Александр Левковский: Феномен Обамы: проходимец на президентском троне. Продолжение

 772 total views (from 2022/01/01),  1 views today

«Чем больше я размышляю об Обаме, тем более я чувствую, что он не обычный человек, а — Бог! Да, он наш долгожданный Мессия! Он — наш Спаситель! Он имеет такие сверхчеловеческие черты в своём характере, которые только божество может иметь!»

Феномен Обамы: проходимец на президентском троне

Сценарий телевизионного фильма
(Авторский перевод с английского. На русском языке публикуется впервые)

Александр Левковский

Продолжение, Сцены 19–21, Сцены 17–18, Сцены 10–16, Сцены 4–9, Сцены 1–3

ЛевковскийСцена 22. Комнатная съёмка. Студия Шона Хэннети. Эксель и Хэннети.

ЭКСЕЛЬ: Эта речь была прекрасной, и Обама был очень красноречивым, весьма воодушевляющим оратором. На мгновение я позабыл все свои сомнения. Я искренне верил, что все его обещания будут выполнены.

ХЭННЕТИ: По правде говоря, даже я, закоренелый скептик, слушая эти возвышенные слова, чувствовал необычный энтузиазм. Может быть, думал я, тут с моей стороны ошибка. Может быть, этот молодой, образованный и энергичный человек и вправду является тем, кто нужен сейчас, в это критическое время.

ЭКСЕЛЬ (вздыхает): Увы, возвышенные слова так и остались возвышенными словами — ибо вскоре стало очевидным, что дела Обамы ограничивались только его красноречивыми словами…

Сцена 23. Комнатная съёмка. Президентский «Овальный» офис в Белом Доме. Раннее утро.

Письменный стол Президента переполнен бумагами — настолько переполнен, что некоторые документы сползли на пол, покрытый роскошным ковром.

Две УБОРЩИЦЫ, Мария и Розита, работают в разных углах комнаты, переговариваясь по-испански. Английские титры перевода появляются на экране.

МАРИЯ: Знаешь, Розита, а ведь неплохо быть президентом, клянусь Иисусом! Ты можешь придти на работу когда хочешь, а можешь вообще не приходить. Никто не скажет тебе ни слова — ведь ты босс!

РОЗИТА (смеётся): Я думаю, Мария, что он сейчас спит, свернувшись калачиком, в объятьях этой коровы Мишель, в своей роскошной президентской кровати.

МАРИЯ: Я помню в это утреннее время Клинтон уже сидел за этим столом, с очками на своём толстом носу, и подписывал документы один за другим.

РОЗИТА: Точно! И оба Буша делали то же самое.

Мария подходит к окну и извлекает из-за американского флага биту для гольфа.

МАРИЯ (смеясь и размахивая битой): Вот что любит наш президент! — гольф, а не скучные бумаги… Как ты думаешь, сколько он получает за год?

РОЗИТА: Четыреста тысяч — и ни цента меньше.

МАРИЯ (возвращая биту на место позади флага): Может, мне стОит попытаться стать президентом, а?

Они хохочут и продолжают уборку.

ГОЛОС ЭКСЕЛЯ: Вот это и была основная проблема с Обамой с самого первого дня — чудовищная лень! Вы знаете, Шон, президенты, как и все смертные, различны по своим рабочим привычкам. Некоторые — как, например, Картер, не доверяют никому и хотят всё делать сами, до мелочей… Некоторые, вроде Рейгана, перепоручают всё своим подчинённым, а себе оставляют общее руководство. Но, как правило, президенты — трудоголики! Большинство из них, — но не Обама!

УБОРЩИЦЫ выкатывают свои рабочие тележки и закрывают за собой дверь.

И тут же открывается другая дверь, и в офис спешно входит — почти вбегает! — Обама. Он одет в форму игрока в гольф. Быстро присаживается к столу и начинает в бешеном темпе, почти не читая, подписывать бумаги.. Подписав последний документ, подобранный с ковра, он вытаскивает биту из-за флага и покидает комнату.

ЭКРАН раздваивается: левая половина показывает гору документов на президентском столе в пустом «Овальном» офисе; правая половина экрана показывает зелёное поле для гольфа, где играют Обама с партнёрами. Обама резко ударяет по мячу. Мяч стремительно летит, набирая скорость…

Сцена 24. Комнатная съёмка. Студия Шона Хэннети. Эксель и Хэннети.

мяч, посланный Обамой, влетает в студию и попадает в раскрытую ладонь Хэннети.

ХЭННЕТИ (смеясь и подбрасывая мяч): Сколько раз он играл в гольф?

ЭКСЕЛЬ: Девяносто раз за три года.

ХЭННЕТИ: Это полных три месяца игры вместо работы.

ЭКСЕЛЬ: Совершенно верно. Я с самого начала пытался убедить Обаму: Барак, говорил я, ты должен уделять больше внимания тяжёлому положению с экономикой, но он стоял на своём: главное, говорил он, это внедрение универсального медицинского обслуживания… Он хотел говорить только об этом. Он повторял: «Линдон Джонсон не смог решить эту проблему, Хиллари провалилась, пытаясь протащить эту идею через Конгресс… Но я, Барак Обама, покорю, наконец, этот монстр!».

ХЭННЕТИ: Ну что ж, он потратил больше года на этот идиотский проект, который американцы продолжают ненавидеть.

ЭКСЕЛЬ: А тем временем страна продолжала переходить из одного кризиса в другой. Автоиндустрия в развалинах! Банки проваливаются! Ипотеки на дома не выплачиваются! Чудовищные цены на бензин! Кошмарная безработица!..

ЭКРАН заполняют фотографии пяти скульптур безработных в Мемориале Франклина Д. Рузвельта в Вашингтоне. Они стоят в очереди у дверей благотворительной столовой, ожидая своей порции бесплатного супа. Камера движется медленно от одного нищенски одетого человека к другому, показывая исхудавшие небритые лица и глаза, потерявшие надежду.

КОНЕЦ ФОТОГРАФИЙ..

ХЭННЕТИ: Однако, в одном отношении Бараку повезло: он стал объектом всеобщей — я бы сказал, истерической! — любви американской либеральной прессы. Посмотрите только на известного телеведущего Криса Мэттьюса и его гостей на вечерней программе MSNBC!

Сцена 25. Комнатная съёмка. Начало мультипликации. Студия Криса Мэттьюса в здании MSNBC. Вечер.

МЭТТЬЮС беседует с гостями программы: с ИвэномТомасом, Морин Доуд и Томом Хэнксом.

МЭТТЬЮС: Я — Крис Мэттьюс, и это программа «Хардбол»! Сегодня нашими гостями являются Ивэн Томас, главный редактор «Ньюзуик»; Морин Доуд, журналист из «Нью-Йорк Таймс», и известный актёр Том Хэнкс, сыгравший знаменитого Форреста Гампа. Объектом нашей дискуссии является наш новый и волнующий наши сердца Президент — его личность, его обещания, его жизнь, его интеллигентность, его магнетизм, его сексапильность, его семья, его карьера… Давайте начнём с вас, Морин.

ДОУД: Вы знаете, Крис, мне трудно говорить на эту тему. Я чувствую комок в горле, когда я начинаю думать о необыкновенном счастье для нашей страны — и, если разобраться, для всего мира! — каким явилось избрание Барака Обамы на должность Президента! Вот, к примеру, пару дней тому назад я и мои три подружки сидели на велосипедах в нашем фитнесс-клубе, крутя педали и непринуждённо болтая, — как вдруг нежное лицо нашего нового Президента возникло на экране телевизора прямо перед нами…

ТОМАС: Морин, вы не можете говорить нежное лицо, описывая мужчину. Вы должны говорить… ну, что-нибудь вроде… прекрасное лицо.

ДОУД: Да, если вы говорите об обыкновенном человеке! Но нет, нет и нет, — если речь идёт о Бараке Обаме! Посмотрите внимательно на его лицо — оно содержит как мужественные мужские черты, так и нежные женские детали: чувственный рот, сексуальные глаза, великолепно разбросанные брови… Но вернёмся к эпизоду в моём фитнесс-клубе. Как только Обама появился на экране и начал говорить, я почувствовала, как велосипед подо мной вдруг стал вибрировать. Да, да, — вибрировать! И велосипеды моих подружек, по их словам, тоже стали дрожать беспрерывно!

ХЭНКС: Это сказалось болезненно на ваших ягодицах, не так ли?

ДОУД: Конечно! Но это неважно. Важно другое — я лично испытала магнетизм Обамы!

МЭТТЬЮС (обращаясь к Хэнксу): А как насчёт вас? Вы тоже испытали магнетизм нашего замечательного Президента?

ХЭНКС: Нет, не испытал. Но я много думал о нём, пытаясь скоординировать его личность с моим опытом в кино. И вот моё заключение: Барак Обама является нашим национальным Форрестом Гампом! То же обаяние, та же гуманность, то же сочувствие, та же интеллигентность!

МЭТТЬЮС: Стоп, стоп! О какой интеллигентности Форреста Гампа вы толкуете!? Насколько я помню, этот ваш герой был слегка… чокнутым, не так ли?

ХЭНКС (возмущённо): Я говорю о глобальной интеллигентности в абстрактном смысле, а не о конкретном случае… И потом я задумался о своей картине «Спасти рядового Райана», и немедленно я обнаружил ассоциацию с Бараком: он стал нашим дорогим Президентом с миссией спасти Америку! Точь-в-точь как наши смельчаки-янки в моей картине спасали рядового Райана!

ДОУД: Браво! Браво!

ХЭНКС: И вот что ещё: мы в Голливуде решили, что параллельно с восхождением Обамы киноиндустрия должна изменить свой образ деятельности. Пару дней тому назад я пригласил к себе друзей на небольшой ужин. Вы знаете их: Сюзан Сэрэндон, Джордж Клуни, Тим Роббинс, Шон Пенн, Барбра Стрейзанд, Джэйн Фонда и кое-кто ещё — и мы пришли к заключению, что секс и насилие в наших фильмах должны прекратиться. Чистый образ Президента Обамы, с одной стороны, и секс с насилием, с другой, — просто несовместимы!

ДОУД (хихикая): Но я надеюсь, Том, что вы оставите нам секс для частного употребления, верно?

МЭТТЬЮС (хохочет): Не волнуйтесь, Морин, он оставит вам эту приятную возможность… (К Хэнксу) Должен признаться, я в восторге! (К Томасу) Что насчёт ваших чувств, Ивэн?

ТОМАС вытаскивает из своего портфеля томик Нового Завета и открывает его. Кладёт руку на Библию, словно готовясь дать присягу.

ТОМАС: Чем больше я размышляю об Обаме, тем более я чувствую, что он не обычный человек, а — Бог! Да, он наш долгожданный Мессия! Он — наш Спаситель! Он имеет такие сверхчеловеческие черты в своём характере, которые только божество может иметь! Я не верю, что он создан из плоти. Его тело, я уверен, состоит из телесного материала, который только божьи ангелы имеют. Его мозг может сравниться лишь с мозгом Ньютона или Эйнштейна. Он видит дальше и глубже любого из нас. И он легко решит все проблемы, которые осаждают нашу страну, — просто применяя свои таланты, данные ему как нашему Богу!

При этих словах МЭТТЬЮС вдруг издаёт стон. Он хватается за свою ногу и начинает массировать её в бешеном темпе, продолжая стонать.

ДОУД: Крис, что случилось!?

Все вскакивают со своих мест и окружают Мэттьюса.

МЭТТЬЮС: О-о, о-о! Моя нога в судороге! О, Боже! Я чувствую страшную судорогу! Это из-за Обамы! Когда я слышу часто его имя, я ощущаю сильную судорогу вплоть до бедра… О, нет! Я не могу продолжать программу. Нет, нет! Остановите шоу!

ЭКРАН гаснет. Затем лицо телеведущей Рэйчел Мэддоу заполняет экран.

МЭДДОУ: Я Рэйчел Мэддоу. В связи с техническими проблемами программа «Хардбол» не может продолжаться. Мы просим прощения за это временное неудобство. А сейчас мы начинаем нашу знаменитую программу для альтернативно сексуальных, бисексуальных и транссексуальных меньшинств под названием «Не спрашивай, не говори, а просто делай то, что тебе приятно!».

КОНЕЦ МУЛЬТИПЛИКАЦИИ.

Продолжение
Print Friendly, PDF & Email

22 комментария к «Александр Левковский: Феномен Обамы: проходимец на президентском троне. Продолжение»

  1. Григорий, ну кто спорит? — конечно, в художественном произведении часто бытуют ФАКТЫ! У меня нет, я думаю, ни одной вещи, где не было бы ФАКТОВ. (Пожалуй, только роман «Ленд-Лиз построен на чистом, почти стопроцентном вымысле). А в моих рассказах, конечно, есть, тут и там, РЕАЛЬНЫЕ ФАКТЫ. Но не они определяют принадлежность рассказа к ХУДОЖЕСТВЕННОМУ жанру, а общий ВЫМЫШЛЕННЫЙ СЮЖЕТ и ВЫМЫШЛЕННЫЕ СОБЫТИЯ И ПЕРСОНАЖИ.

    Самый лучший пример «сожительства» факта и вымысла — «Война и мир», художественное произведение с вымышленными сюжетом, событиями и персонажами, но и с РЕАЛЬНЫМИ ФАКТАМИ войны с Наполеоном (Аустерлиц, Бородино, итд).

    А что касается творчества Тененбаума, то если бы он построил своего «Борджиа» на вымышленном драматическом сюжете, — подобно тому, как Анатолий Виноградов построил своё «Осуждение Паганини», то тогда это было бы ХУДОЖЕСТВЕННОЕ произведение, и никто не требовал бы отнести его к жанру «non-fiction».

  2. Александр, здесь я с вами не соглашусь:
    «А вот когда Вы возьмётесь писать по этой теме рассказ, то есть ХУДОЖЕСТВЕННОЕ произведение — с выдумкой, развитием сюжета, созданием образов героев, диалогами, конфликтом, кульминацией, развязкой и другими атрибутами художественности, — вот тогда Вы, надеюсь, признаете, что непозволительно включать в этот жанр произведения, основанные на ФАКТЕ, а не на ВЫДУМКЕ»
    ======================================
    Повесть «Путь в Галилею», посвященную матери Даяна Двойре Затуловской, вполне соответствует критериям художественного произведения.
    Материалом служили: маленькая статья на иврите внучки Двойры, статья А.Тарна в «Заметках…» от 16.03.2013 с фрагментом про отца Даяна и сведения из Вики о Дгании. Еще я нашел две фотографии красивой Двойры. Мне стало интересно, как жила эта девушка, как думала, как развивались её взгляды и как она пришла к сионизму.
    Из материалов я почерпнул несколько ФАКТОВ: время, основные вехи жизни и географию. На этом жестком каркасе дат от рождения до кончины Затуловской, разреженно привязанном к географии её перемещений, родилась повесть на 20 тысяч слов. Все герои, все события, диалоги, конфликты, напряжения, сюжетные линии — все придумано. Но все базируется на факте существования конкретного человека. Это означает, правда, что не всем родственникам могут понравиться мои выдумки. Поэтому у героини изменено имя.
    Вы ведь знаете, любое музыкальное произведение можно исполнить в джазовом варианте. Нужна тема с гармонией и счет. Строго придерживаясь счета (шкала времени в нашем случае) и гармонии (с натяжкой — история), вы можете вольно трактовать солирующие партии если в голове у вас прочно сидит тема. Вы можете импровизировать, причем делать это как угодно буйно, НО… всегда оставаться в рамках счета и гармонии.
    Мне кажется, вы упрекаете Тененбаума в отсутствии буйности и смелости импровизаций. Но у Бориса Марковича другой подход — классический, умение строго следовать нотному тексту. Мне такой подход тоже не очень, но как дед профессиональных классических музыкантов, сообщаю: одно и тоже произведение по одним и тем же нотам в 15 и 25 лет играют по-разному. Это не импровизация, скорее трактовка. Но оба эти направления в равной степени являются художественными.
    Интересно, что джазовые ребята снисходительно относятся к классикам и наоборот.

  3. Виктору:

    Вдогонку. Чтобы убедить Вас в моей правоте, предлагаю Вам провести такой эксперимент. Возьмите какую-нибудь тему, которая Вам хорошо известна и о которой у Вас сложилось определённое мнение и накопилась достаточная информация — например, нынешние чудовищные беспорядки в Америке! — и попробуйте написать об этом статью и рассказ. Со статьёй, я уверен, Вы справитесь. А вот когда Вы возьмётесь писать по этой теме рассказ, то есть ХУДОЖЕСТВЕННОЕ произведение — с выдумкой, развитием сюжета, созданием образов героев, диалогами, конфликтом, кульминацией, развязкой и другими атрибутами художественности, — вот тогда Вы, надеюсь, признаете, что непозволительно включать в этот жанр произведения, основанные на ФАКТЕ, а не на ВЫДУМКЕ.

    1. К сожалению, Александр, я не могу провести предложенный Вами эксперимент, так как я из тех чукчей. которые читатели…

  4. Александр Левковский
    1 июля 2020 at 17:57 |
    Вы поймите, пожалуйста, почему я затеял весь этот бедлам с ОПРЕДЕЛЕНИЕМ жанра художественной прозы. Потому что я вижу ДЕВАЛЬВАЦИЮ жанра. Потому что художественная проза, в силу необходимости авторского воображения, выдумки и фантазии, настолько СЛОЖНЕЕ любого другого жанра, что непозволительно включать туда произведения – tдаже отличные произведения! — которые достались авторам намного легче, чем создателям художественной прозы!
    —————————————————————————————————————————-
    Александр, Вы перепутали адресата — Вам в какой-нибудь литературно-академический журнал (можно в «Новое литературное обозрение») и там теоретизировать.
    Вместо это в рамках многожанрового журнала и еще более многожанрового портала Вы спорите «о том и об этом». А у портала нет цели ни в «девальвации» одного жанра, ни в возвышении другого, но просто вся суета идет о портальном поощрении пищущих раз в год на основе голосов читателей (!), и во мнениях они равны не менее, чем Вы.
    Разрядка премий по темам на протяжении лет не однажды менялась и многократно обсуждалась читателями, критически и вполне конструктивно на основании приобретенного опыта в премировании. Чтобы не морочить голову читателям, предлагающих претендентов на премии, когда историческое, но описанное не менее живо и литературно, чем у Эренбурга и Цвейга, вдруг сталкивается с историческим документального характера, с цифрами, документами, картами и схемами, библиографией и т.п., что вполне соответствует «нон фикщн» — «Документальной прозе» сегодня (когда-то это называлось «Публицистикой», а еще раньше уже не помню чем, да еще, вроде, и подразделялось глубже).
    Размельчание (т.е. увеличение) разрядов премий почти каждый раз ставило читателей в странную ситуацию, когда чтобы найти подходяший разряд, следовало проделать глубокий литературоведческий анализ. Кто такое выдержит?
    Никто, начиная с архивариуса, который брал на себя совершенно неестественные ему функции.
    И последнее: то, что Вас не поддерживает никто из читателей — свидетельство удобной нынешней конфигурации премий, хотя годами раньше это вызывало длительные и шумные споры и предложения. Примите это как грубый намек.

  5. Виктор, дорогой, я вижу, Вас завораживают многие великолепно написанные произведения – настолько завораживают, что Вы готовы отнести их к жанру \»художественной прозы\», хотя по определению они художественными поизведениями не являются.

    И я это прекрасно понимаю! Я сам, когда читаю, скажем, \»Парнеля\» или \»Талейрана\» Евгения Тарле, — с изумительным русским языком, виртуозным построением повествования, сногсшибательным остроумием, искусными экскурсами в иные времена! – я забываю, что передо мной историческое исследование, а не художественная вещь! Или возьмите \»Люди, годы, жизнь\» Ильи Эренбурга – такое же впечатление! И, конечно же, положа руку на сердце, я в полном восторге от воспоминаний Марины Цветаевой и её изумительного произведения \»Мой Пушкин\».

    Но держа ту же самую руку на том же самом сердце, я никак не могу отнести все эти произведения к жанру ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОЗЫ – потому что они построены на ФАКТЕ, а не на ФАНТАЗИИ.

    Вы поймите, пожалуйста, почему я затеял весь этот бедлам с ОПРЕДЕЛЕНИЕМ жанра художественной прозы. Потому что я вижу ДЕВАЛЬВАЦИЮ жанра. Потому что художественная проза, в силу необходимости авторского воображения, выдумки и фантазии, настолько СЛОЖНЕЕ любого другого жанра, что непозволительно включать туда произведения – даже отличные произведения! — которые достались авторам намного легче, чем создателям художественной прозы!

    Я знаю это по себе. Чтобы написать статью или очерк, основанный на ФАКТАХ, я трачу в среднем 3-4 часа. Но чтобы написать рассказ такого же объёма, основой которого является ВЫДУМКА, ФАНТАЗИЯ, я должен потратить 5-10 дней. (А роман \»Ленд-Лиз\», ПОЛНОСТЬЮ построенный на фантазии, я писал (в основном, по-английски) 7 лет).

    Поэтому, охотно признавая литературную добросовестность, информативность, хороший русский язык и интересное построение произведений Бориса Тененбаума, я никак не могу назвать их ХУДОЖЕСТВЕННЫМИ произведениями.

  6. Григорию Быстрицкому:

    Увы, не могу выполнить Вашу просьбу… А теперь давайте поговорим о более приятных вещах, а именно, о Вашем увлечении САКСОФОНОМ! Узнав, что Вы – саксофонист-любитель, я впервые за много лет почувствовал прилив самой чёрной, самой безудержной, самой всепоглощаэщей ЗАВИСТИ! Я вообще в жизни никому никогда не завидовал, потому что мне почти всегда везло и я добивался всего, чего хотел добиться – и в России, и в Израиле, и в Америке… Но САКСОФОН ! – мой любимый саксофон! Я бы многое отдал, чтобы уметь играть на этом чудо-инструменте. У меня есть приятель, такой же помешанный любитель саксофона, что и я, и у него есть фантастические американские джазовые записи с такими виртуозными саксофонными переливами, что сердце просто замирает! Недаром, в моём рассказе «Медовый месяц» один из главных героев – чёрный саксофонист Роберт, исполняющий на своём инструменте «Болеро» Равеля и 2-й фортепьянный концерт Листа.

    Сегодня вечером включу YouTube и буду слушать саксофонные вариации в программе «2 часа – лучшее в саксофонной музыке».

  7. А.Левковскому: извините за необычную просьбу. Уймите, пожалуйста, своего Лазаря, все-таки он ваш фанат. Объясните ему, что вы давно уже не снабжаете меня путевками в Кисловодск, и мне нет необходимости перед вами «рассыпаться в комплиментах». Объясните ему что одно дело критика произведения, а совсем другое накидываться на автора дружной сворой. Как это они делают с вами, Тартаковским или Левертовым.
    И еще: если он уж так добивается знаков моего внимания, в следующее посещение московского офиса ЭМ пусть забежит в соседнюю «Презервативную». Там ему передадут от меня подарочный макет мундштука от саксофона в натуральную величину и именной кондом для соблюдения стерильности.

  8. Уважаемый Виктор, Вы неправы. Приведенная Вами цитата НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОПРЕДЕЛЕНИЕМ художественной литературы, а лишь посвящена одной из СПЕЦИФИК худ. литературы. Таких специфик можно насчитать десятками. А вот в любом ОПРЕДЕЛЕНИИ худ. литературы ОБЯЗАТЕЛЬНО присутствуют слова «выдумка», либо «фантазия», либо «воображение», либо «воображаемые события и персонажи», либо «imagination», итп. Вспомните, как значится в любом словаре английского языка термин «художественная литература»! Очень просто и выразительно — FICTION. That means that this type of literature devoted to describing FICTIONAL EVENTS AND PEOPLE. Воображаемые события и люди! — вот как определяется по-английски содержание ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. Иного определения нет и не может быть.

    1. Господин Левковский! Можете ли Вы, положа руку на сердце, утверждать, что «Повесть о Сонечке» и «Мой Пушкин» Иарины Цветаевой не являются художественной прозой?

  9. Григорий Быстрицкий 30 июня 2020 at 20:10 | Permalink

    Обычно деловой до сухости «Лонг-лист конкурса «Автор года 2020» неделю назад расцвел всеми красками упругих и разнообразных эмоций. Как короткий, но обильный летний дождик, полосой прошел диспут о художественных талантах историка Б.Тененбаума и критике этого спорного явления… Застрельщик А.Левковский усомнился в художественной ценности кропотливого исследования историка. Частично я с ним согласен, поскольку некоторая тусклость при изложении исторических фактов присутствует…
    ===================================================================

    Спорное явление господина Быстрицкого народу и его в высщей степени упругие эмоции наводят на весьма грустные размышления. Сермяжная обида на Бориса Марковича за заявление последнего о его вполне заслуженной нерукопожатности и жгучее желание помститься сыграли с господином Быстрицким злую шутку: его реакция оказалась до убогости примитивной и продемонстрировала печальную тусклость его интеллектуального инструментария. Что уж тут говорить: оскандалилось его крымнашество…

    1. Удивительное рядом… Больше пяти слов и довольно складно, что вообще не характерно для данного компилятора и копииста. Неважно что многое слизано, все равно — зачет!

  10. Обычно деловой до сухости «Лонг-лист конкурса «Автор года 2020» неделю назад расцвел всеми красками упругих и разнообразных эмоций. Как короткий, но обильный летний дождик, полосой прошел диспут о художественных талантах историка Б.Тененбаума и критике этого спорного явления. Но сегодня полемика обрела законченный вид эпидемии «вируса антилевковского» и достигла второго пика уже в виде комментов. Бенефициарами диспута, тем не менее, являются все его участники.
    Застрельщик А.Левковский усомнился в художественной ценности кропотливого исследования историка. Частично я с ним согласен, поскольку некоторая тусклость при изложении исторических фактов присутствует. По моему, это закономерно: трудно совместить физика и лирика в одном флаконе. Физик (читай архивист, историк, добросовестный и надежный копатель старинных фолиантов) — он исследует, опирается на факты, которые обязательно и нудно перепроверяет. А лирик мечтает и в своих фантазиях может далеко уйти не только от фактического контента, но и от здравого смысла.
    Тем не менее, А.Левковский всем всё объяснил и, полагаю, получил заслуженное удовольствие. И еще получит. Сдается мне, что на этом материале некоторые скучающие еще понапишут свои диссертации. Надо учитывать, что не подключились пока настоящие мастера жанра «101 слово ни о чем».
    Выиграл сам Б.Тененбаум, лишний раз последовательно и упорно педалируя тему собственных литературных успехов.
    Повезло Выпускающему Редактору, снискавшему дополнительную возможность объяснить правила Портала.
    Поупражнялись от души записные остряки. Тут я попрошу Левковского передать его главному фанату следующее: где-то в контексте конструктивной дискуссии мелькнуло предложение вставить Борджия или другому герою БМТ, не помню точно, мундштук от саксофона. Как действующий саксофонист-любитель объясняю что в мундштук, сочлененный с саксофоном, лучше всего подавать воздух ртом. А фанатично преданный шутник как-то виртуально выделил мундштук в самостоятельный инструмент, чем допустил и другие варианты.
    Диспут получился интересным, единственное, что может вызвать некоторое недоумение, так это предостережение о судебном расследовании из-за оскорблений Обамы. Должен напомнить, что «фильтровать базар» тут необходимо ещё парочке постующих, систематически оскорбляющих другого президента. При этом никто не думает о возможном закрытии Портала для большого сегмента российских авторов и читателей. Так что давайте уж обойдемся без этих двойных стандартов.

    1. Григорий Быстрицкий
      30 июня 2020 at 20:10 |
      Поупражнялись от души записные остряки.
      =========================

      Завидовать Гриша не надо, учись лучше.
      Какой-то ты весь внезапный, противоречивый такой…
      Призываешь обойтись без двойных стандартов, а сам – то рассыпаешься в комплиментах к творчеству этого гиганта мысли, то называешь его же – “унылой блевотиной”.
      Ты, остряк незаписной, разобрался бы сначала с собой, и туда, и сюда — как-то нелепо получается.

      И работайте над текстом – оба, отсутствие у вас ( один «Ньюзуик» чего стоит) чувства юмора, не повод совершать половые акты с мозгами окружающих.

  11. Б. Тененбауму:

    Прежде всего, я рад, что Вы в своём комментарии от 30 июня воздержались от грубостей и опубликовали комментарий в сдержанном деловом тоне.

    Во-первых, следует отметить, что Ваш комментарий внутренне противоречив и содержит заявления , свидетельствующие, с одной стороны, о принадлежности моего сценария к «возрождённой архаике», а с другой стороны, опровергающие эту принадлежность. Посудите сами:

    1. Вот цитата из Вашего комментария, свидетельствующая о принадлежности моего сценария к «возрождённой архаике»: «Эсхил был новатором, и первым отказался от готовых определений, порочащих злодеев. До него персидского царя Кира поливали дерьмом прямо сразу, еще в ЗАГОЛОВКЕ…». Именно это, в добрых до-эсхильских традициях., я и сделал, снабдив сценарий ЗАГОЛОВКОМ, сразу поливающим президента Обаму «дерьмом»: «…ПРОХОДИМЕЦ на президентском троне». То есть, я явно оказался «автором-архаиком» – в полном соответствии с Вашим определением. «. (Кстати, и Еврипид, и Геродот жили приблизительно в то же время, что и Эсхил, – и, вполне возможно, их тоже следует отнести к писателям-архаикам. И таким образом, я окажусь в совсем неплохой компании).

    2. Но с другий стороны, вот цитата из Вашего комментария, свидетельствующая о том, что я безошибочно следовал «доктрине Эсхила» и, значит, не могу быть полностью причислен к «авторам-ахаиком»: «Эсхил… первым ввел исследование характера отрицательных персонажей — того же Кира, например…». Но ведь, согласитесь, что мой сценарий безошибочно следует этой доктрине Эсхила. Ведь всё моё произведение посвящено ИССЛЕДОВАНИЮ ХАРАКТЕРА ОТРИЦАТЕЛЬНОГО ПЕРСОНАЖА – бывшего Президента Барака Обамы.

    Таковы явные противоречия в Вашем комментарии. Но дело даже не в этом. Углубившись в эту тему (а я, будучи лингвистом-любителем, обожаю всевозможные лингвистические дебри!), я обнаружил, что СОВРЕМЕННЫЕ писатели, в ЗАГОЛОВКАХ своих произведений, весьма часто следуют ДО-ЭСХИЛЬСКОЙ традиции и, следовательно, их, по Вашему определению, тоже следует отнести к «писателям-архаикам». Вот примеры заголовков, немедленно дающих ясный намёк на «порочащее» содержание произведения:
    «Мёртвые души» Н. Гоголя, «Яма» А. Куприна, «City of endless nights» М. Хастингса, «Мелкий бес» Ф. Сологуба, «Американская трагедия» Т. Драйзера, «Идиот» Ф. Достоевского, «Fahrenheit 451» Р. Брэдбери…

    И современные лингвистические исследования зачастую придают повышенное значение СМЫСЛОВОМУ ЗАГОЛОВКУ и, значит, отрицая новацию Эсхила, одобряют в этом отношении «возрождённую архаику» в современной литературе.

    К примеру, С. Кржижановский пишет в своём труде «Поэтика заглавий»: «Книга и есть развёрнутое до конца ЗАГЛАВИЕ…». И далее: «ЗАГЛАВИЕ – стянутая до объёма двух-трёх слов книга».

    И. Гальперин даёт в своёй книге «Текст как объект лингвистического исследования» (М., Наука, 1981) такое определение НАЗВАНИЯ произведения: «НАЗВАНИЕ – это нераскрытое содержание текста, это – имплицитная, максимально сжатая, содержательно-концептуальная информация, стремящаяся к развёртыванию».

    Подвожу итог: мой сценарий может быть частично отнесён к ДО-ЭСХИЛЬСКОЙ («архаичной») традиции (согласно резко отрицательному смысловому заголовку), а частично к ЭСХИЛЬСКОЙ литературной традиции – по развёрнутой характеристике отрицательного персонажа.

    P.S. Я вдруг вспомнил прекрасные отрицательные заголовки книг А. Зиновьева: «Зияющие высоты», «Катастройка» и «Гомо Советикус». Несомненно, А. Зиновьев был тоже «архаиком-возрожденцем».

  12. Я этого не знал — но люди образованные получше меня просветили: оказывается, Эсхил был новатором, и первым отказался от готовых определений, порочащих злодеев. До него персидского царя Кира поливали дерьмом прямо сразу, еще в заголовке. Эсхил же первым ввел исследование характера отрицательных персонажей — того же Кира, например.
    Таким образом, мы видим, что пьеса, названная автором: «Феномен Обамы: проходимец на президентском троне» относится к до-эсхиловской традиции, и заслуживает быть классифицированной как «возрожденная архаика» 🙂

  13. Ilya G.
    29 июня 2020 at 19:17 |
    «…идиота-президента Обаму»; «…безграмотное и преступное ничтожество, известное под названием «Президент Барак Обама».
    ++++
    Г-н Левковский! Президент Барак Обама был далеко не самым худшим из американских президентов. Это, во-первых. Когда вы закончите Гарвард и получите степень д-ра юриспруденции, вот тогда и говорите о «безграмотности»
    ============================
    Уважаемый Илья!
    Вы абсолютно неправы. Это такой широко известный в литератуе приём, когда автор приписывает своему герою его собственные качества и характеристики.
    Вот он пишет, что творчество Тененбаума художественной литературой «и не пахнет».
    Ответственно утверждаю, что в отличие от низкопробной писанины Тененбаума, творчество самого Левковского – пахнет. Да ещё как! Можно даже сказать – за версту несёт.

  14. Александр, спасибо! С удовольствием прочитал Ваше произведение!
    Всех Вам благ!

  15. Борису Тененбауму:

    Ваш так называемый «комментарий» полностью состоит из одного грязного ругательства – и Вам, видимо, совершенно не стыдно. А вот мне за Вас стыдно! В Вашем возрасте Вам, культурному человеку, надо вести себя сдержаннее.

    Но я так понимаю, что Вы, живя в американском либеральном болоте под названием «Бостон», оскорбились за любимого либералами идиота-президента Обаму. Я, кстати, получил через свою личную почту ещё пять отзывов, среди которых есть два отзыва, которые по хамству могут вполне соревноваться с Вашим комментарием. Характерно, что оба эти отзыва были посланы из другой американской либеральной помойки, Сан-Франциско. Эти типы тоже, подобно Вам, оскорбились за безграмотное и преступное ничтожество, известное под названием «Президент Барак Обама».

    Я буду очень признателен, если в дальнейшем Вы воздержитесь от грязных выражений в Ваших комментариях к моим произведениям. Если же потребность хамить укоренилась в Вас так глубоко, что удержаться Вы не можете, то прошу Вас вообще прекратить Ваши комментарии — тем более, что в них нет ни малейшего смысла.

    P.S. Кстати, по совету Вашего бостонского соседа Виктора из Бруклайна, я прочитал Вашего «Катенина». Виктор рекомендует эту вещь как доказательство того, что Вы способны написать ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ. Мой ответ на это таков: УВЫ, ВЫ НА ЭТО, ВИДИМО, НЕ СПОСОБНЫ! «Катенин» представляет собой добросовестную компиляцию ФАКТИЧЕСКИХ сведений, почерпнутых Вами из разных источников, с цитатами и датами, надёрганными из опубликованных книг, энциклопедий и Интернета. ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ с вымыслом и фантазией здесь и не пахнет.

    А ведь я, помнится, привёл в своём комментарии к «Лонг-листу 2020» два общепринятых отличных определения ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, основой которой, как известно, являются обязательно ВЫМЫСЕЛ и ФАНТАЗИЯ автора. Ни «Катенин», ни «Борджиа» под эти определения совершенно не подходят…

    P.P.S. Я вообще не очень понимаю литераторов, которые пишут всевозможные научно-популярные статьи, очерки и книжки. Неужели таким авторам доставляет удовольствие быть не писателем, а писцом и бесконечно переписывать то, что уже было кем-то до них написано?! По моему мнению, если человек вознамерился писать, то писать стОит только СВОЁ, ИЗОБРЕТЁННОЕ, ПРИДУМАННОЕ, СФАНТАЗИРОВАННОЕ, ВЫСТРАДАННОЕ, ВЫНОШЕННОЕ автором и только автором. Вот что даёт ему истинное ТВОРЧЕСКОЕ удовлетворение!

    Вот Вы написали статью о Шестидневной войне и опубликовали её на Портале. По сведениям Интернета, эта война упоминается в опубликованных источниках 1 170 000 000 раз (один миллиард, сто семьдесят миллионов раз!). Так побойтесь Бога! – зачем же Вам понадобилось писать об этой войне ещё раз!? Кому это нужно!?

    1. Господин Левковский! Вы исходите из приведенного Вами определения термина «художественная литература». Однако существуют и другие определения этого термина, например, такое: «Художественная литература — вид искусства, использующий в качестве единственного материала слова и конструкции естественного языка. Специфика художественной литературы выявляется в сопоставлении с видами искусства, использующими иной материал вместо словесно-языкового (музыка, изобразительное искусство)». Но дело даже не в этом! Читатель в меру своей искушённости ощущает тот или иной уровень художественности читаемого им текста. По мне строго мемуарная «Повесть о Сонечке» Марины Цветаевой является в высшей степени художественным текстом.

    2. «…идиота-президента Обаму»; «…безграмотное и преступное ничтожество, известное под названием «Президент Барак Обама».
      ++++
      Г-н Левковский! Президент Барак Обама был далеко не самым худшим из американских президентов. Это, во-первых. Когда вы закончите Гарвард и получите степень д-ра юриспруденции, вот тогда и говорите о «безграмотности» Обамы. Это во-вторых. Лидеры государств по определению не могут быть ничтожествами, иначе они бы не сумели пробиться на вершину власти (как говорят евреи, «а нарушкайт герут из ойх а хохме»). Это, в-третьих. Ваши цитированные выше оценки чреваты большими проблемами для нашего Журнала, ибо открывают дорогу к судебному преследованию, — если вам это безразлично, то нам, остальным, нет, поэтому, как говорится «фильтруйте базар». Это в-четвертых.

  16. Удивительная дрянь.

    P.S. Искреннее впечатление, от личных перепалок не зависит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Арифметическая Капча - решите задачу *