Артур Кестлер: Израиль. 8 дней лета 1948. Перевод Сёмы Давидовича

 232 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Невысокая мораль большинства тель-авивцев резко контрастирует с самопожертвованием жителей поселений и военных… Израиль только начинает избавляться от влияния этого потерянного поколения, которое подобно тине в пруду не даёт пробиться свежей родниковой струе национального возрождения.

Израиль. 8 дней лета 1948

Артур Кестлер
Перевод Сёмы Давидовича

(комментарии переводчика в тексте курсивом)
Продолжение. Начало

Артур КёстлерЧетверг (17 июня)

Выпивка с фотографом Робертом Кара. Он говорит, что нигде в его поездках от Китая до Москвы и от Индии до США, никогда он не встречал таких плохих связей с прессой как здесь. «По крайней мере евреев нельзя обвинить в заурядности».

Ничего не ново под луной. И сейчас со всех сторон слышатся обвинения в неумении, или в нежелании, работать с международными массмедия.

Звучит невероятно, Правительство Израиля включает 13 министров, но среди них нет ни Министра информации, ни Министра просвещения, но есть отдельно Министр по делам религии и жертв войны, соцобеспечения, полиции и нацменьшинств, связи, иммиграции и здравоохранения и т.д.

Залман Шазар

Маленькая интермедия.

Я не поверил, как так без Министра Просвещения?! Набрал в Гугле הממשלה הראשונה (1-е Правительство). Конечно же, есть Министр Просвещения:

Залман Шазар, 1-ый Министр Просвещения и Культуры, партия МАПАЙ.

А вот и фотография всего 1-го Правительства, заседание 1-го мая 1949г

Слева направо:

Голда Меир (труд), Залман Шазар (просвещение и культура), Шалом Шитрит (полиция и меньшинства), Цви Мимун (стенографист!), Дов Йосеф (снабжение и с\хозяйство), Элиэзер Каплан (финансы и промышленность) ,Моше Шарет (МИД) , Давид Бен Гурион, Зеев Шараф (секретарь правительства), Пинхас Розен (юстиция), Давид Ремез (транспорт), Моше Шапира (МВД, здравоохранение и алия), Меир Левин (соцобеспечение), Лейб Мимун (религии и жертв войны).

(По правде говоря , больше всего меня поразило, что на официальной фотографии заседания Правительства стенографист находится рядом с министрами. Впрочем, во времена мандата зарплата Председателя Гистадрута Бен Гуриона была меньше, чем у его шофёра — тот был многодетный отец. Патриархальные времена).

Но как же так: Голда Меир ведь была тогда назначена послом в СССР? Да и в столбце: начало деятельности министров стоит 10 марта 1949 г.

И я набрал в Гугле : הממשלה הזמנית (Временное Правительство).

Заседание Временного Правительства 10 января 1949 г.

Слева направо: Элиэзер Каплан (финансы), Ицхак Гринбойм (МВД), Шалом Шитрит (полиции и меньшинств). Давид Бен Гурион, Зеев Шараф (секретарь правительства), Пинхас Розен (юстиция) , Хаим Шапира (здравоохранение), рав Ицхак Левин (соцобеспечение), рав Лейб Мимун (религия), Перец Беренштейн (торговля и промышленность). Отсутствуют: Министр ИД Моше Шарет, Министр транспорта Давид Ремез, Министр труда и строительства Мордехай Бентов, Министр с\хозяйства Арон Цизлинг.

И действительно, Министра Просвещения нет!

Но вообще то можно заметить: сегодняшние упрёки, что у нас слишком много министров , несправедливы. В 1948 г израильтян было меньше миллиона и было 13 министров. Теперь население увеличилось раз в 10, а министров всего 20, т.е увеличение всего-то в 1.5 раза. Тем более, что наш ПМ по совместительству ещё и МИД, ещё и связь, ещё и региональное сотрудничество, ещё и экономика (читай — газ). А какие есть ещё сочетания: транспорт и разведка, алия и Иерусалим!

Отсутствие двух ключевых министров — фатальное следствие партийной системы. Забыв в первую минуту, к примеру, назначить Министра информации (кстати и сейчас его нет) Правительство не может кооптировать кого-нибудь, т.к. это нарушит существующий межпартийный баланс. Что касается просвещения, и социалисты, и ортодоксы и не социалисты, и не ортодоксы, имеют свою сеть школ и сегодня кажется невероятным, что они примут власть одного Министра. (Тут Кестнер ошибся, министр появился уже через несколько месяцев, но система просвещения в Израиле требует отдельного и профессионального рассказа). Проклятие пропавших двух тысяч лет… Примитивные люди начали создавать примитивное общество и постепенно развивать его институты, но для общества со зрелой и перезрелой политической философией изучать основы государственности — особая и уникальная задача.

………

Суббота (19 июня)

Жара становится действительно страшной; из расположенных на набережной прямо под нашими окнами кафе весь день гремит усиленная громкоговорителями музыка, по вечерам мы должны сидеть до полуночи на террасе кафе.

Примерно это видел тогда Кестнер. Тель Авивская набережная 1.1.1950 г.

Правила затемнения обязывают находиться в помещении только при опущенных жалюзи и задёрнутых шторах, что соответствует пытке удушением. Соблюдение затемнения на вторую неделю перемирия достаточно глупо. Египтяне ни разу не бомбили Тель Авив ночью даже в период боевых действий; начинать это во время перемирия, со штабом Бернадотта, размёщённого в гостинице Kaete Dan на набережной, было бы самоубийством с их стороны. Самой странной вещью было то, что тель авивцы соглашаются, что затемнение логически не оправдано, но пока не протестуют. «Лучше быть осторожными» — говорят они — «никто ничего не знает». И начинают объяснять нам, что мы ничего не понимаем в бомбёжках, так как во время войны все дни и ночи проводили в глубоких убежищах.

Невысокая мораль большинства тель-авивцев резко контрастирует с самопожертвованием жителей поселений и военных. Это более выразительно, чем обычный контраст между фронтом и тылом в других войнах, здесь это отражает пропасть между беженцами и пионерами, между старшим и младшим поколениями. Большинство сегодняшних тель-авивцев — это беженцы среднего возраста, чей трагический опыт не всегда делает их жизнерадостными и патриотичными. Израиль только начинает избавляться от влияния этого потерянного поколения, которое подобно тине в пруду не даёт пробиться свежей родниковой струе национального возрождения.

Да, Кестнер очевидно был не слишком снисходительным к людям. Впрочем месяцы, проведённые в камере смертников, наверное не могли способствовать смягчению характера. Вот они, эта «тина». Посмотрите на них, стоящих в очереди в кинотеатр на «Мост Ватерлоо».

40-ые годы, ул. Дизенхоф

Они выглядят совсем не так, как современные тель авивцы. Обычный средне-европейский облик.

Противопоставление Израиля и «государства Тель Авив» достаточно распространено и сегодня. И сколько сарказма вылито на «обитателей улицы Шенкин» в Рунете теми, кто никогда не был на этой улице. (Как, впрочем, и на газету Аарец никогда не бравшими её в свои руки.) Кстати, если кому то интересно почитать про быт тель авивцев примерно того времени, то рекомендую рассказ Башевиса-Зингера «Братец жук».

К сожалению, большинство иностранцев сталкиваются только с неприглядным и соответственно в их глазах эта страна контрастов предстаёт перед ними в искажённом виде. ООН-овские наблюдатели за перемирием имеют дела по отдельности с евреями и арабами и постепенно проходят весь тот процесс, который прошли когда то сотрудники британской администрации.

Пятница 25 июня

………

Девушка-курьер из Иргуна привела меня на квартиру, где я первый раз в жизни увидел Менахема Бегина. Я уже один раз в прошлом говорил с ним, говорил не видя его — в 1945 году в тёмной комнате в Тель Авиве. В то время он был самым разыскиваемым английской полицией человеком с наградой в 500 фунтов за его голову. Мы тогда спорили около часа в полной темноте, как требовали того правила конспирации.

Я пытался убедить его, что Англия — это одно, а Палестинская Администрация — совсем другое; что после окончания войны Белая Книга будет отменена (Кестнер ошибался) и что будущее Израиля — это доминион в составе Британского Содружества (интересный вариант). Бегин сказал, что он не верит, что политика Британии изменится, даже если лейбористы придут к власти (и он оказался прав); но даже, если прав окажусь я, его дело бороться с правительством Палестины и он не хочет давать этим ребятам повод сказать, что всё это только временные недоразумения и что англичане в конце концов безусловно очень милые люди.

Слушая в темноте с другого конца стола этот голос, я представлял моего собеседника высоким, аскетичным человеком, обладающим фанатичной экспрессией. В действительности он оказался сравнительно невысоким, худым, хилым, очень близоруким, с мягкими чертами лица молодого школьного учителя. Очевидно голоса, подобно сигаретам и пище, меняют в темноте свой характер. Его манеры были тем типом самоуверенной неуклюжести, которая приходит к человеку, научившемуся находить модус вивенди между своими успехами и своей застенчивостью. Он говорил так же сдержанно и умеренно, как его пропаганда напыщенна и агрессивна, он был одет в свободную, плохо сидящую одежду учёного и от него исходило скромное обаяние учёного. Мы поняли друг друга много лучше, чем в первый раз, когда он был человеком-невидимкой, и я принял, чтобы проверить всё заново, его версию инцидента с Альталеной. У меня сейчас есть около сорока страниц моих заметок об этом.

Вторник (3 августа)

Наблюдаем прибытие Русской дипломатической миссии, шумно приветствовавшейся толпой примерно в сотню человек, большинство из которых аплодировало, меньшинство — гудело. По прибытии в Хайфу советский посол в Израиле Ершов сделал для собравшихся местных и зарубежных журналистов лаконичное заявление: «Мы прибыли. Теперь мы здесь. Эта самая хорошая новость, что я могу вам сообщить». (Аплодисменты).

Воскресенье (8 августа)

Слушали первую публичную речь Бегина в Тель Авиве в летнем кинотеатре, с тысячами столпившихся на улицах и взобравшихся на крыши окружающих домов людей.

Речь разочаровала — эмоциональная риторика без конструктивной программы.

מנחם בגין, מפקד האצ»ל נואם בעת טקס של האצ»ל בכיכר ציון 1948

1948 г. Менахем Бегин, командир ЭЦЕЛя выступает на церемонии ЭЦЕЛя на пл. Кикар Цион (Иерусалим).

В великолепном романе Амоса Оза «Повесть о любви и тьме» есть эпизод с выступлением Бегина.

Не знаю, насколько близко к тому, как было, но написано прекрасно. (Уж если кто ищет примеры антисемитизма сегодня, то лучшем примером может быть тот факт, что Оз до сих пор не получил Нобелевскую премию по литературе. Шутка).

Есть времена, когда телегу истории надо толкать слепым энтузиазмом и яростью. Но порой настаёт время смотреть на окружающий мир открытыми глазами.

Феномен нарушения непрерывности в истории: если отсталые нации пропускают определённые стадии в своём развитии — подъём капитализма, подъём средних классов, штурм своей Бастилии — может ли когда-нибудь преодолён такой разрыв?

При естественном развитии эмбрион должен повторить историю развития расы, но в социальной эволюции такие нации вынуждены перепрыгнуть из фазы Б в фазу Д с помощью воздействия извне. Примеры: японцы, арабы, по-другому — евреи.

Смогут ли такие нации когда-либо обрести социальную прочность и устойчивость без возврата к пропущенным фазам В и Г?

Сравнение: люди, у которых по какой-то причине пропало детство, начинают отвечать за себя слишком рано; или вундеркинды, никогда не складывавшие кубики.

Воскресенье (15 августа)

Последние дни я в основном проводил время в правительственных учреждениях, собирая материалы. Все правительственные учреждения сконцентрированы в Сароне, (В начале 1950 г, после провозглашения в декабре 1949 Иерусалима столицей Израиля, все министерства, за исключением МО, переехали в Иерусалим) в поселении немецких темплеров (не путать с тамплиерами) 18-го века в пригороде Тель Авива.

Темплеры, ставшие нацистами, ушли. Их грязные маленькие домишки , каждый окружённый заброшенным садом, сейчас превращены в различные министерства. Бульдозеры целыми днями расчищают дороги, и чиновники с огромными портфелями перебираются через траншеи, снуя между министерствами.

Темплеры, в большом числе примкнувшие к нацистам, были переселены англичанами в Австралию. Вернувшиеся после войны были после провозглашения Независимости изгнаны из страны. Сегодня квартал Сарона, после прекрасной реставрации, превратился в торговый центр в самом центре города, в нескольких минутах ходьбы от башен Азриэли.

В нижней Хайфе есть тоже наследие темплеров — «мошава германит» с неплохо отреставрированными зданиями.

Мошава Германит (проспект Бен Гуриона) сегодня.

Час сплетничал с З., что сегодня делает никому не нужную работу в МВД — ещё один забытый человек из Старой Гвардии. Он рассказал, какой совет услышали от русского дипломата по поводу личности посла в Москве. Он сказал: «Возможно, вы считаете, что надо послать человека, превосходно говорящего по-русски и знающего Пушкина наизусть. Но это не имеет значения. Вы также можете думать, что должны послать кого-нибудь, кто точно знает, сколько чугуна было выплавлено в пятилетку и сколько миллиметров дождя выпало в Галилее. Но это тоже не важно. Вы также можете предположить, что он должен хорошо знать историю большевистской революции. Но это тем более не имеет значения. Что я предлагаю, так это направить человека — члена вашей правящей партии и которому полностью доверяет ваш лидер — такова наша практика. «Назначена была Голда Меерсон, сказавшая: «Я не знаю ни слова по-русски, никогда не читала Пушкина, не знаю ничего о чугуне и дожде и полностью забыла о чём спорили Сталин и Троцкий». Вот так Голда получила должность.

Понедельник (16 августа)

Шараф, главный секретарь правительства, рассказал мне несколько забавных историй о становлении государства. Одной из трудностей была, что никто в Еврейском Агентстве не имел ни малейшего понятия о дипломатическом протоколе, авторских правах на национальный флаг и о государственной атрибутике. Когда надо было аккредитовать первого израильского посла — посла в Чехословакии — они одолжили верительные грамоты у единственного тогда иностранного консула в Тель Авиве, он оказался консулом Гватемалы, и списали оттуда текст. Также была проведена репетиция приёма верительных грамот от Ершова, с шефом Протокола доктором Симоном, исполнившим роль Ершова . Он дважды начинал обращение к Бен Гуриону : «Ваше Превосходительство», пока Бен Гурион, очнувшийся от дрёмы, не пробормотал: » Ми зе? Ани» — «Кто это? Я?»

Ещё раньше Шараф и другие готовили подробные намётки административной структуры будущего государства. Но они не только не могли даже представить себе, что это когда-нибудь воплотится в реальность, но и не относились к ним всерьёз. Когда какой-то подкомитет, который даже забыли назначить, однажды начал готовить эскизы будущих израильских почтовых марок, все они разразились смехом. Время от времени Бен Гурион, которого интересовали только военные дела, спрашивал Шарафа: «Это правда, что ты занимаешься подготовкой Государства?»

Первые марки. 1948 г. сверху надпись: «Ивритская почта»

Среда (18 августа)

Война закончена, выборы отложены (Это было только перемирие, продлившееся до 15 октября. Соглашение о прекращении огня с Египтом было подписано24 февраля 1949 г, с Ливаном — 23 марта. Трансиорданией — 3 апреля, Сирией — 20 июля, с Ираком — не подписано. Выборы в Кнессет состоялись 25 января 1949 г); возможно нам нет больше смысла оставаться, и для завершения картины я совершил что— то вроде Большого Тура, встречаясь с членами правительства. Они представляют собой достаточно однородную команду, с некоторыми исключениями — все выходцы из восточно-европейских местечек. Их манеры неформальны и демократичны, и лучшей характеристикой служит эпизод с Бен Гурионом, когда он, приехав на встречу с друзьями прямо с дипломатического приёма в полосатых брюках и чёрном пиджаке, извинился за то, что у него не было времени «сменить спецодежду».

Одно из исключений — это Министр Юстиции доктор Феликс Розенблют, наполовину здоровенный баварец, наполовину — еврейский адвокат.

д-р Пинхас Розен

1-ый Министр Юстиции Израиля д-р Пинхас Розен (Фелих Розенблют), 1887-1978 гг., трижды Министр Юстиции, в 60-ы годы лидер независимой либеральной партии.

Он собрал вокруг себя великолепную команду немецких правоведов, перенесших его министерство из Кракова в Веймарскую республику.

Другое исключение — это Шитрит, единственный сефард в правительстве, Министр нацменьшинств и полиции (интересное сочетание, теперь такого министерства, нацменьшинств, нет, было ликвидировано уже на следующий год). Он был офицером полиции во времена Мандата.

1-ый Министр полиции и национальных меньшинств Шалом Шитрит, 1895-1967 гг.

Вчера, в течении 2-х часов я разговаривал с Бен Гурионом у него дома. Он значительно постарел со времени нашей последней встречи в 1945г, не высокого роста, коренастый, его большая, южно-славянская голова с лысиной посередине, обрамлённая прядями седых волос, делает его похожим на пламенного патриарха.

(Не вижу смысла помещать фотографию Бен Гуриона, так же как, к примеру, Герцля).

Он говорил горячо и убедительно, но возможно не всегда абсолютно искренне. Примерно половину времени мы говорили о политике, подразумевается Россия; другую половину — о вопросах культуры. И тут мы полностью разошлись во мнениях. К примеру он сказал, что «еврейская демократия старше и глубже, чем т.н. западная; мы хотим построить естественную еврейскую демократию, не копируя Запад». Это хорошо звучит как лозунг на митинге, но древний Израиль фактически был не демократией, а теократией; следовательно у евреев как у нации нет опыта демократии, и конституция Израиля, которая сейчас разрабатывается (и разрабатывается до сих пор. Может именно по той причине, о какой говорил Бен Гурион?), конечно же основана на Западной модели и что Израиль, если он хочет быть современным государством, должен не подражать западным традициям, а усвоить их. На это Бен Гурион ответил, что я не представляю, что такое еврейская традиция: каждый еврей — аристократ, даже если он пролетарий; это не верно, что в еврейской истории есть разрыв в две тысячи лет, хотя тогда евреи и не могли управлять собой сами политически, они сохраняли еврейское духовное наследие и жили в соответствии с заветами Пророка Иезекииля в ожидании приходя Машиаха.

Поражает сочетание идеальной приверженности к такой Идеологии и абсолютного Прагматизма в реальной политике.

Я возразил, что это именно то, что я имею в виду: они жили прошлым и будущим, но не настоящим, это то, что я называю разрывом в опыте и в социальной эволюции. Где израильские Лютеры, Кромвели, Галилеи? В то время, как Шекспир создавал свои трагедии, единственным событием в еврейской литературе были кабалистические сочинения рава Лурия из Цфата. Бен Гурион отечески повторил, что я не знаю ничего об еврейских традициях, впрочем также, как некоторые из его коллег в правительстве — он упомянул имена некоторых, все немецкого или восточно-европейского происхождения. Кроме того, я не должен беспокоится о потере связи с цивилизацией Запада, в течении 10 лет абсолютно всё, вплоть до единого слова, достойное прочтения, будет переведено на иврит. В реальности он — социалист и вдобавок — специалист по Платону. Первый израильский Премьер Министр не невежда, а сильный человек действия с интеллектуальными наклонностями, Его поведение — результат глубоких комплексов — культурная клаустрофилия. Это, возможно, самый сильный общий знаменатель израильтян, однако многие из них отличаются друг от друга в соответствии со страной исхода, определяющей их культурные и социальные стандарты. Ни партия, ни группа или личность, не защищены от этого, начиная от ортодоксальных раввинов и кончая самыми ультралевыми.

Смотр полицейских, первые дни государства
Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

8 комментариев к «Артур Кестлер: Израиль. 8 дней лета 1948. Перевод Сёмы Давидовича»

  1. Уважаемый Элиэзер!
    Спасибо.
    Кестнер приводит совет советского дипломата, и назначение Голды полностью ему соответствовало. Недаром через несколько месяцев она стала министром. Недостаточно квалифицирована? А где было взять тогда столько квалифицированных? (Кстати, Кестнер описывает 1-ый международный скандал: на концерте в присутствии американских и советских дипломатов оркестр исполнил только американский гимн) В любом случае своим посещением московской синагоги она вошла в историю СССР и в денежную систему Израиля. А с просьбой разрешить поехать в Палестину бороться против английских империалистов и их арабских союзников советские евреи, намного лучше Голды представлявшие тогдашнею ситуацию, обращались и прямо к властям. Читал воспоминания (может и на этом сайте?) одного курсанта, судимого за это и на его удачу судимого не МВД, а военным судом.
    Конечно же мне приятно было читать мнение нацистского туриста, посетившего ТА в 30-х годах. (То, что написал Кестнер, мне тоже не понравилось). Но может тут дело в разнице между туризмом и ПМЖ? Вот вчера Марк дал ссылку на статью российского туриста, что пришёл в от наших дорог и от хайфского метронита (скопированного с бразильского). Если бы Вы представляли, сколько лет его строили и какие пробки он вызывает!
    С уважением
    Переводчик.

  2. «…Невысокая мораль большинства тель-авивцев резко контрастирует с самопожертвованием жителей поселений и военных. Это более выразительно, чем обычный контраст между фронтом и тылом в других войнах, здесь это отражает пропасть между беженцами и пионерами, между старшим и младшим поколениями. Большинство сегодняшних тель-авивцев — это беженцы среднего возраста, чей трагический опыт не всегда делает их жизнерадостными и патриотичными. Израиль только начинает избавляться от влияния этого потерянного поколения, которое подобно тине в пруду не даёт пробиться свежей родниковой струе национального возрождения.»
    ————————————————————————————————
    Должна признаться, что так думал не только Кестлер. Я помню, как одна из моих учительниц иврита, муж которой тогда уже был призван и воевал, с нескрываемым негодованием (десятки лет после) рассказывала, как в Тель-Авиве танцевали и развлекались в тот период. Дело в том, что Т-А очень выбивался из общеизраильского стиля в те годы. Во-первых, город был создан буржуазией и людьми свободных профессий тотально европейского происхождения. До 50-х — начала «восточной репатриации» — никаких «смесей».
    Если Хайфа была «красной», как и Гиватаим (сосед Т-А, сейчас входит в «большой» Т-А), специфический по населению Иерусалим в осаде, то Т-А с самого начала превратился в экономический и культурный центр Еврейского ишува. После провозглашения государства прием европейских беженцев происходил в порту Т-А, что заполнило город массой людей, измученных 2-й мировой войной и годами в лагерях перемещенных лиц. Кто-то пошел воевать, кто-то уклонялся (были и такие), кто-то не был призван, но главное — Т-А практически не был под тяжелым огнем, исключая арабских снайперов из Яффо и соседних арабских деревень. Тыл есть тыл, и поведение населения в тылу всегда отличалось от такового на линии военного сопротивления.
    Замечательно точна авторская характеристика М.Бегина. 🙂

    1. Это поразительно, но барон фон Мильденштайн, в то время нацист и даже формально эсэсевец, в 1933 описывал это совершенно иначе, чем Артур Кестлер. Из моей статьи о нем:

      Вечером первого же дня барон в Тель-Авиве. Город, где он видит одних евреев, его завораживает. «Только евреи, — пишет барон, — живут здесь, только евреи работают, только евреи торгуют, купаются, танцуют.» Язык – исключительно иврит, вплоть до меню в ресторанах. В городе – широкие проспекты, привлекательные магазины современного западного вида. Ничего от Востока, его летаргии и апатии. Повсюду смесители цемента, асфальтовые катки, и строительство не успевает за взрывом населения. Люди арендуют жильё, когда оно еще существует только на чертежах. Некоторые евреи из Германии находят условия столь примитивными, что быстро возвращаются «домой», но большинство остается и оптимистично… Евреи здесь – полная противоположность стереотипу, создаваемому нацистской антисемитской пропагандой, — пишет фон Мильденштайн.

      Он посещает детскую колонию в Бен-Шемеше, где живут сотни детей со всех концов мира в возрасте от 6 до 17, и их приучают заботиться о себе с минимальным руководством со стороны взрослых. Утром они идут в школу, а после полудня – на полях и в мастерских. Их гордость – плавательный бассейн, построенный их руками. У них даже собственный суд, и гость шутит, что скоро эта молодежь превзойдет взрослых по уму.

      Он едет в долину Изреель и пишет, что там, где сегодня процветают многочисленные еврейские поселения, менее 10 лет назад были малярийные болота, отпугивавшие как колонистов, так и арабов.

  3. Элиэзер Рабинович: ««Назначена была Голда Меерсон, сказавшая: «Я не знаю ни слова по-русски, никогда не читала Пушкина, не знаю ничего о чугуне и дожде и полностью забыла о чём спорили Сталин и Троцкий». Вот так Голда получила должность».

    У всякого следствия есть причины. И при упоминании о послевоенных еврейских бедах надо бы вспомнить и это.
    Вспомнить и то, как американский президент в 1956 г. хамски потребовал у Франции и Англии «вернуть» Канал Насеру, Израилю же — убраться из Синая, где населения (бедуины) было меньше одного человека на кв км, как охотно ему поддакнул Хрущёв — и как могло бы быть ИНАЧЕ.

  4. Очень интересно, спасибо. Интересно потому, что записано на месте, хотя Артур Кестлер не представляется таким глубоким человеком, каким мы знаем его по «Тьме в полдень» — блестящим анализом сталинизма изнутри. Сейчас мы видим, насколько прав был Бен-Гурион в споре с ним. Некоторый огрех перевода, который легко исправить, о назначении первого посла в СССР:

    Вы также можете предположить, что он должен хорошо знать историю большевистской революции. Но это тем более не имеет значения. Что я предлагаю, так это направить человека — члена вашей правящей партии и которому полностью доверяет ваш лидер — такова наша практика.

    Это говорит чиновник правительства Кестлеру. Наверно, имеется в виду: «НАШЕЙ правящей партии» и «Наш лидер». По существу же:

    «Назначена была Голда Меерсон, сказавшая: «Я не знаю ни слова по-русски, никогда не читала Пушкина, не знаю ничего о чугуне и дожде и полностью забыла о чём спорили Сталин и Троцкий». Вот так Голда получила должность.

    ИМХО, Голда не была квалифицирована для должности и допустила драматические ошибки. В частности, она, по-видимому, наивно передала русским список евреев, желавших эмигрировать. Все были арестованы.

  5. Очень интересно. Совершенно не так предстаалял Бен Гуриона и Бегина. Но очень удивляет отсутсвие коментов. Неужто не интересно Кгда будет продолжение?

    1. Уважаемый «правильный». (Может писать Ваш ник с заглавной буквы?)
      Прежде всего спасибо за хороший отзыв, особо учитывая Вашу критику на первую публикацию.
      Почему нет реакции?
      Причин ИМХО несколько:
      — народ занят в Гостевой предвыборной компанией, а аннотацию статьи из Мастерской там не привели;
      — тема истории Израиля интересует совсем не всех, что вполне естественно;
      — со многими из тех, кого да, интересует, я вследствие вредности своего характера в брогезе, придраться в публикации вроде бы не к чему, ну а похвалить классовая вражда не позволяет;
      — многие комплименты тут появляются по принципу «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку» или по случаю личного знакомства. А я всегда был кошкой, что гуляет сама по себе.
      Будет ли продолжение?
      Хотелось бы, есть проблематичное (что и интересно) повторение вызвавшей столько споров в 1-ой публикации арабской темы, есть очень интересный (и спорный) эпилог, но пока проблемы со временем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *