Дмитрий Раскин: Верная

Бабушку свою, Ривку Марковну Вайсфиш (я тогда еще не знал, что она на самом деле не Марковна) я застал уже старенькой и больной. С какого-то возраста начал принимать участие в уходе за ней. А после того, как Инна, моя старшая сестра, вышла замуж и перестала жить с нами, мне пришлось …

Дмитрий Раскин: Верная Читать далее

Наум Вайман: МИР ВАМ (Шалом алейхем)

ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Цахи (армейская кличка), премьер-министр и Национальный Герой, — высокий, обаятельный мужчина лет семидесяти. Часто в смущении подтягивает штаны.  Лия, жена премьер-министра (Хозяйка) — решительная и властная женщина.  Крот, министр иностранных дел — неутомимый интриган и соперник Национального героя. Признанный «интеллектуал» среди политиков, часто ходит с книжкой, и …

Наум Вайман: МИР ВАМ (Шалом алейхем) Читать далее

Олег Кац: Папина скрипка

Я стал рассматривать скрипку и обнаружил внутри наклейку… волосы у меня встали дыбом. Она была напечатана на знакомой мне бумаге verge ручной работы отчетливыми латинскими буквами и торжественно гласила: Antonius Stradivarius Cremonensis. Faciebat Anno 1719. Коробочка с прозрачной ароматной канифолью была надписана Blue double-bow rosin, с эмблемой в виде двух …

Олег Кац: Папина скрипка Читать далее

Александр А. Локшин: Комплексы профессора Кислощеева

Продолжая рыться в бумагах профессора, я наткнулся на его юношеские литературные опыты (довольно слабые, на мой взгляд), а также на отдельные соображения о писательских приемах и природе писательского мастерства. Соображения эти вовсе не показались мне лишенными смысла, хотя сам Кислощеев воспользоваться ими, как я убедился, был неспособен. Никакой даты на …

Александр А. Локшин: Комплексы профессора Кислощеева Читать далее

Михаил Ковсан: Крысиный сон в контексте безумия

Сидел, вспоминал, хотелось курить, хотелось встать и, всё бросив, домой возвратиться. Домой — это куда, это к кому? Дом сгнил, развалился. Бабушка с мамой на кладбище. Остались крысы и их предводитель Главный Крысёнок, повсеместно за всем, гнусно прищурившись, наблюдающий. Хотя чему удивляться? В крысиной стране и пахан должен быть крысой.

Михаил Ковсан: Крысиный сон в контексте безумия Читать далее

Григорий Крошин: Как я был в независимом жюри

Не-е, старик, так не годится. Остальные уже мне про себя все сказали. Москвичка заранее продиктовала, чтоб обозначил ее «самым успешным режиссером всей России», кукольник из Потсдама прислал смс: мол, он «лауреат Общеафриканского фестиваля теней и марионеток», поэтесса-мистичка просит объявить ее «одним из основателей всемирного ПЕН-клуба», а этот массовик из Саарбрюккена …

Григорий Крошин: Как я был в независимом жюри Читать далее

Александр А. Локшин: Кислощеев и швабры

Так вот, в субботу, как раз накануне так называемого дня (нрзб), меня и некоторых других профессоров, а также всех поголовно доцентов и аспирантов вызвали в начальственный кабинет и велели отправиться в соседний корпус. Там нам должны были объяснить цель нашего прихода.

Александр А. Локшин: Кислощеев и швабры Читать далее

Валерий Рапопорт: Две сказки

Слонёнок, кролик, Одесситка и Джиник решили в свой выходной отдохнуть и посетить боулинг в городе Темс. В боулинге было как раз четыре свободных места за столом, где уже сидела пожилая пара. Друзья попросили их объяснить, как играют в боулинг.

Валерий Рапопорт: Две сказки Читать далее

Александр А. Локшин: Уравнение Кислощеева — Эйнштейна

Затем профессор переходит к рассмотрению энергии природных катаклизмов, таких как землетрясения, наводнения и извержения вулканов. Профессор справедливо отмечает, что природно-климатические изменения, вызываемые этими процессами, не следует называть разрушениями, поскольку к их возникновению ни подлость, ни глупость не имеют отношения. Так, по крайней мере, принято считать в современном естествознании. Поэтому в …

Александр А. Локшин: Уравнение Кислощеева — Эйнштейна Читать далее

Михаил Ковсан: Sky of blue and sea of green в контексте безумия (окончание)

Это утром. К вечеру из радио потянуло дымком — наверняка где-то страшно горело, лёгкой тревогой — началась жуткая паника, едва ощутимым запахом трупным — была масса погибших. Бес искушал: то выключить, то включить, противостоять в такое бесовское время ему было очень и очень не просто. Но — удалось. И время, …

Михаил Ковсан: Sky of blue and sea of green в контексте безумия (окончание) Читать далее

Александр А. Локшин: Интересный способ

— Ну что, — спросил я. — Цепляюсь за жизнь, — сказал он. — Почему? — не унимался я. Естественно возникшая между нами иерархия давала мне право знать. Вместо того, чтобы рявкнуть: «по кочану», он тихо сказал: “Есть причина” (и объяснил, в чем дело).

Александр А. Локшин: Интересный способ Читать далее

Галина Феликсон: Чужая мама

Слух о том, что молодой красивый мужчина стал холостяком, взбудоражил весь незамужний женский состав заводоуправления. Борису, поглощенному собственными проблемами и заботами, было не до женского внимания. Но иногда особенно настойчивые дамы добивались встречи с ним. На эти свидания мужчина их желаний приходил, держа за ручку маленького ребёнка. Растерянные поклонницы, торопясь …

Галина Феликсон: Чужая мама Читать далее

Михаил Ковсан: Sky of blue and sea of green в контексте безумия

Sky of blue and sea of green в контексте безумия Михаил Ковсан                                                                                                                                     В. К. История… слово, принятое от древних почти во все европейские языки, вообще в значении того, что было или есть, в противоположность сказке, басне… Слово история иногда значит происшествие, приключение, случай, встреча, неприятность (Толковый словарь живого великорусского …

Михаил Ковсан: Sky of blue and sea of green в контексте безумия Читать далее

Александр А. Локшин: Завтра гости и Подозрение

Видишь ли, Саня, заметил я за собой такую странную вещь. Что, бывало, сделаю какую-нибудь глупость и сам понимаю, что глупость сделал. А в следующий раз опять делаю ту же самую глупость, хотя осознаю. И так много раз подряд. (А что за глупость — не хочу говорить.) Выходит, что веду себя …

Александр А. Локшин: Завтра гости и Подозрение Читать далее

Борис Швец: Советское братство, или было у отца три сына…

Вскоре вся семья переехала из магаданской области в центральную часть России, а еще через несколько лет третьему, младшему  брату настала пора получать паспорт. К тому времени  условия изменились, и он стал по паспорту евреем. Вот и живут на свете еврей, русский и украинец, трое родных братьев из советской семьи братских …

Борис Швец: Советское братство, или было у отца три сына… Читать далее

Галина Феликсон: Лестница в бесконечность

Человек стоял перед ступенями лестницы, уходящей в бесконечность. Впрочем, он ещё не знал, что он человек. Тем более ничего не смыслил в бесконечности. Его плоский мир состоял из резких запахов, тихих шорохов и мельканья теней, крадущихся или бегущих.

Галина Феликсон: Лестница в бесконечность Читать далее

Никита Николаенко: Дань спорту

Еще подростком я начал тренироваться фехтованием на саблях у знаменитого тренера Комиссарова в Лужниках. Три года отдал этому делу. Но это было еще подростковое увлечение, приятели ходили — и я ходил. А вот, осознанные тренировки начались позднее. Хорошо помню их начало.

Никита Николаенко: Дань спорту Читать далее

Александр А. Локшин: Телефонный звонок

Кстати, на домашнем телефоне определителя номера у него не было. Поздно вечером кто-то позвонил и, когда он ответил, этот кто-то тут же положил трубку. Кто это был, осталось неизвестным. А ответил он уверенным голосом, в котором не чувствовалось тоски, страха, безнадежности и много чего другого. И человек на другом конце …

Александр А. Локшин: Телефонный звонок Читать далее

Людмила Кантор-Хазина: Старуха

Старуха совершенно бесполезная. Она все чаще сидит в холле или возле дома, дышит, смотрит. Люди проходят, какая-то жизнь. Приветливо здоровается, малословно разговаривает с соседями. Больше сидит молча. О чем-то думает, но думы, похоже, без глубокого погружения. Когда не на улице, дома, включает телевизор — русскую программу.

Людмила Кантор-Хазина: Старуха Читать далее

Галина Феликсон: Семейный кружок

Группа молодых людей, поздним вечером прибывших в Израиль, утром стояла на выложенной светлыми плитками дорожке и удивлённо смотрела по сторонам. Вокруг цветы на газонах, на кустах, на деревьях. Аккуратные беленькие домики окружены садиками. Тепло. По зелёной травке расхаживают непуганые птицы с цветными гребешками на головках.

Галина Феликсон: Семейный кружок Читать далее

Валерий Рапопорт: Две сказки

Модел всегда танцевала танец «Я гадючка» в трактире ведьм, сделав очередную пакость. В этот раз — медведю, натравив на него пчёл. Вскоре в трактир вошли Джиник и Одесситка и сели за столик. Модел замерла от неожиданности, увидев Одесситку. Успокоившись, она подсела к ним за столик.

Валерий Рапопорт: Две сказки Читать далее