупнейшим политическим и военным поражением СССР — ментора и снабженца оружием и советниками Египта и Сирии. Именно эта война стала сильнейшим катализатором идей реванша. Желание проучить «героев ташкентского фронта» гуляло среди всего партийного и военного руководства СССР. Почти не скрываемый государственный антисемитизм подпитывал тягу к военному решению «палестинской проблемы»[i]. Началось наращивание числа военных советников и переброска регулярных воинских частей в Египет. Знаю это по очень авторитетным слухам, которые были куда надёжнее официальных сообщений СМИ, да и из разговоров с непосредственными участниками событий, с ходом времени всё откровеннее говоривших о происходившем.

Для арабов первое военное поражение, в 1948-49 гг, выглядело случайной осечкой. Соотношение ресурсов арабских стран и Израиля было столь подавляющим в пользу первых, что исход следующего столкновения представлялся им очевидным. Оставалось давить на Израиль и ждать удобного момента. К 1956 он, казалось, наступил, но столкновение кончилось бы полным афронтом, не заступись за «бедный» Египет и СССР, и США. Поражение было обидное, но утешением, пусть и внешним, служило то, что война проиграна двум крупным державам, к которым Израиль был лишь мелким придатком. Это можно было скормить плебсу, а руководство египтян, Насер в первую очередь, прекрасно понимало, что удар на Синайском полуострове был израильский, и потому требовалось, в соответствии и с внутренним анти-еврейским настроем, отомстить именно ему.

Вдоволь запасшись оружием, буйные соседи решили ударить вместе по Израилю, не без оснований надеясь, что его разгром случится раньше, чем международное сообщество придёт Израилю на помощь, если вообще решится когда-либо приходить. Не без науськивания со стороны СССР, при активнейшем снабжении им оружием Египта и Сирии и участии советских военных советников, в 1967 началась Шестидневная война. Она закончилась полным разгромом Египта, Сирии, и Иордании. От капитуляции их спасла лишь вполне реальная и открыто высказанная угроза СССР ударить по Израилю, и его же сильнейшая дипломатическая поддержка арабов в ООН и Совете Безопасности.

Всемирный позор, поражение, нанесённое маленьким тогда Израилем несопоставимо более сильному и богатому ресурсами противнику — ведущим арабским странам, требовали отмщения и разжигали идеи реванша. И арабы занялись подготовкой к новой, решающей войне, в чём им помогал и СССР, посылая не только оружие, но и регулярные воинские части. Ведь позор арабских армий был позором их ментора и снабженца. «Интернациональный долг» готовились выполнять в Египте 20-30 тысяч солдат и офицеров Советской армии[ii]. Немало было их и в Сирии. Советник из СССР был при командире каждого, даже сравнительно мелкого арабского подразделения.

Ружьё, почти открыто висевшее на стене, должно было выстрелить. Для атаки был выбран Йом Кипур, когда множество евреев, включая основную часть израильской армии — резервистов, находится в синагогах. Арабы считали, что этих резервистов будет крайне трудно переправить в воинские части приписки. Они и их учителя ошиблись в этом вопросе, как и в целом ряде других. И египтяне, и сирийцы прекрасно подготовились к войне, но прошлой, и не учли, что евреи, особенно ввиду смертельной угрозы, иногда довольно быстро перестраиваются. Вскоре, буквально через несколько дней, арабы и их менторы поняли, что война ведётся Израилем с огромной инициативой, решимостью, самопожертвованием солдат и офицеров — новая война, без особой оглядки на когда-то славные, но устаревшие шаблоны прошлого.

Уже выбор для нападения дня Йом Кипура оказался ошибкой. Раввины быстро нашли основания для предоставления резервистам свободы и от продолжения поста, и от запрета работать или пользоваться транспортом. Резервисты, оценив по достоинству гнусность выбора дня начала войны, очень часто на своих машинах, по свободным из-за праздника дорогам, понеслись к своим частям. Это абсолютная ложь леваков, невежд и предателей, будто А. Садат или Х. Асад ставили перед собой, начиная войну, ограниченные цели наказания «израильской наглости»[iii]. Нет, их целью была попытка уничтожения Израиля, попытка отчаянная, но продуманная и технически подготовленная. В осуществлении этой попытки Египту и Сирии помогали Ирак, Иордания, Саудовская Аравия, Кувейт, Алжир, Ливия, Марокко, Судан и Тунис. Всех, рвавшихся тогда к скорой победе над ненавистным врагом, и не перечислишь. Особо стоит отметить помощь СССР, обеспечившего по зенитно-ракетным комплексам превосходство над Израилем почти в 10 раз, а по противотанковым ракетам — в 4 раза[iv].

Никогда не забуду, как в эти дни мы с другом, живущим сейчас в Калифорнии, забросив все свои дела, сквозь шум и треск радиопомех, ловили «голоса». Мы буквально жили в радиоприёмнике. Сообщения пугали. Они кардинально отличались от первых же новостей о ходе предыдущих войн Израиля. Привыкшие по-советски читать между строк, слушая и официальные передачи, мы улавливали признаки существенных трудностей у Израиля. В сообщениях советского радио и телевидения звучал голос их победы и, следовательно, нашего поражения, и с этой ситуацией, кажущейся грядущей скорой катастрофой, мы ничего не могли поделать.

Египетские войска пересекают Суэцкийо канал, 7 октября 1973

Сообщения из Израиля и по зарубежным радио-«голосам» тоже были тревожными. За продвижением египтян на Синайском полуострове, последовала грозная атака сирийцев на Голанских высотах. На фоне неудач, а затем затишья на египетском фронте, события на сирийском направлении развивались быстрее. Уже к 9 октября ситуация изменилась явно в пользу Израиля. Помню, как в это время на пресс-конференции чуть ли не начальник генштаба на вопрос корреспондента «Идут ли ваши танки на Дамаск?» ответил «Ещё нет». Вот это спокойное «ещё» говорило больше детальных сообщений о происходящем, показывало, что Израиль уверен в победе, без которой ему, как мы отчётливо понимали, не просуществовать.

Не военные, мы считали, что основным фронтом, просто по силам противоборствующей стороны, был египетский. Здесь радостные вести пришлось ждать гораздо дольше. Как сейчас, помню передачу ВВС, дней через десять после начала войны, сообщающую о небольших успехах египтян. Вдруг диктор запнулся и сказал: «Пришло странное сообщение. Якобы, израильтяне форсировали Суэцкий канал. Информация проверяется». Через несколько минут мы услышали, что, действительно, солдаты под командованием генерал-майора Шарона нашли слабое место на стыке двух египетских армий. Диктор, милый диктор, радостным голосом, или нам это просто показалось, сообщил, что израильские танки находятся уже на египетском берегу Суэцкого канала и буквально давят ракетные установки ПВО. Вскоре дорога на Каир оказалась открытой, и от него танки Израиля отделяло лишь сто километров неукреплённого шоссе.

Министр обороны Моше Даян и комдив Ариэль Шарон на западном (египетском) берегу Суэцкого канала

Мы с другом не сомневались, что в Совете Безопасности сейчас поднимется невообразимый крик, взамен тишины, которая была, когда казалось, что в войне побеждают арабы. Понимали мы хорошо и то, кто именно бежит сейчас от израильских танков, торопливо бросая зенитно-ракетные комплексы. Не было сомнений, что и на этот раз арабов спасут от капитуляции. Но радости нашей всё равно не было границ. Достигнута победа, тем более дорогая, что ей предшествовали несколько дней неудач. Как и можно было предвидеть, «патрон» добился прекращения наступления и на Каир, и на Дамаск, опять грозя прямым ударом по Израилю. К погрузке на корабли и самолёты для оказания «братской помощи» готовились боевые части Советской армии, включая семь дивизий ВДВ. Оружие же и советники, пусть и без желаемого эффекта, начали поступать в Египет фактически сразу после начала «клиентом» желаемого «патроном» шага.

Уместно сказать пару слов и об американской помощи Израилю. Она была особенно важной тем, что защищала в определённой мере от шантажа и угроз со стороны СССР. За помощь, вне зависимости от её объёма, следует быть благодарным. Но стоит отметить, что помощь США Израилю не шла по объёму ни в какое сравнение с поставками СССР Сирии и Египту. Мне доводилось читать, что США компенсировали все 400 танков, потерянных Израилем в ходе боёв. Это, по свидетельству проф. Ю. Неемана, ответственного за получение американских военных поставок Израилем, совершенно не верно[v]. Фактически, потери компенсировал очень быстрый ремонт и брошенные исправными 400 советских танков, из общего числа потерянных арабами примерно 2500.

В победе Израиля решающим были находчивые действия армии, военной промышленности, всех граждан, чьё терпение позволило пройти путь от горечи неудач к радости победы.

Несмотря на сокрушительное поражение арабов, в Израиле прошла волна протестов по поводу реальных и мнимых ошибок руководства страны и армии. Совсем неплохо, когда анализируются причины неудач, пусть и временных. Однако этот анализ не должен отрицать очевидное — факт израильской сокрушительной победы

Эти несколько дней неудач показали, что к противнику, особенно со столь сильным «патроном», надо относиться предельно серьёзно. Они позволили чуть обобщить древнюю латинскую поговорку, превратив её из абстрактного «хочешь мира — готовься к войне» в значительно более конкретное: «хочешь мира сегодня, готовься сразу к войне сегодняшней и завтрашней». Эти дни показали, что мотивация солдата, его инициатива компенсируют превосходство врага как в числе, так и в качестве используемого им оружия.

Неудачи Израиля в первые дни с последующим разгромом арабских войск позволили египетским и сирийским правительствам в какой-то мере сохранить лицо, но почти весь ход войны и её финал заставили их понять, что военным путём Израиль не одолеть. Даже при наличии сильнейшего и готового на многое ради своего престижа «патрона». Сказанное справедливо и сейчас, когда и «патрон» стал гораздо меньшего калибра, да и сами потенциальные враги в основном заняты разборками внутри своих государств.


[i] Навсегда запомнил услышанные в 1967, в прямой передаче из ООН слова посла СССР в ООН и Совете Безопасности, профессионального филолога-востоковеда Н. Т. Федоренко: «Тут приходит какой-то Мойша Даян и врёт». А слушать Мойшу (имя Моше востоковеду было никак не выговорить) приходилось в связи с военным разгромом клиентов СССР «какими-то мойшами».

[ii] Недавно узнал, что в Израиле организовали движение, имеющее целью «помочь семьям воинов-афганцев в Израиле обрести уважение и равные права с семьями ветеранов Второй мировой войны». Перелицовщики истории забыли ещё одну, не менее «достойную» группу — солдат СССР, бившихся против Израиля на стороне арабов в 1956, 1967 и 1973 и обучавших их этому ремеслу.

[iii] Явная неправда и утверждение, будто мирные предложения арабов, якобы отвергнутые Израилем в 1972 были идентичны принятым им в 1978. Нет, пришлось всё-таки Садату осознать изменившуюся реальность.

[iv] По прямому заданию руководства страны, как ответ на действия авиации и танков Израиля в шестидневной войне, конструктор С. П. Непобедимый создал переносные ракетные системы, эффективные против низколетящих самолётов и наступающих танков.

[v] Мне рассказывал Юваль Нееман, как буквально единственный (!) американский танк рано утром привозили с военной базы США в ФРГ, и сгружали с транспортного самолёта в присутствии журналистов. Поздно вечером он возвращался назад с тем, чтобы утром вновь появиться, демонстрируя «поток танков», идущих в Израиль. Психологически, это была полезная ложь.

Print Friendly, PDF & Email

5 комментариев к «Мирон Амусья: К сорокалетию начала войны Судного дня. О победе, которая окончательно сменила парадигму действий врагов Израиля»

  1. Слава израильским героям, сумевшим в тяжелую минуту остановить врага!
    Вечная память израильским героям, отдавших жизнь за Родину!

  2. Единственное, что в статье вызывает моё сочувствие — это со-переживание с автором войны в момент, когда мы уже ожидали ответа от ОВИРа, и со-слушание радио. Попытка прорваться через глушение (израильскую волну 33м почему-то глушили меньше чем ВВС, Голос Америки или Немецкую волну), будильник ночью, чтобы проснуться к очередному выпуску новостей…

    Но до какой степени нужно быть опьяненым ультра-правой ндеологией, чтобы посметь предложить такой пересмотр истории:

    Причина двойственного отношения к Войне Судного дня — в неудачных для Израиля первых её днях, определённой панике в руководстве, чудовищно раздутой, в то же время, судебными расследованиями, трудами псевдоисториков, стараниями полезных и бесполезных идиотов, предателей, леваков.

    Как будто не левое правительство стояло тогда у власти во главе с Голдой Меир!!!

    И автор полагает себя не «псевдоисториком»! И ни слова про подвиг «антисемита» Никсона, который приказал поднять в воздух все, что только может летать, чтобы спасти Израиль!

    Мне стыдно за эту статью — перед американцами, которые помнят, и перед той частью моей семьи, которая тогда была в военной форме.

  3. Спасибо, Мирон за светлый, даже празднично-светлый, звучащий как сигнал фанфар, очерк. Это была победа! Поразительно, что в Египте недавно праздновали тоже «победу» в той же войне.

  4. Автор: «…важнейшее достижение, обеспечивающее развитие страны — хозяйственное, научное, культурное, стало результатом войны, о которой даже многие в Израиле отказываются говорить как о грандиозной победе.»
    Потому что в Израиле, а не в России или еще где, сначала считают свои потери и только потом трезвонят о победе. А потери в этой войне были относительно высоки, а страна встретила войну не готовой. Победа заключалась только в том, что сумели отбить врага и сохранить уже взятое в предыдущей, Шестидневной, войне.

    Автор: «…Причина двойственного отношения к Войне Судного дня — в неудачных для Израиля первых её днях, определённой панике в руководстве, чудовищно раздутой, в то же время, судебными расследованиями, трудами псевдоисториков, стараниями полезных и бесполезных идиотов, предателей, леваков.»
    Без «псевдоисториков» и «леваков» и велосипедом не овладеете? Вся власть тогда была «левацкая», так что если победа, по-Вашему, все-таки была. то кто ее обеспечил? 🙂 А «псевдоисториков» Вы многих прочли? Или Вам по вкусу «военные историки» СССР, жующие до сих пор радость победы в ВОВ и не страдающие никоим образом от безумных потерь своего народа и военных ошибок (мелочи жизни, правда?), приведших к ним?

    Автор: «…победы своего народа ловкими манипуляциями в СМИ превращают в поражения и напрасную трату жизней своих граждан.»
    Мне пока ясно, что не в Израиле Вы живете.

    Автор: «…Это абсолютная ложь леваков, невежд и предателей, будто А. Садат или Х. Асад ставили перед собой, начиная войну, ограниченные цели наказания «израильской наглости»[iii].»
    А это к какому месту приторачивать? Вам бы все подлить масло в огонь гражданской войны, иначе не о чем будет писать. Вам бы все «предателей» найти. Не было их. Ищите ведьм
    вокруг себя.

  5. Приятно было почитать. А в ссылках было очень даже смешно. Но я вспомнил Вашу переписку, не помню с кем, по поводу гравитации. Которая мне показалась издевательством над читателем. Особенно потому, что ни Вы, ни Ваш собеседник понятия не имели, что она такое — гравитация. А вели себя так, будто знаете больше читателя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *