Михаил Ривкин: Недельный раздел Рээ

 245 total views (from 2022/01/01),  2 views today

Принесение в жертву пасхального агнца было древнейшим, самым любимым и неукоснительно соблюдаемым народным обычаем. Совершался этот обряд в кругу семьи, и этим он отличался от упорядоченных жертвоприношений на «высоких местах», и, тем более, от жертвоприношений в Храме, которые появились уже позднее.

Недельный раздел Рээ

Михаил Ривкин

Ритуальное законодательство (Деварим 12:1–13:1)

Законы о совращающем и уговаривающем (там 13:7-12)

Законы об отверженном городе (там13:13-19)

Запрет делать надрезы и плеши в память об умершем (там 14:1-3)

Все запреты наносить такого рода знаки изначально касались только коэнов (Ваикра 21:5), однако позднее весь народ стал их столь же строго соблюдать, ибо все хотели быть «людьми святыми».

Нечистые животные и птицы (там 14:3-21)

Краткое изложение законов, полная версия которых изложена в Ваикра, гл. 11. Встречается и совершенно новый закон: запрет употреблять в пищу падаль.

«Пасуки 3-21 содержат основные диетарные законы: список животных, чьё мясо разрешено, и чьё мясо запрещено, запрет есть животное, умершее естественной смертью, запрет варить козлёнка в молоке его матери. Эти законы появляются в Торе несколько раз, но здесь они собраны воедино /…/. Список разрешённых и запрещённых животных подобен, в основном, Ваикра, гл. 11, однако он более последователен и ориентирован на практическое применение: в список разрешённых добавлены некоторые парнокопытные, которых часто употребляли в пищу, напротив, запрещены летающие насекомые, а также животные, не раздваивающие копыта»[i]

Заповедь о десятине (там 14:22-29)

Закон о десятине в своей изначальной формулировке: нужно отделять десятину, приносить её в то место, «которое изберёт Г-сподь» и поедать её там «пред Г-сподом». Допускается исключение из правила: десятину можно выкупать деньгами, в этом случае деньги следует приносить и тратить «в месте, которое изберёт Г-сподь». И только на третий год десятину следует отдавать левитам:

И Левита, который во вратах твоих, его не оставляй ибо нет у него участка и удела с тобою. К концу трех лет выноси всякую десятину плодов твоих того года и клади во вратах твоих (там 14:27-29)

Позднейшие комментаторы чётко разделяют три вида десятины: десятина левитам, десятина, которую следует поедать в Иерусалиме, и десятина для бедных. Кодекс законов в книге Деварим такого разделения, в принципе, не знает. Есть «нормативная» десятина, которую везут в Иерусалим, и «альтернативная», которая предназначена не самому хозяину урожая, а другим людям, раз в три года ту самую десятину, которую обычно везли в Храм, следует оставлять у ворот

Дабы пришел Лейвит, ибо ему нет части и удела с тобою, и пришелец, и сирота, и вдова, что во вратах твоих, и ели и насыщались (там 14:29)

Таким образом, в самой ранней редакции закона десятина левитов и десятина бедным фигурируют как единое целое никакого разграничения между ними в кодексе D не прописано.

Шемита денежных долгов и запрет судного процента (там 15:1-11)

В Книге Завета уже прописан запрет судного процента (Шемот 22:24-26). Однако в до-царский и в ранний царский период, к которому относится законодательство Книги Завета, денежные отношения были слабо развиты, и потому сам по себе феномен ссудного процента был явлением достаточно редким. В Книге Завета не прописан прямо закон об аннулировании долгов на седьмой год, сказано только: «не будь притеснителем». В кодексе Деварим это общее моральное установление получило конкретное юридическое воплощение в форме полной отмены всех денежных обязательств в год шемиты. Интересно, что в этом законе никак не упомянута шемита земли, этот Закон, прописанный в Книге Завета, для автора девтерономистического кодекса никак не связан с аннулированием долгов, ему здесь не место.

Законы о еврейском рабе и о еврейской служанке (Деварим 15:12-18)

Подробно эти законы изложены в Книге Завета. Еврейский раб служит своему хозяину не более шести лет, а на седьмой день выходит на свободу. Там сказано, что если раб пришёл к хозяину одиноким, то одиноким должен и освободиться, однако если хозяин дал ему жену, раб уходит одиноким, а жена и дети остаются хозяину. Книга Завета, в данном случае, всего лишь официально закрепляла древнейшие нормы обычного права, иногда несколько их смягчая. Все эти законы были, для своего времени, достаточно гуманными. В отличие от Книги Завета, законодатель-девтерономист полностью уравнивает условия освобождения еврейской служанки и еврейского раба. И та, и другой выходят на свободу после шести лет рабства. Закон, регламентирующий освобождение раба, которому хозяин дал жену, в кодексе девтерономиста отсутствует. К концу периода Первого Храма такого рода брутальное вмешательство хозяина в жизнь раба было уже недопустимым, хозяин не имел права «давать жену» своим рабам, с тем, чтобы такая пара пополняла поголовье его рабов, и не имел права претендовать на детей такой пары, соответственно меняется, по сравнению с Книгой Завета, и формулировка той клятвы, которую должен произнести «вечный раб», т.е. такой раб, который на седьмой год добровольно предпочтёт остаться в рабстве. В Книге Завета сказано:

Но если раб скажет: «люблю господина моего, жену мою и детей моих; не пойду на волю», То пусть приведет его господин его пред судей и подведет его к двери или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и будет он служить ему век (Шемот 21:5-6)

Вместо «любви к жене и детям» девтерономист предлагает общую и лаконичную формулировку:

Но вот, если скажет он тебе: «не уйду я от тебя», так как полюбил он тебя и дом твой, потому что хорошо ему у тебя то возьми шило и проколи ухо его к двери и будет он рабом твоим навек (15:17)

Законы о первенце скота (Деварим 15:19-23)

Обычай принесения в жертву первенца скота также относится к древнейшим нормам обычного права, которые впервые были зафиксированы письменно как Б-жественная заповедь в Книге Завета. В кодексе девтерономиста эта заповедь претерпевает некоторые изменения:

Все первородное, что родится от крупного и мелкого скота твоего самцом, посвящай Г-споду, Б-гу твоему; не работай на первородном быке твоем и не стриги первородного из мелкого скота твоего. Пред Г-сподом, Б-гом твоим, съедай его ежегодно на месте, которое изберет Г-сподь, ты и семейство твое (там 15:19-20)

В Книге Завета смысл заповеди в том, что любое профанное использование первенца скота строго запрещено, первенец приносится в жертву, часть его мяса сжигается на жертвеннике, а часть — поедается коэнами. В кодексе девтерономиста первенец также запрещён к профанному использованию. Слова «съедай перед Г-сподом» явно указывают на ритуальный, сакральный характер такой трапезы, это тоже род жертвоприношения, но имеется важнейшее отличие:

«Этот закон повторяет требование приносить в жертву Б-гу первенца скота, которое уже встречалось в Шемот и Бемидбар, но есть и характерная модификация девтерономиста: жертва может быть совершена только в избранном Святилище, и её мясо должно быть съедено в качестве сакральной трапезы теми, кто эту жертву приносит. Такой закон существенно отличается от Бемидбар 18:15-18, где прописано, что мясо жертвы поедают исключительно коэны»[ii]

Запрет на принесение в жертву животных с тем или иным пороком (там 15:21) ещё раз подчёркивает сакральный характер такой жертвы, и, соответственно, обязательное участие коэна в ритуале убоя. С другой стороны, ясно, что коэн съедал только тот минимум, который полагался ему при отправлении обряда «простого» или «лёгкого» жертвоприношения, а большая часть мяса оставалась хозяевам животного. Книга Завета отдаёт коэнам всю жертву полностью, и потому хозяева первенца приносили его коэнам на восьмой день после рождения, никаких резонов откармливать такое животное у них не было. Но в случае если сами хозяева получают большую часть туши, им выгодно откармливать и выхаживать животное, пока оно не наберёт хороший вес, и потому первенцы скота росли и созревали довольно долго, иногда достигая возраста рабочей скотины. Именно этим объясняется особо оговоренный запрет пахать на таких животных либо стричь их шерсть. В редакции Книги Завета такого рода запрет был бы совершенно излишним.

Три главных праздника Израиля (Деварим 16:1-17)

Детальный, с точными датами, календарь девтерономиста отражает централизацию культа и новые законы праздников, установленные Царём Йошияу, который впервые сделал паломничество в Иерусалим обязательным условием принесения пасхальной жертвы, чего не бывало ни во времена Судей, ни во времена предыдущих царей Иудеи (П Мелахим 23:22-23). До этого Пэсах был народным праздником, и каждый глава семьи приносил в жертву пасхального агнца у себя дома в месяце Авив. Возможно, что некоторые хозяева приглашали левита, чтобы он произнёс благословение над жертвоприношением, и дарили ему, по своему усмотрению, какую-то часть туши, но строгой регламентации на сей счёт не было. После строжайшей централизации культа пасхальная жертва, как и все прочие, была обусловлена паломничеством в Иерусалим, ибо только там можно было поедать агнца «пред Г-сподом». Разумеется, это нововведение очень осложнило жизнь сельским хозяевам, особенно самым бедным, для которых пасхальный агнец был едва ли единственной мясной пищей на протяжении целого года. Законодатель обоснованно опасался что новый закон будут часто нарушать, и потому строго оговаривает его особую важность

Не можешь ты зарезать пэсах в каком-нибудь из ворот твоих, которые Г-сподь, Б-г твой, дает тебе; А только на том месте, которое изберет Г-сподь, Б-г твой, для водворения там имени Своего, там зарежь пэсах вечером, по заходе солнца, во время исхода твоего из Египта. И изжарь, и поешь на том месте, которое изберет Г-сподь, Б-г твой, и возвратишься поутру, и уйдешь в шатры свои. (там 16:5-7)

Принесение в жертву пасхального агнца было древнейшим, самым любимым и неукоснительно соблюдаемым народным обычаем. Совершался этот обряд в кругу семьи, и этим он отличался от упорядоченных жертвоприношений на «высоких местах», и, тем более, от жертвоприношений в Храме, которые появились уже позднее, в период оседлого поселения в Стране Израиля. Поэтому простой народ продолжал «резать пэсах» по старинке, игнорируя бесчисленные регламентации и устрожения, установленные для сакральных жертвоприношений. Кодификация девтерономиста полностью уравняла пасхальную жертву со всеми прочими храмовыми жертвоприношениями.

В Книге Завета заповедано трижды в год «являться пред лицо Владыки Г-спода» (Шемот 23:17).

Далее, в позднейшей уточнённой редакции Книги Завета, это требование сформулировано так:

Три раза в году должен являться всякий мужчина твой пред лицо Владыки, Г-спода Бога Исраэйлева (34:23)

И далее следует интересное обетование, которое должно преодолеть нежелание этот закон исполнять:

Ибо Я прогоню народы от лица твоего и расширю пределы твои, и никто не пожелает земли твоей, когда пойдешь являться пред лицо Господа, Бога твоего, три раза в году (там 34:24)

Книга Завета отражает реальности того времени, когда сыны Израиля ещё жили вперемешку с иноземцами, и право сильного очень часто могло решить судьбу того или иного спорного участка. В таких условиях оставлять свою землю надолго без присмотра было рискованно, автор Книги Завета должен был учитывать это обстоятельство, однако девтерономист об этом уже умалчивает.

___

[i] Jeffry H. Tigay The JPS Torah commentary Deuteronomy NY 1990 pp. 137.

[ii] Jeffry H. Tigay ibid p. 151.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *