Ирина Обухова-Зелиньска, Эрнст Зальцберг: Еврейский кинематограф в Польше

 313 total views (from 2022/01/01),  1 views today

Это было время, полное противоречий. Под влиянием соседней Германии в некоторых кругах Польши усилились антисемитские настроения, а в еврейской среде отчетливее проявлялись сионистские тенденции и связанная с ними ориентация на иврит. Тем не менее, культура на идиш переживала расцвет…

Еврейский кинематограф в Польше

Ирина Обухова-Зелиньска, Эрнст Зальцберг

Кино изначально было искусством космополитическим, особенно в период немых фильмов. Режиссеры и артисты переезжали из страны в страну, а в съемочной группе нередко собирались представители разных народов. Тем не менее, в мировом кино можно выделить несколько крупных национальных школ, и одной из них, несомненно, является еврейское кино. Больше всего фильмов на идиш выпускалось в США, на втором месте была Польша, где большинство создававших его артистов и режиссеров происходило из так называемой русской Польши (Привисленского края, в состав которого входило 10 губерний).

В начале ХХ века драматические артисты могли получить театральное образование в соответствующих школах и училищах или в студиях театральных мэтров, продвигавших свою школу игры и режиссуры. С 1883 до 1905 года театр на идиш был в Российской империи запрещен, что, разумеется, сильно затрудняло его нормальное развитие, но такого рода законы никогда не соблюдались со всей точностью. Основатель еврейского театра Авром Гольдфаден[i] был вынужден после указа 1883 года закрыть свой театр, но тут же под названием «немецкой» организовал новую труппу в Варшаве, где они давала спектакли до середины 1886 года.

В связи с массовой эмансипацией еврейства все больше молодых людей покидали местечки и шли в «большой мир», который открывал невиданные возможности для расцвета талантов. До 1905 года многие еврейские артисты играли в русско— и польскоязычных труппах и выступали на эстраде. После реформ, последовавших за Октябрьским манифестом 1905 года, игравшие на идиш театральные труппы появились в Вильно, Варшаве, Люблине, Лодзи. Возникли они и во Львове, и в Кракове, которые входили в Австро-Венгерскую империю, где и раньше не было запрета на идиш.

Спектакли часто были связаны с обрядовой стороной жизни или с библейскими сюжетами. Впрочем, в это же время начинают завоевывать внимание публики русскоязычные пьесы из еврейской жизни, связанные с современной проблематикой, — ведущим драматургом этого направления становится уже широко известный своим литературным творчеством Осип Дымов[ii]. Многие еврейские артисты овладевали профессией и оттачивали мастерство на подмостках названных театров, а впоследствии начали сниматься в немых и звуковых картинах.

Поначалу, когда кино считалось даже не искусством, а чем-то вроде площадного балагана, туда нередко попадали люди без особой профессиональной подготовки. В комические ленты брали эксцентриков, артистов эстрады. Нужные профессиональные навыки приобреталась на практике, но на главные роли чаще всего приглашались уже известные артисты.

До начала Второй мировой войны в Польше было снято до 100 художественных фильмов (немых — на еврейскую тематику и звуковых — на идиш). В имеющейся на сегодняшний день польской фильмографии фигурирует 67 названий. Копии сохранившихся лент находятся в Варшавской фильмотеке и открытом в 2005 году Музее истории польских евреев. Содержание не дошедших до нас фильмов можно представить на основе газетных рецензий и анонсов или же по воспоминаниям современников. Такого рода исследования проводились, и существует довольно солидная литература по этому вопросу как на польском, так и на английском языках[iii]. В основу данной статьи были положены сведения, почерпнутые из общедоступных интернет-энциклопедий и справочников, а также статей отдельных авторов[iv].

Еврейское кино выделялось своей спецификой еще в эпоху немых фильмов, так как их тематика носила ярко выраженный национальный, а то и фольклорный характер. Когда «Великий немой» заговорил, выявилась и вторая яркая черта еврейских фильмов — их языком был идиш. Вообще, под еврейским кинематографом обычно понимают фильмы на еврейские темы, снятые евреями и предназначенные для аудитории, говорившей на идиш. Однако в 1920–1930-е годы эти фильмы пользовались популярностью и в иноязычной среде, чаще всего озвучивался вариант на польском или же в США демонстрировалась англоязычная версия.

В 1930-х годах в Варшаве существовало большое количество перворазрядных кабаре и музыкальных театров, в которых блистали талантами многие артисты еврейского происхождения. Еще больше евреев работало в кинематографии. Подсчитано, что евреи сконцентрировали в своих руках около 80% польской кинопродукции. В 1930-х годах председателем Польского союза кинопромышленников был Леопольд Глейснер (Leopold Gleisner), его заместителем — Мечислав Чабан (Mieczysław Czaban), секретарем — Франтишек Гринбаум (Franciszek Grynbaum), казначеем — Адольф Грунштейн (Adolf Grunstein), а членом правления — Юлиуш Берман (Juliusz Bermann). Евреями были многие знаменитые режиссеры и актеры того времени. Названия ряда довоенных фильмов помнятся до сих пор. Ведь они привлекали в кинозалы сотни тысяч зрителей, в них блистали первые кинозвезды массовой культуры, которые задавали тон разговорам на улице и в салонах. Люди повторяли знаменитые фразы, шутки, напевали мелодии из этих фильмов.

Не случайно на конец 1930-х годов приходятся лучшие картины еврейского звукового кино, которое легко находило сценаристов, режиссеров и артистов на самые разные амплуа. Тогда же усилилась связь еврейского кино с американским. В фильмах польской продукции регулярно снималась звезда американского еврейского театра Молли Пикон, приезжали и другие кинематографисты, ставшие американцами. Кроме того, пользовавшиеся успехом польские фильмы на идиш (особенно музыкальные комедии) снабжались английскими титрами и с успехом шли в американском прокате. Таким образом, вектор передвижения был прямо противоположен сегодняшнему, когда голливудские блокбастеры после премьеры в Нью-Йорке переходят на экраны других стран. Все это прервала Вторая мировая война. Еврейский кинематограф погиб вместе со своими зрителями. И только сейчас, благодаря новым технологиям, позволяющим оцифровывать старые киноленты, мир повторно открывает еврейское кино. Идиш-фильмы позволяют увидеть, как выглядели уничтоженные Холокостом еврейские местечки (штетл), которые в наше время почти никто уже не помнит, в этих фильмах показаны обычаи и традиции, составлявшие основу быта польских евреев.

М.Пикон в роли Идл в фильме «Идл со скрипкой» (1936)

В Польше кинопроизводство на идиш пришлось на четыре основных периода: 1911–1916 годы — немые фильмы, выпущенные в то время, когда большая часть Польши входила в состав Российской империи; 1924–1929 годы — немые фильмы, снятые в независимой Польше; 1931–1939 годы — конец этого периода (1936–1939) считается «золотым веком» еврейского кино в Польше; и 1946–1950 годы, когда на экраны вышло несколько, в основном, документальных фильмов на идиш, которые разошлись и по другим странам, демонстрировались в Израиле и США (с английскими титрами).

1911–1916 годы

В 1908–1911 годах в Варшаве было открыто десятка два кинотеатров. Тогда же появились кинокомпании, производившие фильмы на идиш и занимавшиеся их прокатом. Выпуск первых фильмов на идиш связан с деятельностью киностудии еврейских фильмов «Сила» («Siła», точнее «Kantor Siła»), которую основал в Познани Мордка (Мордехай) Товбин — оборотистый предприниматель, начинавший свою деятельность с проката французских и российских фильмов, а затем организовавший киностудию. В 1912 году она обанкротилась, но вскоре возродилась как «Бюро объединенных кинематографистов Сила» («Kantor Zjednoczonych Kinematografów Siła») — кроме Мордки Товбина ее учредителями были Павел Гольдман и Самуэль Гинзбург. К сожалению, биографии этих выдающихся кинематографистов пока мало известны. В первый же год своей деятельности они сняли и выпустили в прокат около десятка фильмов.

Студия «Сила» работала в тесном сотрудничестве с Варшавским еврейским театром, поэтому первые ее фильмы представляли собой киноверсию шедших там спектаклей. Самым известным кинорежиссером этого периода был писатель и историк театра Анджей Марек. Он же был сценаристом фильмов «Жестокий отец» («Der wilder foter», 1911), «Хасидка и отступник» (польское название «Chasydka i odstępca», 1911, лента не сохранилась), «Мачеха» («Die stiefmutter», 1911), «Миреле Эфрос» («Mirełe Efros», 1912) и «Хася-сиротка» («Chasie di jesojme», 1912). Автором пьес, чаще всего использовавшихся в кинематографе, был драматург Яков Гордин. Режиссером фильмов, снятых на киностудии «Сила», был также Абрахам Изаак Каминский, представитель театральной семьи Каминских, сам к тому времени имевший реноме выдающегося театрального режиссера и артиста. Позже, уже после банкротства фирмы Товбина, А. Каминский стал главным режиссером созданной на ее руинах новой кинокомпании «Kosmofilm», которую возглавил Хенрик Финкельштейн. До 1915 года «Kosmofilm» выпустил несколько фильмов, в частности в 1913 году в режиссуре А. Каминского и Х. Фишера: «Роковое проклятье» («Hercełe mejuches»), «Бигамистка» («Zajn wajbs man») и «Божья кара» («Gots sztrof»), а также «Дочь кантора» («Dem chanzens tochter», режиссеры А. Каминский, Х. Фишер и Нахум Липовский). В 1914 году студия выпустила ремейк «Мачехи» («Die stiefmutter») в режиссуре и по сценарию А. Каминского и с членами этой знаменитой театральной семьи (Эстер, Ида и Регина Каминские) в главных ролях.

1924–1929 годы

Через 8 лет, уже в независимой Польше, еврейский кинематограф возродился благодаря деятельности Хенрика Бойма и Леона Форберта, владельцев фирмы «Leo Film». Первым на этой студии был снят немой фильм «Клятва» («Tkhijes khaf», 1924, реж. З. Турков), ставший художественным событием этих лет. Фабула основывалась на знаменитой еврейской пьесе «Диббук» С.А. Ан-ского. Картина пользовалась таким успехом в еврейской аудитории и у критики, что ею заинтересовались американские кинопрокатчики. В 1932 году под руководством режиссера Жоржа Роланда была создана перемонтированная и озвученная на английском версия, демонстрировавшаяся в США под названием «Виленская легенда» («A Vilna Legend»). В качестве фона в нее были включены сцены из «Клятвы» с участием группы хасидов, слушавших и комментировавших действие. В этой версии крупные фрагменты «Клятвы» сохранились до наших дней.

Огромный успех первого фильма привел Форберта, бывшего в то время совладельцем фирмы «Ef-es», к мысли снять еще один фильм. На этот раз в качестве режиссера он привлек Хенрика Шаро. Фильм в его режиссуре и по сценарию Хенрика Бойма «Один из 36» («Lamed-Wownik», 1925) основывался на народной легенде о праведных мужах, которые добровольно жертвуют собой за грехи бренного мира. Действие разыгрывается в период Польского восстания 1863 года. Однако фильм не имел успеха, и лишь спустя 4 года, в 1929 году, продюсер решился предпринять съемки новой ленты — эпопеи «В польских лесах» («In die poylishe velder»). Сценарий Х. Бойма основывался на двух повестях известного еврейского писателя и поэта Юзефа Опатошу и представлял широкую панораму истории Польши, с включением элементов польского и еврейского фольклора. К сожалению, этот фильм тоже практически провалился в прокате.

1931–1939 годы

В это время снимались документальные фильмы на еврейские темы, в частности, «Экскурсия на Святую землю» («Wycieczkа do Ziemi Świętej», 1931), «Возрожденная Палестина» («Palestynа odrodzonа», 1934), «Рассвет, день и ночь Палестины» («Świt, dzień i noc Palestyny», 1934). Среди них особое место занимали фабуляризованные документальные ленты режиссера Александра Форда «Сабра» («Sabra», 1932) — снятая в Палестине история еврейских эмигрантов, которые основывают один из первых кибуцев, и «Путь молодых» («Droga młodych», 1935) — о санатории для еврейских детей в Мендзешине, по сценарию Ванды Василевской.

Конец третьего периода (1936-1939) — «золотая эра» фильмов на идиш в Польше, когда было создано девять интересных художественных фильмов, в том числе три комедии. Это было время, полное противоречий. Под влиянием соседней Германии в некоторых кругах Польши усилились антисемитские настроения, а в еврейской среде отчетливее проявлялись сионистские тенденции и связанная с ними ориентация на иврит. Тем не менее, культура на идиш переживала расцвет в области театра, литературы, изобразительного искусства и музыки (включая литургическую). Кинематография позволяла синтезировать эти виды искусств, она привлекала самых разных творцов, в том числе и евреев-эмигрантов из Германии, искавших работу.

Человек, которому польская кинематография на идиш обязана своим расцветом, родился в Лодзи как Юзеф Гринберг. В 1920-х годах он оказался в США, превратившись там в Джозефа Грина, и быстро обнаружил, что выпуск идиш-фильмов может принести неплохой доход. Поняв, что производство этих фильмов обойдется намного дешевле в Польше, он вернулся на родину и кроме проката, которым занимался раньше, взялся за кинопроизводство, став продюсером и режиссером. Этот успешный и удачливый бизнесмен не ставил задачу пропагандировать культуру на идиш, он просто хотел делать занимательные фильмы, чтобы заработать на их прокате. В довоенных газетах и журналах бросаются в глаза гигантские анонсы студии «Green Film» — фирмы Грина. В них, конечно, заявлялось, что снимающийся в данное время фильм — это настоящий художественный шедевр, но самое странное, что так действительно и случалось.

С подобными декларациями выступал не только Грин, но и его конкуренты на польском рынке — учредитель киностудии «Siła» Мордка Товбин, кинокомпании «Kosmofilm», «Leo Forbert» (позднее «Forbert Film» или «Leo Film») и «Kinor». Последняя возникла в 1934 году как кооператив артистов и художников, которые объявили, что целью их деятельности являются не финансовые доходы, а забота о еврейской культуре и противодействие ассимиляции.

«Kinor» и «Green Films» определяли развитие идиш-кинематографии в довоенной Польше. Производственной частью «Kinor» заправляли братья Саул и Израиль Госкинды, которые были владельцами киностудии и основанной в 1932 году лаборатории «Сектор», где выполнялись заказы крупных американских студий — «Metro Goldwyn Mayer», «20 Century Fox», «Warner Brothers».

Грин написал сценарий и снял в 1936 году на студии «Green Film» полнометражный фильм «Идл играет на скрипке» («Yidl mitn fidl»). Вторым режиссером был поляк Ян Новина-Пшибыльски. По жанру картина близка музыкальной комедии. Она оказалась весьма зрелищной и удачной с коммерческой точки зрения, демонстрировалась не только в Польше, но и в ряде других стран. Первого января 1937 года состоялась ее премьера в Соединенных Штатах, а с титрами на иврите она демонстрировалась в Палестине. Художественный и кассовый успех фильма во многом был определен тем, что в его создании участвовала большая группа талантливых и высокопрофессиональных кинематографистов. Так, сценарий был создан по повести Конрада Тома. Музыку к картине написал Абрахам «Эйб» Эльштейн, один из четверки наиболее значительных композиторов еврейского театра того времени, в которую, кроме него, входили Джозеф Румшинский, Александр Ольшанецкий и Шалом Секунда. Одна из песен фильма «Oу Mame, Bin Ikh Farlibt» («Ой, мама, я влюблена») тут же стала хитом.

Не менее знаменит и автор текстов к песням, один из лучших поэтов на идиш Ицик Мангер. Говоря о коллективе, работавшем над фильмом, надо также упомянуть оператора Якова Йониловича. Натурные съемки картины проходили в Казимеже — еврейском квартале Кракова. Участникам массовок не понадобились ни грим, ни специальные костюмы — они были уже готовыми персонажами фильма. Для центрального эпизода свадьбы доставлялась кошерная еда, и многие статисты не совсем понимали, что находятся на съемках фильма, думая, что их пригласили на настоящую свадьбу.

Сюжет фильма весьма непритязателен. Арье — очень бедный человек, у него есть дочь Итке. Они решают зарабатывать деньги в качестве странствующих музыкантов — клезмеров. Итке играет на скрипке, а отец — на контрабасе. Однако Арье опасается, что для молодой девушки такое занятие может быть небезопасным, поэтому она переодевается в юношу и получает имя Идл. Вскоре им встречается другая пара странствующих музыкантов — отец-кларнетист и сын-скрипач по имени Фроим, после чего все четверо объединяются в квартет. Действие фильма развивается по всем законам комедии: Фроим, полагая, что имеет дело с юношей, остается безучастным к чувствам Идла-Итке. Ситуация осложняется появлением еще одной красивой девушки, которая к тому же и поет; на нее обращает внимание Фроим. Музыканты спасают ее от нежеланного брака, уводя прямо со свадьбы. Квартет едет в Варшаву, где оказывается на грани распада; Арье и Идл должны снова остаться вдвоем и начинать всё сначала. Как и всякая комедия, фильм завершается счастливым концом, и любовь Итке и Фроима торжествует.

Успеху картины в немалой степени способствовала игра талантливых актеров. На главную роль была приглашена тогдашняя звезда американского еврейского театра Молли Пикон. Известный актер польского театра на идиш Леон Лейбгольд снялся в роли скрипача Фроима. И, наконец, актерский ансамбль дополняют два великолепных характерных актера Симха Фостель и Макс Божик, исполнявшие роли отцов молодых скрипачей. Хорош и весь многочисленный вспомогательный состав, особенно в сцене свадьбы, с которой сбегает невеста, — одной из лучших в фильме. Красочные свадебные пляски и песни — яркие образцы еврейского фольклора, тщательно воспроизведены на экране.

Воодушевленный успехом своего первого фильма, Джозеф Грин в следующем, 1937 году, снял на той же студии «Green Film» (совместно с Новина-Пшибыльским) новую музыкальную комедию «Пуримский шутник» («Der Purimspiler»). Сценарий написал он сам при участии Ицика Мангера. Музыку к фильму сочинил молодой композитор Николас Бродский, к тому времени — автор музыки к нескольким кинофильмам, включая шедших во всех европейских странах «Петера» (1934) и «Маленькую маму» («Little Mother»,1935).

Действие «Пуримского шутника» происходит в Галиции перед Первой мировой войной. Герой фильма Гетсель — странствующий комедиант. Он приезжает в местечко, находит там работу в обувной лавке ребе Нахума и влюбляется в его дочь Эстер. К ней же неравнодушен и Дик, актер бродячего цирка. Наиболее яркой сценой в фильме стало красочное пуримское представление с участием Гетселя, организованное неожиданно разбогатевшим ребе Нахумом. Следует ряд забавных приключений, и, в конце концов, Эстер остается с Диком, а Гетсель снова отправляется в дорогу.

В фильме сильный актерский состав. В роли Эстер снялась совсем еще молодая Мириам Крессин, в роли Дика — ее муж Хайми Джекобсон, оба — американские артисты известного еврейского Театра на 2 Авеню в Нью-Йорке. Третьим ведущим исполнителем должен был стать Джозеф Булоф[v], но он не смог приехать на съемки в Польшу и был заменен Зыгмунтом Турковым, представителем известной в Польше еврейской театральной семьи.

Местечко, где происходило действие фильма, было воссоздано на киностудии в Варшаве, часть сцен была снята в Кракове, в еврейском квартале Казимеж. Премьера картины состоялась в сентябре 1937 года, а спустя три месяца она уже шла в Соединенных Штатах с английскими субтитрами.

В 1938 году Дж. Грин снял очередную музыкальную комедию «Маленькая мама» («Mamełe»). Сценарий фильма написал Конрад Том (он же — второй режиссер) по одноименной пьесе Меира Шварца. Действие на сей раз происходит в Лодзи. В картине дан как бы срез жизни еврейской общины этого большого города: тут и ночные клубы, и нищие, и гангстеры, и религиозные ортодоксы, и безработные евреи.

Эдмунд Заенда

В главной роли снялась Молли Пикон, музыку сочинил Эльштейн. О чем повествует фильм? Умирает мать семейства, и все заботы об овдовевшем отце и детях ложатся на плечи одной из дочерей по имени Хавка. Хотя Пикон было в то время уже 40 лет, она блестяще сыграла роль молодой девушки. Неожиданно в жизни героини появляется музыкант Шлезингер (актер Эдмунд Заенда). Следуют сложные сюжетные коллизии, в которые вовлечена и Берта, одна из сестер Хавки, но, в конце концов, главные герои счастливо соединяются друг с другом. В фильме много красочных сцен, музыки и песен, которые поет Молли Пикон. Это «Аби гезунт» («Будь здоровым»), «Мазл» («Счастье»), «Их зинг» («Я пою»), причем их тексты написала сама актриса.

Последний фильм, сделанный Джозефом Грином в Польше, назывался «Письмо к матери» («A briwełe der Mamen»). Снимался он в 1938 году, его премьера в США состоялась 14 сентября 1939 года, когда в Польше уже шли тяжелые кровопролитные бои.

На сей раз действие начинается в 1912 году в восточной Польше, в некоем городке или местечке под названием Любомиль. Мать троих детей Дебора — центральный персонаж картины. Ее муж Давид, увлеченный сочинением и исполнением музыки, не в состоянии содержать семью, поэтому Дебора работает на фабрике. Младший сын Ареле разделяет увлечения отца, который решает уехать в Соединенные Штаты и там попытать счастья. Дочь Мириам, будучи обрученной с юношей, который учится в Одессе, заводит роман с другим человеком. Старший сын Меир вдруг оставляет работу в аптеке и решает ехать в Одессу, чтобы приобрести новую специальность. Вскоре дочь сбегает со своим кавалером в город Балта, оставляя матери короткую записку. Сгорающая от стыда Дебора сообщает всем, что отправила Мириам к тетке. Тем временем отец присылает из Америки письмо с деньгами и билетом на пароход для младшего сына Ареле. Ходят слухи, что Давид разбогател за океаном, хотя он там всего лишь уличный продавец галстуков и носков. Младший сын уезжает к отцу, и мать просит его написать ей письмо с новой родины. Возвращается бежавшая дочь: выяснилось, что ее кавалер уже женат и имеет ребенка. К счастью, прежний жених согласен на ней жениться, и они после свадьбы уезжают в Одессу.

Начинается Первая мировая война, и старшего сына Меира призывают в армию. Городок Любомиль разрушен, приходится перебираться в большой город и там бороться за кусок хлеба. Война кончается, солдат-однополчанин Меира приезжает к Деборе, сообщает о гибели сына и передает ей его медаль. В это время в город прибывает представитель американского ХИАСА, оказывающего помощь еврейским беженцам, господин Штейн. Он становится свидетелем того, как Дебора безуспешно пытается найти в Соединенных Штатах мужа и младшего сына, и хочет ей помочь. Выясняется, что Давид умер, а следы сына затерялись. Г-н Штейн предлагает Деборе уехать в Соединенные Штаты вместе с ним, и она соглашается. Между тем, Ареле стал за океаном известным певцом, у него теперь американское имя и фамилия Ирвинг Берд. Он с женой хочет поехать в Европу, чтобы узнать, что стало с его семьей. Для оформления поездки певец приходит в офис г-на Штейна, где застает Дебору, но они не узнают друг друга. На следующий день Ирвинг дает концерт для еврейских беженцев и, среди прочего, поет песню, которую когда-то в Любомиле сочинил его отец. Тут Дебора понимает, что это и есть Ареле, пытается пробиться к нему, но ее сбивает лимузин певца. Далее следует заключительная сцена в госпитале, куда Ирвинг приходит навестить пострадавшую, и здесь мать и сын наконец узнают друг друга.

Хотя в фильме много музыки и песен, его трудно отнести к жанру музыкальной комедии. Это скорее эпическая лента, некая типовая картина еврейской жизни в первой четверти двадцатого века. Возможно, поэтому его с таким интересом смотрели в Соединенных Штатах люди, уже выросшие за океаном, но происходившие именно из таких семей, как та, чью жизнь они видели на экране. Несмотря на обилие мелодраматических сцен, в коммерческом отношении это был не самый удачный фильм Джозефа Грина, но, вне всякого сомнения, наиболее серьезный и значительный. Как обычно, Грин создал картину по собственному сценарию, в написании которого ему помогали известные литераторы Иехезкель Моше Нойман и Мендель Ошерович. Вторым режиссером был Леон Тристан. Музыку к фильму написал Эльштейн. В этой картине нет таких звезд, как в предыдущих лентах Джозефа Грина, за исключением Эдмунда Заенды в роли певца Ирвинга Берда. Роль Деборы исполнила американская актриса Люси Герман. Благодаря песне, по которой мать и сын узнают друг друга, фильм приобрел второе название — «Вечная песня». Она была сочинена Соломоном Шмулевичем и впервые исполнена задолго до создания картины, в 1908 году. Тогда она оказалась созвучна времени: шла массовая эмиграция и многие, прощаясь, не были уверены, что увидятся вновь, уповая лишь на письма. Так что матери, провожая своих сыновей за океан, часто просили хотя бы о «маленьких письмах», которые, однако, не всегда к ним приходили.

Во второй половине тридцатых годов созданием картин на идиш в Польше начали заниматься и другие режиссеры, хотя Грин оставался ведущей фигурой в этой области.

В 1936 году на экраны вышел фильм «За грехи» («Al Chejt»), созданный кинематографистами, эмигрировавшими из Германии после прихода Гитлера к власти. Они обратились к Саулу Госкинду, владельцу хорошо оборудованной лаборатории «Сектор», который согласился стать продюсером. Специально для производства этого фильма он организовал киностудию «Kinor». Режиссер Александр Мартен сделал ставку на жизненный сюжет и еврейский фольклор. Фильм снимался в фотопавильоне Влодзимежа Кирхнера на ул. Вежбовой, 8, в Варшаве, а музыкальные сцены — в студии для записи патефонных пластинок «Сирена». Из-за усиливающихся проявлений антисемитизма с организацией первого показа возникли проблемы. В конце концов премьера состоялась 14 апреля 1936 года в варшавском кинотеатре «Фама» (ул. Пшеязд, 9). Фильм произвел настоящую сенсацию. Несмотря на то, что пресса критиковала его за мелодраматичный сюжет, не соотносившийся с современными социальными проблемами польских евреев, кассовый успех был впечатляющим. В ответ на упреки критики сценарист фильма И.М. Нойман писал в 1938 году, что еврейская кинематография должна развиваться постепенно и не следует критиковать картину за то, что она была сделана для массового зрителя и не содержала художественных экспериментов. Успех этого фильма подтверждался не только кассовыми сборами, но и многочисленными рецензиями в Польше, Америке и Палестине.

«Аль хет» — повторяющаяся молитва во искупление грехов, произносимая во время службы в синагоге в Йом-Кипур. Эта лента — мелодрама с элементами комедии. Её героиня — деревенская девушка Эстер, дочь местного раввина, у которой роман с ее соплеменником, офицером австро-венгерской армии Леоном. Офицер со своей частью уходит на войну и погибает, оставляя Эстер незамужней и беременной. Глубоко подавленная происшедшим, девушка бросает ребенка и уезжает в Соединенные Штаты. В судьбе маленькой девочки Рахели принимают участие два друга Шамай и Авремл, устраивающие ее в сиротский дом, откуда ее удочерила семья Коэн. Проходит шестнадцать лет, и Эстер, ставшая за океаном преуспевающей певицей, приезжает в родные края, чтобы выяснить судьбу своего ребенка. Найти теперь уже взрослую девушку ей помогают те же Шамай и Авремл. Рахель любит молодого человека, подающего надежды скрипача. Случайно с ним знакомится и Эстер, по достоинству оценивает его талант и предлагает уехать в Америку. Тут и выясняется, что подруга этого скрипача — ее дочь.

Фильм поставлен по сценарию Иехезкеля Моше Ноймана. В главной роли снялась актриса Рахель Хольцер, для которой эта работа стала одной из лучших за всю ее долгую артистическую карьеру. Еще один известный актер, занятый в картине, — Абрахам Моревский в роли раввина, отца Эстер. И, наконец, в ролях Шамая и Авремла выступила известная пара комических актеров Шимон Дзиган и Израэль Шумахер. В создании фильма принимал участие в качестве продюсера Саул Госкинд.

Блестящие комедийные актеры Шимон Дзиган и Израэль Шумахер, постоянно выступавшие вместе, стали центральными персонажами картины «Веселые бедняки» («Frejliche Kabconim»), которая вышла на экраны в 1937 году. Это — комедия ошибок, где оба актера играют предпринимателей из местечка — Копла и Нафтали. Поставили фильм режиссеры Леон Жанно и Зыгмунт Турков, сценарий написал Моше Бродерзон при участии Иехезкеля Моше Ноймана.

Парадоксальным образом фильм «Диббук» в режиссуре Михала Вашиньского по мотивам пьесы С. Ан-ского (название ленты на идиш «Der Dibek: Tsvishn tsvey veltn», то есть «Диббук: между двух миров»), признанный высшим художественным достижением еврейского кинематографа, был снят не процветавшим в то время Джозефом Грином и не его главными конкурентами, а киностудией «Сфинкс» Изидора и Фениции Фенигштайнов — их дела к 1937 году были очень плохи. Поэтому кастинг в фильме относительно скромен, без привлечения кинозвезд. Зато самое серьезное внимание было уделено литературной основе. Над сценарием по пьесе С. Ан-ского работали владелец авторских прав на пьесу «Диббук» Альтер Кацизне и Анджей Марек, бывший также арт-директором. Научным консультантом по историческому фону был профессор Майер Балабан. Сценарий консультировал Анатоль Штерн. Музыку к фильму написал Хенрик Кон, религиозные песнопения исполнял первый кантор варшавской синагоги Гершон Сирота. Пленерные сцены снимались в Казимеже Дольном — живописном городе на берегу Вислы. В главных ролях выступили супруги Лили Лилиана и Леон Лейбгольд. Абрахам Моревский блестяще исполнил роль цадика.

Лили Лилиана в роли Леи в фильме «Диббук» (1937)

Что такое Диббук? Согласно еврейскому фольклору, Диббук — это дух или неуспокоенная душа, которая завладевает телом живого человека. Имеются многочисленные версии историй о Диббуке, во многом похожие друг на друга. В некоем местечке двое мужчин, выросших вместе, обещают, что их еще не родившиеся дети вступят в брак, игнорируя при этом совет странного незнакомца не связывать жизни людей другого поколения. Дети растут в разных местах, не зная об обещании, данном их отцами. Спустя годы один из отцов забывает о нем и хочет выдать свою дочь Лею замуж за сына состоятельного человека. Случается так, что сын его старого друга знакомится с этой же девушкой и влюбляется в нее, но выясняется, что он не может жениться на ней. Мистические силы убивают молодого человека, дух его превращается в Диббука, вселяется в тело девушки и завладевает им. Далее следует изгнание цадиком (благочестивый святой человек, пользующийся особым расположением Бога) Диббука из местечка и повторное возвращение его в тело Леи. Фильм «Диббук» шел чуть меньше двух часов.

По странному совпадению студия «Leo Film» тогда же взялась за съемки фильма по пьесе «Диббук» — это был ремейк немого фильма 1924 года, который вышел на экраны под названием «Клятва» («Tkhijes khaf»). Авторских прав на литературный источник у студии не было, поэтому при сохранении основных линий сюжета персонажи носили другие имена, были введены также иные акценты. Например, особую роль в развитии сюжета играл пророк Илья, роль которого исполнял Зыгмунт Турков. Пророк был свидетелем и гарантом клятвы. Поскольку оба родителя намеревались ее нарушить, то пророк был вынужден вмешаться — он возникает семь раз, причем каждый раз в ином облике. Фильм режиссировал Хенрик Шаро. С дистанции лет непонятно то обстоятельство, что несколько ролей в обоих картинах играли те же самые артисты. Главную роль Рахели играла Дина Гальперн, которая в фильме «Диббук» играла Фраде — тетку Леи. Роль отца влюбленной девушки (Рахели) в «Клятве» исполнял Мойжеш Липман — в «Диббуке» он играет отца Леи. Самуэль Ландау в фильме «Диббук» играет роль свата Залмана, в «Клятве» — Шмуля Вебера; Макс Божик — возница Нуте в «Диббуке», в «Клятве» он же — сват. Роли второго плана в обоих фильмах играет также Симха Фостель. Если учесть, что в любом случае одновременно вышедшие на экраны фильмы вольно или невольно вступали в конкурентную борьбу, то ситуация, когда по крайней мере пять артистов снимались практически одновременно в обоих фильмах, не вызывая никакого беспокойства у руководства студий и продюсеров, выглядит необъяснимой. Тем не менее, студии не вступили в переговоры, а довели съемки до конца.

Конкурентную борьбу на экранах в 1937 году безапелляционно выиграл «Диббук». «Клятва» не повторила успеха 1924 года и явно проигрывала фильму студии «Сфинкс», которая смогла поправить свои дела. После огромного успеха выпущенного ею шедевра в Польше, премьера «Диббука» (с английскими субтитрами) уже 27-го января 1938 года состоялась в США.

Фильм «Бездомные» («On a Hajm-bal shuwe»), выпущенный студией «Alma-Film» в 1939 году, считается последним довоенным польским фильмом на языке идиш. Сценарий написан по пьесе Якова Гордина, действие происходит в Соединенных Штатах в начале двадцатого века, в годы массовой эмиграции в страну. Это фильм о людях, оторванных от своих корней, привычной среды, теряющих традиционные национальные ценности, то есть о том положении, в которое попадали новоприбывшие эмигранты. Постановщиком фильма был Александр Мартен, он же исполнил одну из главных ролей — Абрама «Авреймеле» Ривкина, нового американского иммигранта, о судьбе которого и повествует лента. Вместе с ним в картине снялась Ида Каминская, а также Шимон Дзиган и Израэль Шумахер, вносившие в драматический сюжет о трудностях жизни в новой стране комедийные элементы. Еще одно имя, которое надо упомянуть — популярная эстрадная певица Вера Гран в роли певицы Бесси. Музыку к фильму написал известный польский (позднее американский) композитор и дирижер Хенрик Варс (Варшавский).

В 1938–1939 годах в атмосфере приближавшейся войны, по инициативе Самуэля Госкинда были сняты шесть десятиминутных документальных фильмов о жизни евреев в больших польских городах — Варшаве, Кракове, Вильне, Львове, Белостоке и Лодзи (последний не сохранился). Этим исчерпываются картины на идиш, созданные в Польше до Второй мировой войны.

Окончание

___

[i] Жирным шрифтом отмечены персоналии, чьи краткие биографии приведены в Приложении.

[ii] О Дымове того периода см.: Обухова-Зелиньская И. Забытые классики: случай Осипа Дымова (переписка О. Дымова и А. Руманова, 1902–1914) // Русские евреи в Америке (далее — РЕВА). Кн. 5 / Ред.-сост. Э. Зальцберг. Иерусалим; Торонто; СПб., 2011. С. 72–114.

[iii] Toeplitz, J. Historia sztuki filmowej (w 4-ch tomach). Warszawa, 1969; Gross, Natan. Film żydowski w Polsce. Kraków: Rabid, 2002; Opowieść zatopionych synagog — przegląd przedwojennego filmu żydowskiego // XI Dzień Judaizmu — Poznań, 8–19.01.2008 (program towarzyszący). Poznań, 2008; Mazur, D. Dybuk. Poznań: Wydawnictwo Naukowe UAM, 2007; Hoberman, J. Bridge of Light: Yiddish Film between Two Worlds. Hanover, NH: Dartmouth College Press, 2010; Goldman, Eric A. Visions, images and dreams. Yiddish film — past and present. Holmes & Meier Publishers, Inc., 2011.

[iv] Wyżyński, A. Kino jidisz w Polsce // Rosalak, M. W Polsce jak w Hollywood (2008) // Smietana, M. Bezdomna egzotyka — o przedwojennym filmie jidys // Szczepanek R. Wyreżyserowany arystokrata // Чернухин В. Когда с экрана говорили на идиш // www.culnhist.com; ОбуховаЗелиньская И. «Bei Mir Bist Du Schoen…» — от Нью-Йорка до самых до окраин… // РЕВА. Кн. 7 / Ред.-сост. Э. Зальцберг. Торонто; СПб.: ИД «Гиперион», 2013. С. 145–168; Зальцберг Э. Российские композиторы-евреи в США (1880–1970) // РЕВА. Кн. 8. / Ред.-сост.Э. Зальцьберг. Торонто; СПб.: ИД «Гиперион», 2013. С. 147–162; Грин Джоан. Молли Пикон // РЕВА. Кн. 11 / Ред.-сост. Э. Зальцберг. Торонто; СПб: ИД «Гиперион», 2015. С. 168–195.

[v] О Д. Булофе см.: Зальцберг Э. Джозеф Булоф и Люба Кадисон — последние могикане еврейского театра // РЕВА. Кн. 12 / Ред.-сост. Э. Зальцберг. Торонто; CПб.: ИД «Гиперион», 2015. С. 232–251.

Прим. Все фотографии — из Национального цифрового архива (Narodowe Archiwum Cyfrowe) Польши.

Print Friendly, PDF & Email

11 комментариев к «Ирина Обухова-Зелиньска, Эрнст Зальцберг: Еврейский кинематограф в Польше»

  1. Очень интересно!

    У меня есть кассета с фильмом снятом в Польше, режиссер Leon Peannat (так в титрах)
    with Zigane and Shomacher
    Forbign Cinema Arts Inc

    Jolly Paupers

    На этой же кассете короткая американская комедия — I Want to Be a Boarder (1937)

    Еще долго, после просмотра этих фильмов, не покидает тягостное чувство: почти все эти необыкновенно талантливые люди, их семьи, родные и близкие, сгорели в огне Холокоста.

      1. Уважаемый Эрнст!

        http://www.jewish-music.huji.ac.il/content/jolly-paupers-freylekhe-kabtsonim

        JOLLY PAUPERS — FREYLEKHE KABTSONIM
        Material Type:
        Films
        Place of Publication:
        Poland
        Year:
        1937
        Type of Recording:
        Commercial Recording
        Languages:
        English
        Yiddish
        Country / Area:
        Poland
        Description:
        Feature. 62 min., B&W, Yiddish with English subtitles
        Directed by Leon Jeannot and Z. Turkow

        Links:
        More information can be found at the National Center for Jewish Film at Brandeis University website.
        Database:
        Jewish and Israeli Music in Films
        Keywords: MusicYiddishYiddish songsMusicalsFeature

        http://www.imdb.com/title/tt0028902/

        Готов, если в этом есть необходтмость, выслать Вам кассету

        Леонид

  2. И правда — замечательное исследование. Для меня, так и вовсе открытие — никогда не видел ничего подобного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *