Михаил Юдсон: Узлы судьбы

Дина Рубина в своей прозе рисует-прослеживает связи и причины, встречи и расставания, разрывы и завязи — узлы судьбы. Каковые узлы разумное вьючное существо еще и должно тащить — на своем горбу…

Михаил Юдсон: Узлы судьбы Читать далее

Михаил Юдсон: Ягоды познания

Главная героиня Надежда — редактор поздне-средних лет в солидном московском издательстве, все давно понявшая и усвоившая, иронично-разочарованная. Постбальзаковский возраст позволяет ей взирать на человеческую комедию если и не свысока, то как-то сбоку — и это пройдет, а остальное побоку.

Михаил Юдсон: Ягоды познания Читать далее

Михаил Юдсон: Стрела пространства

Генис искренне старается привечать читателя — плотность текста, отсутствие пустот (глотнуть!..) отнюдь не затрудняют чтение, наоборот, страницы катятся на диво радостно. Эта книга для всех, и ни для кого не секрет, что вот так писать наиболее трудно.

Михаил Юдсон: Стрела пространства Читать далее

Михаил Юдсон: Поперек обрыва

Высоцкий при всей невероятной популярности постоянно оказывался «вне игры», «в загоне», изгоем и изгнанником в родной стране — за то лишь, что «творил и мыслил, и дерзал». Не зря здесь очень к месту возникает философ-неугодник Николай Бердяев: «Холодное чудовище государства».

Михаил Юдсон: Поперек обрыва Читать далее

Михаил Юдсон: Рисунок слов

Ирина Маулер уже много лет живет вне России, но Россия неизменно остается в ее сердце, и такая жизнь в двух языковых и бытовых культурах накладывает свой неповторимый отпечаток на все творчество автора.

Михаил Юдсон: Рисунок слов Читать далее

Михаил Юдсон: Русская утопия Николая Носова

Ну хорошо, отсутствуют хитровыделанные отщепенцы кацы с рабиновичами — ладно, не заслужили, поросята, плохо вели себя в теремке. Но куда запропастились простодушно-неизменные, от веку симбиозные тараски шевченки и ринатки послебалаулины? Где, на худой конец, белобрысые петерсы с лацисами?..

Михаил Юдсон: Русская утопия Николая Носова Читать далее

Михаил Юдсон: Звезда заветная

… в многомирной и многомерной книге Павля Амнуэля попадаешь в такой водоворот жизненных коловращений (рассказ «Ветви»), в такую детективную воронку-мышеловку («Зеленый луч»), что только множественными головами успевай вращать при чтении — автор не дает ни отвлечься, ни угадать развязки.

Михаил Юдсон: Звезда заветная Читать далее

Михаил Юдсон: Птицецветье

Сегодня, когда стихосодержащего продукта хоть залейся, уже переливается за край — трудно скользящему глазу зацепиться за натуральное, не паленое. Тексты так и мельтешат, наваливаются мрачной тучей, как птицы у Хичкока — жизнь коротка, а искусство увечно, увы…

Михаил Юдсон: Птицецветье Читать далее

Местечко Шагала. Интервью Галины Подольской Михаилу Юдсону

Наше предложение: назвать «Площадью Марка Шагала» небольшое место между домом Анны и Альберта Тихо, где неоднократно бывал художник, и домом Рава Кука, встречу Шагала с которым описывает Шай Агнон. Однако, как сообщил Нир Баркат, согласно инструкции, выбор места определит муниципальная комиссия.

Местечко Шагала. Интервью Галины Подольской Михаилу Юдсону Читать далее

Михаил Юдсон: Морская ель

Книга и оформлена заморски-диковинно, обложка художника Ирины Френкель погружает нас в босхов прозрачный пузырь, загадочный хрустальный шар — будто смотришь в иллюминатор батискафа кафкианского, подводной колесницы-джаггернаутилуса…

Михаил Юдсон: Морская ель Читать далее

Михаил Юдсон: Вечный бой

Это в консерватории может быть что-то не в порядке, а в лагерях, видимо, полный порядок; такая закалка, что на жизнь хватает — взять хоть тех же замечательно-стойких интеллектуалов Натана Щаранского и Юлия Эдельштейна…

Михаил Юдсон: Вечный бой Читать далее

Ирина Маулер, Михаил Юдсон: Зерно музыки

«Слушателям и моим зрителям я желаю ценить своё время и тех, с кем общаетесь. Это самое ценное — вернуть ваше время НИКТО уже не сможет. И, безусловно, беречь своё здоровье и здоровье своих близких — это самое дорогое».

Ирина Маулер, Михаил Юдсон: Зерно музыки Читать далее

Михаил Юдсон: Там жили

Набоков, Бродский и любимый мой Ремизов внесли свою каплю-бочку меда именно и только в язык… но никак не в навязшую в мозгах березовую кашу из топора культяпой ура-культуры троешников… с ее глянцевыми троицами, триадами, тройками и тремя источнико-составными частями с прицепом на троих.

Михаил Юдсон: Там жили Читать далее

Ирина Маулер, Михаил Юдсон: Не оборвав связующую нить, или Горизонты Зорина

«Способности даруются свыше, но бывает и так, что остаются не реализованными. И только будучи помноженным на труд, небесный дар раскрывается в полной мере, да и то не всегда — талантам надо еще и помогать.»

Ирина Маулер, Михаил Юдсон: Не оборвав связующую нить, или Горизонты Зорина Читать далее

Михаил Юдсон: Вечное извлечение

И пусть Роза Ляст раз за разом подчеркивает, что история ничему не учит человечество, и хоть кол на голове теши, а нипочем не заставишь этих двуногих двоешников извлекать уроки — в корне с ней не согласен.

Михаил Юдсон: Вечное извлечение Читать далее