Белла Езерская: «Последствия»

 161 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Белла Езерская

«Последствия»

К 75-й годовщине Хрустальной ночи

Этот фильм (Последствия / Aftermath / Pokłosie) сравнивают со Списком Шиндлера, Выбором Софи, Пианистом  и другими фильмами о Холокосте. И странно: почему-то никто не вспоминает картину Льва Шрайбера Everything Is Illuminated (в русской озвучке: «И всё осветилось» или «Свет вокруг») с которым она пересекается не только сюжетно, но и стилистически. Натуральные ужасы Холокоста в ней отсутствуют: даны только его последствия. Название фильма «Всё освещено» напрямую соответствует идее фильма «Последствия»: нет ничего тайного, что не стало бы явным: все освещено.

В фильме Всё освещено — еврейский юноша, разыскивает село на Украине, где жили его предки; у Пашиковского — поляк, приехавший из Чикаго на свидание с братом после 20 лет разлуки, сталкивается с некоей тайной . Юный американец (его играет Элайджа Вуд) на месте сожженной деревни находит место на границе поля с подсолнухами, где были расстреляны его прабабушка и прадедушка. О том, что находит в своем родном селе Франтишек Калина, рассказывает Владислав Пашиковский в фильме Pokłosie. В английском переводе — Aftermath , в русском — Последствия или Стерня, то есть то, что остается на поле после уборки урожая. В американском прокате фильм идет по-польски с английскими субтитрами. Премьера состоялась в 2012году в Варшаве.

Это документальный фильм, потому что он основан на реальных событиях. Это художественный фильм, потому что в нем заняты актеры. Это фильм о Холокосте — но и о сегодняшней Польше. Это фильм о непрощенной, не искупленной — вине; об ответственности потомков за преступления предков.

Завесу над кровавой тайной приоткрыл в 2001 году американский историк Ян Томаш Гросс своей книгой « Соседи». 10 июля 1941 года в селе Едвабне, в 85-ти милях к северо-востоку от Варшавы, одна половина жителей истребила другую половину. Убийцы были католиками, те, кого убивали — евреями. Соседи расстреливали соседей, с которыми многие годы жили бок о бок, ходили друг к другу в гости, делились на праздники пасхой и халой. Их добивали битами, ножами, топорами, вилами, всем — что попадалось под руку. Работали всем миром: нелегко было в одночасье уничтожить несколько сот человек, почитай половину села. Руководил всей операцией мэр Едвабне пан Калина, мирно скончавшийся спустя годы в своей постели. Руководил со знанием дела, но техника была не на том уровне: еще не было ни душегубок, ни газа циклон; Освенцим, Дахау, Собибор, Треблинка еще только строились. Поэтому некоторым удалось бежать, но их поймали, загнали в амбар, закрыли на замок, облили керосином и подожгли с четырех сторон.

Жители села Едвабне 60 лет хранили об этом гробовое молчание. На вопрос, куда делись их еврейские соседи, отвечали, что немцы их депортировали… или убили… — они точно не знают. Они тут не при чем. Во всем виноваты немцы. Но немцев там не было, это доказано. Это сделали поляки под патронажем нацистов.

В 2001 году, на памятной церемонии, посвященной 60-летию погрома, президент Александр Квасьневский извинился перед еврейским народом за это преступление. Но президент — это еще не польский народ…

Все началось с того, что польский режиссер и сценарист Владислав Пашиковский прочитал книгу Гросса. Она потрясла его. Потом он признался: у него было такое чувство, что если он промолчит, то будет соучастником преступления. Он не промолчал. Он написал сценарий. Это было в 2004 году. Прочитав этот сценарий, друг Пашиковского, продюсер Дариуш Яблонский решил, во что бы то ни стало поставить по нему фильм, хотя денег не было. Роли в будушем фильме распределились так: сценарист и режиссер— Владислав Пашиковский; главный оператор Павел Эдельман (Пианист, Катынь, Пан Тадеуш); художник-постановщик Аллeн Старский (Список Шиндлера, Побег из Собибора, Пианист, Пан Тадеуш). Вот такая могучая кучка.

Американец Шрайбер сделал фильм для американцев, поляк Пашиковский — о поляках и для поляков: «Я — гой, поляк — заявил он с прямотой человека, которому нечего терять,— поэтому имею право делать кино только о поляках». Это значит, что свой о своих может сказать все, чего другой не скажет из соображений политкорректности. Вопрос в том, хотят ли этого поляки. А поляки не хотели, чтобы о них делали такой фильм. Они обиделись. Пашиковский во всеуслышание заявил, что в послевоенной Польше, свободной от евреев, свирепствует антисемитизм. «Ядовитая этническая ненависть не умерла, она дремлет до поры, но внезапно просыпается и вспыхивает»,— с грустью признал он. Поляки не могут ему простить, что он развенчал популярный миф о том, что они во Второй мировой войне были исключительно жертвами.

Что же застает в родной деревне Франек Калина? Нищету, зависть и ненависть. Брат Йожек не рад встрече. Отмалчивается, что-то скрывает. Йожек спит с топором под подушкой: так и встречает брата— с топором в руке. От него ушла жена и уехала в Америку. Она рассказала Франеку, что у Йожека неприятности с односельчанами. В деревне его третируют: избивают, бьют стекла в окнах, расписывают антисемитскими граффити стены, поджигают его поле, отрубают голову его псу. Франек догадывается, в чем дело: односельчан раздражает тайное хобби Йожека: он ночью перетаскивает памятники с заброшенного еврейского кладбища к себе на ферму, моет и устанавливает посреди своего пшеничного поля, где уже образовалось нечто подобие кладбища. (У Шрайбера: поле смерти засеяно подсолнухами).

Крестьяне, угрюмые мрачные монстры, подозревают, что Йожек симпатизирует евреям, и поэтому возится с их памятниками. Одного этого уже достаточно, чтоб его возненавидеть. Когда Йожека спрашивают, зачем он это делает, он бормочет что-то невразумительное: « Они же были людьми». Оппонентов это объяснение не устраивает. У них свои аргументы: «Они (евреи) распяли нашего Христа, а ты возишься с ихними памятниками». Брату Йожек говорит правду: крестьяне мостят надгробными плитами дорогу. Он сам не может объяснить, какие силы поднимают его ночью с постели и гонят на старое кладбище, но он знает (скорее чувствует), что осквернять надгробия — грех. И как может, препятствует этому. Чтоб донести свою позицию до соотечественников, Пашиковский использует образ честного, но наивного и глуповатого Йожека, что дало критикам повод обвинить его в оскорблении польского народа.

«Американца» Франтишека играет Иринеус Чоп. В ладно сидящем костюме, с элегантной сумкой он выглядит как респектабельный синий воротничок. Но оказывается, что в Америке он очищает дома от асбеста, хотя знает, что эта работа опасна для здоровья. И получил он ее потому, что американцы на эту работу не идут. В Америке он чужак. Для нищих, голодных, и озлобленных односельчан он тоже чужак, может быть даже больший, чем его брат. Потому что — раз американец, значит богатый Американцы все богатые. По характеру Франек — полная противопожность Йожеку. Он упрям и решителен. В нем просыпается азарт, и он начинает собственное расследование. Не столько ради истины, сколько из упрямства. Дотошно расспрашивает стариков, которые помнят резню.: были ли это немцы? А если не немцы, то кто? В архиве он находит старые топографические планы. Оказывается, то, что было землей их отца, и перешло к ним с братом по наследству, принадлежало евреям. Когда пришли немцы, соседи-поляки решили от них избавиться, чтобы завладеть их землей, их имуществом, их домами. И удобно свалить все на немцев.

Франтишек решает идти до конца: раскопать ров, в который убийцы сбрасывали трупы, и таким образом подтвердить или опровергнуть страшную догадку. Ночью, под проливным дождем, по пояс в воде братья раскапывают ров. Йожек очень надеется, что они ничего не найдут, но Франек упорно продолжает эти безумные раскопки. Вскоре на краю ямы вырастает гора черных обугленных черепов. Как на картине Верещагина. Йожек в истерике: он умоляет брата побросать кости снова в яму и закопать, чтоб никто не узнал. Но для Франека это невозможно, ибо снова означает сокрытие. Они яростно спорят, спор переходит в ожесточенную драку. Позиции братьев меняются, и кто из них Каин, а кто Авель определить уже нельзя. Франек замахивается на брата топором. Это— кульминация. Топор не опускается. Франек и сам не знает, что делать со страшной находкой. Не вызывать же полицию. И он не придумывает ничего лучшего, как уехать. Бежать. Его возвращают с дороги : что-то случилось. с братом. Он возвращается и видит Йожека, распятого на воротах собственного амбара.

Скандал вокруг фильма разгорелся в октябре 2012 года, когда он был показан на Варшавском кинофестивале. Польские СМИ окрестили его «антипольской пропагандой». По этой же причине Институт польского кино отверг фильм.

Горше всего досталось исполнителю роли Йожека Матеушу Штуру. Во время просмотра ему кричали, чтоб он убирался из Варшавы в один конец. Интернет взорвался ненавистью. На веб-сайте Штуру угрожали и физической расправой. Журнал Впрост поместил его фото на обложке в окружении антисемитских граффити с заголовком: «Линчеван по собственному желанию». В итоге Штур получил награду как лучший актер, востребован больше чем раньше.

Вернемся к началу. Яблонский отнес сценарий в Польский институт кино, в надежде на финансовую помощь, но там ему отказали, потому что сочли, что Пашиковский оболгал польских крестьян. Дескать, таких монстров в Польше отродясь не было и таких деревень не было. Яблонский парировал: «Я знаю таких людей, я видел такие деревни». Поляки вообще очень чувствительны к своему международному имиджу.

Сценарий пошел по рукам. Деньги всем миром и по всему миру собирали 7 (семь) долгих лет. К счастью, нашлись спонсоры: политики, актеры, продюсеры, финансисты. Были группы поддержки из Голландии, Словакии, России. В конце концов Польский кинофонд пересмотрел свою позицию и частично субсидировал проект.

Финал мне кажется заимствованным из другой оперы. Видимо Пашиковский внес его для «проходимости» фильма, и чтоб закончить его хоть на какой-то оптимистической ноте.

На самодельном кдадбище, которое соорудил Йожек, ребе читает заупокойную молитву кадиш. Ему вторит хор школьников, одетых в голубые униформы. На заднем плане появляется Франтишек в костюме и плохо повязанном галстуке. (Видимо не может избавиться от этой пагубной американской привычки). Он зажигает поминальную свечу, надо думать — на могиле мученика-брата. Останется ли он продолжать борьбу, или уедет от греха подальше в постылую Америку можно только догадываться.

Фильм выставлен в Сети, его можно посмотреть по компьютеру. Сейчас его привезли в Америку. В каждом крупном городе его будут показывать две недели. Потом он поедет в Европу. В Нью-Йорке его показывают до 15 ноября в двух кинотнеатрах: Синема Вилидж и Линкольн Плаза: видимо, нет больше двух копий. Фильм уже получил премию критиков на фестивале в Гдыне, премию Яд Вашем в Иерусалиме. Тем не менее, споры вокруг него продолжаются, и будут продолжаться еще долго.

Читайте также по теме: «Надежда Кожевникова: Каин, где брат твой Авель?»

Print Friendly, PDF & Email

Один комментарий к “Белла Езерская: «Последствия»

  1. Автору
    Спасибо за профессиональную рецензию. Фильм по Вашей ссылке посмотрел. Еще раз спасибо. От обсуждения воздержусь: лучше Вас ничего сказать не сумею.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *