Эдуард Бормашенко: Александр Владимирович Воронель — 90!

Судьба Александра Воронеля — поразительный пример единства мысли и действия, жизни. Мы, как-то слишком легко стали мириться с тем, что говорим одно, пишем другое, а живем и вовсе, как получится. Воронель и его единомышленники в семидесятых, вырвавшись из СССР, прорвали стену бесконечной египетской толщины.

Эдуард Бормашенко: Александр Владимирович Воронель — 90! Читать далее

Памяти Мирона Амусьи

Физик по долгу службы должен уважать реальность, а реальность приучает к мысли о том, что духовные ценности не за поколение создаются, но за поколение могут быть стерты. Отсюда и органичные, неподдельные уважение и интерес Мирона Янкелевича к бездонному еврейскому прошлому и вечнозеленой еврейской традиции.

Памяти Мирона Амусьи Читать далее

Эдуард Бормашенко: Священная война

Я выбираю традицию, упорядочивающую историческое прошлое, и рациональное мышление. На неочевидную связь между нелюбовью к логике и людям обращали внимание Гаспаров и Аверинцев. Повторю вслед за ними, что иррационализм опасен, а нелюбовь к логике и к ближнему своему — вещи взаимосвязанные.

Эдуард Бормашенко: Священная война Читать далее

Эдуард Бормашенко: Невозможность Разговора

Умение вслушиваться и слышать занимает совершенно особое место в еврейской традиции… Известно, сколь неохотно, под давлением исторических обстоятельств, мудрецы согласились записать устную Тору, вполне сходясь с Платоном в том, что сам факт записи устной традиции приведет к утрате смыслов.

Эдуард Бормашенко: Невозможность Разговора Читать далее

Эдуард Бормашенко: МАФиЯ

Отрубить сектантский хвост гауссиана, описывающего человеческое общество, можно, но через два-три поколения он отрастет. Мафиозно-сектансткий, узколобый, компенсационный изоляционизм, по-видимому, неизбежен в нашем все более спаянном паутиной интернета мире.

Эдуард Бормашенко: МАФиЯ Читать далее

Биг Флойд — новая Америка. Часть 5

Одноэтажная Америка свои домики с палисадниками хамью не отдаст. Но борьба предстоит нешуточная… Левая, большею частью еврейская интеллигенция, пассионарная, нимало не сомневавшаяся в своей правоте, грохнула Российскую Империю. Как бы и Америка не оказалась колоссом на глиняных ногах…

Биг Флойд — новая Америка. Часть 5 Читать далее

Эдуард Бормашенко: Памяти Рава Адина Штейнзальца

Главным делом жизни рава Адина Штейнзальца был перевод-комментарий Талмуда. Сама личность Штейнзальца предъявила неочевидное свидетельство: возможны ортодоксия без мракобесия, твердая вера и умение увидеть и выслушать другого, умение стоять на своем, не наступая на ноги и не отпихивая оппонента.

Эдуард Бормашенко: Памяти Рава Адина Штейнзальца Читать далее

Эдуард Бормашенко: Эпидемия, Маленький Мир и Массовое Общество

В западных странах выросло сытое поколение, «снежинки», не знавшие нужды, труда, борьбы и войны… Снежинки не могут пребывать в тишине и одиночестве, им нужно сбиваться в стаи и галдеть хором. Именно эти чувствительные детки сбрасывают в Америке памятники и изгаляются возле резиденции премьер-министра Израиля.

Эдуард Бормашенко: Эпидемия, Маленький Мир и Массовое Общество Читать далее

Эдуард Бормашенко: С Новым Временем, с Новым Счастьем

Проблема нашего времени состоит в том, что пошлое, румяное счастье американской мечты оказалось достижимо; а счастье советского проекта окочурилось в очередях за сосисками, из которых ехидно торчали волосатые крысиные хвостики. Но ведь, нам-то положено другое, старое, недоброе, еврейское счастье…

Эдуард Бормашенко: С Новым Временем, с Новым Счастьем Читать далее

Эдуард Бормашенко: Галочка

На мировом чемпионате лицемерия первое место конечно же займут политкорректные дамы и господа. Они попросту запрещают нам называть вещи своим именами. До этого древние мудрецы все-таки не додумались. Оказывается, есть место прогрессу и в деле лицемерия.

Эдуард Бормашенко: Галочка Читать далее

Эдуард Бормашенко: Список Кантора

Если интеллигенция не прекратит бить челом перед равенством, ей придется поклониться черному квадрату и тамтаму. Люди не равны в своих способностях. Культура и общество естественно, фактически иерархичны. Безбрежное распространение идеи равенства грозит уничтожением культуры и вырождением человечества.

Эдуард Бормашенко: Список Кантора Читать далее

Эдуард Бормашенко: Лаг-ба-Омер

Рав Адин Штейнзальц, говоря о днях, пред-шествующих Лаг-ба-Омеру, написал, что эти дни не столько печальные, сколь серьезные, сосредоточенные дни в которые человеку надлежит заглянуть в свою душу и покопаться: как там с разрухой? Еще бы, вскорости нам предстоит дарование Торы.

Эдуард Бормашенко: Лаг-ба-Омер Читать далее

Эдуард Бормашенко: Корона у подъезда дома престарелых

Как и любая другая катастрофа эпидемия наглядно предъявила язвы современного мира, среди которых — покрывшая весь западный мир проказа богоугодных заведений. Как всегда, разруха не в домах престарелых, разруха — в головах, а точнее — в душах.

Эдуард Бормашенко: Корона у подъезда дома престарелых Читать далее

Эдуард Бормашенко: Холодная весна 2020-го

Как и следовало ожидать эпидемия оживила тоску по «сильной руке». Нам предлагают умилиться тому, как здорово управляются с эпидемией Китай, Россия и Куба. Я позволю себе лишь скромно-уныло заметить: я не знаю, как одолевают коронавирус Китай, Россия и Куба. Ибо не верю ни одному их слову. Все вранье.

Эдуард Бормашенко: Холодная весна 2020-го Читать далее

Эдуард Бормашенко: «Еще не Познер» Николая Солодникова

Я ортодоксальный еврей, четверть века живущий в Израиле. В России я, и, вообще, никогда не жил, родом я с Украины, а у России с Украиной война, для России — позорная. Россия — лучший друг иранских аятолл и палестинских бандитов, что мне российские дела? И все-таки, я каждую неделю жду встречи …

Эдуард Бормашенко: «Еще не Познер» Николая Солодникова Читать далее

Эдуард Бормашенко: Суеверие политики

Для творческого человека, полагающего профессиональную реализацию важнейшей частью бытия, невыносимо затхлое, душное, местное, местечковое и местническое политиканство, равно процветающее и при правых и при левых правительствах Израиля. Принято говорить о мистике власти. Нет мистики власти, есть суеверие власти.

Эдуард Бормашенко: Суеверие политики Читать далее

Эдуард Бормашенко: И наступают выборы и лес

Для страны лучше, чтобы Натаниягу ушел. Если власть не меняется, страну засасывает трясина коррупции. Биньямин Натаниягу, будучи человеком необычайно политически одаренным, окружил себя кромешными бездарностями. Бездари и погубили Натаниягу. Эпоха Биби заканчивается.

Эдуард Бормашенко: И наступают выборы и лес Читать далее

Эдуард Бормашенко, Анатолий Добрович: Памяти Михаила Юдсона

Он был литератором, ибо беззаветно любил литеры, буквы (какая страшная, темная сила прячется в языке: какой именно завет отменяет «беззаветность»?). И только русские, кириллицу. Часто повторял вслед за Довлатовым: какое счастье, что мне ведома кириллица. В кириллице и прожил жизнь.

Эдуард Бормашенко, Анатолий Добрович: Памяти Михаила Юдсона Читать далее

Эдуард Бормашенко: Литературный обзор VI

В науке контакт с китайской цивилизацией оставляет еще горшее разочарование. Потный вал китайского вдохновения выносит в научные журналы миллионы никчемных статей. Они не всегда ошибочны, но слишком часто в них нет ничего нового. В науке на виртуозности далеко не уедешь.

Эдуард Бормашенко: Литературный обзор VI Читать далее

Эдуард Бормашенко: Музыка на шпильках

Появление в самой большой политике обворожительных деятелей-красавчиков типа Зеленского, отнюдь не случайно; сегодня то, как выглядит политик, отнюдь не менее важно, чем то, как и что он говорит. Гибель умения говорить, вполне естественно повлекла за собой отмирание умения слушать.

Эдуард Бормашенко: Музыка на шпильках Читать далее

Эдуард Бормашенко: У Свободы нет возраста

Наш главный праздник — праздник Свободы. Рабби Сакс в своих комментариях на Тору не устает говорить о том, что иудаизм, как никакая другая религия освятил и вознес Свободу.

Эдуард Бормашенко: У Свободы нет возраста Читать далее