Октябрьские тезисы. Круглый стол

 601 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Большевики не продержались бы так долго без постоянной самоотверженной помощи «креативного класса» Европы и Америки… И хуже всего, что разочаровавшись в этой утопии — другую искать пошли. На кого только не ставят — от исламистов до трансгендеров включительно. Воистину: «Есть у революции начало — нет у революции конца».

Октябрьские тезисы

Круглый стол

Участвуют (в порядке появления): Марк Фукс, Илья Гирин, Леонид Комиссаренко, Дмитрий Гаранин, Алевтина Терентьева, Лев Мадорский, Владимир Янкелевич, Борис Геллер, Самуил Кур, Григорий Быстрицкий, Элла Грайфер и др.

Марк Фукс: В октябрьском перевороте участия по известным причинам не принимал.

Но вот пятидесятилетие этой даты встретил сержантом внутренних войск МВД.

Страна готовилась к торжествам.

Срочно учредили новый орден «Октябрьской революции», поставили его вторым номером в табели и члены, а за ними и кандидаты в члены срочно стали освобождать место для новой цацки и перестраивать «иконостасы» на тужурках и кителях.

Между тем наши подопечные в уральских лесах, болотах и топях — заключенные — ожидали амнистии по такому знаменательному поводу, но в войска заблаговременно известили о том, что никакой амнистии, кроме как для участников штурма Зимнего и перехода через Сиваш, не будет, и служивые стали готовиться к возможным волнениям.

Началось усиление, отмена отпусков, накопление запасов арттехвооружения, продовольствия и топлива. В дни празднования удвоились по численности наряды на вышках и были отменены все работы вне зон.

Офицеры спали в переоборудованных для этого дела ленинских комнатах.

В праздничный день в поселке состоялся митинг, на который по просьбе гражданских властей полк выделил оркестр и сводный взвод для парада.

Шел снег, местное руководство, стоявшее на ступенях Дворца культуры с нетерпением, ждало окончания церемонии с тем, чтобы можно было перейти согреться в фойе, где уже накрыли стол.

Сводный взвод, состоявший из незанятых на службе: освобожденных по болезни, писарей, и персонала пищеблока и фельдшера прошагал мимо поселкового начальства и ушел восвояси.

В полку солдатам выдали праздничный обед, включавший белый хлеб, какао со сгущенным молоком, печенье и по яблоку на брата.

Вроде обошлось. В нашей дивизии.

В ходе подготовки и проведения этих мероприятий нами был приобретен ценный, важный и полезный опыт. Страна была на марше, надвигалась череда пятидесятилетий: Красной армии, Комсомола, плана ГОЭЛРО и так далее.

Аккурат через год, перед празднованием очередной годовщины Октября меня уволили в запас и все последующие празднества по этому поводу уже не были такими серьезными, содержательными, увлекательными и веселыми.

Илья Гирин: После рождения моего сына Женьки 6 ноября 1984 года, 7 ноября стало для меня днём «продолжения банкета». Это, если по новому стилю.

Если по старому стилю, то 25 октября ещё раз доказало, что российская интеллигенция слишком много о себе воображает и слишком мало знает, понимает и умеет, потому и отдаёт власть Лениным, Ельциным, Путиным, затем стонет и «крехцает», но все равно ждёт своего Пиночета.

Леонид Комиссаренко: Во даёт Илья! Прямо в масть, потому что 6 ноября 2004 года у моего сына Женьки родилась дочь по имени Милена. А 7-го ноября мы со сватами (немецкими) поехали в Мюнхен, где произошло это событие. На снимке в полдень 7-го ноября Милене 16 часов. На заднем плане доклад невестки друзьям-товарищам.

А если идти по юбилейным датам, то вернёмся к году 1967-му. Марк живо описал, как было в войсках. А в оборонке? Так, как Марк, я не сумею, пожалуй. Тогда своими словами.

Дело в том, что к 50-летнему юбилею очень даже ожидались неприятности со стороны Китая. Посему поэтому по всем предприятиям министерства была разослана шифровка с указанием: никаких отпусков руководящему персоналу, всем быть на местах. А в тот год выдались целых 4 свободных дня — с субботы 4-го по вторник 7-го. Понедельник 6-го разрешено было подарить трудящимся в связи с юбилеем. Вот я и намылился навестить родителей — давно обещал. А тут с шифровкой незадача, потому что я, будучи начальником цеха, к этому самому рук. персоналу и относился. Иду к директору. Он ни в какую — вот если будет разрешение главка, тогда пожалуйста. А в главке я к тому времени ещё и не знал никого. Но водил уже дружбу с будущим зам. министра, тогдашним зам. начальником отдела Толей Каллистовым. Он всё и проделал.

И поехал я к маме-папе. Но с очень неспокойной душой, потому что 6-го ожидался сигнал. Короче — сигнал пришёл и в конце июня 68-го родился мой Женька.

* * *

Владимир Владимирович (не этот, а тот, который Маяковский) ещё в 1925 году в стихотворении «Домой!» в поэтической форме эту ситуацию изобразил:

Вот лежу,
уехавший за во́ды,
ленью
еле двигаю
моей машины части.
Я себя
советским чувствую
заводом,
вырабатывающим счастье.

Т.е. как работаем (еле двигаем), такое и счастье.

Дмитрий Гаранин
Историческая баллада

В феодальной глуши, в безвременье стенающих лет
Кто-то, злобствуя, бросил идей фанатический свет:
Если в Царстве Небесном все люди пред Богом равны,
То и в жизни земной на различия нужен запрет —
Вот тогда запируют всеобщего братства сыны!

Рвется сильный вперед, обретая в движении цель,
И в фасады монархий стучится свободы капель,
Но во рту бедняка — только жалкие крохи еды —
Это сильный присвоил беднятского пота плоды.
И идея в веках пробивает к свершенью тоннель.

Ведь как быть бедняку, если сильный всегда на коне?
Если цепью прикован рабочий на жизненном дне?
Мощью новых машин эта цепь укрепиться должна —
Бедных вытащит к свету и станет сама — не нужна..
..Но пророчат вожди революцию в слабом звене.

То звено занимало собой пол-земли.
Здесь поборники равенства свой полигон обрели.
Здесь навел справедливость Верховный Народный Слуга,
Он людскую чащобу сравнял под носок сапога —
Так бедняцкое счастье вставало в кромешной пыли.

Меченосцы ручные все шире стелили постель —
Покрывалась страна годовыми слоями костей.
И железные монстры вставали на этих костях,
Чтобы тот же закон учредить и в других областях —
Ждите, мирные люди, оттуда победных вестей!

Кряж войны перерезал Историю не пополам.
Кто укажет конец наступающей вечности нам?
Зачарованно зрит уцелевший в победах народ,
Как в притихших лучах мировая пустыня цветет —
Грозный вождь передал эстафету вождям-грызунам.

И к слепящему чванству нейдёт на вершину вода.
И ни в бок, ни в обход — ни дорог, ни следа — никуда.
Как спокойная гладь, перспектива на тысячи лет.
Только кто вдохновит, если лучших средь нас уже нет?
Над всеобщим развалом взойдет ли победа труда?

Куча наших побед скользкий угол имела другой.
За корявою кромкою — мертвенный, райский покой.
Мы оттуда скатились на чёрного юмора дно,
Где и собственный ум — с вертикальностью стен заодно
И не хочет сменить свой постылый удел — на любой.

Так пути магистраль превратилась в Голгофу надежд,
В золочёную лестницу к власти рвачей и невежд,
Так учил пониманию — что в этой жизни почём —
Нас отстойник Истории, ставший целебным ключом.

Что ж с того, если идолы пали во прах?
Это царство — всего лишь песчинка в мирах.
Есть другая земля, пред которой мы ползаем ниц,
Прикрываясь, как язва, рубцами надёжных границ —
Там свободные люди о собственных помнят правах.

..Вот уж нет камарильи, и воздух свежее с тех пор.
И готов завалиться заржавый железный забор.
Вот и время настало оковы отправить на слом —
Не всегда ж оставаться отсталым от жизни звеном —
Мы не можем детей обрекать на такой же позор![i]

http://berkovich-zametki.com/Avtory/Terentjeva.jpgАлевтина Терентьева: Итоги Октября прекрасно отражены на Портале. Только за последнее время наглядно продемонстрированы достижения западной демократии, идущие в фарватере заплесневелых коммунистических идей и старых приёмчиков товарища Джугашвили.

Александр Зиновьев («Зияющие высоты») достаточно ясно выразился по поводу Октября, который с опозданием, но обязательно наступит на Западе.

Кампания (так и хочется сказать “оголтелая”) против Харви Вайнштейна ничем не уступает стандартам сталинского времени. Например, травле Шостаковича после статьи в Правде “Сумбур вместо музыки”. Здесь важно не чем отличились гонимые, а тем как широко и умело организован старт ожесточенного осуждения.

Некая мадам «Мерав Михаэли хочет экспроприировать родительство у родителей». Сто лет назад этим активно занимались лидеры Октября.

Но что не изменилось за эти сто лет, так это полная каша в дебильных головах новаторов и абсолютная нелогичность их древних псевдоноваций.

Исходя из их логики, позволю себе нетактичный вопрос: если детей надо изымать из семей и поручать кому-то распоряжаться их судьбой, почему г-н Вайнштейн не может хотя бы временно, пораспоряжаться по своему усмотрению женскими детородными органами?..

Лев Мадорский
«Нужно было сойти с лестницы, а мы выскочили в окно»

Вынесенные в заголовок мудрые слова французского поэта Пьера Беранже о французской революции 1848 года вполне подходят и к революции Октябрьской, или, как её сейчас называют, к октябрьскому перевороту. Никто не хочет прыгать в окно. Народные массы не так-то просто вывести на улицы и подтолкнуть к насильственным действиям против власти. Требуется не только долгая подготовка, но и совпадение многих сопутствующих обстоятельств. Революции напоминают выброс вулкана. Как вулкан перед извержением набирает силу где-то в глубине земной коры, так и революции долго, иногда в течение многих лет, бродят, бурлят, мечутся и, наконец, прорываются наружу, сметая всё на своём пути. Но есть и разница. Извержение вулкана, если к этому есть предпосылки, рано или поздно непременно произойдёт, а октябрьского переворота можно было бы избежать.

Вот несколько факторов, которые сделали бы российскую революцию невозможной, если бы обстоятельства развивались по другому сценарию:

  1. Наступление русской армии 23 июня (6 июля) 1917 года имело все предпосылки нанести сокрушительный разгром австро-венгерским (не германским!) войскам и, значит, избежать Октября. Было захвачено несколько городов, 7 тыс. пленных, множество военной техники. Но… большевистская пропаганда (агитаторы прямым текстом призывали солдат не только к неучастию в наступлении, но и к «братанию») лишила Россию победы, которая была так близка.
  2. Поддержка Керенским выступления генерала Корнилова в сентябре 1917 года на Петроград и предложенной им программы первоочередных действий: применение смертной казни за ряд тягчайших преступлений, преимущественно военных; восстановление власти командиров в войсках, прекращение деятельности, так называемых революционных комитетов. Александр Фёдорович, для которого главными была не судьба России, а властные амбиции, напротив, не только не поддержал генерала, но и подавил его “мятеж”.
  3. Выполнение приказа Временного правительства от 7 июня об аресте Ленина. Только невероятное стечение обстоятельств (он сменил за месяц до знаменитого шалаша в Разливе 17 конспиративных квартир) помогло лидеру революции остаться на свободе. Без такого сильного лидера Октябрь вряд ли имел бы шансы победить.
  4. И, наконец, нерешительность Керенского в аграрной реформе. Владимир Ильич сам признавал, что, если бы премьер-министр отдал крестьянам землю, то крестьяне не пошли бы за большевиками и октябрьская революция бы не состоялась.

Вот так и получилось, что мы «…не спустились по лестнице, а выскочили в окно».

Владимир Янкелевич: Лев, ты уверен, что для Керенского «главными была не судьба России, а властные амбиции», и именно поэтому он «не только не поддержал генерала, но и подавил его “мятеж”»?

Керенский был юрист и действовал, как юрист. Когда Ротенберг предложил ему повесить Ленина и Троцкого, он пришел в ужас. Для него были неприемлемы приемы, назовем их так: «Караул устал!» На мой взгляд, он просто продемонстрировал неспособность либеральной интеллигенции действовать в военной обстановке.

http://berkovich-zametki.com/Avtory/Geller.jpgБорис Геллер: Видимо, революция таки была важным событием. Сто лет прошло, а анекдоты про неё всё ещё есть, и, главное, до сих пор смешно.

Похмельный матрос:
— Алё, Смольный? Пиво есть?
— Нету…
— Алё, Зимний? Пиво есть?
— Есть.
За окном топот толпы и многоголосое «Ур-ра-а-а!!!»

В Ленинграде возле зимнего идут съемки фильма об октябрьском перевороте. Большевики наступают, юнкера отстреливаются. Из глазеющей толпы кричат:
— Родненькие! Держитесь до последнего!

— Товарищи рабочие и крестьяне, солдаты и матросы! — крикнул Владимир Ильич и забрался на броневик, — революция будет завтра, а сейчас, — он дёрнул подтяжки, — дискотека.

— Товарищи! Революция отменяется!
— Почему?
— Товарищ Дзержинский на рыбалку уехал.
— А что, без Дзержинского нельзя?
— Да без него-то можно, без “Авроры” никак…

Одесса. Революция. Стук в дверь квартиры. Открывает женщина, на пороге два террориста:
— Мы у вас в окне поставим пулемет.
— Ставьте хоть пушку, но что скажут люди? У меня взрослая дочь, а из окна стреляют совершенно незнакомые мужчины!

Жаркий полдень, пивной ларек. К окошечку подходит мужичок в кепочке:
— Дайте пожалуйста два литга пивка!
— Мы в разлив не продаем!
— А мне не в Газлив, мне в Шушенское!

Звонок в турагентство:
— Хочу путешествие по Ленинским местам.
— Можем предложить автобусную поездку в Шушенское.
— Э нет, меня интересуют Париж, Мюнхен…

Самуил Кур
Нам пели, мы пели

Было дело. В 1917-м на российской тусовке появилась Дама, по имени Революция, которая сама себя провозгласила Великой. В итоге у неё родился ребёночек. Говорили, отец — Ленин. Скорее всего, слухи, потому что у нее столько было мужиков, что разобраться, кто истинный папаша, совершенно невозможно. Во всяком случае, очень скоро выяснилось, что новорожденный — не какой-нибудь рядовой отпрыск, а чудо из чудес — настоящий Монстр с человеческим лицом — то ли Мэнгельса, то ли Эмаркса. И стал он нашим законодателем мод, и все смотрели ему в рот — что делать, что носить и куда. А если кто неправильно делал, то его относили, куда положено.

Но была у Монстра одна слабинка — дюже он искусство любил. Ах, как он искусство любил! Всякие там портреты, стишки и особенно песни. Народные, международные, но, главное — про мамашу и про себя. И нам всем было ясно, что и жизнь хороша, и жить хорошо.

Например, выяснилось, что у мамаши были рыцари. И с подачи песенника В. Лазарева нам пели:

Вот они с портретов снова
Смотрят нам внимательно в глаза.
Справедлив их взгляд суровый
И над каждым красная звезда.

Шли они сквозь смерть и холод лютый,
Шли под флагом ленинских идей,
Рыцари Великой революции,
Светлое содружество людей.

Трогательно, аж плакать хочется. Какие светлые рыцари!

А Л. Ошанин — он про саму мамашу. Сначала представляет русских мальчишек — уходили мальчишки в семнадцатый год. И потом:

Глядит Революция, очи суровы:
— Откуда вы, кто вы,
На что вы готовы? —
В ответ поднимались упрямые руки:
— Готовы на подвиг,
Готовы на муки,
На радость летящих навстречу огней,
На голод, на холод могильных камней.
Готовы на всё
Ради завтрашних дней.

Ю. Каменецкий уточняет:

Бьёт набат, бьёт набат Интернационала,
Пламя Октября в глазах бойца.
Есть у Революции начало,
Нет у Революции конца.

При такой расплывчатой фигуре у Революции, с началом и без конца, не совсем понятно, где у неё расположены глаза, которыми она сурово смотрит.

Но оказывается, и Октябрь безразмерный, как пояснил нам М. Матусовский: «Он не кончался никогда, Октябрь семнадцатого года». И добавил: «… и мы до той поры солдаты, покуда Зимние дворцы еще не все на свете взяты».

Послушаешь такую песню, и сразу поднимается производительность труда, и в центр идут сводки о перевыполнении плана, и ночью просыпаешься от острой необходимости взять Зимний Дворец где-нибудь в Сан-Франциско, или, на худой конец, на Золотых Песках Болгарии. Монстр был счастлив и считал себя бессмертным. А мы, исключительно с целью расширения кругозора, слушали дополнительный материал по теме. Например, некоего А. Галича: «О том, как Клим Петрович добивался, чтоб его цеху присвоили звание “Цеха коммунистического труда”, и не добившись этого — запил».

…Все смеются на бюро:
“Ты ж, как витязь —
И жилплощадь, и получка по-царски!”
Ну, а я им:
“Извините, подвиньтесь!
Я ж за правду хлопочу, не за цацки!

Как хотите — на доске ль, на бумаге ль,
Цельным цехом отмечайте, не лично.
Мы ж работаем на весь наш соцлагерь,
Мы ж продукцию даем на отлично!”

Или, скажем, стихи читали, посвященные Великому Ленину. Начинались они с теплой, проникновенной строчки: «Когда был Ленин маленьким», а дальше шло много куплетов, и среди них такие:

Когда был Ленин в Арктике,
Он отморозил нос.
Товарищи по партии
Смеялися до слез.

Когда был Ленин мастером
(Наряды закрывал),
На дело революции
Он деньги воровал.

Когда был Ленин в ссылочке,
От маменьки всегда
Он получал посылочки,
А в них была еда!

Когда был Ленин фраером,
Он в кепочке ходил.
Скрывался от полиции
И деньгами сорил.

Когда был Ленин женщиной,
Он был совсем другой —
Капризной, переменчивой
И очень дорогой.

И надо же было такому случиться, что Монстр приказал долго жить. Но не всё потеряно. Искусство непобедимо! И сегодня, когда всё прогрессивное человечество, в едином строю, под красными флагами выносит на носилках ту самую столетнюю Даму, её верный юный рыцарь преклонных годов Иосиф, с подачи другого рыцаря, Николая, споёт свежим, как всегда, голосом: «Не расстанусь с комсомолом! Буду вечно молодым!» И будет. Не к чему взрослеть.

Владимир Янкелевич: Разбудил меня Самуил стихами, как декабристы Герцена. Потому не могу не вспомнить «Балладу об историческом недосыпе» Наума Коржавина.

Любовь к Добру сынам дворян жгла сердце в снах,
А Герцен спал, не ведая про зло…
Но декабристы разбудили Герцена,
Он недоспал, отсюда всё пошло.

И, ошалев от их поступка дерзкого,
Он поднял страшный на весь мир трезвон,
Чем разбудил случайно Чернышевского,
Не зная сам, что этим сделал он.

А тот со сна, имея нервы слабые,
Стал к топору Россию призывать,
Чем потревожил крепкий сон Желябова,
А тот Перовской не дал всласть поспать.

…………………………

Был царь убит, но мир не зажил заново.
Желябов пал, уснул несладким сном,
Но перед этим побудил Плеханова,
Чтоб тот пошёл совсем другим путём.

Всё обойтись могло с теченьем времени,
В порядок мог втянуться русский быт…
Какая сука разбудила Ленина?
Кому мешало, что ребёнок спит?

…………………………

И с песней шли к Голгофам под знамёнами
Отцы за ним, как в сладкое житьё…
Пусть нам простятся морды полусонные,
Мы дети тех, кто не доспал своё.

Мы спать хотим… И никуда не деться нам
От жажды сна и жажды всех судить…
Ах, декабристы, не будите Герцена!
Нельзя в России никого будить!

* * *

Нельзя, но все же разбудили, революции — достаточно качественный будильник. И началось другое время. Не хочется? А тебя никто не спрашивал!

Ни к чему,
ни к чему,
ни к чему полуночные бденья
И мечты, что проснешься
в каком-нибудь веке другом.
Время?
Время дано.
Это не подлежит обсужденью.
Подлежишь обсуждению ты,
разместившийся в нём.

Август 1968 года. Мы, трое курсантов четвертого курса военного училища, устроились в палатке на берегу Куры. Утром транзисторный приемник сообщил о вводе войск в Чехословакию. Послушали информацию о том, что наши десантники предотвратили вторжении армии ФРГ и раскол Варшавского договора, сказали — И правильно! — и озаботились одним, где же здесь, на берегу Куры достать вино! Но мы себя считали мыслящими личностями, у которых «лапша на ушах не виснет». Висла, ещё как висла. Оценить ее количество удалось гораздо позже, когда возникла потребность остановиться, осмотреться, понять, где ты и зачем. Но до этого времени ещё была долгая дорога.

* * *

Дело происходило лет двадцать назад. В кабинет председателя еврейской общины входит пожилой мужчина с палочкой и еле слышным шепотом спрашивает:

— Это здесь?

— Вы о чём?

— Ну это…

— Садитесь. Расскажите вы кого ищете?

И мужчина практически беззвучно сообщает:

— Еврейскую общину.

Это был, как я узнал в последствии, Моисей Н., фронтовик, совершенно бесстрашный офицер, тяжело раненый на фронте.

Он показал мне входное пулевое отверстие на лице и добавил:

— А выходное — на затылке. Представляешь, были бы мозги, убило бы нахрен.

Но я о другом. В то время ему было около 80 лет, он мог сказать, как один из киногероев: «Я своё уже отбоялся», но страх в нём сидел. Он смело воевал, но спокойно спросить о еврейской общине по-прежнему, видимо ещё со времён борьбы с «космополитами» и «убийцами в белых халатах» опасался.

Это собственно и было достижением советской власти: был выращен, выпестован, человек нового типа, такой, в котором страх жил, вероятно, на генетическом уровне. Для страха не нужен был повод, страх в нём не нуждался.

Но и те, кто считал себя свободными от страха, всё равно были им отравлены.

Не помню точной даты, где-то в середине 90-х я созванивался с покойным Юрием Штерном, впоследствии депутатом Кнессета. Юрий спросил:

— А о чём разговор будет?

— Юрий, это не телефонный разговор, я Вам расскажу при встрече.

На Штерна эта фраза подействовала, как красная тряпка на быка.

— Что значит «не телефонный разговор»? Вы когда-нибудь разогнётесь?

Да, разгибаться всегда трудно.

Мне было 17 лет, когда мама дала мне небольшую книжку — «Один день Ивана Денисовича».

— Эту книгу должен прочитать каждый, кто считает себя интеллигентным, цивилизованным человеком. Это — выдающаяся книга.

Выдающуюся книгу через пару дней начали поносить в СМИ самыми ужасными словами. Естественно, я спросил:

— Как это великое произведение вчера превращается в гнусную клевету сегодня?

Нужно было отвечать… А что? Времена были уже не такими кровавыми, но послевкусие было очень явным.

— Ты понимаешь, мы простые читатели не можем понять всю глубину замысла писателя, только после выступления критика нам становится понятен истинный смысл произведения. Вот теперь сущность этой книги ясна всем…

Вот такая реакция. Такая логика не укладывалась в голове, но в тот момент понять происходящее не удавалось, пришлось отложить вопрос в дальние уголки памяти… Если бы это был для меня проходной эпизод, то что б я его помнил так ясно вот уже 55 лет.

А такие безответные вопросы возникали постоянно.

— Папа, а из-за чего была советско-финская война?

— Ну, понимаешь, там граница была слишком близко от Ленинграда, нужно было её отодвинуть…

Конечно, они всё понимали, но где и с кем будет в последствии болтать этот спрашивающий, они знать не могли и выдавали вроде безопасные версии ответов, которые, конечно, не были ответами, а просто консервировали вопрос «на потом»…

Были и совершенно непонятные для меня люди. Молодого офицера, моего дядю, арестовали за то, что он случайно присутствовал там, где какие-то речи говорили троцкисты. Он получил срок, и его жизненный опыт обогатился умением добывать уголь в Воркуте. Его жена рассказывала:

— Я работала там вольнонаёмным бухгалтером. Уголовники относились ко мне хорошо, Но… Но это ничего не гарантировало. Тебе вполне могли запросто проиграть в карты…

Так вот, амнистированный арестант вернулся в Баку ещё более твердым сталинистом, чем до ареста. Его-то арестовали незаконно — это бывает, но остальные? Это реальные враги… А по нему разобрались же, вот видишь, амнистировали.

* * *

Один вождь и учитель в работе «К критике гегелевской философии права» написал:

«Почему таков ход истории? Это нужно для того, чтобы человечество весело расставалось со своим прошлым».

Сегодня 100-летие Октября. И что? Похоже, что все об этом забыли. Уходит в прошлое октябрь, и надо забыть о нём смеясь.

Григорий Быстрицкий: Спасибо, Володя, здесь-то в отличие от подводной лодки могу тебе возразить.

Сначала техническая деталь.

В твои 17, в 1963 ты прочитал ту маленькую книжку, которая была издана большим тиражом (кажется, в СССР единственным, не считая двух толстых журналов). Но на следующий день А.И.С. еще не ругали, это наступило ближе к 70-м.

Далее, ты поделился воспоминаниями и в финале сообщаешь, что октябрь надо весело забыть. Вычеркнуть из памяти тотальный страх хочется, по-человечески это понятно. Но забывать переворот 1917 или представлять вместо него только ужасы сталинского режима не стоит. В демократическом обществе этот колоссальный пример страшной катастрофы нелишне вспоминать, а не заигрывать перед избирателями пением бойких, леволиберальных куплетов.

Ты скажешь: «пришёл гегемон и всё пошло прахом». Что, прямо так взяли и пришли?

Нет, мой друг! Не просто пришли. Высокообразованные, интеллигентные товарищи привели. А чем? Простыми и доходчивыми лозунгами, очень даже понятными для наивной публики. Допускаю, часть вождей свято верили в свободу и равенство. Но главное, они отлично осознавали: на этих легкодоступных бреднях они получат мощнейшую, массовую поддержку для достижения своей заветной цели — власти.

Сталин, репрессии, тотальный страх, ночные аресты, земли — не крестьянам, заводы — не рабочим — всё это потом. Всё это следствие, начало было дано как раз популярными в народе лозунгами 1917 года, вроде бы справедливыми, на самом деле направленными на обеспечение своей всенародной поддержки.

Циничность западных борцов за справедливость заключается в том, что продолжается привлечение электората всё тем же легкодоступным и заманчивым бредом. Теперь уже без миллиграммов собственной «святой веры», а по-проститутски: без любви, но расчетливо и трезво. Главное — голоса на выборах, а какой, где будет потом сталин — неважно. Потому что потом, когда-нибудь. А может и вообще пронесет, и будут эти демагоги жить-поживать на верхотуре.

Кстати о Сталине. Он продуктивно поработал не только в своей стране. Вполне даже удачно насадил через многочисленные компартии эти замечательные идеи, неизменно живучие и с готовностью принятые частью политиков-популистов.

Так что Октябрь не в прошлом.

Но меня европейские ценности мало волнуют, своя специфика есть. Я бы предложил сделать такую огромную, надувную дубину с надписью «Октябрьский переворот» и портретом Ильича. И колотить этой куклой т.н. «оппозиционеров» по их умным черепным коробкам, обходясь без застенков. Беру так называемых в кавычки, поскольку настоящих не наблюдаю. И ты, Володя, даже и не старайся, всё равно не найдешь.

Наша власть, как и всякая другая, даёт много поводов для оппозиции. Ну так меняйте, умники доморощенные, жизнь эволюционно. Что бы не говорили про несвободные выборы, провести прогрессивных депутатов можно. В сентябре в Москве так и вышло. Понятно, непростой это процесс и не мгновенный, надо долго и последовательно трудиться.

Но нет! «Оппозиционерам» снова нужна именно революция. Этих сметём (засудим, деньги отберём, повесим и т.д.), а сами всё будем делать правильно. Да кто же вам поверит? С какой стати? Где столько честных набрать в отличие от нынешних, которые по вашим оценкам все сплошь нечестные? И что такое правильно? И чем доказали, что сможете правильно?

А ни чем! Вот идите за нами, потом увидите!

А в генетической памяти примеры Октября живы. У части может и на подсознательном уровне, но страх перед дикой толпой живуч.

Поскольку взрослые на революцию не согласны, привлекаются дети. И лозунги для них, соответственно, примитивно понятные. Наряду с краденными особняками не зря ведь кроссовки фигурируют.

Известный борец (теперь уже менее известный), совмещающий в одном лице и Троцкого и заграничного Парвуса, вообще предельно минимизировал свой лозунг: «Надоел!»

Надоел, и всё тут, айда ребята какого-нибудь прикольного выберем. Вы главное на улицу выбегите, а я уж подыщу для вас настоящего кумира. Где-то на БВ я уже видел, как детей вперёд выставляют. А у нас политически-экзальтированные тётушки писают у микрофонов от умиления: «Какая у нас прекрасная, умная молодежь! Надоело им жить во лжи!»

Алё! Тётеньки, очнитесь! Забыли как ваши бабушки в феврале-марте 1917 гвоздички в стволы революционных солдатиков вкладывали? И что потом эти прекрасные солдатики с вашими бабушками сделали?

Так что, дорогой Володя, не забывать надо, а всегда помнить тот катастрофический Октябрь.

Владимир Янкелевич: А что в нём помнить? Кровавых упырей? Смерть?.. Помнить надо жизнь:

Старинная песня.
Ей тысяча лет:
Он любит её,
А она его — нет.

Столетья сменяются,
Вьюги метут,
Различными думами
Люди живут.

Но так же упрямо
Во все времена
Его почему-то
Не любит она…

Вот мой дед до революции был закройщиком. Когда он облачался в костюм, то в кармане жилетки у него лежали, как мне кажется, золотые часы на серьезной красивой золотой цепочке. Поссорившись с женой, он в гневе уехал в Париж, но до 1913 года вернулся. Так и жил помаленьку.

А «потом пришёл гегемон и всё пошло прахом». Вернее не совсем всё, золотая цепочка осталась, её носит моя жена, как такое уникальное ожерелье…

Элла Грайфер
Прочь!

— Прочь! — сказал Иван Петрович. —
Я сейчас вас проучу!
Я, — сказал Иван Петрович, —
Вижу то, что я хочу.
А. Барто

Для меня наилучшим объяснением означенного события является известная книжка Эренбурга про Хулио Хуренито: полная потеря ориентиров и разрушение системы ценностей.

То, что на самом деле происходило в России, было распадом империи в форме русского бунта — бессмысленного и беспощадного. Были у него в истории страны свои причины, появились и свои следствия, но вряд ли кому-то в здравом уме и твердой памяти пришло бы в голову принять этот чисто локальный процесс за реализацию утопии и осуществление вековых надежд человечества, если бы не тотальный закат Европы.

Самые оригинальные мыслители, блестящие интеллектуалы, творцы и мудрецы в упор не замечали происходящего. Они видели то, что хотели видеть. Не уверена, что большевики продержались бы так долго без постоянной самоотверженной помощи «креативного класса» Европы и Америки — в них инвестировали как в надежду, которая не оправдалась, да и не могла. Изо всех сил подпирали большевизм, покуда не свалился он им на голову.

И хуже всего, что разочаровавшись в этой утопии — другую искать пошли. На кого только не ставят — от исламистов до трансгендеров включительно. Воистину:

Есть у революции начало —
Нет у революции конца.

Броневик «Лейтенант Шмидт», захваченный красногвардейцами у юнкеров. Петроград, 25 октября 1917

P.S.
Марк Фукс: Нашёл интереснейшее фото по теме публикации (посылаю в редакцию) — Революционные солдаты Брусилова на улицах освобожденных от австрийцев Черновиц на автомобиле с и с «маген-давидом» на транспаранте. 1917-18 гг.

___

[i] В этом (июнь 1988) и нескольких подобных стихах отражено то, что я за долгие годы изучил в курсах Истории Комму­нис­тической Пар­тии, Диалектического и Исторического Ма­териализма, Полити­ческой Экономии Капитализма и Со­циализма, Научного Комму­низма — всё вместе Марк­сиз­ма-Ленинизма. (примечание Дмитрия Гаранина)

Читайте также: «Александр Левинтов: Октябрь 17-го», «Александр Левинтов: Октябрь 17-го. ЖЗЛ»
Print Friendly, PDF & Email

21 комментарий к «Октябрьские тезисы. Круглый стол»

  1. Григорию Быстрицкому:
    ————————————-
    Ты пишешь, что рано забывать Октябрь, все сегодня повторяется. Ой, как поверхностно.
    Вот, к примеру: лозунг «Все на борьбу с Корниловым» в лозунге «Все на борьбу с Трампом» не повторяется, так как в слове «Корнилов» 8 букв, а в слове «Трамп» только 5. Нет сходства!

    1. Не пытайся сбить с толку, у меня итак с головой плохо. Посчитай лучше «Все на борьбу с» и увидишь, что количество букв одинаковое. Есть сходство!

  2. Б.Геллеру: Боря, ты тоже попал по поиску «Большевистская карикатура». Рядом со Сталиным и В.Сурковым

  3. Виктор Зайдентрегер
    — 2017-10-25 11:56:42(919)

    Дух противоречия не позволяет мне промолчать. Хочется выступить ПРОТИВ ВСЕХ.
    Ужасная Революция, ужасно глупые евреи – самые активные участники той Революции, не то что мы, нынешние, ужасная страна – наша Родина, рождённая в той Революции.
    Всё ужасно, только откуда мы все такие умные уехали-приехали? Меня тоже не приняли в МИФИ, МЭИ, правда, закончил. Посмотрел список авторов нашего сайта, посмотрите и вы – любая страна позавидует такому списку.
    ==============.
    Дух противоречия имел бы смысл, если противоречие было бы на уровне отвергаемого тезиса, а не на уровне пиетета перед «погонами». Тезис же был, как уже отмечалось, в признании Октябрьского переворота политическим преступлением, приведшим к ужасам последующих десятилетий и неоправданным никакими «историческими» соображениями страданиям и гибели миллионов и миллионов людей.

    Да, многие авторы нашего сайта сумели не просто выжить в десятилетия после безумного разгула репрессий, но и выучиться, стать профессионалами, создать семью, построить карьеру. Но не случайно так много «успешных» сбежали от облагодетельствовавшей их власти, как только открылась возможность. И не стоит говорить, что они сбежали за колбасой. «Колбаса» дело относительное. Не зная лучшей, и «докторская» покажется вкусной. «Колбаса», конечно, имела значение (не только для себя, но и для детей), но за ней стояло то, о чем сказано в тексте А. Левинтова и комментариях: жизнь пронизанная ложью, власть возвеличивающая свои преступления, создавшая Гулаг, развратившая своих служащих, подавившая индивидуальность и с ней свободу личности, восстановившая крепостничество в деревне (с барином в Кремле и его органов), поставившая на грань исчезновения страну в своих играх с нацизмом, создавшая демографическую катастрофу и далее по списку. Но при этом и ей нужны были специалисты, нужны были инженеры как машин, так человеческих душ, врачи, песенники, ученые (прежде всего создатели вооружения) и пр. и пр. Что в том удивительного, что евреи, вырвавшиеся из черты оседлости, не расстрелянные, не сосланные в Гулаг, со своей тягой к знанию и энергией, становились этими инженерами, врачами, песенниками, физиками и пр. , в том числе и служащими власти, под ее наблюдением и с постоянным риском оказаться «безродными космополитами» для той же власти.

    Да, многие авторы этого сайта – достойные люди, достойные специалисты, разносторонне культурные люди. Это им честь, и это позор той власти, что пользовалась ими, но была отвергнута ими, как недостойная мачеха, навязанная России той революцией.

    Все мы были молодыми, и если избежали физических репрессий, то не редко вспоминаем молодость теплыми словами. Опять же, это говорит о сложности, многослойности человеческой психологии, но не о человечности, хоть глубинной, хоть поверхностной той власти и той страны. И плоды того, что она сделала физически, психологически, интеллектуально с народом, видны в сегодняшней России, уже с благодарностью вспоминающей Сталина и его подручных.

    1. Уважаемый Б.Д.Борису Дынину
      Мне нравится ваш ответ.
      А теперь мой вопрос:
      Как вы относитесь к Тому, Кто
      — отдаёт на растерзание своего самого преданного друга (Иова),
      — в течение двух тысяч лет безразлично взирает на мучения преданного Ему народа,
      — может, но даже пальцем не шевелит, чтобы предотвратить гибель шести миллионов человек, взывающих к Его помощи.
      По получении Вашего ответа продолжим обсуждение в рамках Октябрьских тезисов.
      С уважением, В.З.

      1. Уважаемый Виктор Зайдентрегер,
        Я не могу сказать, что мне нравится Ваш вопрос просто по причине того, что ответ на него открыт всякому, кто серьезно относится к своим вопросам и приложил усилия познакомиться с ответами (уже не новыми) тех, кого по умолчанию Вы подозреваете в безмозглости, в неспособности (вот уже тысячелетия) задуматься на ними и в готовности принять за ответ «опиум народа».
        Честно говоря, мне утомительно отвечать на вопросы читателей блокнота агитатора, но так случилось, что только на днях я процитировал слова рабби Дж. Сакса, которые, возможно, побудят Вас вспомнить слова другого рабби: «Вы получили ответ, пока стояли на одной ноге. Теперь идите и учитесь!» (http://club.berkovich-zametki.com/?p=32391) Добавлю: «Вы сможете не согласиться, но вопросы будут более информированными».

        P.S. Если мой ответ покажется Вам несколько резким, прошу заранее прощения.
        Впрочем, вопрос несколько искусственно притянут к теме Октября. О нем я высказался и повторяться не буду.

        1. Уважаемый Борис Дынин,
          мой вопрос был задан с единственной целью – понять Ваш подход к оценкам событий, явлений, личности. Вы не стали отвечать, но, тем не менее, понятно, что, давая оценку чему-то, Вы отбрасываете все отрицательное, что может запятнать Ваш Идеал, а если отбросить это уж совсем невозможно (как в случае Холокоста), то нивелируете это отрицательное с помощью афоризмов или сарказма наших мудрецов. При этом все положительное принимается безоговорочно. (Точно такой же подход я вижу у условного Зюганова в отношении его ВОСР.)
          При оценке же Октябрьских событий столетней давности Вы применяете тот же подход, но с точностью до наоборот: все отрицательное принимается полностью, а положительное, если кто-то его увидел, отбрасываете с порога.
          На мой взгляд, СПИСОК (авторов) БЕРКОВИЧА, включающий и авторов обсуждаемых тезисов, – пример того, что тот Октябрь отметился не только трагедиями. И не надо повторять, что это «не благодаря, а вопреки». Последнее является лишь словесной эквилибристикой, но никак ни аргументом.
          Только в этом и состоит мой протест «против всех».

          (Вы вовсе не обязаны отвечать на мои размышления.)

          С уважением, ВЗ

          P.s.
          Я читаю Ваши материалы и с уважением отношусь и к Вашему мнению, и к мнению переводимого вами Дж. Сакса, но очень часто не могу с этими мнениями согласиться, поскольку являюсь всего лишь «вульгарным материалистом».

  4. Анекдот в тему.

    Встретились два старых большевика. «Помнишь, Вася, как мы Зимний брали?» — «Конечно, помню, Петя!» — «Ох и поторопились мы тогда!»

  5. Извините, я всё не прочитал, мельком пробежал глазами. Вот встретил в Гостевой:
    Дмитрий Гаранин:
    Никшни
    Да не отопри ворот!
    ———————————————
    Не знаю, опечатка ли это или ошибка, но нет слова «никшни», а есть «нишкни». Повелительное наклонение глагола «нишкнуть», он есть в орфографическом словаре.

    1. В.Ф.
      В.Ф. : Извините, я всё не прочитал, мельком пробежал глазами. Вот встретил в Гостевой:
      Дмитрий Гаранин:
      Никшни
      Да не отопри ворот!
      ———————————————
      …Не знаю, опечатка ли это или ошибка, но нет слова «никшни», а есть «нишкни». Повелительное наклонение глагола «нишкнуть», он есть в орфографическом словаре.
      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
      Виктор Ильич, когда я прочитал это «никшни», то мне показалось, что, выражаясь словами Дмитрия Гаранина (см. поэзу III), вот-вот… брызнет!

  6. Божественная Алевтина, позвольте я так буду к Вам обращаться. Вас заслуженно пригласили в этот ареопаг. Как специалист по Харви, активный критик/почитатель его мерзостей, отмечаю: Вам удалось в одно предложение впихнуть невпихуемое (здешний термин). За что Вам «Браво»! Четыре раза.

  7. И вдогонку.
    То, что можно позавидовать списку авторов сайта, — заслуга Берковича и его команды, редакторов и референтов, а никак не «Родины, рожденной той Революцией».

  8. А вот ещё по теме, к 100-летию ВОСР, из запасника:

    ОДНОПАРТИЙНЫЙ ДИВЕРТИСМЕНТ

    I

    Ваш гордый маленький народец
    Плевал в истории колодец,
    И в жмурки шёл первопроходец
    Теорьей воружён.

    Сей бородатый полководец
    Мечтал устроить хороводец
    Седых племён.

    И вот – ура! Ползут народы
    Почти что добровольно, к входу
    (Необходимость есть свобода)
    В свой пантеон.

    II

    Под руки вы
    Индивидуума
    Взяли да и
    Довели до ума.

    Милостию
    Казначеевой –
    Воздуха, хлеба
    И щей ему.

    За шиворот
    И навыворот –
    Никшни
    Да не отопри ворот!

    III

    О Партия, ты наш жокей!
    Чем дальше правишь, тем смелей!
    Верхом на пульсе жизни –
    Вот-вот, казалось, брызнет!
    И – ничего! И лишь почёт.
    И всё течёт..

    IV

    А мы шагаем нога в но-
    -гу и желаем всё равно
    Вам преуспеть на ниве.
    Ведь в дальней перспективе
    От вашей пользы нет вреда,
    Поскольку сущее – вода,
    И жизнь есть прущее туда,
    Куда зовёт нужда.

    V

    Вот и приехали, и не до смеха нам.
    Дальше-то что?
    Хоть всё разделать грозят под орех они,
    Дышим мечтой,
    Что оснащённые мыслью рачительной,
    На руку чисты,
    Нашу судьбу решат положительно
    Товарищи коммунисты.

    Москва, 19 сентября 1988

  9. Уважаемый Виктор,
    у Вас, конечно, есть право выступить против всех. И даже запастись подходящей цитатой из Довлатова: «Один — всегда прав».
    Но согласиться с Вашим постом трудно. Откуда все такие умные? Оттуда, но только не потому, что СССР так о нас позаботился, а вопреки.
    Та страшная революция породила все беды 20 века. Она изуродовала жизни наших родителей, она обрекла на беды миллионы, она подала немцам пример, как строить концлагеря, она ответственна за таких уродов, как Чегевара, она заразила массы очень живучим страшным вирусом, она раздавила все, что могла.
    Многочисленные клоны той революции живы и по сей день. Корея, например. Куба. Венесуэла.
    То, что еврей замазались в ней по самые уши, — медицинский факт, и с этим надо жить, как живут с диабетом, например.
    Но хвалить? Благодарить? Умиляться? Нет!

  10. Дух противоречия не позволяет мне промолчать. Хочется выступить ПРОТИВ ВСЕХ.
    Ужасная Революция, ужасно глупые евреи – самые активные участники той Революции, не то что мы, нынешние, ужасная страна – наша Родина, рождённая в той Революции.
    Всё ужасно, только откуда мы все такие умные уехали-приехали? Меня тоже не приняли в МИФИ, МЭИ, правда, закончил. Посмотрел список авторов нашего сайта, посмотрите и вы – любая страна позавидует такому списку.

    Нам есть на что обижаться, но странно, что не нашлось ни одного доброго слова. Ни с неба ли мы свалились?

    ВЗ
    P.s. И уж никак не думал, что доведётся прочитать у евреев, что Ленин отнял у России Победу в той войне. Что-то похожее я уже читал про страну, в которой сейчас живу.

    1. Уважаемый Виктор, Вы допускаете одну грандиознейшую ошибку, поскольку сравниваете положение евреев после Октября с положением евреев в ЦАРСКОЙ России, а не в России ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ, с которой покончил Октябрьский переворот. Вот в той, ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ, России евреи получили все права и избавились от всех ограничений, так что все участники этого Круглого стола без Октября добились бы того, чего добились, если не большего, т.к. в ней не было бы государственного антисемитизма.

      1. Уважаемый Илья!
        Я бы с Вами полностью согласился, если бы Россия ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ когда-нибудь существовала. Та Россия, которую Вы предлагаете принять за основу для сравнения, была всего лишь ПРОТОКОЛОМ О НАМЕРЕНИЯХ, который не получил развития. То есть получил, конечно, но только развился он в Россию, в которой мы с вами родились и выросли. Наша Россия не отменила, по-моему, ни одного проеврейского закона своего предшественника, а со временем даже создала евреям еще и свой «Израиль». Только почему-то никто это всерьёз не воспринял.

        Эх, снял бы кто-нибудь фильм СПИСОК БЕРКОВИЧА! Отличный фильм мог бы получиться.
        Всего вам доброго, Виктор

        P.s. Между прочим, я тоже знаю несколько анекдотов. Когда в 67-м году была введена пятидневная рабочая неделя, евреи сразу откликнулись на неё хохмой:
        Вопрос: Чего добились евреи за 50 лет Советской власти?
        Ответ: Празднования субботы.

  11. ты уверен, что для Керенского «главными была не судьба России, а !властные амбиции»?
    ————————-
    Да, Владимир. Мне кажется, что у Александра Фёдоровича было, прямо-таки, паталогическое желание править единолично.

    1. Лев Мадорский
      —————————————
      Мне кажется, что у Александра Фёдоровича было, прямо-таки, паталогическое желание править единолично.
      =======================
      Лев, ключевое слово в твоем ответе — «кажется». Лучше бы ты по этому поводу прочел бы современников и, опираясь на них, что-то по этому вопросу знал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *