Игорь Волошин: Open House Chicago — 2015. Чикаго. День открытых дверей. 18 октября

 320 total views (from 2022/01/01),  4 views today

Двадцатые годы принято называть «ревущими», поскольку это было время невероятного экономического роста, охватившего все виды промышленности Соединенных Штатов. На небывалом подъеме была строительная индустрия, небоскребы возводились стремительно один за другим.

Open House Chicago — 2015
Чикаго. День открытых дверей

18 октября

Игорь Волошин

Окончание. Начало

По первоначальным плану на второй день OHC-2015 мы должны были ехать в южную малоизученную нами часть Чикаго, где было открыто несколько весьма интересных мест. Однако, когда я внимательнее ознакомился со списком зданий в Downtown (центр Чикаго), то понял, что юг придется отложить. Пропустить Medina Athletic Club, Union League Club, Chicago Athletic Association, AON или Old St. Patrick’s Church было бы большой ошибкой, тем более неизвестно будут ли эти здания открыты в будущем. Поэтому выбор был сделан, и мы в супругой, сыном и невесткой отправились в Downtown.

  1. InterContinental Chicago Magnificent Mile (Medina Athletic Club)

505. N. Michigan Ave.

Архитектор Уолтер Алшлегер Walter William Ahlschlager (July 19, 1887 — March 28, 1965) не так уж был и знаменит, хотя построил немало зданий в стиле Арт Деко по всей стране. Его гостинницы, театры, банки можно увидеть в Чикаго, Нью Йорке, Цинцинатти, Далласе, Мемфисе и других городах. Однако едва ли не самое эффектное здание было построено им в Чикаго в 1929 году для членов престижного Medinah Athletic Club. Основателем клуба была масонская ложа Shrine Organization, поэтому клуб могли посещать только члены организации, которых к тому времени насчитывалось 3500 человек.

К строительству Medinah Athletic Club было приковано внимание жителей города. Сам мэр Томпсон (William Hale Thompson), член Medinah Athletic Club, присутствовал при торжественном начале строительных работ 42-этажного небоскреба и лично взрыхлил землю. Угловой камень был заложен 5 ноября 1928 года, и в него поместили медную коробку, в которую вложили записи организации, фотографии членов и статья из Chicago Tribune от 22 ноября 1925 года, аннонсировавшая заявку на строительство.

Алшлегер спроектировал здание в стиле Art Deco с месопотамскими, египетскими, греческими и средневековыми элементами. Когда строительство закончилось и двери открылись для посетителей, они поразились увиденному. Клуб предоставлял своим членам все мыслимые для людей высшего сословия удовольствия и развлечения. На разных этажах располагались: поле для мини-голфа с водными препятствиями и журчащим ручьем (23 этаж), полигоны для стрельбы из огнестрельного оружия и из лука, биллиардный зал, беговой трек, гимнастический зал, кегельбан, двухэтажная арена для бокса, бассейн с фонтаном Нептуна (14 этаж) и 25 метровый олимпийский плавательный бассейн.

Однако, дворец, а иначе это здание и не назовешь, был прекрасен в первую очередь своей архитектурой и декоративным оформлением. Великолепие ожидало посетителей уже у мраморного входа с терракоттовыми колоннами и расписанным кельтскими мотивами потолком. Однако, не буду вдаваться в подробности оформления 1929 года, поскольку с тех пор много воды утекло и многое изменилось.

Двадцатые годы принято называть «ревущими», поскольку это было время невероятного экономического роста, охватившего все виды промышленности Соединенных Штатов. На небывалом подъеме была строительная индустрия, небоскребы возводились стремительно один за другим. Но кто мог предвидеть, что страна стоит у порога Великой Депрессии? Клуб был построен как раз накануне краха сток-маркета, который его не пощадил. Всего через пять лет после торжественного открытия, двери клуба закрылись. Впоследствии в этом здании располагались отели Radisson и Sheraton, но и они не смогли надолго здесь удержаться, пока в 1988 году компания InterContinental Hotels не перекупила небоскреб. В течение последующих 12 лет проводились обширные реставрационные работы, в которые гостинничная компания вложила четверть миллиарда долларов, но зато теперь мы можем увидеть старое великолепие в новом оформлении, и лишь теперь я смогу немного рассказать об увиденном.

Начну с экстерьера. На уровне восьмого этажа здание по трем сторонам опоясывают египетские рельефы, выполненые художником Джорджом Унгером (George Unger), партнером Алшлегера по ряду проектов. На южной стороне изображены каменщики, на северной — строители и на западной — архитекторы, представляющие модель некоего сооружения фараону. Несколькими этажами выше здание охраняют трое тяжелоопирающихся на мечи средневековых рыцарей. Венчает небоскреб желтый купол в мавританском стиле.

Интерьеры восстанавливались по подаренному одним из членов клуба альбому фотографий 1930 года. Старые снимки помогли реставраторам возродить детали лепки, настенных росписей, портьер, ковров, а посетители получили возможность увидеть все богатство культур разных эпох.

The Hall of Lions.

Сразу за входными бронзовыми дверями, гостей встречают две, упомянутые уже мною, мраморные колонны, украшенные в верхней части средневековыми рыцарями и выгравированным в мраморе между колоннами приветствием членов Shrine organization — «ES SALUMU ALEIKUM».

Четырехэтажное фойе гостинницы украшает лестница с бронзовыми фризами вдоль стен, гармонично сочетающими элегантность Art Deco с работами современных мастеров. Потолок выполнен в темных тонах по кельтским и месопотамским мотивам, в которых отражены силы природы — лев, рыба, орел и ассирийский бык.

The Hall of Lions оформлен в ассирийском стиле. Зал украшают два выгравированных в мраморе льва. Реставраторам пришлось удалить несколько слоев краски, прежде чем львы были обнаружены. Мраморные ступени ведут к фонтану, задняя стенка которого выложена плиткой из испанской майолики. Ступени лестницы украшены семейными гербами основателей Shrine organization.

The King Arthur Foyer and Court. Витраж Эдгара Миллера.

Фойе и двор Короля Артура (The King Arthur Foyer and Court) переносят нас в мир средневековых рыцарей. Стены зала украшены горящими факелами. Деревянные резные колонны и раскосы поддерживают потолок с росписями, на которых изображены рыцари и рыцарские сражения. Но главным украшением является прекрасный витраж работы Эдгара Миллера (Edgar Miller), одного из лучших художников чикагского Art Deco. В витраже изображен двор короля Артура с рыцарями Круглого стола и сцены из истории раннего христианства.

Холл лифта.

Про InterContinental Hotels можно было бы еще рассказывать и рассказывать, но я ограничусь увиденным. Другие, не менее интересные залы, в этот день для посетителей, к сожалению, были закрыты и о таких великолепных местах как Spanish Tea Court в стиле короля Фердинанда и королевы Изабеллы, Renaissance Room в стиле французского ренессанса, свадебный зал Grand Ballroom с 6 тонной люстрой Баккара, Олимпийский бассейн или терракоттовый фонтан Нептун я могу судить только по описанию.

  1. Virgin Hotels Chicago

203 N. Wabash Ave.

Несмотря на то, что этот отель быль участником OHC-2015, мы не собирались его посещать, но коль скоро он оказался на пути, то зашли. Мы увидели сравнительно недавно отреставрированное здание и пожалуй даже чем-то интересное. Начну с краткого исторического очерка.

Архитектурная компания Rapp and Rapp была весьма активна на чикагском строительном маркете в начале 20 века. Совладельцами ее были братья-архитекторы Корнелиус и Джордж Рэп (Cornelius Ward Rapp (1861-1926) и George Leslie Rapp(1878–1941)). Третий, самый старший брат Исаак (Isaac Hamilton Rapp) (1854 — 1933) также был архитектором, но поскольку жил он в Колорадо, а строил свои здания в Колорадо и Нью Мексико, то партнером не был, хотя был, пожалуй, самым известным в семье. Именно Исаак создал новый архитекторный стиль, который до сих пор процветает — Santa Fe Style.

Компания Rapp and Rapp специализировалась в проектировании кинотеатров, на которые в те годы был настоящий бум, поэтому два построенных ими офисных здания, одно из которых называлось Old Dearborn Bank, впоследствии преобразованное в Virgin Hotels, являются большой редкостью.

27— этажное здание построено в 1928 году в стиле неоклассики и облицовано декоративной терракоттой в средневековом и мифологическом духе, характерном для театров 20-х годов. Квартировавший здесь некогда Old Dearborn Bank стал, как и многие другие компании, жертвой Великой Депрессии. Много позже здание перекупил знаменитый бизнесмен, владелец авиакомпании Virgin Atlantic Ричард Брэнсон (Richard Branson). Он решил создать единственный в своем роде отель для бизнес-женщин, и на этом построены все услуги — от сервиса номеров до массажных кабинетов и баров. Впрочем, в бары мужчин пускают. Еще одна особенность отеля в том, что в нем нет лобби, поскольку все услуги производятся со смартфонов.

В отеле два бара, которые могли посетить гости OHC-2015. Нижний находится на втором этаже и это своего рода клуб, верхний — на крыше и в него зайти стоит хотя бы из любопытства. В этом баре, помимо оригинального выбора восточных блюд, есть несколько забавных коллекций необычных предметов — жуков, бабочек, африканских масок и даже старых моделей открывалок для бутылок. Кроме того с крыши бара открывается приятный вид на город и, что особенно интересно, отсюда хорошо видны архитектурные детали верхних этажей многих известных соседних зданий.

Балкон. Украшение наружной стенки над верхним баром.

Нижний бар.

Верхний бар. Коллекция жуков.

  1. Hampton Inn Michigan Av (Chicago Motor Club)

Wacker Pl.

Первый раз мы посетили это здание во время OHC-2011. Тогда бывший Chicago Motor Club выглядел весьма запущенно. Хозяева решили принять участие в OHC в надежде на потенциального покупателя. Покупателем оказалась сеть гостинниц Hampton Inn. За прошедшее время были проделаны громадные восcтановительные работы, бывший автоклуб возродился и засверкал во всем великолепии стиля Art Deco.

17-и этажное здание штаб-квартиры Chicago Motor Club было построено в 1927 году компанией Holabird & Root. Клуб вел активную работу по улучшению качества дорог, снабжал путевой информацией стремительно растущее количество автовладельцев, предоставлял членам клуба помощь в сложных дорожных ситуациях.

Здание бывшего клуба облицовано терракоттой и известняком. Сохранилось до нашего времени большое количество художественых элементов, присущих стилю Art Deco — двери лифтов, декоративное оформление интерьеров, лепка, перила лестниц. На фасаде добавлены декоративные чугунные контрфорсы, окрашенные в черный и серебряный цвета, повторяющие силуэт самого небоскреба.

Холл клуба украшает карта США работы Джона Нортона (John Warner Norton) (1876-1934). Карта интересна уже тем, что на ней еще нет привычных нам хайвеев, покрывающих ныне всю страну. На карту нанесены национальные парки, города, а также дороги, многие из которых теперь уже заброшены и сорняком поросли, такие как хайвеи Dixie и Lincoln. Карта достаточно абстрактна — горы на ней изображены простым зигзагом, а океанский берег — белой пеной.

Особый интерес представляет, пристроившийся на внутреннем балконе, автомобиль Ford Model A, выпуска 1928 года.

  1. Aon Center

200 E. Randolph St.

Aon Center — третье по высоте здание города. Оно исключительно удачно расположено в чикагском ландшафте. С одной стороны к зданию достаточно близко подступает Мичиган, с другой стороны у подножия лежит красавец Миллениум парк и парк Мегги Дейли, названный так в память о покойной жене бывшего мэра города Ричарда Дейли. Побывать в Aon Center было моей давней мечтой, но к сожалению до поры неосуществимой, поскольку попасть сюда могут только работники, расположенных в здании компаний, либо посетители, прибывшие по роду службы. Я не отнушусь ни к тем ни к другим. Однако на мое счастье, именно незадолго до OHC-2015, с 71-го этажа выехала какая-то компания и менеджмент здания, прежде чем сюда въедет новая компания, решил поучаствовать в городском празднике, и открыл весь этаж для посетителей. Виды, открывшиеся во всех четырех направлениях не разочаровали. Мы увидели город в совсем новых, порою неожиданных, ракурсах. Красота Чикаго не могла не поразить. Впрочем, смотрите снимки. К сожалению, формат не позволяет мне разместить большое количество фотографий, поэтому выбрал наиболее интересные на мой взгляд.

83-х этажный, 346-метровый небоскреб Aon Center был построен в 1974 году архитектурной фирмой Edward Durell Stone, при сотрудничестве с не менее знаменитой компанией Perkins and Will, и стал самым высоким в городе, хотя и ненадолго. Уже через год был закончен Sears Tower, на четверть века занявший место самого высокого здания в мире.

Первоначально наружные поверхности здания были облицованы каррерским мрамором, однако еще до окончания строительства стало ясно, что такая облицовка не подходит для данного проекта. Уже в декабре 1973 года громадный 160-килограмовый кусок мрамора отлетел от фасада и пробил крышу соседнего небоскреба Prudential Building. В 1985 году инспекция выявила многочисленные трещины в покрытии. Тогда, чтобы зафиксировать мраморные плиты, были добавлены полосы из нержавеющей стали. Однако и это не помогло, посему в 1990-1992 годах весь мрамор был заменен на белый гранит Mount Airy.

Небоскреб получил наименование Standard Oil Building, поскольку главным «квартиросъемщиком» стала нефтяная компания Standard Oil. В 1985 году компания была переименована в Amoco, соответственно и здание поменяло название. В 1998 году Amoco был поглощен корпорацией British Petroleum и прекратил свое существование, а в здание в 1999 году въехал Aon Corporation, ставший с тех пор главным жильцом.

Фонтан у входа в Aon Center.

Вид c 71-го этаж Aon Center на южную часть центра города. На верхнем снимке виден мост Фрэнка Гери (Frank Gehry), далее — Art Institute of Chicago, чуть левее и еще дальше — отключенный в это время года Buckingham Fountain. На нижнем снимке — главная улица города Miсhigan Ave, Art Institute of Chicago и Millennium Park.

Виды c 71-го этаж Aon Center на восток (левый снимок) — озеро Мичиган и на север (правый снимок) — виден четвертый по высоте небоскреб города — John Hancock Building.

«Малыши» Aqua и Prudential.

  1. The Rookery Building

209 S. LaSalle St.

Rookery Building — одна из главных чикагских архитектурных икон. Архитекторы Дэниэл Бернхем (Daniel Burnham) и Джон Рут (John Root) создали в 1888 году здание для Central Safety Deposit Company, ставшее блестящим примером раннего коммерческого небоскреба. В то время, это 11-этажное здание, расположенное в центре финансового района, было одним из самых высоких в мире и являлось эталоном архитектурного искусства и новых технологий. Богато декорированный с тщательной проработкой деталей фасад в сочетании с восхитительным внутренним двориком, очаровательной лестницей и изящным внутренним балконом производили на посетителей совершенно неизгладимое впечатление. Автор проекта — архитектурная фирма Burnham & Root — также переехала в новостройку.

В 1905 году хозяева пригласили Фрэнк Ллойд Райта, для модернизации внутреннего дворика в соответствии с новыми архитектурными веяниями. Райт облицевал чугунные колонны белым каррерским мрамором, добавил бронзовые с призматическими стеклами канделябры и выполнил множество других декоративных работ. Вторая модернизация была проведена в 1931 году архитектором Уильямом Драммондом (William Drummond), который разделил двухэтажное лобби входа на два отдельных этажа, а также выполнил ряд декоративных работ в стиле Art Deco, добавил бронзовые двери лифтам, оформив их узорами в виде птиц. Последняя модернизация здания произошла уже в нашу бытность в 1992 году. Новые хозяева достроили 12 этаж и восстановили библиотеку Бернхема.

Существует несколько забавных версий происхождения названия Rookery. Слово “rook” в переводе имеет несколько значений, из которых ключевыми в данном случае являются — «грач» и «мошенник». По самой распространной версии здание получило название в память о полуразвалившемся строении бывшей мэрии (City Hall), некогда стоявшем на этом месте и служившим пристанищем воронам и грачам, равно как и мошенникам у власти, которые оккупировали этот «курятник» (roost). По другой версии название появилось благодаря стаям городских птиц, кормившихся овсом у расположенной некогда поблизости конюшни пожарной команды. Но как бы там ни было, еще задолго до окончания строительства Rookery, газетчики успели присвоить будущему шедевру архитектуры обидное название, которое сохранилось до наших дней, несмотря на протесты руководителей расположенных в здании почтенных компаний. Легендарный чикагский юрист Овен Элдис (Owen Aldis), представитель не менее легендарного застройщика Чикаго Питера Брукса (Peter Brooks) писал с обидой боссу: «Мне, также как и вам, не нравится название Rookery, данное зданию Central Safety Deposit Company, но абсолютно невозможно дать какое-либо иное имя, поскольку здание все равно будет называться по-старому». Принимая правила игры, последнюю саркастическую точку поставил архитектор проекта Джон Рут. На фасаде он вылепил галдящих птиц — то ли ворон, то ли грачей, которые должны напоминать вечно орущих коррупционых чиновников, заполнявших коридоры бывшей городской мэрии.

На OHC-2015 для посетителей были открыты внутренний дворик и подвал с коллекцией снятых во время модернизации декоративных элементов работы Райта — дверных ручек, дверей, ламп, решеток лифтов, керамических плиток. Но, конечно, внутренний дворик (лобби) произвел самое сильное впечатление — невозможно не поразиться красоте и изяществу лестниц и балкона.

Внутренний дворик со стеклянной крышей и ажурным балконом.

Вход в подвальное помещение.

  1. W Chicago Hotel City Center (Midland Club/Hotel)

172 W. Adams St.

Клуб для бизнесменов открыл свои двери в самом конце «ревущих 20-х». Автором проекта являлся архитектор Карл Вицтум (Karl M. Vitzthum), разносторонний мастер, блестящий знаток архитектурных стилей. У Витцума сложилась репутация строителя банков, каковых он построил 50 только в штате Иллинойс. Но в данном случае Вицтум построил клуб в нео-классическом стиле Beaux-Arts. Однако время для такого типа построек оказалось неудачным, и мне снова приходится с сожалением писать — началась Великая Депрессия. Вскоре клуб закрылся навсегда. После этого зданием владели различные отели, пока в 2001 году в нем не обосновался отель с коротким названием W. Новые хозяева насколько возможно восстановили старый стиль. Я не буду подробно останавливаться на описании. Отель, хоть по своему и интересен, однако не являлся ключевым на нашем маршруте, поэтому только парочка фотографий.

Внутренний балкон второго этажа.

  1. Continental Illinois Bank Building

231 S. LaSalle St.

Еще одна короткая остановка на маршруте. Честно говоря, можно было бы и не заходить, но коль зашли, то краткая справка с фотографиями.

Здание бывшего банка Continental Illinois было построено в 1924 году в неоклассическом стиле архитектурной фирмой Graham, Anderson, Probst & White. Оно расположено прямо напротив Federal Reserve Bank of Chicago, который мы посетили годом раньше во время OHC-2014. Эти два здания и возвышающийся над ними Chicago Board of Trade (Чикагская торговая палата), составляют единый архитектурный комплекс.

В архитектурном отношении интерьеры банка представляют собой смешение стилей. Здесь можно увидеть элементы неоклассики, возрожденной готики и Art Deco.

На месте банка ранее стоял Pacific Hotel. Отель не стоил бы упоминания, но именно здесь в 1883 году собрались руководители ведущих железнодорожных компаний страны, чтобы принять важное решение о разделе континентальной части Соединенных Штатов на 4 временные зоны — Eastern, Central, Mountain и Pacific. Да-да, сие решение принималось первоначально не на государственном уровне, а на уровне руководства ж.д. компаний, которым путаница во временных зонах разных штатов сбивала график движения поездов. Лишь после этой встречи, решение руководителей ж.д. компаний приняли на государственном уровне, и US Naval Observatory, ответственное за установление зон по стране, согласилось с изменениями.

За время своего существования Continental Illinois Bank пережил несколько слияний, и в свои лучшие годы по величине активов считался седьмым коммерческим банком страны. Однако в 1984 году банк обанкротился. На тот момент это было самым крупным банкротством в истории американской финансовой системы.

В дни OHC-2015 посетителей пускали в Vault (подвал) бывшего банка, где мы имели возможность увидеть как в 80-е годы прошлого столетия работала система охраны активов. На снимке видны массивные круглые двери с цифровыми механизмом.

  1. Union League Club of Chicago.

65 W. Jackson Blvd.

Мне давно хотелось попасть в этот клуб. Здесь собрана блестящая коллекция американской живописи, и вряд ли найдется в Чикаго любитель искусства, который бы о ней не слышал. Причем попасть сюда несложно. В первый понедельник каждого месяца, коллекция открывается бесплатно для групповых посещений. Но многие ли по понедельникам принадлежат сами себе? Я — нет. Добыча хлеба насущного заставляет меня, как и прочих сограждан, отдавать себя совсем другому служению… Поэтому нежданно появившаяся возможность посетить клуб, меня очень обрадовала.

Однако рассказ о нем начну с краткой истории создания. В июне 1862 года, в разгар гражданской войны, группа из одиннадцати джентельменов собралась в небольшом иллинойском городке Пекин на берегу Миссиссиппи с целью создания Union League of America, организации целью которой было противостояние возможным попыткам конфедератов убить Линкольна, а также помощь беглым рабам в отстаивании своих прав, подготовка фронтовых медсестер и медицинское обеспечения войск Севера. После окончания войны, цель лиги сместилась в сторону поддержки кандидатов от Республиканской партии. Члены лиги активно работали на повторных выборах Линкольна, участвовали в провалившейся компании по выдвижению генерала Гранта на третий срок и пламенно поддерживали Джона Вентврота (Long John Wentworth) — мэра Чикаго и конгрессмена. Именно он и собрал своих сторонников в 1879 году в Union League Club. С этого момента началась история собственно клуба. C тех пор члены клуба стали играть значительную роль в культурной жизни города. Они принимали непосредственное участие в создании Art Institute of Chicago, Orchestra Hall, Auditorium Theater, Field Museum. Большая заслуга клуба в проведении World’s Columbian Exposition 1893 года.

Ну и наконец, с 1886 года стараниями членов клуба стала формироваться коллекция живописи американских художников, которая привлекает любителей искусства со всей страны. Правда, главным сокровищем считается картина не американского художника, а французского. Это — Клод Моне «Яблочные деревья в цвету», 1872 года. Однако, большинство картин все же американских авторов, причем давно признанных как в США, так и за рубежом. Здесь есть классик американского реализма 20 века Джордж Беллоуз (George Bellows); автор прижизненных портретов Джорджа Вашингтона Гилберт Стюарт (Gilbert Stuart); один из лучших американских пейзажистов Джордж Иннесс (George Inness); ставший уже классиком художник эпохи Jazz Age Арчибальд Мотли (Archibald Motley Jr.); автор замечательных портретов Линкольна, генералов Уильяма Шермана и Джона Фримонта Джордж Хили (George Healy) и многие другие. Большая часть коллекции собрана на втором этаже, но и на первом есть немало интересных картин, хотя и менее известных авторов. На третьем этаже расположена коллекция работ современных художников, но в OHC-2015 она была закрыта для посещения, что меня не сильно расстроило.

На это закончу краткий рассказ о Union League Club. Могу только посоветовать любителям живописи по возможности его посетить.

Холл первого этажа.

Выставочный зал второго этажа.

Выставочный зал второго этажа.

Слева верху — Джордж Хили «Даниел Уэбстер», 1948 (Даниэл Уебстер — сенатор). Слева внизу — Луи Беттс «Джеймс Уильям Паттисон», 1906 (Паттисон — художник-импрессионист). Середина вверху — Джордж Беллоуз «Девочка с цветами», 1915. Середина внизу — Ученик Рубенса «Артемида, пьющая прах своего мужа», 1620. Справа вверху — Чарльз Хоторн «Рыбак”, 1915-1916. Справа внизу — Арчибалд Мотли «Рыбак», 1918.

Джордж Хили «Джон Фримонт».

Я разместил здесь портрет генерала Фримонта не только потому что портрет хорош, но и потому, что Фримонт был интереснейшей личностью — первопроходец дикого запада, покоритель Калифорнии, герой гражданской войны, кандидат в президенты. Желающие могут прочесть о нем мою статью.

  1. Old St. Patrick Roman Catholic Church

700 W. Adams St.

Старейшая церковь города была построена в 1856 году. Это одно из немногих зданий, переживших Великий Чикагский пожар 1871 года. Авторами проекта были Август Бауэр и Эшер Картер (Augustus Bauer and Asher Carter) — одни из первых чикагских архитекторов. Здание было задумано как главная ирландская церковь, однако в 1885 году были добавлены две башни в разных стилях. Северная башня-луковка символизирует Восточную Византийскую церковь, а южный готический шпиль — Западную церковь. Таким образом церковь должна символизировать воссоединение всех христианских конфессий. В 1912 году знаменитый художник Томас О’Шонесси (Thomas O’Shaughnessy) переоформил интерьер церкви в возрожденном кельтском стиле (Celtic-Revival style), навеянном иллюстрациями из Книги Кельтов 9 века (Book of Kells), создав узор, в котором тщательно проработанный рисунок настенной росписи сплетается в единое целое с оконным витражом. Витражи поражают воображение — иные включают до 250 тыс кусков стекла.

Интерьеры церкви настолько тщательно продуманы художником, настолько уютны и очаровательны, что даже мне, человеку достаточно далекому от религии, в ней было приятно находится. Мягкий и теплый цвет стен, гнутые в стиле Art Nuovo деревянные скамьи, изящные балки и контрфорсы, вычурные узоры росписей и витражей, от которых невозможно отвести глаз — все это способствовало спокойствию и умиротворению.

На среднем снимке изображен витраж, который является главным в церкви. На верхнем снимке с улицы он расположен между башнями. Витраж называется Terence MacSwiney Memorial Window. В верхней его части находится треугольник, символизирующий Святую Троицу, внутри же — глаз бога.

  1. Chicago Athletic Association Hotel

12 S. Michigan Ave.

Chicago Athletic Assosiation (CAA) была создана в 1890 году, и в ее организации приняли участие весьма почтенные компании, чья слава дошла до наших дней — AG Spaulding, Marshall Fields, McCormick Harvesting Machine. Атлетическая Ассоциация быстро стала популярной в самых состоятельных слоях города и уже в 1893 году по проекту архитектора Генри Кобба (Henry Ives Cobb) было построено новое помещение в самой престижной деловой части центра города. Фасад здания не может не привлечь внимания. Архитекор выполнил его в стиле венецианской готики под влиянием Палаццо Дожей. Впоследствии здание несколько раз реконструировалось — наружные стены облицевали жаропрочной плиткой, заменили металлические конструкции и так далее.

Популярность клуба была неслыханной. Очередь на вступление растянулась на 12-15 лет. Даже жесточайшее время Великой Депрессии, когда большинство атлетических клубов были просто закрыты, не сильно повлияло на CAA, ну разве что очередь на вступление сократилась до 4-5 лет.

До поры CAA оставался исключительно мужским клубом. Но времена менялись, становились более либеральными и политкорректными. В 1971 году в клуб приняли первых 10 женщин из 200 подавших заявления. В клубе на тот момент не было женских раздевалок, поэтому дамам выделили часть мужских. Находчивые молодые спортсменки проявили «неслыханную изобретательность» и использовали бесполезные писуары в качестве горшков для цветов. Времена продолжали меняться и в 90-е годы была избрана первая женщина-президент.

Клуб процветал долго, но и его время жизни оказалось ограниченным. В 2007 году он закрылся и здание было решено снести, однако в защиту выступила государственная организация National Trust for Historic Preservation. У здания повился новый владелец, были проведены большие реставрационные работы архитекторами компании Hartshorne Plunkard совместно с дизайнерами интерьеров компании Roman & Willams, и наконец, незадолго до OHC-2015, двери здания впервые открыли для широкой публики, в рядах которой, к счастью, оказались и мы. И мы увидели великолепный танцевальный зал, уютные бары, хороший ресторан и многое другое, в том числе коллекцию миниатюрных комнат и баров, выполненных утонченно и с большим вкусом.

Бар (Снимок не мой. В баре было слишком много посетителей и из-за них ничего не было видно).

Холл того же бара (снимок также не мой).

Танцевальный зал с уникальным лепным потолком.

Это не бар, это — миниатюрная модель бара.

Резная дверь шкафа.

На этом закончился наш маршрут по OHC-2015.

Машину мы оставили на паркинге возле Marinas Towers, а прямо через дорогу у IBM Tower нас приветствовала группа товарищей, с которыми мы сфотографировались на память.

Всего доброго. До встречи на OHC-2016.

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Игорь Волошин: Open House Chicago — 2015. Чикаго. День открытых дверей. 18 октября»

  1. Называть муниципальных служащих чиновниками неправильно. Никаких чинов у них нет. У них есть должность, которая за ними отнюдь не закреплена (в отличие от чина). В отличие от чиновников, никакой Сенат или иное гос. учреждение не ведёт их дел и не следит за их продвижением по службе.
    Это либо клерки (по-нынешнему «офисный планктон»), либо специалисты, которые в старой России назывались (если не ошибаюсь)»Третьей силой», поскольку они имели в земствах немалый вес.
    Называть всех занятых в управленческих звеньях — «чиновниками» есть дурное изображение действительности. Если хотите — верхоглядство, дурной жаргон, претендующий на глубинное понимание гос. управления. / .

    1. Замечательный очерк! Я очень люблю Чикаго — это прямо музей американской архитектуры. Не понимаю раздражения г-на Шейнина по поводу слова «чиновник», которое в русском языке давно отделилось от слова «чин». А какое слово нужно было употребить? «Клерк» вряд ли звучит хорошо для русского уха. Можно было сказать «служащий», но и «чиновники» подходит.

    2. Уважаемый, Леонид. Вероятно, вы правы, я сделал ошибку. Однако, если эта ошибка — единственное, что вас заинтересовало в моих ни на что не претендующих записках о прогулке по замечательному городу, то мне вас искренне жаль.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *