Игорь Мандель: Бакалавр? A складывать и вычитать умеете? Вы приняты!

 567 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Новая армия очень занятых полуграмотных людей занимает места практически повсюду. Идеологическое воинство поддерживается сильными материальными стимулами. Это лучший способ сделать «равенство результатов» реальным, как это было когда-то в Советском Союзе. Никакой другой «equity» не может быть.

Бакалавр? A складывать и вычитать умеете? Вы приняты!

Растущий спрос на «специалистов DEI» в США

Игорь Мандель

Cтатья явлается авторским модифицированным переводом работы в American Thinker.

Сокращение DEI (Diversity, Equity, Inclusion) в названии статьи довольно сложно адекватно перевести на русский. Буквально все слова вроде понятны: Разнообразие, Равенство, Включение, но фактически каждое означает не то, что читатель может себе вообразить. Более того, стронники этого самого DEI тоже определяют его компоненты несколько по разному. Так что я попробую дать какое-то общее истолкование с позиций тех, кто защищает все это направление деятельности и добавлю свои короткие комментарии. Разнообразие — борьба за то, чтобы во всех сферах было как можно больше людей разного типа, главным образом по полу, сексуальной ориентации, расе, религии и др. (но отнюдь не по политическим взглядам — с этим как раз категорически борются, выпалывая отовсюду «консерваторов» по мере возможности). Равенство — это не то равенство каждого перед законом, которое и так уже давным давно существует, равенство возможностей (оно определяется словом equality и строго отличается от equity), а равенство результатов: например, доходы белых и черных как групп населения должны быть равны; доля черных и белых в тюрьмах должна быть пропрционально их доле в населении и подобные вещи. Идея в том, чтобы исторически пострадавшим группам как-то компенсировать их отставание. Inclusion (Включение) лучше перевести, наверно, как Участие — имеется в виду система организации этого самого Разнообразия: все должны на равных участвовать в труде, и этому надо способствовать.

Как видно, все провозглашенные лозунги выглядят очень заманчиво (что и заставляет миллионы людей поддерживать их), но в реальности они нарушают самым явным образом основу свободного общества — вместо индивидуального человека ценится его принадлежность к определенной группе (белые занимают роль «исторических притеснителей», а черные — «угнетенных»), а вместо единственно верного критерия при оценке качества труда по реальным заслугам человека (meritocracy) предлагаются критерии, ничего с этом общего не имеющие (типа процентного соотношения различных рас в одном коллективе). Я не буду распространяться насчет порочности этого подхода в целом (уже писал пару раз тут и тут), а перехожу к предмету статьи — к тому, какую роль «специалисты по DEI» играют в данное время в США (в силу упомянутых трудностей перевода я оставлю сокращение DEI на английском).

В недавнем обсуждении ситуации «пробуждения» (wokeness — модное название всего супер левого движения, охватившего Америку) в американских университетах профессор Кимберли Джонсон представила таблицу, в которой показаны данные о заработной плате сотрудников департамента DEI в Университете штата Мичиган (MSU) в 2018-2019 годах. В штатном расписании 82 должности; годовая зарплата варьирует от скромных 42,000 долларов для помощника по административным вопросам до 408 000 долларов для Вице Президента по вопросам Разнообразия (что чуть выше зарплаты Президента Америки, равной 400,000 долларов). Общая годовая оплата труда сотрудников DEI в MSU составляет 10,6 миллиона долларов. Это много или мало для одного университета?

Количество студентов в MSU составляет около 50 000 человек; штат состоит из 5 500 ученых и 7 400 администраторов. Итак, один специалист ДЭИ идеологически должен обслуживать в среднем 767 человек. Советский Союз не мог позволить себе такой роскоши. Например, в 1970 г. численность населения в возрасте от 15 до 59 лет составляла 142,6 млн человек; количество оплачиваемых партийных работников («номенклатура») на всех уровнях составляло 99 505 человек. Это дает 1433 взрослых на одного партийного бюрократа (конечно, точное сравнение невозможно; все цифры здесь и ниже приведены только для демонстрации масштабов). Если предположить, что не более 20% аппаратчиков работали исключительно на «идеологическом фронте», то на каждого советского бюрократа приходилось примерно в 7,5 раз больше умов, чем для их коллег в MSU. На самом деле это число было даже больше — в институте, где я преподавал в свое время в Алматы, учились многие тысячи студентов и был только один оплачиваемый партийный секретарь на полную ставку; все остальное делали бесчисленные «добровольцы», члены партии, совмещавшие свою основную работу с партийной деятельностью. В Америке нет такого массового «волонтерства» (хотя уже призывают в эту): бизнес DEI передан в надежные, профессиональные руки.

Важно отметить, что эти сотрудники DEI обычно даже не проводят презентации или обучение, а просто организуют их (конечно, наряду со своим главным занятием — следить за «расовой справедливостью» на ввереном им участке). Реальная идеологическая работа обычно выполняется профессионалами. По данным специального расследования, звезда этого бизнеса, профессор Ибрам Кенди, берет от 10,000 до 20,000 долларов за лекцию. Его главный тезис «антирасизма» постулирует, что любые различия между расовыми группами по разным характеристикам (доход, уровень образования, преступности и т.д.) объясняются только одним фактором: «белым расизмом» (и единственным средством от него является «обратная дискриминация»). Точно так же профессор Робин ДиАнджело с ее концепцией «хрупкости белых» (основа чрезвычайно популярной идеологии DEI «спасения людей» от непризнанных или отвергающимися ими грехов расистов) брала в среднем 14,000 долларов за выступление в 2021 году, что вдвое больше чем в 2018 году; спрос на «правду» быстро растет. Медианный уровень заработной платы «Менеджера DEI» составлял 124,383 доллара (29 октября 2021 г.). Такая зарплата выглядит вполне прилично для воинов за «равноправие», особенно по сравнению со медианным уровнем США в 51,470 долларов; цифры для MSU теперь становятся не такими уж особенными. Как и во многих случаях в истории, бесстрашные борцы за всеобщую «справедливость» почему-то не совсем равны другим, когда дело касается личного дохода. Многие консалтинговые компании предлагают свои DEI услуги, добавляя изюминку этому бурно развивающемуся рынку. Даже их названия отражают богатое разнообразие всего проекта: от строгого «Института расового равенства» до делового «Центр менеджмента» и до игривого «Две коричневые девушки», которое больше похоже на эротическую рекламу, чем на скучную консалтинговую компанию.

Если данные MSU и другие приведенные выше цифры о чем-то говорят, то легко предположить, что по всей стране существуют многие тысячи «специалистов DEI» (более точные оценки получить трудно), которые появились, как грибы после дождя, после беспорядков лета 2020 года…

Я сделал проверку на одном из самых популярных сайтов поиска вакансий Indeed 24-26 ноября 2021 года. Она дала следующие результаты (цифры показывают количество буквальных совпадений, когда запрос пишется в кавычках): racial equity (расовое равенство) — 5,218; diversity (разнообразие) — 2,542; DEI 11,355; antiracizm (aнтирасизм) — 1056; anti-racism (aнти-расизм) — 3,518; diversity equity inclusion (разнообразие, равенствo, включение) — 19,800 человек. Конечно, многие из этих терминов частично совпадают в описании работ, но вполне уверенно можно дать нижнюю оценку в 20,000 уникальных должностей. Количество компаний в США с числом сотрудников более 500 составляет 42,800. Скорее всего, только крупные компании примерно такого размера могут позволить себе нанять на полную ставку работников DEI. Это означает, что примерно половина крупных компаний США имеют открытые позиции прямо сейчас (конечно, у некоторых компаний есть более чем одна вакансия). Ясно, что потребность в 20,000+ специалистов DEI действительно высока, намного выше, чем на «математика» (121), «физика» (1,711), «химика» (4,304) и даже «журналиста» (2,530).

Я также просмотрел десять случайно выбранных сообщений о должностях в DEI. Шесть компаний требовали степени бакалавра, четыре — нет. Среди требований были: «глубокое увлечение DEI и вовлеченностью сотрудников», «страсть к развитию DEI в образовании» и «бросать вызов… принципам работы». Практически во всех объявлениях говорится, что кандидаты должны обладать «Способностью отслеживать и сообщать о индикаторах программы DEI». Более или менее ясно, что означают эти «индикаторы»: какой процент определенной расы находится здесь или там. Особенно характерно было одно объявление. Степень бакалавра для Специалиста по расовому равенству предпочтительна, но не обязательна. А вот что требовалось: «Математические навыки: умение складывать, вычитать, умножать и делить… использование целых чисел, обыкновенных дробей и десятичных знаков». «Очень мудрая компания, — подумал я. Они знают, чего ожидать от соискателей, и изо всех сил стараются предотвратить совсем паршивую ситуацию.

Чем занимаются эти «специалисты DEI», в чем конкретно заключается их работа? Честно говоря, я не могу представить себе повседневную деятельность 82-х человек в MSU и тысяч других организаций в стране по 8 часов в день, день за днем, месяц за месяцем, год за годом. Расовые проблемы и конфликты не могут возникнуть из ниоткуда, превратившись из почти невидимого 5-10 лет назад явления в процветающий рынок сейчас. Когда люди занимают оплачиваемые должности без четкой цели, они должны делать все возможное, чтобы продемонстрировать свою полезность, оправдывая свое существование, как это делает любая бюрократия. Им следует изобретать новые «расово напряженные ситуации». Предполагая, что все они умеют складывать и вычитать, специалисты должны складывать все случаи «неравенства» и вычитать из них случаи «равенства» таким образом, чтобы некоторая несправедливость всегда присутствовала. При этом они не обязаны заботиться в процессе «сложения — вычитания» о том, что произошло на самом деле, а чего не было. Характерная история прекрасно иллюстрирует, как это работает: профессор права в одном университете однажды сравнил ситуацию, когда вдруг на человека обрушивается множество проблем одновременно со сценой из классического фильма ужасов, в котором «тараканы вылезают из всех щелей в доме». Умышленно или нет, но некоторые студенты восприняли эту фразу как сравнение черных граждан с тараканами и пожаловались в офис DEI. Там, конечно, сразу же громко заявили об этом вопиющем случае расизма, но, что абсолютно примечательно, когда нелепая ошибка была обнаружена, управление не сняло эти совершенно необоснованные обвинения, по известному принципу «был бы человек, а статья найдется». Профессор отстранен от работы и сейчас борется за свои отнятые права.

Сама по себе «критическая расовая теория» (CRT), лежащая в основе деятельности всех этих «DEI менеджеров» не является теорией ни в каком смысле, который обычно вкладывается в это слово. Она не выдерживает ни малейшей критики, когда сталкивается с какими-то внятными возражениями. Все ее «тезисы» насквозь фальшивы, когда рассматриваются хотя бы на один шаг дальше первоначальных пустых деклараций. Например, как можно доказать, что различия в доходах между черными и белыми объясняются только белым расизмом и дискриминацией? Понятно, что масса других факторов играет тут роль: общий уровень интеллекта, социальные условия, система образования, культурные традиции в семье, неполные семьи (настоящее бедствие для черных), преступность в ближайшем окружении и т.д. Даже если некая дискриминация (которая офицально отсутствует около шестидесяти лет) и имеет место, требуется очень серьезное специальное исследование, чтобы определить ее уровень. Но ничего подобного не делается, тезис просто голословно провозглашается. Или: как доказать, что «скрытый расизм» незримо сидит в каждом белом человеке (но не в черном, что характерно)? Это тем более невозможно (попробуй найди что-то скрытое), разве что с помощью изощренных психологических экспериментов. Но и этого не делается; тезис выдвигается как самочевидный. Или: как относиться к выходцам из Азии, которые в Америке в среднем более успешны чем белые? Этот вопрос приверженцы CRT замалчивают или искривляют как могут: например, зявляют, что они «примыкают» (adjacent) к белым — вроде их нельзя назвать опрессорами, как ненавистных белых, но и нельзя зачислить в свои сторонники, ибо вся конструкция сразу рассыпается. Или: что вообще делать с огромным количеством людей со смешанной расовой идентичностью? Если кто-то наполовину черный, наполовину белый — он «опрессор» или «пострадавший»? Или: если в целях «разнообразия» на работу берут человека меньшей квалификации, но правильного цвета кожи (чем, собственно, и занимаются все борцы за счастье), то это неизбежно понижает качество деятельности компании. Да или нет? Если скажешь «да»-то попадешь в дурацкое положение, защищая практику, ведущую к регрессу в бизнесе (именно это и происходит). Если скажешь «нет» — попадешь в еще более дурацкое положение, отрицая очевидное.

Все эти и многие подобные вопросы никогда открыто и особенно публично не обсуждаются. Как только такие попытки предпринимаются — сторонники CRT либо уклоняются от ответов, либо вообще заявляют, что никакого CRT они не знают, заявляя что это чисто академическя дисциплина, а не повседневная практика и т.п. Ибрам Кенди, один из наиболее популярных авторов, совершенно казуистически отвергает свою собственную связь с CRT; за его аргументами очень забавно наблюдать, но не хочется разбирать все это тут слишком подробно. Более того, наступление на CRT в школе со стороны родителей (благодаря чему в значительной мере на недавних выборах в Виржинии победил реслубликанский кандидат) объявляется «запугиванием публики» несуществующим феноменом, некоей борьбой консерваторов с придуманными ими ветряными мельницами расовой теории. сама по себе борьба с CRT уже объявляется, естественно, расизмом. Эта тактика замалчивания спора по существу, искажения названия, но сохранения содержания чрезвычайна опасна и достойна специального рассмотрения. Грубо говоря, если большевики никогда не скрывали свои цели и подводили под них «теоретическую базу» (все же тексты Маркса несравнимы по своему более высокому качеству с текстами современных адептов CRT; его аргументы не рассыпаются после простейших вопросов на части и недаром до сих пор вдохновлают миллионы), современная идеологическая волна совмещает беззастенчивую ложь в наружном отрицании своих же провозглашенных принципов с воплощением этих якобы отрицаемых принципов в жизнь.

И вот теперь представьте себе, что если теория рассыпается как карточный домик и не может быть защищена даже ее крупнейшими представителями в открытом диспуте, что могут делать те тысячи и тысячи «рядовых бойцов», о которых говорилось выше? Естественно, ничего, кроме как примитивно повторять заученные тезисы о том, что «надо черных больше, а белых меньше», пряча их под красивыми словами о равенстве и прочем. В этом и есть «Американская трагикомедия», перефразируя Т. Драйзера.

Моя близкая знакомая работает в одном из крупнейших банков Америки. У нее в группе служит черная женщина с хорошим мягким характером, которая делает только то, что требует рутинного повторения, но не справляется с постоянно возникающими отклонениями от рутины. Моя знакомая постоянно выполняет эту часть работы за нее, что занимает много времени. Это длится уже годами. Наконец недавно она не выдержала и поговорила со своим начальником. Тот ответил: «Ну вы же понимаете, что я никак не могу ее уволить. Придется терпеть». «Ну хорошо», спросил я. «Дальше что? Ты же не можешь всю жизнь работать так вот за двоих за те же деньги? Как банк в целом справляется? Ведь она не одна такая?». «Конечно нет. Они просто нанимают больше людей. Но умные люди все равно увольняются, особенно в последний год. Я сама не понимаю чего я сижу. Не знаю, куда податься — везде все одинаково».

Этот разговор объясняет оборотную сторону политики «разнообразия», о которой очень мало говорят даже консервативные медиа. Любое отступление от принципов меритократии всегда приводит к одинаковым результатам. Фактически, означает дополнительную нагрузку на бизнес («берут новых людей»), которую бизнес так или этак будет перекладывать на потребителей. Растут непроизводительные расходы. Происходит перераспределение национального богатства в пользу тех, кто его не заработал — конечная цель любых революций.

Новая армия очень занятых полуграмотных людей занимает места практически повсюду. Идеологическое воинство поддерживается сильными материальными стимулами. Это лучший способ сделать «равенство результатов» реальным, как это было когда-то в Советском Союзе, особенно в период военного коммунизма: все (кроме «начальства» и некоторых других полезных категорий) были в принципе равны друг другу на минимально возможном уровне бедности. Никакой другой «equity» не может быть, если далеко зашедший процесс не остановить.

Print Friendly, PDF & Email

21 комментарий к «Игорь Мандель: Бакалавр? A складывать и вычитать умеете? Вы приняты!»

  1. Игорь, все так, только значительно хуже, I’m afraid…
    (Щас за конспирацией пойдем :-))
    Проблема с CRT и всем сопутствующем феноменам от DEI не могло вырости на пустом месте.
    Тут должна быть очень мощная экономическая составляющая, одного Сороса с его деньгами было бы мало.
    Для меня очевидно, что большой интерес монопольных компаний здесь очень сильно замешан.
    Бизнес не может не стремится к махимизации прибыли. Хорошо известно что нанимая более умных работников,
    производительность повышается на 40% (одна std. deviation) и боьше процентов (see IQ Bell Curve, не помню тайтл).
    Господа из Силиконовой вкладывают огромные деньги на всю эту инфроструктуру для оболванивая охлоса.
    К стати о Кадми, его взяли на место когда-то занимаемом Ели Вайзелом (Elie Wiesel) Нобелевским лауреатом…
    Ну а самый и непреодолимый барьер для оптимистов, это конечно та бюрократия которая уже превысила критическую массу и свои позиции не сдаст никогда. Бюрократия управляет всем а не политики. Политиков меняют, а бюрократы остаются и продолжают. Я просто не вижу как их можно победить…

  2. Леонид Каганов:

    И, главное, за те слова,
    Что здесь сегодня появились —
    Не лезь, не вздумай лезть сюда,
    Там не оказывают милость.

  3. Поверьте мне: пройдут года
    в борьбе морали и разврата,
    и приведут нас в зал суда
    за всё, что сделали когда-то.
    За то, что двадцать лет назад
    сказал, что африканец чёрный.
    За то, что бросил хмурый взгляд
    на женщину в мужской уборной.
    За то, что устриц ел живьём.
    Глядел на танцы геев косо.
    За то, что в дневнике своём
    певицу обсуждал без спроса.
    За неприличный жест руки.
    За гибель щуки на рыбалке.
    За страшный термин «дураки»
    о гражданах иной смекалки.
    За то, что женщин звал туда,
    где нас бы было только двое.
    За то, что лезла борода.
    За то, что вечно писал стоя.
    За то, что сбросил лишний вес
    как будто вес бывает лишним.
    За свой мужской сексистский секс,
    где верхним чаще был, чем нижним.
    А также обвинят, что был
    всю жизнь латентным педофилом —
    за то, что член обычно мыл
    недорогим, но детским мылом.

    Леонид Каганов

  4. Борис Гулько: Борис, надеюсь, мне не надо доказывать, что вся статья именно о том, что любое отклонение от меритократии (М), особенно столь сильное, как сейчас, приводит к очень тяжелым последствиям. А моя фраза «меритократия не есть единственное, чему надо поклоняться», хотя я кратко и попробовал разъяснить ее смысл ранее (может быть, не очень удачно) означает лишь то, что М никогда не была в обществе единственной движущей силой и никогда не будет (о чем частично и сказал Борис Дынин). Куда девать такие естественные вещи как непотизм, трайбализм, национализм и т.п.? Куда девать такое понятие, как компромисс между профессионализмом и лояльностью (типа пусть мой коллега не так хорош, но зато верен мне — то, что так обожал, в частности, Трамп, что доказал недавно в своем отношении к Биби)? Куда девать тото факт, что экономика сама по себе сплошь и рядом работает по принципу «победитель получает все», который в корне противоречит М? Если из двух примерно одинаковых по качеству инженерных проектов выбирают один и платят победителю 5 млрд., а проигравшему — ноль, это вовсе не значит, что М торжествует — торжествует что угодно другое (удача, взятка, лоббирование и т.д.). А таких ситуаций — половина все жизни. И, наконец, как М измерить? Где «объективные критерии»? И кому они, вообще говоря, нужны? Только в спорте, и то не в любом, удается что-то правильно измерить. Вокруг проблемы измерения, на мой взгляд, вообще крутится гигантское количество проблем, включая само понятие культуры (http://7iskusstv.com/2015/Nomer9/Mandel1.php)
    То есть: жизнь — вещь куда более сложная, чем ЛЮБОЙ провозглашенный лозунг. В этом и проблема: политика всегда упирается во что-то одно и всегда забывает обо всем остальном для достижения сиюминутных выгод. Но это не отменяет реальных процессов за кадром. Так что да, М — абсолютно необходима, и да — она не может быть проведена в жизнь во всей своей красе. Главное достоинство свободного общества в том, что оно и не давит на всех своих граждан насчет принятия любой догмы, М включая.

  5. Игорь Мандель
    Новая армия очень занятых полуграмотных людей занимает места практически повсюду. Идеологическое воинство поддерживается сильными материальными стимулами. Это лучший способ сделать «равенство результатов» реальным, как это было когда-то в Советском Союзе. .
    Никакой другой «equity» не может быть, если далеко зашедший процесс не остановить.
    ==============
    Можно шутить и валять дурака по этому поводу, но можно и задуматься, как это сделал
    М.А. Булгаков:
    — Вот что получается, когда исследователь вместо того, чтобы идти параллельно и ощупью с природой, форсирует вопрос и приподнимает завесу: на, получай Шарикова и ешь его с кашей.
    — Когда у нас отдавая отчет говорят, ни слова правды не добьешься.
    — Ласка… единственный способ, который возможен в обращении с живым существом.
    …Они напрасно думают, что террор им поможет. Нет-с, нет-с, не поможет, какой бы он ни был: белый, красный и даже коричневый! Террор совершенно парализует нервную систему.
    — Писатель всегда будет в оппозиции к политике, пока сама политика будет в оппозиции к культуре.
    — Я полагаю, что ни в каком учебном заведении образованным человеком стать нельзя. Но во всяком хорошо поставленном учебном заведении можно стать дисциплинированным человеком и приобрести навык, который пригодится в будующем, когда человек вне стен учебного заведения станет образовывать сам себя.

  6. Бормашенко: Эдуард, Вы совершенно не правы. Я прожил в США 33 замечательных года и очень люблю эту страну. Поэтому для меня такое горе то, что сейчас происходит с ней. Так чувствовали себя, наверное, германофилы в 1933 году.
    И поэтому я пристаю к своим друзьям и знакомым с вопросом: как им кажется – эти изменения по-серьёзному или до ближайших выборов? Я покинул США 2 года и 8 месяцев назад, и уже не чувствую их. Друзья мнутся и не отвечают. Вот и Игорь даёт сейчас противоречивый ответ. Видно, дать другой непросто.
    Я не согласен с утверждением Игоря в его ответе: «меритократия не есть единственное, чему надо поклоняться». Его пример с антисемитом, не берущим на работу еврея, приведёт к тому, что еврей с идеями поможет конкуренту победить антисемита. Такое случалось не раз. Но брать на работу еврея только за то, что он еврей, а в офисе таких нет – неверно.
    Эдуард, Ваше определение — «левые интеллектуалы» о революционерах — неверно. Речь идёт о тупых скотах вроде Ибрама Кенди, о котором пишет Игорь. Их оружие – не софизм, а кастет или нож. Речь идёт о штурмовых отрядах БЛМ и антифы, которых все боятся.
    И Ваше опасение, что «на смену христианской цивилизации придет нечто такое, что придется с тоской вспоминать о протестантской Америке» убивает посыл первой части Вашего поста. Хотя противоречие естественно для оценки того, что там происходит.
    «Протестантская Америка», страна, которую мы теряем, действительно была хороша.

  7. К слову (тема интересная)

    Демократия (как и любое конкретное политическое образование) предполагает определенное историческое существующее общество. «Историческое» — потому, что предпосылки демократии должны были развиться. «Существующее» как конкретная формация, где граждане чувствуют свою общность: языковую, этническую, территориальную, законодательную, традиций… и способны поддерживать свое общество, несмотря на разногласия между собой, идентифицируя себя в отличие от других сообществ, пусть и демократических. Иначе не будет того гражданского общества, которое поддерживают демократию снизу. Поэтому и было так важна для демократии в Америке идеология «плавильного котла». Но она, как видно, ушла в прошлое (во многом?, полностью?). И это порождает проблемы в самых разных сферах. Не только в разделениях по этносу, религии, культуре, но и там, где «плавильный котел» должен бы реализоваться легче.

    Возьмем, например, образование. Далеко не каждый англичанин — Ньютон. Но Ньютон — англичанин. Он свой для англичан, и англичанка может надеяться, что родит нового Ньютона. И принимать в университеты ( выпускать с дипломами и перспективами на успех) согласно меритологии (способностям, знаниям, характеру…) вписывается в общее национальное сознание и поддерживает демократию, также через создание условий для способных детей.

    А теперь посмотрите на наши университеты сегодня. Процент азиатов зашкаливает по сравнению с другими этносами. В свое время и евреи были резко впереди там, где селились. Но во многом не только из-за способностей, но благодаря отношению к образованию и профессиям, что не шло вразрез с общей культурой. Просто неевреи не стремились так сильно к образованию и специальным профессиям (врачи, юристы…). Но сегодня такое отношение к образованию и получению профессий стало общим. И вот возникает протест против меритологии, дающей преимущество, например, китайцам в поступлении в университеты (Торонтонский университет — яркий пример). Это во многом не только благодаря способностям, но и трудолюбию. Но люди разные, а получить образование сегодня стремится (нуждается) большинство. И в Америке уже возникла дискриминация азиатской молодежи при приеме в университеты. в нарушении мекритологии во имя демократии, когда «Ньютоны» кажутся не своими и даже «плохими».

    Мне кажется, данный пример говорит, как меритология, действительно, вступает в конфликт с демократией, предполагающей большую степень единства общества (плавильный котел, если историчеки не сложилось единство?). Во многом проблема связана с изменениями в демографии Запада ( и не только потому, что не все народы имеют опыт демократии) Но национально-этническая изоляция демократий вряд ли возможна. Меритология была важна для демократии, но демократия начинает не терпеть меритологию. А призвать в какой либо форме анти-демократию, спасать демократию анти- демографическими мерами, у меня язык не поворачивается. Таки проблема.

  8. Почти моими словами из споров на LinkedIn, в которых я пытался доказать всевозможным сторонникам «разнообразия», что они хотят заменить равенство возможностей на равенство результатов реализации этих возможностей и что «мусор» — даже если он «разнообразный» остаётся «мусором». Это, кстати, было ещё до того, как Трамп стал президентом. Никого ни в чём не убедил. Цитата Моргана Фримана, где он отвечает на вопрос о том, как прекратить расизм «перестаньте о нём вспоминать (всё время)» тоже мне очков не прибавила. Короче, я больше ни с кем не спорю — всё само устаканится, как только бизнес начнёт терять деньги, проигрывая конкурентам из других стран, которые «положили с большим прибором» на всё это разнообразие и равенство (результатов).

  9. VladimirU : остроумное предположение и, наверно, частично верное. Но с этим раньше спокойно справлялись корпоративные юристы и отделы кадров. Что изменилось? Если иск будет подан, бизнес пожалеет, скорее всего, что не было хорошего юриста.
    Вообще-то это вопрос о курице и яйце. DEI плодят сами по себе случаи «несправедливости», а потом с ними же и борются. Точно так органы ЧК выдумывали несуществующие преступления и бесконечно их искореняли. Эта тема, по моему, мало исследована в литературе — наличие мощной позитивной обратной связи между созданием проблем и их решением (по этому же принципу врач может выдумать болезнь и «лечить» ее, механик выдумать поломку в автомобиле и т.д.)

  10. Борис Дынин: совершенно с Вами согласен. Все что я сказал — это просто доведение до логического конца некоей тенденции, ЕСЛИ все остальное не меняется и т.д., что совершенно не реально. Конечно, советского результата никогда не будет; конечно, меритократия не есть единственное, чему надо поклоняться и т.д. Более того, ее в чистом виде никогда нигде не было и быть не может. Но надо же использовать какое-то краткое обозначение для сложного явления. По простому говоря, меритократия применительно к бизнесу — это когда бизнес принимает кадровые решение только исходя из своих рациональных интересов, т.е. ценит людей по их ожидаемому вкладу. Но в таком понимании множество подводных камней: например, хозяин бизнеса сам по себе не рационален; заслуги можно сымитировать, «вклад» невозможно точно оценить и т.д. А главное — такое понимание очень часто резко расходится с социальными требованиями. По логике, я хозяин и делаю что хочу. Но я же и антисемит и не принимаю евреев. Это меритократия? Для евреев — нет. Почему государство давит на меня, чтобы я их принимал из каких-то соображений «отсутствия дискриминации» и пр.? Это явно нарушает мои незыблемые права собственника, на которых основана вся западная цивилизация. Из подобных противоречий соткана жизнь. Но то, что сейчас происходит в Америке — это когда ОДНА тенденция становится настолько заметной и важной, что грозит потеснить все прочие соображения. В этом и есть суть любой идеологии: она подстригает все под одну гребенку, а несогласных отшвыривает. И это, безусловно, очень опасно.

  11. Борис, я сравнил с карточным домиком не страну, а критическую расовую теорию. Страна выживет, не стоит беспокоиться. Во всем этом современном поветрии есть много лицемерия, когда на словах говорят одно, а делают совершенно другое, о чем подробно написано в книге V. Ramaswami Woke Inc. и у других (да и я говорил об этом https://club.berkovich-zametki.com/?p=65262). Но паршивый отпечaток, скорее всего, останется. Уровень двоемыслия в обществе вырастет. Страна потеряет часть своей огромной привлекательности. Все движется циклами — если на волне протестов против CRT республиканцы победят, вся теория и практика DEI будут сильно потеснены. Так что посмотрим.

  12. Игороь Мандель замечает: ”Как видно, все провозглашенные лозунги выглядят очень заманчиво (что и заставляет миллионы людей поддерживать их), но в реальности они нарушают самым явным образом основу свободного общества — вместо индивидуального человека ценится его принадлежность к определенной группе (белые занимают роль «исторических притеснителей», а черные — «угнетенных»),”

    Основой свободного общества (никогда не единственной!) является признание ценности индивида и его свободы, но также наличие и активность «маленьких отрядов» Бёрка, вырастающих в церкви, школе и местных ассоциациях, воспитывающих социальные добродетели, одновременно восстанавливая моральный капитал, от которого зависит демократия и также ее основа — гражданское общество, никогда не имевшее места в России, особенно при советской власти. В Америке еще не исчез этот социальный капитал (см. книгу American grace by R. Putman – хотя прошла декада со дней его исследования, а сегодня это много). Так или иначе, это радикальное социо-историчекое различие истории и основ американского общества от советского ставит под сомнение видение происходящего в Америке по советскому образцу.

    «А вместо единственно верного критерия при оценке качества труда по реальным заслугам человека (meritocracy) предлагаются критерии, ничего с этим общего не имеющие (типа процентного соотношения различных рас в одном коллективе).

    Опять же, критерии, ничего общего не имеющие с meritocracy были распространены в советской системе, но на других основах, с другим механизмом и иными последствиями. Наличие партии, определяющей мерит по критериям сохранения своей власти, радикально отличает нарушение meritocracy в Америке. Будет ли результат тем же самым? Ответ требует конкретного анализа динамики современного общества при современном развитии технологии, демографии, глобализации и пр. В книге The Meritocracy Trap by Daniel Markovits (2019) автор утверждает, что поклонение перед meritocracy стало проблемой и угрозой демократии в Америке, прежде всего для среднего класса — этой также основе демократии, ценившей meritocracy! (Нет идеологии, которая не содержала бы в себе опасность обращения истины в ложь.

    Корче говоря, полностью разделяя чувства Игоря Мандаля по отношению ко всем его конкретным наблюдениям, я думаю что его заключение «это лучший способ сделать «равенство результатов» реальным, как это было когда-то в Советском Союзе» сомнительно в исторической и социальной перспективе (что не означает оптимизма у меня, ибо не знаю «как надо и как будет» в рождающемся новом социуме). Такие категории как meritocracy в их конкретном осмыслении и реализации тоже принадлежат к социо-экономико-идеологическим условиям времени, которое, как кажется, уходит в прошлое, но не в советское!

  13. Выборы губернатора Вирджинии показали, как woke будят порядочных людей. Молодцы woke, так держать.

  14. Федеральная администрация США должна будет уйти из экономики и образования так же, как она ушла из Афганистана. Хорошо если без гражданской войны.

  15. Игорь Мандель: «Чем занимаются эти «специалисты DEI», в чем конкретно заключается их работа? Честно говоря, я не могу представить себе повседневную деятельность 82-х человек в MSU и тысяч других организаций в стране по 8 часов в день, день за днем, месяц за месяцем, год за годом».
    Однако, есть одно предположение! Эти люди занимаются предотвращение подачи исков в суды с обвинением в дискриминации по полу, сексуальной ориентации, расе, религии и др. Вполне очевидно, что даже подача такого иска ударяет по репутации работодателя, а уж если суд примет решение в пользу «обиженного» и обяжет ответчика выплатить «обиженному» компенсацию, то ответчик сильно пожалеет что у него в штате вообще не было специалиста DEI или он не платил ему высокую зарплату…Отсюда, кстати, и критерий оценки эффективности работы специалистов-нет исков, нет скандалов DEI-работник работает эффективно 🙂

  16. Бормашенко-Гулько
    Я очень надеюсь на то, что США выживут. Ибо, если США развалятся, их место займет нечто неизмеримо худшее, чем то, чем были Соединенные Штаты Америки, со всеми проблемами и пороками этой страны. Эти проблемы и пороки были проблемами и пороками живых людей, с их жадностью, тупостью, и страстью тащить одеяло на себя. Но они не были пороками безжизненной, мертворожденной схемы, разрешившейся рабством, похлеще египетского. Я Борис, честное слово, не понимаю Вашей сосредоточенной ненависти к США. Это страна, как кажется, неплохо к Вам в свое время отнеслась. Сейчас левые интеллектуалы сильно гадят в этой стране, но я надеюсь, что Америка встанет с колен. Кризис США — очень глубокий кризис, в первую очередь связанный с системным кризисом христианства. Католичество обрушилось прежде, пришел черед протестанстской Америки. Нет ничего проще, нежели криво ухмыляться, глядя на это с высоты нашей еврейской колокольни: получил братец Эсав, поделом тебе. Мне почему то кажется, что на смену христианской цивилизации придет нечто такое, что придется с тоской вспоминать о протестанстской Америке. Хотелось бы ошибиться.

  17. Игорь, но ведь если строить долго карточный домик, он ведь должен в конце рухнуть? Или нет?
    Эта конструкция может выжить?

  18. Да, все как есть по советскому опыту, согласно описанию Айн Рэнд

  19. Очень внятно изложено, для евреев и «евреев».
    Пара наивных «комсомольских» вопросов.
    1) Эти и «те» ведь по определению понимают, какова действительная цель описанного процесса «выравнивания»: их поколотят. Зачем они молятся этой СиЭрАй?
    2) Дайте, пожалуйста, прогноз перехода общества в целом (без различия цвета кожи) к еврейским погромам.

  20. Спасибо!
    Может быть «Инклюзия» подразумевает также вовлечение в работу людей с ограниченными возможностями, в отличие от «Эксклюзии»?
    «В этом и есть «Американская трагикомедия», перефразируя Т. Драйзера» — а также Филипа Рота («Американская пастораль»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *