Михаил МАРГОЛИН, Юрий ОКУНЕВ: Введение в толковый словарь советских терминов и понятий — 07

 644 total views (from 2022/01/01),  3 views today

Введение в толковый словарь  советских терминов и понятий — 07

Михаил МАРГОЛИН, Юрий ОКУНЕВ

Продолжение. Начало

Марголин
Окунев

О
ОБЕЗЛИЧКАпонятие из лексикона статей, решений, выступлений, «вскрывавших недостатки» в управлении коллективами работников производства, учреждений и т.д. Вероятно следует говорить о двух значениях этого слова. Первоначально оно означало такое положение, когда на производстве, в коллективе отсутствует личная ответственность каждого за свой конкретный труд, за оборудование и пр. — именно в таком смысле обезличка понималась в 1930–40-е годы. Позже это понятие стало означать игнорирование индивидуальных различий работников, «невнимание к людям» со стороны того или иного начальства. Высокие по рангу бюрократы могли выговаривать своим подчиненным за то, что те мерили членов рабочих коллективов одной меркой, «не выделяли передовиков», не подчеркивали и не поощряли успехи отдельных людей, не видели «за коллективом конкретного человека», то есть допускали обезличку. Эта критика за обезличку носила в условиях «уравниловки» явно демагогический, фальшивый характер. Все понимали, что при жесткой системе планирования, руководства и хозяйствования личность работника и его конкретный успех имели весьма небольшое значение, и если кого-либо «выдвигали» в качестве «передовика», «ударника», «маяка», то только ради показухи: это были общепринятые «игры» начальства, определенной частью которых являлась борьба с обезличкой.

ОБЛИГАЦИИ — Первая серия государственных ценных бумаг в Стране Советов была выпущена в 1922 году. В те годы народное хозяйство после гражданской войны было полностью разрушено, а все попытки советского правительства получить займы за границей окончились полным провалом. Именно поэтому в стране долгие годы использовались внутренние займы в виде облигаций у населения. В 1930-е годы правительство развернуло мощную агитационную компанию для продажи самых разных видов займов. Хотя займы считались добровольными, каждый гражданин обязан был отдать не менее одной месячной зарплаты в год на их приобретение. Причем, государство совсем не интересовало, сколько денег останется у семьи после покупки облигаций. Оголтелая пропаганда превратила займы в народный почин: в пример ставились известные писатели и ученые, которые приобретали займы с гонораров и госпремий. Простые люди под влиянием таких примеров иногда жертвовали значительную часть своей копеечной зарплаты на восстановление экономики. Причем обещанных выплат по ним так и не произошло, а в 1936 году восьмипроцентные советские облигации, принудительно заставили обменять на трехпроцентные с отсрочкой выплат на 20 лет.
После войны обнищавшее населении страны было вновь вынуждено в принудительном порядке выкупить все 7 тиражей займов, погашение которых планировалось лишь через 20-30 лет. Розыгрыши облигаций публиковались в газетах в виде таблиц. Затем выпуск облигаций значительно сократился, а вместе с ним полностью прекратились и всяческие выплаты.

 ОКТЯБРЯТА — так назывались советские школьники 1-3 классов, объединенные в группы для подготовки к вступлению в пионеры. Это была начальная ступень советской системы политизированного воспитания, охватывавшее все без исключения подрастающие поколения. Школьники, ставшие октябрятами, носили специальный значок, участвовали во всевозможных мероприятиях пионерской дружины школы (собрания, слеты, рапорты, пионерские линейки и т.д.). Эти детские объединения воспитывали детей в духе коллективной коммунистической морали, превращая их в единую массу, исключая практически всякие условия для проявления и развития у детей индивидуальных возможностей и способностей. Гипертрофированный коллективизм, царивший в отрядах октябрят, не способствовал улучшению качества воспитательной работы, искусственно нивелировал личностные качества детей, усложняя педагогические возможности проведения с учениками младших классов индивидуальной работы. Каждый школьник, добросовестно пройдя все коммунистические ступени системы школьного воспитания (октябрята, пионеры, комсомольцы), был готов к пополнению кадров партии коммунистов с вымуштрованным коллективным мышлением. Этому соответствовала и заученная речевка: «К борьбе за дело Ленина–Сталина будь готов!» — и хоровой ответ всего отряда: «Всегда готов!»


ОТЩЕПЕНЕЦ
в советской лексике это был ругательный ярлык, который навешивался на любого, кто хотя бы в малейшей степени отступал от идеологических догм и приказов тоталитарного режима или выражал несогласие с этими догмами и приказами. Например, поэт и прозаик Борис Пастернак был заклеймен отщепенцем и исключен из Союза советских писателей (ССП) за публикацию своего романа «Доктор Живаго» заграницей без разрешения властей. Поэт и будущий Нобелевский лауреат Иосиф Бродский стал отщепенцем и был сослан на поселение из Ленинграда в Архангельскую область за то, что, не будучи членом ССП, считал себя профессиональным поэтом. Анна Ахматова, Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Михаил Зощенко, Дмитрий Шостакович и многие другие представители российской культуры подвергались репрессиям как отщепенцы. «Отщепенцев» клеймили на партийных собраниях и собраниях «трудовых коллективов» и творческих организаций, в печати и других СМИ. Оскорбительный термин «отщепенец» широко использовался советской пропагандой наряду с такими политическими ругательствами как «безродный космополит», «низкопоклонник перед Западом», «антисоветская плесень», «буржуазный националист — сионист» и т.д.

ОСВОЕНИЕ ЦЕЛИНЫ — Предпринятый КПСС комплекс мероприятий по ликвидации хронического отставания сельского хозяйства и увеличения производства зерна путем введения в оборот целинных земельных ресурсов в Казахстане, Поволжье, Урале, Сибири и на Дальнем Востоке. Как это часто происходило в деятельности КПСС, решение этой совсем непростой задачи тоже было весьма поверхностным и не учитывало исторического опыта — на рубеже XIX–XX веков, с завершением строительства Сибирской железнодорожной магистрали, в Казахстане уже пытались осваивать целинные и залежные земли. Именно тогда, 8 марта 1890 года, в докладе перед комиссией Сената по развитию торговли в Российской империи прозвучало предостережение: «…Насильственное навязывание таких нетрадиционных видов деятельности как земледелие и производство зерна способно впоследствии превратить эти земли в пустыни… Суровые зимы и засушливое лето приведут к гибели посевов. Одно дело, если бы земли в Казахстане были богаты черноземом. Но этого нет, и впечатление плодородия, которое возникает, глубоко обманчиво. К тому же водные ресурсы для обеспечения обильных урожаев в Казахстане недостаточны». Преодолев дискуссию на февральско–мартовском пленуме ЦК КПСС 1954 года Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, руководитель с явно волюнтаристскими наклонностями, предпочел экстенсивный путь развития сельского хозяйства, что привело к единогласному приему постановления «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Госпланом СССР было намечено распахать в Казахстане, Сибири, Поволжье, на Урале и в других районах страны не менее 43 млн. га целинных и залежных земель.
Освоение целинных и залежных земель превратилось в очередную компанию, якобы способную в одночасье решить все проблемы с продовольствием. Процветали авралы и штурмовщина: постоянно возникала неразбериха и разного рода неувязки. И самое главное — этот курс партии практически законсервировал экстенсивный путь развития сельского хозяйства. Однако желаемой стабильности, вопреки усилиям, добиться не удалось: в неурожайные годы на целине не могли собрать даже посевной фонд, а в результате нарушения экологического равновесия и эрозии почв в 1962-63 г.г. настоящей бедой стали пыльные бури. Освоение целины вступило в стадию кризиса, эффективность ее возделывания упала на 65%.

ОЧЕРЕДЬ — На протяжении всей истории Страны Советов ее населению приходилось стоять в очереди. Были голодные очереди за хлебом, а в относительно благополучные 1960–1980-е годы были очереди за машинами, холодильниками, мебелью, туалетной бумагой, спиртными напитками и т.д. Были очереди, в которых стояли годами, порой десятилетиями, например, очереди на квартиру или машину.

П

ПАВКА КОРЧАГИН главный герой романа Николая Островского «Как закалялась сталь». После появления романа в 1934 году книга быстро канонизируется как одно из главных произведений литературы социалистического реализма. Сам Корчагин становится олицетворением истинного и беззаветного борца за дело революции, партии, пролетариата. Всегда и всюду ставился молодежи в пример как идеал для подражания. Мифологизация Корчагина отразилась в образах целого ряда героев более поздних произведений соцреализма. Именем Корчагина назывались пароходы, бригады, пионерские дружины. Многое в романе Островского носит автобиографический характер.

«
ПАРТИЯ — УМ, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ НАШЕЙ ЭПОХИ» один из главных лозунгов советской цивилизации, заимствованный из статьи В.И. Ленина 1917 года «Политический шантаж», в которой он именно так охарактеризовал партию большевиков, полемически возражая критикам большевистской политики.
В сталинские времена это определение было автоматически перенесено сначала на ВКП(б), а затем на КПСС, и стало категорическим императивом, истиной в последней инстанции, которая оправдывала диктатуру Компартии как «руководящей и направляющей силы советского общества», равно как и любые действия и решения вождей компартии.
Отдельные коммунисты даже высокого ранга могли допускать ошибки и даже совершать неумные, бесчестные и бессовестные поступки, но партия в целом не могла ни ошибаться, ни совершать нечто нехорошее, ибо она была «умом, честью и совестью» целой эпохи. Страдавшая гигантоманией советская пропаганда размножала этот лозунг в ослепительном цветовом исполнении на крышах домов, на специальных стендах и плакатах, проносила его подобно иконам на праздничных демонстрациях. Даже у сомневающихся эта «икона» вызывала чувство почти религиозного благоговения перед «умом, честью и совестью эпохи»! Тем не менее со временем число сомневающихся возрастало.
Наибольшие сомнения вызывали, в первую очередь, «честь и совесть». Понятия «честь и совесть», строго говоря, с трудом рифмовались с советским пролетарским лексиконом и плохо сочетались с «моралью строителей коммунизма». Вспоминая стародавние дворянские нравы и библейские милосердные проповеди, первыми засомневались в «чести и совести» высокообразованные российские интеллигенты, за ненадобностью массово вывозимые «философскими пароходами» за границу. Затем настал черед сомневаться крестьянству — ведь большевики поначалу обещали отдать «землю крестьянам», а вместо этого у них отбирали весь урожай, а потом загнали в колхозы, что в патриархальном сельском сознании плохо сочеталось с «честью и совестью», а скорее напоминало бесчестье и жульничество. Значительный урон вере в честь и совесть партии нанес сталинский террор — оказалось, что большинство носителей этих чести и совести, верные друзья и соратники самого В.И. Ленина, иконостасные вожди пролетариата — Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Рыков и др. — были просто-напросто злейшими врагами народа и сплошь английскими, японскими и немецкими шпионами… Депортированные в Сибирь и Казахстан народы познали суть партийной чести и совести в момент, когда их женщин, стариков и детей грузили, как скот, в товарные вагоны, а евреи во времена Дела врачей поняли, что их бесчестно и бессовестно обманули призраком интернационализма. Миллионы узников советского ГУЛАГа на своем личном опыте узнали, что такое «честь и совесть нашей эпохи», а после разоблачения преступлений И.В. Сталина, который представлялся всем обывателям живым символом и воплощением лучших черт человечества, уже мало кто в эту самую «честь и совесть нашей эпохи» верил.


Сложнее было с «умом». Если, конечно, измерять ум тем уровнем благ, которые партийное начальство для себя самого организовало, то, безусловно, «партия — ум нашей эпохи». Однако простого советского человека все тянуло измерить ум правящей компартии уровнем жизни населения, и тут возникали тяжелые вопросы и сомнения в том самом «уме». Почему наш народ живет хуже, чем заграничное население, которым правят партии, отнюдь не являющиеся «умом нашей эпохи»? Почему так много соотечественников погибло от голода? Почему такой тяжелой и разрушительной была война, хотя мы вытерпели все невзгоды, только чтобы ее не было? Почему, например, Черчилль, который, по-видимому, не обладал таким умом, как наши вожди, бывшие, как известно, «умом аж целой эпохи», сумел защитить свой маленький остров от гитлеровского нашествия, а наши умники нет? Почему бывшие солдаты и офицеры побежденной нами германской армии живут лучше наших ветеранов? Почему всё в дефиците, а за имеющимися продуктами и товарами нужно отстаивать длиннющие очереди? Почему за сосиски в магазине нужно драться? Короче — сомнения в «уме» нарастали по мере его практического применения.
В конце концов, вся эта «глупость, бесчестье и бессовестность нашей эпохи» стала невыносимой, и как это только представилось возможным, члены КПСС массово покинули партию, даже не попытавшись отстоять ее «ум, честь и совесть».

ПАЙКА — суточная норма хлеба, полагавшаяся заключенному в советских исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ). Вес пайки напрямую зависел от выполнения плановой трудовой нормы, которая, как правило, была непосильно высокой. Очень достоверно и точно об этом поведал в своих «Колымских рассказах» писатель Варлам Шаламов, на своем собственном опыте познавший ценность пайки хлеба для заключенного: «В исправительно-трудовом лагере, на общих тяжелых работах, вопрос тюремной пайки хлеба становиться вопросом жизни и смерти. Здесь нет лишнего куска хлеба, здесь все голодны и на тяжелой работе. Хлеб становится хлебом без всяких условностей и символики. Становится главным средством сохранить жизнь. Беда тому, кто, пересилив себя, оставил кусочек своей пайки на ночь, чтобы среди ночи проснуться и до хруста в ушах ощутить вкус хлеба в своем иссушенном цингой рту. Этот хлеб у него украдут, попросту вырвут, отнимут молодые голодные блатари, совершающие еженощные обыски… На магаданской пересылке был некогда такой порядок выдачи хлеба, когда вся суточная пайка вручалась работяге под охраной четырех автоматчиков, державших на приличном расстоянии от места раздачи хлеба толпу голодных блатарей. Работяга, получив хлеб, тут же его жевал, жевал и в конце концов благополучно проглатывал — случаев, чтобы блатные распарывали работяге живот, чтобы достать этот хлеб, все же не было… Вот каково подлинное жизненное содержание понятия тюремной пайки». В первые месяцы Отечественной войны и без того небольшие «пайки» были значительно урезаны, из-за чего началась массовая смертность среди заключенных. В результате повышенной смертности и резкого снижения производительности труда, руководство ГУЛАГа было вынуждено вернуться к довоенной норме пайки хлеба.

ПАТЕФОН — механическое устройство для проигрывания граммофонных пластинок. Название происходит от названия фирмы Пате, занимавшейся производством патефонов. В Советском Союзе под патефон по праздникам пели и танцевали. Патефон был недешевой вещью, им премировали ударников и передовиков производства.

ПЕДОЛОГИЯнаука о ребенке, возникшая на стыке педагогики и психологии и развивавшаяся в Советском Союзе в 1920-е — 1930-е годы. Пользуясь специально разработанной методикой, педологи изучали способности, интересы, интеллект школьников с целью выработки практических рекомендаций для учителей и родителей. Педология стала одной из первых наук, на которые партийная идеология наклеила ярлык «реакционной, буржуазной лженауки» на том основании, что тесты часто давали высокие показатели у детей интеллигенции, «бывших», вообще представителей чуждых классов. Педология была обвинена в попытках доказать особую одаренность эксплуататорских классов и «протащить» идею о якобы физической и духовной неполноценности трудящихся. Она была «разоблачена» и ликвидирована особым постановлением ЦК ВКП(б) в 1936 году. Полезные методы исследования, использовавшиеся педологией, были полностью исключены из научного и практического обихода, и советская педагогика потеряла важную эмпирическую базу для своего развития.

ПЕРЕКОВКАтаким советизмом называли процесс перевоспитания осужденных, предполагавший преобразование преступников в честных советских людей путем тяжелого труда и каторжных условий в советских тюрьмах и концлагерях.
Термин возник в период строительства Беломорско-Балтийского канала (1931-1933) и впоследствии широко употреблялся в разговорной речи, в СМИ и даже приказах ОГПУ-НКВД. В 1934 году была издана коллективная монография «Беломоро-Балтийский канал имени Сталина» под редакцией самого Максима Горького. В ней авторы взахлеб восхищались тем, как труд заключенных на строительстве канала способствует перековке бывших преступников — по-видимому, это книга впервые в русской литературе восславила рабский труд.
Впоследствии во многих произведениях так называемого «социалистического реализма» пропагандировалась перековка, как новый социалистический метод перевоспитания, а облик откровенных уголовников и воров, в противовес политическим заключенным, романтизировался. Однако, бывшие узники советских лагерей Варлам Шаламов в « Очерках преступного мира» и Александр Солженицин в «Архипелаге ГУЛАГ» писали, что государственная политика перековки по отношению к уголовникам, которых власти считали «социально — близкими» в отличие от политических заключенных, была не более чем пропагандистским приемом и совершенно провальной.

ПИОНЕРСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ — Всесоюзная пионерская организация имени В.И. Ленина при ЦК ВЛКСМ, массовая детская организация в Советском Союзе. Образована решением Всероссийской конференции комсомола 19 мая 1922 года и до 1924 года носила имя Спартака, а после смерти Ленина получила его имя. Все эти годы и вплоть до распада СССР Всесоюзная пионерская организация пропагандировала верность советской власти. Идея вколачивания в детские души коммунистических догм возникла ещё на самой заре Советской власти и сформулирована она была Н.К. Крупской, которая в ноябре 1921 года неоднократно выступала с докладом «О бойскаутизме», в котором предложила комсомолу использовать скаутские методы и создать детскую организацию, «скаутскую по форме и коммунистическую по содержанию». В начале 1922 года на основе скаутских методов было создано Детское коммунистическое движение (ДКД). Партийный функционер И. Жуков предложил для новой организации название «пионеры» (заимствовано из практики пионеринга Сетона–Томпсона). Символы её представляли собой несколько видоизменённую скаутскую символику: красный галстук, белая блуза, скаутский девиз «Будь готов!» и скаутский же ответ «Всегда готов!». От скаутизма в пионерской организации сохранились игровые формы воспитательной работы с детьми, организация детей по отрядам, институт вожатых, сборы у костра, элементы символики (например, три лепестка лилии скаутского значка в пионерском значке заменили три языка пламени костра, три конца пионерского галстука стали означать три поколения: пионеров, комсомольцев и коммунистов). Принятая 19 мая 1922 года резолюция Всероссийской конференции комсомола гласила: «Принимая во внимание настоятельную необходимость самоорганизации пролетарских детей, Всероссийская конференция поручает ЦК разработать вопрос о детском движении и применении в нем реорганизованной системы скаутинга». Было создано Центральное бюро юных пионеров при ЦК РКСМ, включавшее Н.К. Крупскую (наблюдатель от партии) и А.В. Луначарского (наблюдатель от правительства). В марте 1926 года установлено официальное название — Всесоюзная пионерская организация им. В.И. Ленина, сохранившееся за организацией до распада СССР в декабре 1991 года. Определенный интерес представляет Торжественное обещание пионера Советского Союза: «Я (Имя и Фамилия), вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю: горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия, свято соблюдать Законы Пионерии Советского Союза».
«Торжественное обещание пионера» несколько раз корректировалось в соответствии с «текущим моментом», в том числе после ХХ съезда КПСС, когда из текста было изъято имя И.В. Сталина. Последняя корректировка была сделана в 1986 году.
ПИСЬМА ВОЖДЯМ — В 1966 году был опубликован ряд писем руководителям советского государства о тяжелом положении с продовольствием, которое сложилось перед войной в 1939-1941 г.г. Сами документы хранятся в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ).
С. Абуладзе — В.М. Молотову
Уважаемый Вячеслав Михайлович! Опять чья-то преступная лапа расстроила снабжение Москвы. Снова очереди с ночи за жирами, пропал картофель, совсем нет рыбы. На рынке все есть, но тоже мало и по четверной цене. Что касается ширпотреба, то в бесконечных очередях стоят все больше неработающие люди, какие-то кремневые дяди и дворники, ранние уборщицы или незанятые… Неужели нельзя урегулировать снабжение продовольствием и ширпотребом? Просим Вас как нашего депутата содействовать ликвидации всяких махинаций и бескультурья в снабжении, ведь очереди развивают в людях самые плохие качества: зависть, злобу, грубость, и изматывают людям всю душу. С совершенным уважением С. Абуладзе. 19 декабря 1939 года.
Б. И. Морозов — А. И. Микояну.
Дорогой Анастас Иванович! Что заставило меня писать это письмо? На этот вопрос я отвечу так — безобразие, которое творится в нашей стране… Когда не было крупы, я говорил маме — «крупа будет», когда не стало сахара, я сказал маме — «сахар будет». Придя один раз из очереди за мануфактурой, мама стала обижаться, что нет мануфактуры, рассказывала, как много ее было раньше. Я сказал, что мануфактуры нет, потому что наша страна переживает разруху, нанесенную ей империалистической и гражданской войнами. К тому же и царская Россия была не очень-то развитой. В ответ на это она сказала: «Не развитая, да зато мануфактуры было сколько хочешь, а очереди даже не знали!» Виной этому я считал малое внимание ЦК ВКП(б) и СНК. Почему бы, например, не поставить текстильную промышленность наряду с черной металлургией и не заботиться о ее росте. Да в конце разговора я сказал матери, что не дождемся мы и конца 2-й пятилетки, как будет у нас мануфактуры сколько хочешь. Но вот прошла 2-я пятилетка, началась третья, а мои предсказания не оправдались — мануфактуры не было и нет…Мы еще хотим победить в грядущих боях, когда столкнуться две системы — капиталистическая и социалистическая. Нет, при таких порядках и при таких недостатках никогда нам не победить, никогда нам не построить коммунизм! Прошу Вас, дорогой Анастас Иванович, ответьте мне на все вопросы: почему нет мануфактуры, крупы, рыбы, обуви, сахара, конфет, спичек, почему не стало хлеба? C нетерпением жду ответа. Морозов. Мой адрес — БССР Гомельская область, ст. Буда-Кошелевская, Сталинская школа №1, ученик 9-го класса. Написано не ранее декабря 1939 года и не позднее февраля 1940 года.
П.С. Клементьева — И.В. Сталину.
Дорогой Иосиф Виссарионович! Я домохозяйка. В настоящее время живу в г. Нижнем Тагиле по ул. Дзержинской д.45 кв.10 Прасковья Степановна Клементьева. Иосиф Виссарионович, что-то прямо страшное началось. Хлеба, и то надо идти в 2 часа ночи стоять до 6 утра и получишь 2 кг ржаного, а белого достать очень трудно… Я настолько уже истощала, что не знаю, что будет дальше со мной. Очень стала слабая, целый день соль с хлебом и водой, а ребенок только на одной груди, молока нигде не достанешь… Вот как хочешь, так и живи… Тяжело смотреть на голодного ребенка… Иосиф Виссарионович, от многих матерей приходится слышать, что ребят хотят губить. Говорят — затоплю печку, закрою трубу, пусть уснут и не встанут. Кормить совершенно нечем. Иосиф Виссарионович, может быть еще где есть нехорошие люди и вот приходится так страдать. Напишите мне, Иосиф Виссарионович, неужели это будет такая жизнь. Совершенно нечего кушать. Вот уже 12 часов, а я еще ничего не ела, обежала все магазины и пришла ни с чем. Иосиф Виссарионович, жду ответа, не откажите написать. Клементьева П.С.  Поступило в ЦК ВКП(б) 2 февраля 1940 года.
Как и следовало ожидать, ни на одно из опубликованных писем ответа не последовало.

ПОМГОЛ — сокращение советского термина «помощь голодающим».
После Гражданской войны 1918-1920 г.г. голод разразился во всей разоренной стране, но особенно чудовищные размеры он принял в 1921-1922 годы в Поволжье. Это было вызвано как политикой советских властей по насильственному изъятию у крестьян хлеба, так и жестоким неурожаем. В результате в городах и деревнях Поволжья оказались на грани жизни и смерти миллионы людей.
Летом 1921 года декретом высшего органа власти ВЦИК была создана правительственная комиссия помощи голодающим — Помгол, основными задачами которого являлись рассмотрения ходатайств о признании голодающими отдельных губерний и уездов, изыскание средств для помощи голодающим, организация закупок и доставки продовольствия, одежды и медикаментов голодающим. В дальнейшем необходимостью сбора средств для голодающих оправдывалось тотальное изъятие и разграбление церковного имущества. Значительную помощь голодающим Поволжья оказали благотворительные организации Европы и США.
В конце 1922 года Помгол был упразднен, а при ВЦИК была создана комиссия по борьбе с последствиями голода.

ПОДКОЕЧНЫЙ ФОНДбытовавшее в медицинских учреждениях профессионально-жаргонное обозначение дополнительных (скрытых) больничных коек, развернутых сверх установленной численности (нормативного коечного фонда). Их существование объяснялось в первую очередь хронической нехваткой мест в палатах, из-за чего больных приходилось размещать в коридорах, диагностических кабинетах, подсобных помещениях. В 1960-х — 1970-х годах в некоторых психиатрических больницах количество больных в полтора раза превышало число коек, и определение «подкоечный» имело там прямой смысл: больные спали на матрацах, укладывавшихся на ночь в проходах между койками. Однако была и другая, типично «советская» причина, побуждавшая создавать подкоечный фонд — существовавшая система планирования и оценки деятельности медицинских учреждений по так называемым койко-дням или числу дней использования койки за год. Например, отделение на 100 коек могло получить годовой план в 36000 койко-дней, из чего следовало, что каждая койка должна была использоваться не менее 360 дней в году. По количеству койко-дней планировалось финансирование, а, следовательно, и кадры, медикаменты, оборудование и многое другое, отчего зависит жизнь отделения. Поэтому план надлежало выполнять во что бы то ни стало, вне зависимости ни от фактической потребности в госпитализации, ни от сезонности (например, простудных или детских заболеваний), ни от случайных причин (в частности, временного «простоя» коек в связи с ремонтом палат). У заведующего отделением, не выполнявшего плана койко-дней, было больше шансов потерять свое место, чем у его коллеги, имевшего плохие лечебные показатели и высокую смертность, но высокий показатель по койко-дням. Подкоечный фонд как раз и служил для того, чтобы создавать резерв койко-дней для компенсации неизбежных потерь. Вот почему перед концом месяца (квартала, года) в поликлиниках звонили телефоны: врачи стационаров, больниц просили срочно «подбросить хоть старых хроников» — это называлось «работать с амбулаторной сетью». Еще проще было попридержать выписку: больной, которому накануне обещанной выписки вдруг говорили, что надо еще пару дней подождать результата «дополнительного анализа крови», разумеется, не догадывался, что зав. отделением только что побывал «на ковре» у главного врача, где ему объяснили, что является важнейшей задачей медицинского учреждения. Таким образом, «подкоечный фонд» работал на «липовые» показатели, аналогичные всеобщей «липе», распространенной и во всех других областях советской жизни.

ПОЛИТОТДЕЛЫ — политические отделы подразделений армии и флота. Образованы после Октябрьской революции в начале 1918 года, когда создавалась регулярная Красная Армия, как представительный орган ВКП(б) в Вооруженных Силах СССР. Политотделы были призваны руководить проведением политической работы среди военнослужащих, опосредованно через заместителей командиров по политчасти и партийные организации частей и соединений. Среди сотрудников политотделов довольно редко встречались люди, пользовавшиеся в офицерской среде авторитетом и уважением. На флоте это объяснялось низким уровнем их специальной военно-морской подготовки, ограниченным кругозором, схоластическим подходом к толкованию марксистско-ленинских догм, а также их кастовым положением в Вооруженных силах СССР. Политработники состояли на особом учете в центральных кадровых органах политуправлений военных округов и флотов, им без задержки присваивались очередные воинские звания, все они зачислялись в элитную номенклатуру партийных органов. Методы работы политотделов практически ничем не отличались от методов органов КГБ. Стукачество, доносы, нетерпимость к инакомыслию, моральное унижение личного состава — вот далеко не полный перечень приемов в политической работе, которыми пользовались политработники, которых не без основания называли «недремлющим партийным оком». И если в их клан попадал порядочный человек со своим собственным мнением и моральными устоями (а такое иногда случалось), среда политотделов его немедленно отторгала. Безошибочно можно резюмировать: политотделы были карающим органом партии в Советской армии и Военно-морском флоте.

ПОЛИТЭКОНОМИЯ — наука об общественных отношениях в процессе производства и распределения материальных благ. Начала развиваться с возникновением капитализма. В наибольшей степени вопросы политической экономии были разработаны классиками буржуазной политической экономии, и прежде всего английскими учеными Адамом Смитом и Давидом Рикардо. В Советском Союзе политэкономия превратилась в политизированную догматическую псевдонауку, обязательную для изучения всем населением. Эпигоны марксистско-ленинской идеологии считали, что подлинной наукой политэкономия стала после революционного переворота, совершенного в ней великими учителями рабочего класса Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Там, где буржуазные экономисты рассматривали экономические явления — товар, деньги, капитал — как отношения между вещами, К. Маркс в своем труде «Капитал» описал отношения между людьми, классами, которые складываются в процессе производства материальных благ. В.И. Ленин, который развил марксистскую экономическую теорию и создал учение об империализме как последней стадии развития капитализма, стал признанным «великим продолжателем дела К. Маркса и Ф. Энгельса». И нет ничего удивительного, что политическая экономия, как важнейший раздел научного коммунизма была признана классовой, партийной наукой. В советских высших учебных заведениях изучались два ее раздела: политэкономия капитализма и политэкономия социализма. Вся учебная литература по этой тематике была не более чем надуманной бредятиной советских горе-идеологов.

ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК №… — такое шифрованное название имели предприятия, научно-исследовательские и проектные институты, конструкторские бюро, выполнявшие военные заказы. Работникам таких предприятий требовался особый допуск органов государственной безопасности. Работать в подобных организациях считалось весьма престижным и, кроме того, уровень оплаты труда был там значительно выше, чем в несекретных организациях. Часто можно было услышать, когда на вопрос: «Где вы работаете?», следовал ответ: «В почтовом ящике». И этот диалог никогда не вызывал даже улыбку, этот стилистический абсурд никого не смущал: все знали суть, скрытую под шифрованным названием «почтовый ящик №…»
Почтовые ящики имели еще так называемые открытые названия, которые, как правило, затушевывали истинный характер их деятельности. Например, гигантская ракетно-космическая корпорация С.П. Королева называлась «Научно-производственное объединение Энергия», а корпорация по разработке и изготовлению ракетных двигателей В.П. Глушко называлась «Научно-производственное объединение Энергомаш». Были и более смешные случаи — на здании Ракетного НИИ, созданного в начале 1930-х годов для разработки ракетного оружия, в том числе знаменитых установок реактивной артиллерии «Катюша», красовалась надпись «НИИ сельскохозяйственного машиностроения». Впрочем, все эти секреты были секретами только для простых советских людей, а отнюдь не для зарубежных специалистов. Вспоминается забавный эпизод засекречивания ленинградского почтового ящика, где разрабатывались системы связи для Военно-морского флота. Когда его перевели в новое здание, сотрудников предупредили ни в коем случае не разглашать адрес своей работы и хранить его в тайне даже от жен. Все так и поступили, но через месяц после переселения в новое здание английский иллюстрированный военно-морской журнал опубликовал на обложке фото этого здания с подписью «Новое в архитектуре исследовательских учреждений — здание Центрального НИИ связи Военно-морского флота СССР».

ПРЕМИЯ — денежное или иное поощрение трудящихся за высокие показатели в работе, выполнение плана и проявления так называемого «трудового энтузиазма». Еще в резолюции IX cъезда компартии на основе предложений Л.Д. Троцкого утверждалось, что «…наряду с агитационно-идейным воздействием на трудящиеся массы и с репрессиями по отношению к заведомым бездельникам, паразитам и дезорганизаторам, могущественной силой подъема производительности труда является соревнование… Премиальная система должна стать одним из средств возбуждения соревнования… Пока у Советской республики недостаточно продовольственных средств, прилежный и добросовестный рабочий должен быть обеспечен лучше, чем нерадивый». Спустя десятилетие, с провозглашением Сталиным форсированной индустриализации, «социалистическое» соревнование обретает второе дыхание. В обращении 16-й конференции ВКП(б) от 29 апреля 1929 года утверждалось, что решение IX cъезда партии «и теперь является полностью своевременным и жизненным». А в августе 1931 года выходит постановление ЦИК и СНК СССР, согласно которому на предприятиях формировались фонды премирования за выполнение и перевыполнение плана на основе социалистических соревнований и ударничества, а также фонды премирования за изобретательство и рационализацию. Из первого фонда награждались отдельные ударники, их бригады или целые цеха. Награждались по усмотрению администрации деньгами, продуктами и товарами или поездками в дома отдыха. Второй фонд предполагал премирование собственно изобретателей и рационализаторов в объеме 50% сэкономленной суммы. То есть директора половину сэкономленных денег могли оставить себе. Начинает функционировать сдельно-премиальная оплата труда, которую в 1930 году получали 29% рабочих, в 1932 году — 68%. В 1949 году количество участников «социалистического соревнования» превышает 90%. В 1974 году на экраны страны выходит художественный фильм «Премия», снятый режиссером С. Микаэляном по сценарию А. Гельмана. Шокирующая интрига фильма состояла в том, что бригадир Потапов отказывается от премии, так как считает, что бригада ее не заслужила, а лишь воспользовалась сокращением плана «по объективным причинам». Лейтмотив фильма, который вызвал небывалый зрительский интерес, — нравственное отношение к очковтирательству, изобилию «приписок» и возможности различных манипуляций с советским плановым производством ради получения премиальных льгот.

ПРИМКНУВШИЙ К НИМ… — В 1957 году Хрущев, укрепляя свою власть, сумел пресечь попытки других тогдашних партийных руководителей создать нечто вроде оппозиции ему. В духе обычной идеологической демагогии потенциальные оппозиционеры были названы «антипартийной группой», а в прессе, на инструктажах и партсобраниях стала без конца повторяться неизменная формула: «антипартийная группа Маленков–Молотов–Каганович и примкнувший к ним Шепилов». Это несуразное «примкнувший к ним» думающие люди восприняли с долей здорового юмора и начали употреблять в иронической речи: «Иванов, Петров, Сидоров и примкнувший к ним Матвеев». Невиданная популярность «примкнувшего к ним» объяснялась возможностью безнаказанно выразить свое отношение к очередной, как теперь говорят, разборке внутри главной мафиозной структуры.

ПРИОРИТЕТ РУССКОЙ НАУКИ — пропагандистский прием идеологов разных уровней коммунистической иерархии, который в обязательном порядке декларировал мировой приоритета русской (советской) науки и культуры. Широкий размах приобрела эта направленность в партийной пропаганде в конце 1940-х и начале 1950-х годов, когда с «легкой руки» А.А. Жданова по стране развернулась борьба с «безродными космополитами». Ни одно занятие в школах, ни одна лекция в высших учебных заведениях не проходили без искажения исторических фактов, пропагандистского вдалбливания всевозможных лженаучных опусов о приоритете русской науки. Партийными конъюнктурщиками были написаны и изданы масса книг и брошюр о приоритете русских ученых и первооткрывателей практически во всех отраслях науки и техники. В русскую культуру в те годы были насильственно вмонтированы абсурдные, доходившие до полного идиотизма претензии великодержавного русского шовинизма. Получалось так, что все ценное и великое в мире сделали или изобрели русские: радио — Александр Попов, самолет — Александр Можайский, ракета — Константин Циолковский, электрическая лампочка — Павел Яблочков, паровоз — отец и сын Черепановы… Почти все законы природы открыли великие русские ученые Михайло Ломоносов и Дмитрий Менделеев, происхождение жизни на Земле объяснил Александр Опарин, учение о высшей нервной деятельности разработал Иван Павлов, а современную биологию создал Иван Мичурин…Здравомыслящие люди с болью и иронией относились к охватившей всю страну шовинистической истерии. Тогда родился расхожий анекдот, как один незадачливый лектор, пытаясь доказать приоритет русских путешественников, причислил к русским мореплавателям известного португальца Васко да Гама, проложившего морской путь в Индию, назвав его «великим русским путешественником Васькой Дагамовым». Другая шутка тех времен: «Россия — родина слонов».

ПРОДРАЗВЕРСТКА — Спустя полгода после захвата власти, советский режим вводит основной, действовавший на протяжении 70 лет, феодально-крепостнический принцип по отношению к крестьянину: забирать плоды его труда, не давая ничего взамен. К тому раннему периоду советской цивилизации относится характерная переделка пролетарского гимна «Интернационала» выдающимся русским социологом Питиримом Сорокиным:
Лишь мы, работники всемирной
Великой армии труда
Владеть землей имеем право,
Но урожаем — никогда.
В январе 1919 года этот феодально-крепостнический принцип законодательно оформляется в виде постановления о введении продовольственной разверстки (продразверстки), предусматривающей изъятие у крестьян всех излишков хлеба. Понимая, что крестьяне вряд ли добровольно отдадут государству «все излишки», правительство принимает решение о создании по всей стране продовольственных отрядов по насильственному изъятию хлеба. В помощь продотрядам подключаются вновь созданные на селе органы власти — комитеты бедноты. Чтобы стимулировать их деятельность по конфискации хлеба, государство разрешает им часть конфискованного хлеба оставлять себе. Комбеды не преминули воспользоваться этой привилегией. Вторгаясь в крестьянские дворы, они не только забирали подчистую зерно, но и устанавливали обязательства по сдаче зерна, превышающие запасы в крестьянских хозяйствах. Безвозмездное изъятие у крестьян хлеба привело к полному упадку сельского хозяйства и сопровождалось ростом ненависти к режиму, открытым против него выступлениям. Это начало угрожать самому существованию советской власти, и она вынуждена была пойти на уступки: в марте 1921 году объявляется переход к новой экономической политике (НЭП).

ПРОМКООПЕРАЦИЯ — островок капиталистического уклада в стране «победившего социализма» в виде системы промысловой кооперации (промкооперации). К моменту ликвидации частного сектора в промышленности в стране оставалась многомиллионная армия ремесленников — кустарей. Тогда государству не хотелось сохранять эту массу частных товаропроизводителей, явно не вписывавшихся в общую картину «победившего социализма». Было найдено паллиативное решение: объединить кустарей в производственные кооперативы. Кооперативы обладали многими чертами капиталистических предприятий: они могли по своему усмотрению определять ассортимент выпускаемой продукции (за исключением узкого круга «основной номенклатуры», устанавливаемой государством); в конце года прибыль, оставшаяся после уплаты налогов, делилась между членами кооператива (артели); промкооперация имела право устанавливать цены на товары «неосновной номенклатуры». Как чуждая социализму форма хозяйствования, производственные кооперативы подвергались всяческим ограничениям и дискриминации. Они не могли свободно покупать сырье, оборудование, материалы, все это централизованно распределялось государством; приходилось «выкручиваться», прибегать к нелегальным методам приобретения необходимых средств производства. В ход шли подкуп и взятки должностным лицам государственных предприятий и учреждений, а иногда и прямое воровство с этих предприятий. Несмотря на все препятствия, которыми обставлялась деятельность промкооперации, она выжила в условиях сталинского режима и сохранила заметное место в экономике страны. В 1955 году в стране функционировало немало предприятий и мастерских промысловой кооперации, продукция которой составляла 6% общего объема промышленной продукции страны. Однако пришедший к власти Н. Хрущев одним махом ликвидировал промысловую кооперацию. После упразднения промысловых артелей капиталистический уклад в течение 30 лет был представлен лишь отдельными видами индивидуальной трудовой деятельности: подсобные промыслы и производства, легальная и нелегальная частная практика специалистов в различных областях сферы обслуживания населения. Особую категорию индивидуальной трудовой деятельности составляло так называемое «шабашничество». Чаще всего это были работники госпредприятий и учреждений, а также студенты, объединявшиеся во временные коллективы и отправлявшиеся на сезонные работы в сельской местности и отдаленные районы страны. Шабашничество не было вполне легальным видом деятельности, однако государство, не будучи в состоянии удовлетворить потребности в подобных услугах, вынуждено было мириться с ним.

ПРОПАГАНДА — В наше время это слово, как правило, используется в негативном смысле. Однако в Советском Союзе коммунистическая пропаганда не только поощрялась, но и была важной функцией партийных и государственных органов, а в средствах массовой информации, в искусстве и литературе составляла доминирующее направление. В ЦК КПСС был отдел Пропаганды и Агитации, игравший важную роль в духовной жизни страны.
Советская пропаганда базировалась на тотальной лжи. Жизнь в странах социалистического лагеря всегда изображалась в розово-золотистых красках без существенных недостатков, а жизнь в капиталистических странах представлялась в мрачном свете эксплуатации трудящихся. В соцлагере строили счастливую жизнь, а в капстранах только все разрушали. В СССР имели место плодотворный труд, справедливость и забота о простом человеке, равноправие людей всех национальностей, в то время как в США царили разруха, произвол капиталистов, угнетение трудящихся, дискриминация негров…
Советские литература и искусство активно поддерживали такого рода пропаганду. Для этого был придуман специальный метод изображения действительности — социалистический реализм. В соответствии с этим методом писатели, художники, режиссеры, поэты, композиторы и другие деятели сферы искусства должны были отображать не то, что есть на самом деле, а то, что должно было быть согласно указаниям партии. Писатель Михаил Шолохов следующим образом сформулировал суть социалистического реализма в литературе: «Мы, советские писатели, пишем по указке сердца, а сердца наши принадлежат партии». Советская пропаганда легко справлялась с задачей оболванивания населения с помощью партийно-государственной цензуры, которая не допускала «биения сердец, не принадлежащих партии». В этом партии помогали органы госбезопасности, у которых были свои простые методы поддержания нужного «сердцебиения»…
ПРОПИСКАрегистрация граждан по месту постоянного проживания, получившая развитие и широкое применение в СССР с целью жесткой привязки граждан к постоянному месту жительства и ограничения возможности свободного выбора места жительства.
Постановление СНК РСФСР от 28 апреля 1925 года «О прописке граждан в городских поселениях» (понятие «прописка» впервые введено именно этим документом) и Постановление ВЦИК и СНК СССР от 18 декабря 1927 года вводили ограничения на право проживания. Согласно этим постановлениям прописка могла быть произведена по предъявлении документа любого вида: расчётной книжки с места службы, профсоюзного билета, выписки о рождении или браке и т. п. Уже в этот период штампы о прописке и выписке ставились на последнем развороте удостоверения личности, предусмотренного Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 20 июля 1923 года «Об удостоверении личности». Таким образом уже в 1920-е годы система регистрации по месту жительства (прописка) существовала, однако сама множественность пригодных для этого документов исключала возможность использования прописки для прикрепления гражданина к определённому месту жительства.
В 1932 году в Советском Союзе была введена единая паспортная система и создана Паспортно-визовая служба (ПВС), вошедшая в структуру органов внутренних дел (НКВД). Этой службе был поручен «учет населения городов, рабочих посёлков и новостроек, разгрузка этих мест от лиц, не занятых общественно-полезным трудом, а также очистка от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов, в целях укрепления диктатуры пролетариата» (Постановление ВЦИК и СНК от 27.12.1932 «Об установлении единой паспортной системы по СССР и обязательной прописке паспортов»). На ПВС была возложена и обязанность регулировать прописку населения. Многим категориям горожан (например, дворянам, нэпманам) паспорта не выдавали, и они выселялись из крупных городов. В период с 1933 года по 1935 год характер системы прописки постепенно изменяется и становится разрешительным (для прописки требовалось разрешение властей), превращаясь в один из инструментов контроля миграции граждан и их закрепощения.
Городской житель, не обладающий паспортом или пропиской, лишался большей части набора прав, который предоставляло советское государство. Крестьяне, не имевшие паспорта и желавшие выехать в город для работы или учебы, должны были написать заявление в сельсовете, и председатель колхоза обязан был выдать им все необходимые документы для выезда в город, либо отказать в этом. Хотя формально препятствовать свободному выезду колхозников было незаконно, фактически они оказались приписанными к колхозам. Тем не менее, и без прописки было несложно устроиться на работу в городах, ведь шла индустриализация, везде требовались рабочие руки. Одним из условий прописки могло быть подтвержденное наличие рабочего места. В конце 1930-х годов население городов увеличилось на треть. Без фактической свободы перемещения и несложной процедуры прописки это было бы невозможно.
В первые годы после окончания Великой отечественной войны из-за массового голода и разрухи потоки миллионов измученных беспаспортных мигрантов стали народной трагедией. Работу тогда найти было сложно. В Москве, Ленинграде и в других развитых и привлекательных для проживания местностях прописаться было куда сложнее. Одним из законных способов получения московской прописки населением была работа по рабочим специальностям в течение нескольких лет в условиях тяжелого и вредного для здоровья труда по так называемому «лимиту». Например, работа в литейных цехах (высокая температура и сквозняки) заводов ЗИЛ, АЗЛК и др., работа в цехах штамповки с вечным грохотом, в цехах с вредными выделениями химических веществ (производство резины и др.) и т.д. Значительная часть московских дворников и рабочих-строителей также были «лимитчиками». Кроме того, существовала, так называемая, временная прописка. То есть, прописка на определенный срок, например, на три месяца или шесть месяцев.
Вплоть до 1974-го года сельские граждане Советского Союза не имели паспорта и прописку. За крестьянами на законодательном уровне было закреплено право свободного перемещения на основании документов, выдаваемых сельсоветами. Однако сельсоветам категорически запрещалось выдавать подобные документы без чрезвычайных обстоятельств. До 1974 года многие солдаты, родом из сельской местности, после окончания срока срочной службы в Советской армии завербовывались на крупные стройки, чтобы избежать возвращения в колхозы, где они снова становились «крепостными».
Доля населения, подлежащая паспортизации, постепенно расширялась и в 1974 году распространилась на всех граждан Советского Союза. Положением о паспортной системе СССР 1974 года был установлен порядок, при котором гражданин, изменивший место жительства или выбывший в другую местность на временное проживание на срок свыше полутора месяцев, обязан был выписаться перед выбытием. По прибытии на новое место следовало подать заявление с согласием лица, предоставляющего жилую площадь. Исключение составляли командировки, каникулы, выезды на дачу, отдых или лечение. На все действия по выписке и прописке, включая личные посещения государственных учреждений, гражданину отводилось три дня. При этом власти имели право немотивированно отказать в прописке на новом месте, после чего гражданину предписывалось в 7-дневный срок выбыть из соответствующего населенного пункта. Находиться без прописки на любой территории СССР запрещалось, хотя в «глубинке», особенно, на строительстве из-за острой нехватки рабочей силы на работу брали всех подряд, включая уголовников. Для мужчин призывных возрастов и офицеров запаса штамп прописки ставился только после предъявления «Военного билета» со штампом военкомата о постановке на военный учет или снятия с учета. Прием на работу также осуществлялся только со штампом в военном билете о постановке на военный учет или снятии с учета. По сути, постановка на военный учет была дубликатом прописки для мужчин и военнообязанных женщин.
В 1990 году Комитет конституционного надзора СССР по указанию ЦК КПСС признал, что положения о прописке ограничивают право граждан на свободу передвижения и свободу выбора местожительства и должны быть устранены из законодательства путём его пересмотра с целью замены разрешительного порядка прописки регистрационным. Однако государственными органами СССР не были приняты необходимые меры к отмене или изменению положений о разрешительном порядке прописки. В 1991 году Комитет конституционного надзора СССР признал разрешительный порядок прописки неконституционным и принял решение об отмене с 1 января 1992 г. норм о прописке в части, обязывающей граждан получать разрешение административных органов на проживание, устройство на работу и учебу, приобретение в собственность жилых домов, квартир, дач, гаражей, а также устанавливающей ответственность за нарушение этих обязанностей.

ПЯТИЛЕТКА — так назывались пятилетние планы развития народного хозяйства СССР. Пятилетние планы разрабатывались централизованно в общенациональном масштабе специально созданным государственным органом — Госпланом СССР под руководством аппарата ЦК КПСС. Первый пятилетний план на 1929-33 годы был разработан в 1928 году на основе директив XV cъезда ВКП(б) как продолжение и развитие идей долгосрочного плана ГОЭЛРО. Главная задача 1-й пятилетки состояла в построении фундамента социалистической экономики и укреплении обороноспособности страны. План предусматривал задания и мероприятия, направленные на превращение СССР из аграрной в развитую индустриальную и милитаризованную державу, на коллективизацию значительного числа крестьянских хозяйств. Принудительная коллективизация обернулась смертью миллионов крестьян от голода. Начиная с 1934-го, вплоть до 1956-го года выполнение пятилетних планов было тесно связано с работой миллионов заключенных ГУЛАГа, предельная наполненность которого заключенными совпала со смертью Сталина. В 1959 году на XXI съезде КПСС был принят семилетний план развития народного хозяйства на 1959–1965 гг. В дальнейшем вновь принимались пятилетние планы. Последний, тринадцатый Пятилетний план был рассчитан на период с 1991 по 1995 год, но не был закончен из-за распада Советского Союза в 1991 году и последовавшего за этим перехода к рыночной децентрализованной экономике.
Все пятилетние планы и один семилетний не были выполнены по многим показателям, хотя в пропагандистской советской прессе публиковались сообщения о выполнении этих планов. В первую очередь не выполнялись планы по строительству жилья, хотя формальная сторона отчетности по строительству жилья всегда была положительной. Каждый глава районного отдела статистического управления первоначально передавал свой проект отчета первому секретарю райкома КПСС, который требовал в графе «жилищное строительство» показывать 100-процентное выполнение плана. По прочим разделам местный главный партийный начальник принимал окончательное решение о процентах выполнения плана в зависимости от конкретных условий и возможностей своей карьеры. После получения, отредактированного первым секретарем райкома КПСС статистического отчета, начальник районного статистического отдела отправлял его руководителю городского (в сельских районах — областного) статистического управления. Обработав отредактированные отчеты районных статистических отделов, руководитель городского статистического управления передавал суммарный отчет по городу первому секретарю горкома КПСС и так далее… Руководители областей и автономных областей (в РСФСР) отправляли свои отчеты в республиканские статистические управления, где отчеты корректировались по указаниям первых секретарей Центральных комитетов коммунистической партии республик. Затем отредактированный документ республиканской статистики поступал в Центральное статистическое управление СССР, где сводный отчет по стране корректировался в последней инстанции Генеральным (Первым) секретарем ЦК КПСС. Затем статистический отчет о выполнении годового или пятилетнего плана поступал в редакцию газеты «Известия» и публиковался с комментариями о том, как страна уверено шагает вперед к коммунизму.

ПЯТЫЙ ПУНКТ — в лексиконе советской цивилизации этот логотип означает «национальность» и, как правило, подчеркивает принадлежность к еврейскому этносу. Сама графа «национальность» появилась в отечественном документообороте в анкетах членов партии большевиков еще до октября 1917 года. Любопытно, что в тогдашней Российской империи, которая по определению большевиков являлась «тюрьмой народов», принадлежность индивида к определенной этнической группе в документах не указывалась. Графы «национальность» в паспортах царской России не было: в них указывались фамилия владельца, его имя и отчество, вероисповедание, семейное положение и т.д. Поначалу коммунисты исповедовали чистый интернационализм, а В.И. Ленин настаивал на «полном равноправии и праве самоопределения всех угнетенных великороссами наций». Но Сталин, дорвавшись до власти, фактически отказался от следования этому принципу своего учителя — уже в самом начале 1930-х годов ленинский интернационализм окончательно выветрился из головы «отца народов». Тогда в паспорте появилась графа «национальность» и репрессивный смысл сталинского плана «дружбы народов» стал проясняться. Это было подтверждено в решении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 ноября 1932 года, где впервые указывалось о необходимости «разгрузки городов от лишних элементов». Сталинский план по борьбе с подозрительными народами с помощью «пятого пункта» начал действовать. Гонения на инородцев начались во время Великой Отечественной войны, когда многие народы Кавказа и Крыма были поголовно депортированы в Сибирь и Казахстан. В те же военные годы появились первые явные проявления советского государственного антисемитизма. В 1948 году в СССР началась компания по борьбе с космополитизмом, закончившаяся Делом врачей-отравителей. «Безродными космополитами» оказывались, как правило, евреи, и с этого времени в стране появились негласные указания не допускать их на ответственные посты.
Роковую роль пятый пункт играл в советской науке. В книге «Толковый словарик диссертанта и оппонента» профессор Николай Тимофеевич Петрович — один из пионеров советской космической радиосвязи — дал любопытную характеристику советского государственного антисемитизма: «Этот зловещий пятый пункт анкеты для многих преградил пути в нашу науку. Вспоминаю, как терзали меня в Отделе кадров, когда, по их раскопкам, аспирант оказался отнюдь не Ефим Ефимович, а Хаим Хаимович… С трудом удалось нескольких, с ответом ДА на этот пункт, все же довести до защиты. Но впереди был грозный ВАК! Помнится, как профессор Андрей Андреевич Пирогов и я отстаивали там диссертацию соискателя с ДА в пятом пункте… Отстоять нам ее не удалось».

(Продолжение следует)

Print Friendly, PDF & Email

6 комментариев к «Михаил МАРГОЛИН, Юрий ОКУНЕВ: Введение в толковый словарь советских терминов и понятий — 07»

  1. Никогда не забуду последних дней моего отца, прошедшего войну рядовым солдатом «от звонка до звонка» и, находясь в тяжелом состоянии, настоятельно обращался к памяти 68 наших близких родных, которых унесла война. Тогда он еще не мог знать, что сегодня в Германии живут и трудятся
    наши близкие родственники: 3 дипломированных врача и , а в прошедшем году их сын стал студентом Медицинского университета. Все они очень хорошо
    устроены и с большим уважением чтят свою новую страну проживания.
    Однако, мне совсем недавно пришлось смотреть и слушать всем известного журналиста с мировым именем Владимира Познера , о котором не так давно была опубликована моя статья «Горькие «уроки» Познера». С этим любимым и неоднократным занятием журналист Познер каждый раз с назиданием разглогльствует для своих слушателей, что не терпит страны Германии, где многие годы счастливо проживает семья его дочери, с мужем и детьми,
    немцами по национальности. Все это имеет прямое отношение к творчеству Льва Мадорского.

  2. Мне кажется, что сравнение в статье «пятого пункта» с положением в царской России не точно. При всем беспорном послевоенном, послесталинском антисемитизме, сравнивать его с притеснениями царизма нельзя.
    Если нужны примеры, то вот один, прямо косающейся моих предков. В дипломе моей бабушки прямо записано, что она имеет право преподавать только своим единоверцам.
    Фото этого диплома я привел в рассказе о своих корнях — статье «Память слова»
    http://berkovich-zametki.com/2017/Starina/Nomer1/Danovich1.php
    Кто захочет, может посмотреть.
    Там и полицейские отметки в паспорте дедушки

    1. При царизме еврей мог, при большом желании, стать «русским»— креститься. Во времена СССР такой возможности не было. И еще один важный момент: при царизме положение и права евреев были официально «прописаны» и всем известны. В СССР ограничения для евреев были «неписанными», при этом, лицемерно провозглашалось «равенство всех наций». Это было подло и гнусно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *