Джонатан Сакс: Творение: откуда мы пришли? Перевод Бориса Дынина

Макрокосм вселенной, микрокосм человеческого генома неизмеримо усилили наше чувство удивления перед Вселенной. Именно это демонстрирует глубину мысли Маймонида… если вы хотите достичь любви и страха перед Богом, — или того, что сегодня мы называем благоговением и чувством чуда, — изучайте естественные науки.

Джонатан Сакс: Творение: откуда мы пришли? Перевод Бориса Дынина Читать далее

Евгений Белодубровский: Небывальщина

Вот скажите, случалось ли кому испытывать в какой-то момент жизни, в быту особый род назойливого любопытства к чему-то, с одной стороны совершенно Вас никаким боком-припеком не касаемого, а с другой, — совершенно не дающего Вам покоя, пока не разрешиться…

Евгений Белодубровский: Небывальщина Читать далее

Инна Беленькая: К вопросу о двух типах мышления

Древнее мышление не знало отвлеченных понятий. Способность абстрагировать, обобщать и группировать предметы соответственно тому или иному понятию человек приобрел гораздо позднее. Леви-Брюль писал про индейские племена Южной Америки: «Тщетно было бы искать у них слова для отвлеченных понятий»…

Инна Беленькая: К вопросу о двух типах мышления Читать далее

Александр Орфис: Последняя ночь Данилы Жидовина

Убили моего сына так же, как убили отца! Разрубили саблями, растерзали крючьями и бросили псам! Тогда я поклялся, что со мной такого не будет! И стал католиком, лютеранином, православным… А в турецком плену крикнул шахаду. Но всё равно всегда для всех оставался — Jude, Żyd, Žydas, яхуд, жидовин.

Александр Орфис: Последняя ночь Данилы Жидовина Читать далее

Семен Резник: Линия света

Самое отрадное состоит в том, что писатель встречает «круглый» юбилей полным творческих сил. Можно не сомневаться, что он порадует нас еще многими яркими произведениями. Поздравляем тебя, дорогой Давид, желаем здоровья, энергии и новых творческих свершений.

Семен Резник: Линия света Читать далее

Инна Беленькая: О лекции Роберта Сапольски

Умонастроение и поведение первобытного человека в плане психопатологии можно сравнить с состоянием тревожно-бредового настроения у душевнобольных, которое служит предвестником острых психотических расстройств. Для первобытного человека характерна боязнь всего нового, отвращение к изменениям, нарушающим его привычки.

Инна Беленькая: О лекции Роберта Сапольски Читать далее

Лев Мадорский: Во сне и наяву, или Как увеличить продолжительность жизни

Mы проводим во сне треть жизни. Где-то около 30 лет. Между тем, легко подсчитать. Даже уменьшение сна (разумеется, без вреда для здоровья) всего на один час увеличило бы продолжительность жизни, как минимум, на три года. По моему мнению, изобретатели такого средства заслужили бы Нобелевскую премию.

Лев Мадорский: Во сне и наяву, или Как увеличить продолжительность жизни Читать далее

Виктор Зайдентрегер: Восемьдесят лет спустя

От служителя я узнал, что в 13:30 ожидается возложение венка Послом России. Q съездил домой и вернулся к половине второго. Посол ещё не прибыл, но теперь вместо двух десятков каркасов стоял лишь один с Российским венком. Стало понятно, что никто другой не будет склонять голову перед памятью советских воинов.

Виктор Зайдентрегер: Восемьдесят лет спустя Читать далее

Эдуард Гетманский: Нация Нобелевских лауреатов

Мощный интеллектуальный потенциал еврейской нации не возник из ниоткуда. Народ, прошедший через неимоверные трудности, вечно гонимый и вечно попрекаемый, смог научиться уважать себя, ценить умные и тонкие решения. Тысячелетия иудаизм учит еврейских детей грамоте, свободе духа и творческому отношению к прочитанному.

Эдуард Гетманский: Нация Нобелевских лауреатов Читать далее

Мирон Амусья: Образец подражания

Ещё в 2004 мы с проф. М. Перельманом, сейчас покойным, предложили «сингапуризировать» Газу, уже тогда бывшую для Израиля источником головной боли. Я с большим трудом нашёл эту заметку в сети, перечитал, и подумал, что план для них, рядовых газоватов, не главарей, и сейчас был бы вполне неплох.

Мирон Амусья: Образец подражания Читать далее

Михаил Идес: Диалоги с Организмом. Продолжение

Нам, совкам, всегда легче, когда кому-то тоже плохо или ещё хуже… Потеряли всех стариков, коптящих небо новой России. Воевали, вкалывали, горбатились они в другой стране, у сегодняшней страны, как оказалось, нет ни моральных, ни материальных долгов перед ними, ещё живущими за чем-то.

Михаил Идес: Диалоги с Организмом. Продолжение Читать далее

Лев Сидоровский: Вспоминая…

Нестерпимо голодно, невыносимо холодно, но педагоги понимали: нельзя допустить, чтобы мальчишки и дев­чонки пропускали занятия, потому что, когда они здесь, вмес­те, переносить лишения легче… Они сидели в пальто, в шапках, с синими тенями под глазами, и прорубали в застывших чернильницах ледок, чтобы обмакивать перья.

Лев Сидоровский: Вспоминая… Читать далее

Владимир Янкелевич: Кавказская мельница. Окончание

Он прошел большую школу жизни, повидал уже тюрьмы, обыски и слежки. Так что, самим нутром, животным инстинктом своим чувствовал опасность. Коба прекрасно понимал, что этот Мешади Кязым не простой мокрушник, на которого можно спокойно натравить кого-то другого. Нужно было что-то предпринять, но что!?

Владимир Янкелевич: Кавказская мельница. Окончание Читать далее

Татьяна Хохрина: Боже, храни Королеву!

Она не принадлежала к высшему обществу, но относились к ней чрезвычайно уважительно, а моя дочь в детстве считала Дорис путешествовавшей инкогнито английской королевой. Сейчас, когда я вижу ныне царствующую особу, сравнявшуюся с Дорис по возрасту, я часто думаю, что дочка не сильно заблуждалась.

Татьяна Хохрина: Боже, храни Королеву! Читать далее

Илья Ройзен: Памяти друга

Природа не поскупилась — она щедро наделила Борю разносторонними талантами. И если бы он не был отличным физиком, то стал бы, скорее всего, незаурядным поэтом и/или писателем (или артистом, как его внук). Собственно говоря, он, так сказать, по совместительству всем этим и был…

Илья Ройзен: Памяти друга Читать далее

Эдуард Бормашенко: Невозможность Разговора

Умение вслушиваться и слышать занимает совершенно особое место в еврейской традиции… Известно, сколь неохотно, под давлением исторических обстоятельств, мудрецы согласились записать устную Тору, вполне сходясь с Платоном в том, что сам факт записи устной традиции приведет к утрате смыслов.

Эдуард Бормашенко: Невозможность Разговора Читать далее

Игорь Волошин: Национальные парки Америки. Парки штата Юта — 3

Индейская легенда гласит, что группа людей, проходящая через ущелье, рассердилась на негостеприимных койотов, и в отместку койоты превратили людей в камни. Если приглядеться, то действительно можно увидеть фигуры сидящих, стоящих или поддерживающих друг друга людей.

Игорь Волошин: Национальные парки Америки. Парки штата Юта — 3 Читать далее

Кинорецепт от Бориса Бермана. «Крестная мама»

Это какое-то диво дивное, удовольствие в чистом виде. Веселое авантюрное кино. А что ещё нужно чтобы забыться на 1 час 44 минуты? 104 минуты легкой кинонаркоты. А там ещё и Париж. Живой, беспечный, наполненный машинами, люди куда-то торопятся… И все без масок.

Кинорецепт от Бориса Бермана. «Крестная мама» Читать далее

Михаил Ривкин: Недельный раздел Балак

Образ танахического Билама удерживает все главные черты «Билама из Дер Алы» — умение пропеть «к случаю» величественный гимн. Но, при этом, это образ сложный, противоречивый, далеко не однозначный. Суровая тень служения чужим богам омрачает и затмевает несомненные достоинства.

Михаил Ривкин: Недельный раздел Балак Читать далее

Борис Гулько: «Танатос» Западного мира

Израиль в своей недолгой истории наносил сам себе время от времени тяжёлые увечья, заключив «ословский» договор с Арафатом или создав в Газе ХАМАСстан. Остаётся надеяться, что лево-правое правительство Лапида-Беннета рассыплется до того, как успеет причинить национальным интересам своей страны слишком большой ущерб.

Борис Гулько: «Танатос» Западного мира Читать далее

Арье Барац: Культ неверности («Балак»)

Трудно найти древний народ, религия которого не предписывала бы ему, по меньшей мере, в определенные праздничные дни, участвовать в оргиях (сатурналии). Другими словами, существует выраженная корреляция между моногамией и монотеизмом с одной стороны и полигамией и политеизмом — с другой.

Арье Барац: Культ неверности («Балак») Читать далее